Читать онлайн Козырной туз, автора - Мецгер Барбара, Раздел - Глава 16 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Козырной туз - Мецгер Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.12 (Голосов: 16)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Козырной туз - Мецгер Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Козырной туз - Мецгер Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мецгер Барбара

Козырной туз

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 16

Нелл вышла из дома неторопливой походкой. Из дома лорда Карда.
Застав адвоката графа, мистера Силбигера, она пригласила его на ужин.
Идя по коридору, Нелл напомнила себе, что нужно сказать Редферну, чтобы определил, кто и где будет сидеть за столом, и предупредил кухарку, что они ждут еще одного гостя.
Старик дворецкий все знал, но не сказал ей. Ведь он теперь работает на лорда Карда.
Они все тайно объединились против нее: родственник, подруга, слуга. Не хватало еще, чтобы тетя Хейзел переметнулась на их сторону! Впрочем, что на уме у тети Хейзел – тайна за семью печатями. Эта женщина не могла не знать о завещании дяди Амбо, поскольку он приходился ей родным братом. Если дядя Амбо забыл сообщить об этом тете Хейзел при жизни, он мог послать ей весточку позже, из загробного мира. Может быть, именно потому, что тетушке все было известно, они с Филаном и недолюбливали друг друга. Хотя виду не подавали. Поэтому Нелл по-прежнему терзали сомнения.
Тетю Хейзел еще можно понять и простить ей ее забывчивость. Женщина не в ладах с реальностью, правдой и логикой. Но Филан? Может быть, у него тоже не все в порядке с головой? Может быть, он заблуждается? И невольно обманывает Нелл и окружающих, раздувая свою собственную значимость и считая себя помещиком. Видимо, он не сомневался в том, что земля принадлежит ему, раз так надменно и бесцеремонно вел себя. А может быть, он был уверен, что его никогда не уличат во лжи, поскольку Алекс живет далеко. Нелл терялась в догадках.
Она была в полной растерянности. Ей казалось, что она стоит На самом краю бездны и вот-вот сорвется вниз.
Ее дом не принадлежит ей. Брат оказался вором. Тот, кого она с детства боготворила, лжет и манипулирует людьми в своих интересах. Он труслив как заяц. Нелл для него – бедная родственница, которую он хочет отослать подальше и выдать замуж за какого-нибудь болвана. Ему она не нужна. А ведь она чуть не полюбила Карда. Граф улыбается ей, как будто они друзья, с ним интересно поговорить. Он может задержать ее руку в своей, прикинувшись влюбленным. Но ему не нужна глупышка Нелли Слоун. И никогда не будет нужна. Он готов подкупить любого нуждающегося в деньгах жалкого лордика, чтобы всучить ему Нелл, словно лежалый товар, а потом вычеркнуть ее из своей жизни.
Нелл готова была влюбиться в него, а если быть до конца откровенной, уже влюбилась. Еще вчера при одном воспоминании о его улыбке, искрящихся глазах, шутливых разговорах, о его душевной теплоте ей хотелось броситься Алексу в объятия.
Она прикажет сердцу разлюбить его. Разумеется, это не так просто, как выбрать новое платье. Или компаньонов для путешествия. Для этого нужны сила воли и выдержка, думала Нелл, а также страх, что сердце будет раздавлено начищенными до блеска щегольскими туфлями его сиятельства. Юна неровня графу. Они даже не друзья. Сегодня Нелл убедилась в этом. А любовниками никогда не станут. Нужно быть такой же сумасшедшей, как остальные ее родственники, чтобы поверить в возможность для них другого варианта отношений, поверить в несбыточную мечту.
Как только Нелл отошла от дома настолько далеко, чтобы ее не было оттуда видно, она подобрала юбки и побежала. Она бежала со всех ног, стараясь преодолеть охватившие ее отчаяние и разочарование. И остановилась, лишь когда запыхалась. Она поняла, что на свете есть одна-единственная душа, которой можно доверять. Которая любит ее, невзирая на то, есть у нее приданое, титул или полезные знакомства. Кто никогда не солжет ей и не разобьет ей сердце.
Га-га.
Возможно, Нелл поступила глупо, взяв с собой в деревню гуся. Ведь она не собиралась его продавать.
Пригласив на ужин сэра Чонси Гейнза, она совершила еще одну глупость. Однако что сделано, то сделано. Судя по всему, Алекс не в восторге от своего старого приятеля, что для Нелл говорило само за себя.
Уэллсли с гордым видом восседал на телеге, запряженной ослом, словно был королем здешних окрестностей. Сэр Чонси важно разгуливал по Кингстон-апон-Гуллю, словно по Гайд-парку. Алекс говорил, что баронет постоянно на мели, и запретил пускать в Амбо-Коттедж этого столичного щеголя.
Не слишком ли много берет на себя Алекс? К сожалению Амбо-Коттедж принадлежит ему. Но разве Алекс не сказал Нелл, что она может считать его своим домом так долго, как пожелает? В таком случае она вольна приглашать к себе кого хочет. И сколько бы гостей Нелл ни пригласила, она не обязана спрашивать на это разрешения у несносного, высокомерного болвана. Под несносным болваном, разумеется, подразумевался тот самый человек, которого она не должна любить, а не сэр Чонси, полюбить которого она не могла. Самодовольный, любящий рисоваться баронет был пустым щеголем, а не подлым и низким обманщиком.
Сэр Чонси скучал в деревне и обрадовался этой случайной встрече. Он разузнал, что в Амбо-Коттедже гостят Апстон и его дочь. Сэр Чонси не слышал, что финансовый корабль герцога дал течь и пошел ко дну. Глядя на роскошные наряды леди Люсинды, никому бы это в голову не пришло. Что же до герцога, то он вел себя так же надменно, как и раньше. С сэром Чонси его светлость никогда не играл в карты. Приятель Алекса не был вхож в высшие круги общества, поэтому ни разу не видел, чтобы его светлость проигрывал. Кредиторы герцога, такие же знатные и благородные, как лорд Кард, не из тех, кто сплетничает. Поэтому, сточки зрения баронета, леди Люсинда Эпплгейт была лакомым кусочком – ягодкой, вполне созревшей, чтобы ее сорвать.
Разумеется, в Лондоне дочь герцога не удостоит сэра Чонси и взглядом, но здесь, в глуши, где нет других развлечений – ни изысканной компании, ни умной беседы, – она может обратить на баронета внимание. И тут уж он не упустит свой шанс.
Однако сэр Чонси не принял в расчет лорда Карда. Этот мужчина был ранен, к тому же равнодушен к леди Люсинде. Если бы графа заинтересовала наследница состояния, в Лондоне он заполучил бы ее по первому требованию. Поговаривали, будто лорду Карду женщины сами вешаются на шею. И неудивительно: какая женщина не захочет стать богатой графиней?
Даже если леди Люсинда гостит в Амбо-Коттедже, сэр Чонси был готов биться об заклад, что она приехала вовсе не по приглашению Карда. Готов был поклясться своим здоровьем, что наследница не интересует графа. Возможно, Кард сейчас не в лучшей форме, поскольку ранен, но сэр Чонси знал, что у Алекса твердая рука и в умении владеть пистолетами на Мантонском стрельбище ему нет равных. Однако проявление знаков внимания, а также ухаживание за этой леди не может быть рассмотрено графом как незаконная охота в чужих владениях.
Молодой повеса сомневался, что-то же самое можно сказать о его ухаживании за другой юной девушкой, которая являлась еще одной причиной, по которой сэр Чонси застрял в Кингстон-апон-Гулле. И эта причина не имела ничего общего с вероятностью встретить здесь леди Люсинду, которой может прийти в голову прогуляться по здешним убогим магазинчикам. Именно по этой причине баронет сидел в гостинице «Королевский герб», сторонясь любвеобильной красавицы официантки. То, что друг прогнал его из Амбо-Коттеджа, подальше от мисс Слоун, подогрело интерес баронета к девушке. Впервые в жизни его заинтересовала бесприданница. Заодно он собьет спесь с Карда. Что тоже заманчиво. Если сэр Чонси не сможет добиться благосклонности наследницы, он сорвет поцелуй-другой у кого-нибудь попроще. Пока Кард болен и не может ему помешать.
Сэр Чонси сидел в общей комнате гостиницы за столиком у окна. Размышляя о том, что запретный плод сладок, дан взял с подноса кусок малинового пирога. Выйдя за дверь, стал бросать куски пирога гусю, который пугал стоявших рядом лошадей и оглушал прохожих громким гоготом.
К моменту когда мисс Слоун вышла из аптеки со свертком под мышкой, гусь клевал с руки сэра Чонси.
– Ах, как это мило с вашей стороны! – восхищенно воскликнула она.
Сэр Чонси мысленно похвалил себя за находчивость. Да же если ему придется выбросить исклеванные гусем дорогие перчатки в мусорный ящик, игра стоит свеч.
– Вы зовете меня на ужин? Буду счастлив принять ваше приглашение.
Граф Кард не собирался сдаваться. Хочет Нелл того или нет, она заслуживает лучшего. Пусть даже не рядом с ним. Увидев ее в гневе, граф не разочаровался в ней. Напротив, он был рад, что она не принадлежит к числу бессловесных рабынь, которые во всем потакают мужчине. Уж лучше Алекс купит себе попугая, чем свяжется с такой женщиной.
Ему нужна жена, с которой можно поговорить о чем угодно, которую можно слушать бесконечно. Ему нужна женщина, которая будет ему хорошей советчицей. Ведь в его обширном графстве ему приходится принимать множество всевозможных решений. Кард хотел восхищаться умом своей жены в той же степени, в какой он будет восхищаться ее телом.
Он все больше и больше думал о Нелл, чье худенькое тело влекло его гораздо больше, чем роскошные формы его любовницы.
Сейчас Нелл его ненавидит, но это лишь подлило масла в огонь. Она бросила графу вызов. Он должен помочь ей преодолеть страх перед большим городом и перед высшим обществом, помочь избавиться отложного чувства долга перед братом и недоверия к нему, Алексу. Лорд Кард богат и знатен. Для многих невест граф – вожделенный приз в брачном соревновании. А когда он берется за какое-то дело, у него появляется поистине бульдожья хватка. Он обязательно завоюет Нелл.
Но прежде всего ему надо каким-то образом избавиться от леди Люсинды и ее отца.
– Не забывайте уклоняться от ударов, – напутствовал Стивз хозяина. – Ваш ослабленный травмами организм не выдержит новых ушибов. Я посоветовал бы его сиятельству снять очки, но в таком случае вы не увидите, что вам грозит.
– Можно совершить прогулку по саду мадам Амбо, – сказал Редферн, который никогда не выходил из дому. – Там меньше предметов, которыми можно кидаться.
– Напротив. Там камни, грязь и кое-что похуже! – в ужасе воскликнул камердинер, натирая до зеркального блеска и без того сверкающие чистотой ботинки графа Карда. – Вы только представьте себе, во что превратится одежда его сиятельства!
В разговор вмешался мистер Силбигер, который сидел в гостиной Алекса, разложив папки и бумаги:
– Сообщите им обо всем во время чая. При мадам Амбо, леди Хаверхилл, мистере Пибоди и слугах ни одна леди не забудется настолько, чтобы устроить сцену в присутствии такого множества людей.
Стивз кивнул:
– Его светлость тоже не станет скандалить.
Алекс, как обычно, пошел по пути наименьшего сопротивления. Послал записку.
На своей жалкой повозке Нелл возвращалась домой в сопровождении сэра Чонси, который ехал верхом на щегольском кауром жеребце, стыдясь, что едет рядом с повозкой, запряженной ослом, в глубине души надеясь, что его никто ре узнает. К тому времени, когда они добрались до Амбо-Коттеджа; всхлипывания горничной леди Люсинды сменились непрерывным хныканьем, резная деревянная шкатулка для всякой всячины была разбита, а обычно прилизанные, с методически четким пробором, волосы мистера Пибоди стояли дыбом – секретарь в спешке готовился к отъезду.
– Уже уезжаете? Так скоро? – обратилась Нелл к леди Люсинде после того, как Редферн с недовольным видом повел баронета в дом. Редферн всегда был чем-то недоволен, поэтому Нелл не обратила на это внимания. Но она не могла the заметить разбросанную одежду и открытые дорожные чемоданы в комнате леди Люсинды, а также забившуюся в угол горничную. – Вы же только что приехали. Как же так? Я думала, в эту пятницу мы с тобой посетим деревенское собрание, сходим в церковь, пройдемся по магазинам. С Манчс-Хилл открывается прелестный вид на деревню. Там прекрасное место для этюдов. А на завтрашний чай нас всех пригласила миссис Маони.
Люсинда одарила Нелл ледяным взглядом.
– Двух дней, проведенных в деревне, более чем достаточно, – заявила леди Люсинда. – Вполне хватило бы и полдня. Я хотела уехать сегодня же, но отец сказал, что мы не доберемся до приличной гостиницы раньше ночи.
– Ах, как жаль!
– Да ты радоваться должна. Теперь граф в твоем распоряжении.
Нелл бросила взгляд на горничную, которая, сделав торопливый реверанс, воспользовалась моментом и выпорхнула из комнаты.
Нелл подняла шляпку с перьями, опасаясь, как бы леди Люсинда, в гневе швырявшая в чемоданы одежду, не наступила на нее.
– Я думала, граф поедет с вами.
– Так я тебе и поверила! – Леди Люсинда бросила пару атласных туфелек в чемодан, который лежал у ног Нелл.
Нелл поймала туфли и аккуратно положила рядом с чемоданом, ожидая, что горничная принесет оберточную бумагу.
– Хочешь – верь, хочешь – не верь, только не все стремятся заманить в ловушку бедного мужчину.
– Бедного? Ты еще глупее, чем я думала! Сначала отвергла ухаживания нашего дорогого мистера Пибоди, самую респектабельную партию, на какую только ты можешь рассчитывать. А затем с легкостью отказываешься от шанса, который может выпасть раз в жизни. Но жалеть «бедного» Карда так же смехотворно с твоей стороны, как и иметь на него виды.
Нелл свернула скомканную шаль, которая лежала в чемодане.
– Уверяю тебя, я не имею на него видов, даже если бы он соизволил обратить на меня внимание, что само по себе нелепо, как мы обе прекрасно понимаем. Лорд Кард не в моем вкусе. Не нахожу в нем ничего привлекательного.
– Да, он носит уродливые очки, и у него слишком большой нос, – согласилась леди Люсинда. – Что еще тебе в нем не нравится?
– Он не может похвастаться мужеством. – Редферн сообщил Нелл, что Алекс, вместо того чтобы лично сообщить герцогу и его дочери о своем решении, послал им записку. – И честностью.
Леди Люсинда принялась опустошать ящики.
– Тьфу! На честность и мужество не купишь ни драгоценностей, ни экипажа. Мало того что ты всегда была робкой и тихой, Элеонора. Такты еще и безнадежная идеалистка. Мне жаль тебя. – Она вытащила сложенную стопку украшенного кружевами белья и швырнула туда, где стояла Нелл, так что белье пришлось снова аккуратно складывать. – Честных мужчин не бывает. Особенно если мужчине кое-что требуется от женщины. Надеюсь, даже ты понимаешь, что я имею в виду!
Нелл кивнула, и леди Люсинда продолжила:
– Ах, когда дело касается женитьбы, все мужчины становятся трусами.
– Трудно с этим согласиться, учитывая, что многие все равно рано или поздно женятся.
– Только когда их припрут к стенке. Или когда они не могут другим способом получить желаемое, например наследника.
Люсинда разбросала одежду на полу рядом с чемоданом. Нелл хотелось поскорее сбежать отсюда, как недавно сделала горничная. Однако это было бы невежливо с ее стороны. Помахав подвязкой, леди Люсинда бросила ее в Нелл.
– Смелые мужчины долго не живут. Погибают либо на войне, либо на дуэлях. В живых остаются слабаки. Разумеется, неплохо выйти за старика. У богатой вдовы намного больше возможностей, чем у незамужней барышни. В этом Богом забытом месте мне осталось провести всего ночь, а заем я вернусь в Лондон и буду наслаждаться жизнью. – Леди Эпплгейт швырнула Нелл вторую подвязку. – Надеюсь, ты пожалеешь о своем решении!
Единственное, о чем жалела Нелл, – это о том, что сегодня вечером ей придется присутствовать на ужине. Возможно, после ужина у нее разболится голова. Однако Нелл не доставит Алексу удовольствие, дав повод думать, что она так же труслива, как и он.
На самом деле присутствие Нелл за столом не имело значения, поскольку в одно мгновение она превратилась в невидимку. Перед ужином леди Люсинда сидела в гостиной в новом платье с таким же глубоким декольте, что и раньше, и между пышных грудей у нее болталась новая подвеска из подделки драгоценного камня. Неизменной оставалась холодная неискренняя улыбка у нее на лице. Но ее холодность не имела значения. Она владела титулом, была знатной дамой, дочерью герцога, у которого имелось место в палате лордов и наверняка несколько тысяч фунтов на счету. Все прежние поклонники Нелл слетелись к леди Люсинде, как пчелы на мед. Викарий, мистер Пенсуорт, сэр Чонси и даже мистер Пибоди соревновались друг с другом за право принести ей бокал вина или печенье. А Кард хотел, чтобы Нелл поехала в Лондон и стала тенью леди Люсинды…
Она заметила, что перед ужином Алекса не было в свите гранд-дамы. Он пытался вести разговор с леди Хаверхилл, что оказалось нелегким делом.
За столом справа от Нелл оказался герцог. Он уговаривал девушку отправиться с ними в Лондон. Несмотря на то что блюдо из рыбы удалось на славу, его светлость заметно приуныл, обнаружив, что игра в покер, маскарады и балы нисколько не интересуют Нелл. После стакана-другого вина герцог решил переключить внимание на тетушку Хейзел, сидевшую по левую сторону от его светлости.
– Вы и представить себе не можете, сколько удовольствий вам сулит Лондон, – говорил герцог. – Возможно, вы встретите там своих друзей.
– Едва ли мои друзья смогут туда поехать.
Его светлость имел в виду проживающих в Лондоне эмигрантов. Он готов был на все, чтобы получить деньги Карда.
– Разумеется, смогут. Уж чего-чего, а места в нашем лондонском доме предостаточно. А чтобы привезти их туда, можно нанять еще один экипаж.
Тетя Хейзел рассмеялась, а потом захихикала:
– Мои друзья не спят на кроватях и не сидят в экипаже. – Она передала герцогу тарелку с заливным угрем. – По-моему, здесь им лучше. Они вполне довольны жизнью. И я точно знаю, что им не по душе переезды. – Она снова прыснула со смеху. Наблюдая за ними, Нелл запретила Редферну подливать вина тетушке и его светлости.
Оглядывая своих таких разных гостей, Нелл подумала, что если бы викарий оторвал взгляд от декольте леди Люсинды, возможно, он обратил бы внимание на миссис Мэллори из деревни, которая вполне годилась ему в жены. А если приодеть учительниц воскресной школы, любая из них могла бы составить прекрасную партию землевладельцу Пенсуорту, их не испугали бы его озорники сыновья. Хотя в данный момент Пенсуорт ловил взгляд леди Люсинды и так перегнулся через стол, что конец его галстука угодил в имитацию черепахового супа.
Сэр Чонси занимал почетное место рядом с несравненным алмазом герцога – его блистательной дочерью. Он едва притронулся к еде, потому что ухаживал за соседкой по столу, передавал ей тарелки с угощением и развлекал остротами.
Мистер Пибоди тоже ел очень мало в тот вечер. Нелл подумала, что ему не понравилась еда, потому что у него было такое кислое выражение лица, словно он проглотил лимон. Секретарь был безукоризненно одет, и его пробор был таким же ровным, как всегда. Но мистер Пибоди весь вечер сидел поджав губы.
Мистер Силбигер располагался рядом с леди Хаверхилл.
– Я адвокат, мадам.
– Авокадо? Нет, спасибо. От авокадо у меня пучит живот.
Алекс, разумеется, сидел во главе стола. Слава Богу, Нелл не видела его из-за огромного букета, который она специально поставила в центре стола, чтобы Алекс не мог ее разглядывать. Однако Нелл знала, что граф Кард сейчас чертовски красив со своими черными кудрями, которые выглядывают из-под повязки на голове. Одет он был с безукоризненной элегантностью лондонского джентльмена. Белоснежная рубашка, белый шелковый жилет и темный сюртук. Сдержанная элегантность графа нравилась Нелл больше, чем кричащий наряд сэра Чонси. На нем был жилет с вышитыми желтыми бабочками и красновато-коричневый сюртук. Слава Богу, баронет весь вечер сидел, наклонившись к леди Люсинде. Как хорошо, что Редферн не задержался с десертом!
Алекс не мог припомнить такого долгого ужина. Разговаривать с леди Хаверхилл не имело никакого смысла, от жеманства и высокомерия леди Люсинды его тошнило. К тому же, к его огромной досаде, из-за огромного букета, стоявшего в центре стола, он не видел Нелл.
Заметив ее перед ужином в гостиной, Кард подумал, что сегодня она еще прелестнее, чем обычно. В розовом платье, отделанном белыми кружевами, Нелл была похожа на ангела. Она уложила волосы в более модный пучок, выпустив несколько золотистых прядей, обрамлявших щеки. Наверняка здесь не обошлось без помощи горничной леди Люсинды. Алексу очень хотелось, чтобы Нелл ему улыбнулась. Хотелось дотронуться до ее белокурых локонов и увидеть, как она залилась румянцем от смущения.
Но вместо этого Карду пришлось с нетерпением ждать окончания ужина, пялясь на цветы в центре стола. Напоследок, зная, что у Нелл нет музыкальных способностей, леди Люсинда предложила устроить небольшой концерт. Она сама села за фортепиано и, аккомпанируя себе, стала петь. Она пела романс за романсом, и казалось, этому не будет конца. Алекс вызвался переворачивать ноты, чтобы не видеть, как за почетное право делать это для дочери герцога мужчины готовы были подраться.
Гости, которые прибыли из деревни, отправились домой, леди Хаверхилл пошла спать, герцог и тетя Хейзел играли в карты, а усталая Нелл с трудом скрывала зевоту. Потом к леди Люсинде присоединился Сэр Чонси, у которого был баритон, и они стали петь дуэтом, Пибоди подпевал, а Алекс с нетерпением ждал, когда это кончится, продолжая переворачивать ноты.
Наконец Редферн вкатил в комнату сервировочный столик с чаем. Сэру Чонси пришлось в конце концов отправиться в гостиницу, однако ему удалось вырвать у леди Люсинды обещание на следующем балу в Лондоне танцевать с ним. Мистер Пибоди снова стал собирать вещи. А тетя Хейзел и герцог, поднимаясь на второй этаж, спорили о том, кто из них мошенничал, играя в карты.
Нелл не знала, что ей делать: оставить леди Люсинду и Алекса вдвоем или сидеть и ждать? Леди Люсинда бросала на Нелл выразительные взгляды, давая понять, что ее присутствие нежелательно. Однако Нелл обещала Алексу защищать его от дочери герцога, поэтому не уходила. Ждать ей пришлось долго. Люсинда пила чай, чашку за чашкой, находила все новые и новые пьесы для исполнения и новые темы для разговоров, пересказывала Алексу светские сплетни, демонстративно игнорируя Нелл.
Наконец леди Люсинда начала зевать и, бросив на Нелл и Алекса уничтожающий взгляд, покинула гостиную.
У Нелл слипались глаза. Обычно в это время она уже спала. К тому же день выдался нелегкий.
– Спокойной ночи, милорд.
Когда Нелл проходила мимо него, Алекс взял ее за руку.
– Благодарю вас, кузина.
– За что? За то, что не оставила вас наедине с пышущей гневом леди Люсиндой?
– Нет, за прелестный ужин, – сказал Кард, кривя губы. – Вы прирожденная хозяйка салона.
– А вы прирожденный актер, если способны произнести эти слова без тени улыбки. Вечер был ужасным.
Алекс рассмеялся:
– Самым ужасным за всю мою жизнь!
Нелл тоже улыбнулась:
– Есть надежда, что вы исправитесь и станете честнее.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Козырной туз - Мецгер Барбара



Хорошая книжка. В добром благопристойном духе, когда жесткие сюжеты и дикие страсти начинают утомлять.
Козырной туз - Мецгер БарбараЕлена
6.01.2012, 21.03





Начало затянуто, очень длинные описания, мало диалогов, но....до стычки с гусем, дальше словно попадаешь в сумасшедший дом, в некоторых местах смеялась до слез. Гусь замечательный персонаж, роман получился с юмором. Советую всем, кто хочет провести приятный вечер без напряжения и всяких заморочек.
Козырной туз - Мецгер БарбараТаня Д
16.03.2015, 16.22








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100