Читать онлайн Дуэль, автора - Мецгер Барбара, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дуэль - Мецгер Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.15 (Голосов: 53)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дуэль - Мецгер Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дуэль - Мецгер Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мецгер Барбара

Дуэль

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

Мужчины полагаются на разум; женщины полагаются на чувства.
Аноним
Что есть истина? Что говорит вам голова и что говорит вам сердце?
Жена анонима
Поднявшись наверх, Афина торопливо бросила в маленький саквояж ночную рубашку и халат, платье на смену и расческу. Потом вынула расческу. Нельзя же уйти из дома в таком виде – с волосами, похожими на мышиное гнездо. Но руки у нее дрожали так сильно, что она не смогла как следует заколоть волосы шпильками. Пряди снова упали ей на плечи, как только она стала шарить под кроватью в поисках домашних туфель.
Она заставила себя глубоко вдохнуть, прежде чем снова приняться за сборы. С Троем все будет хорошо. Лорд Марден так сказал, и приходилось верить ему, потому что о каком-то другом варианте нельзя было даже подумать. Граф, конечно, не знает, каким хилым ребенком был Трой в детстве, как много лет с ним носились, как за него боялись. Теперь брат окреп, говорила себе Афина, окреп настолько, что мог совершать далекие прогулки верхом. Он, конечно, никогда не станет таким высоким и могучим деревом, как лорд Марден, но Троя уже нельзя назвать слабым побегом. У них и семье все невысокие. Афина частенько сокрушалась из-за того, что не вышла ростом, но зато выносливости у нее было столько же, сколько у любой служанки в их доме в Дерби. Ренслоу худощавы, но не слабы.
Хватит ли у Троя сил выжить после ранения? Вот в чем вопрос. Нет, это лишь один из вопросов, которые вертелись у нее в голове, потому что в рассказе графа было больше дырочек, чем в ее серебряном чайном ситечке. Но это был самый главный вопрос. Она знала, что такие раны часто вызывают лихорадку. Что раны могут загноиться и вызвать гангрену. Куда ранен Трой? Она забыла об этом спросить.
Афина протянула руку к стопке носовых платков, и волосы снова упали ей на плечи. Она использовала один платочек, чтобы вытереть глаза и высморкаться, а остальные положила в саквояж вместе с одеждой. Хорошо еще, что она не превратилась в дырявый кувшин прямо на глазах у его сиятельства. А плохо то, что вид у нее был такой, словно ее протащили сквозь живую изгородь, хотя она и не вызвала неловкости у этого бедняги своими слезами. Ведь он был так внимателен! Афина знала, в какое смятение приходят ее братья при виде плачущей женщины, поэтому сдерживала слезы, пока не добралась до своей комнаты.
Мысль о графе снова напомнила ей о том, что он сказал, уходя, и за эти слова она уцепилась, как утопающий за соломинку. Он поклялся, что с Троем все будет хорошо. И Афина ему поверила. Лорд Марден был такой сильный, такой добрый, что не поверить ему было невозможно.
Вера в слова его сиятельства не помешала ей послать за их врачом, а также как можно скорее собрать книги и вещи брата, чтобы отправиться в путь, чтобы самой все увидеть и быть рядом с братом.
Но все-таки нужно что-то сделать с волосами. Афина выдвинула ящик комода, ища какую-нибудь ленточку, чтобы завязать волосы сзади. Вот досада! Нет у нее ни времени, ни терпения заплести их в косу. Будь у нее ножницы, она отрезала бы их, и дело с концом. Нет ничего глупее, думала она, снова вытирая глаза, чем возиться с этой непослушной гривой, когда она нужна брату. Она хотела надеть шляпку и заправить волосы под нее, чтобы причесаться как следует, когда будет время, но это огорчило бы Троя. Ему не нравилось, что она так мало внимания обращает на свою внешность, одевается просто, как служанка. Больше того, он чувствовал себя виноватым в том, что их скудные средства тратятся, на врачей, на книги и на экскурсии по городу, а не на модных портних и элегантные туалеты для его любимой сестры. Милый Трой считает, что ей следует попытаться, пока они в Лондоне, привлечь к себе внимание какого-нибудь богатого поклонника, чтобы обеспечить себе будущее.
Господи, что стала бы делать с каким-нибудь лондонским денди с утонченным вкусом она, мисс Афина Ренслоу из Дербишира? Она ведь всего-навсего деревенская, девушка, хотя и дочь титулованного джентльмена. За все свои девятнадцать лет она приехала, в столицу всего второй раз, эта юная девушка, широко открытыми глазами глядящая на лондонскую толпу, на лондонские соборы, на бесконечные соблазны. И потом, у них не было знакомств в высшем свете, они не знали ни одной дамы, пользующейся уважением общества, которая могла бы ввести в это общество Афину. Может быть, когда их дядя вернется в Англию… Нет, Афина вполне довольна тем, что может присматривать за братом и ходить по городу в сопровождении преподобного мистера Уиггза.
Но если бы она пожелала привлечь к себе внимание знатного джентльмена, то, пожалуй, выбрала бы графа Мардена. Так поступила бы любая женщина, у которой есть глаза, решила Афина. Он, наверное, один из самых представительных мужчин в Лондоне, высокий, хорошо сложен. И конечно, он самый красивый – с завитками темных волос, сильным подбородком, теплыми карими глазами. Ему было удобно в его костюме, в отличие от щеголей, с самодовольным видом расхаживающих по парку, настолько скованных облетающей одеждой, что не могли двигаться нормально. Он держится уверенно, приветливо, любезно. Что может быть более привлекательным в муже – конечно, если кто-то ищет себе мужа.
Афина мужа не ищет. Не ходит за покупками на Лондонский брачный рынок, где торгуют изысканным товаром. Но она все же собрала свои шпильки. Знал бы Трой, что она приняла лорда Мардена неприбранная, в старом платье, с ним случился бы удар. Она собиралась вымыть волосы еще утром, так зачем же было их подкалывать перед тем, как она позавтракает со своим братиком?
Но теперь волосы пришлось подколоть ради Троя, чтобы ее вид не смутил его, когда она появится в элегантном доме графа. Но Афина постаралась причесаться тщательно и ради себя самой, потому что у нее непременно будут красные припухшие глаза и платье на ней будет надето все то же, самое старое. Так хоть волосы будут причесаны аккуратно, когда она снова увидит лорда, замечательного человека, который спас ее брата.
Он стоял перед открытой дверью огромного особняка, выходившего в парк, и словно ждал ее приезда. Дворецкий в парике казался еще великолепнее; он помог ей выйти из кареты с царственным достоинством, на фоне которого ее штопаные перчатки, поношенный плащ и измятая шляпка выглядели еще более жалкими.
Афине хотелось убежать отсюда, но в этом доме находился Трой. Мак уже протянул ожидавшему лакею – одному из двух, облаченных в серебряные с серым ливреи, – ее скудный багаж. Рома выпрыгнула из кареты, взбежала по ступеням и вцепилась в сапог графа.
Афина, обогнав великолепного дворецкого, который неодобрительно покашливал, бросилась между кричавшим графом и любительницей хватать людей за лодыжки. Она похлопала Рому по носу, чтобы обратить на себя ее внимание, потом хлопнула по левому бедру. Рома тут же разжала зубы и уселась у ног девушки, тихонько рыча. Граф с изумлением смотрел на них.
– Это просто невероятно. Я пытался всеми способами заставить вашу собаку слушаться моих команд. Засунуть это существо в карету обошлось мне в пять минут времени и пару отличных перчаток. Я чуть не потерял…
– Она терпеть не может ездить в экипажах. Только Трою удается уговорить ее сесть в экипаж. Вот почему я попросила вас сделать это. Вообще же она ведет себя очень хорошо.
Лорд Марден посмотрел на свой некогда блестящий великолепный высокий сапог.
– Она просто не любит обувь. Ее бывший хозяин часто пинал ее ногами. Видимо, он носил сапоги. Да еще сапоги с кисточками.
– Не сомневаюсь, что этот человек пинал ее потому, что она не слушалась.
Афина наклонилась и почесала собаку за ухом.
– Да, этот тупица так и не понял, что она глухая.
– Да. Глухая. Ну конечно. – Он не обратил внимания на покашливание дворецкого. – Тем не менее, ей придется жить в конюшне. В Мэддокс-Хаусе находится слишком много ценных…
Дворняжка уже поднималась по ступенькам. Йен не мог позвать глухую псину и не собирался бежать за ней, как это только что проделала ее бойкая хозяйка в развевающихся юбках и съехавшей набок уродливой шляпке. Да еще на глазах у ожидающих слуг. Вместо этого Йен поклонился и сказал:
– Добро пожаловать в Мэддокс-Хаус, мисс Ренслоу. Если у собаки среди ее разнообразных предков была ищейка, она найдет спальню вашего брата. Вы, разумеется, хотите пойти вслед за ней. Моя экономка, миссис Берчфилд, проводит вас. Мы приготовили для вас соседнюю комнату, и у вас будет горничная для услуг. Ваш слуга может…
– О, Мак уже ушел. Понимаете, ему нужно найти Алфи.
– Ах, а я надеялся, что он будет держать собаку при себе. – А еще Йен надеялся, что сам отыщет пропавшего Алфи Брауна. – Ну, не важно. Все, что вам понадобится, вы можете попросить у горничной или у любого из лакеев. – Он смерил взглядом два маленьких ковровых саквояжа, которые принесли лакеи. Ей, судя по всему, понадобится очень многое. Но это уже дело миссис Берчфилд, а не его. Экономка уже кивала и улыбалась девушке, ей не терпелось взять под свое крылышко этого цыпленка. Йен сказал: – Увидимся после того, как вы навестите брата и устроитесь.
– Еще раз благодарю вас, милорд. Вы очень добры.
Йен устремился в малую столовую. Наконец-то можно позавтракать. Перед его мысленным взором был мальчик – бледный, как бинты у него на голове, утопающий в ночной рубашке Йена, чересчур большой для него, неподвижно лежащий на кровати. Он отогнал эту картину, которая тут же сменилась образом девушки с заплаканным лицом, оробевшей при виде его дома; она прятала свою тревогу, лаская собаку, и отводила глаза от него, Йена. Она не доходила ему до подбородка, на ней было надето все то же платье – его сестра постеснялась бы отдать такое платье бедным, – а завершала ее туалет кошмарная шляпка. Хорошо еще, она изящно присела перед ним в реверансе, прежде чем уйти с миссис Берчфилд. Значит, девочку все же научили, как должна держаться леди. Только не объяснили, что не следует бегать за собаками, перебивать старших и одеваться, как оборвыш. Оставалось уповать на то, что их дядюшка вскоре вернется домой. Если же нет…
Господи, сделай так, чтобы не пришлось взвалить на себя заботу о детях Ренслоу!
Аппетит у Йена пропал.
Какой он бледный, какой неподвижный! Но жара нет. Афина сдернула перчатки и пощупала ему лоб. Она сбросила шляпку на пол, чтобы наклониться ближе, послушать, как он дышит.
– Застоя в легких, кажется, нет, – сказала она стоявшей рядом миссис Берчфилд. – Это хороший признак, да?
– Прекрасный признак, мисс.
Рома вскочила на кровать и лизнула Троя в лицо.
– Его ранили в голову? – Это хуже всего, если пуля попала в голову.
– Ах нет, мисс. Пуля попала в грудь.
Афина похлопала собаку по носу и указала в изножье кровати. Рома послушно свернулась калачиком в ногах Троя, приготовившись пребывать в таком положении до Судного дня – или до обеда. Афина откинула одеяло, потом воротник тонкой ночной рубашки, но ничего, кроме бинтов, не увидела. К счастью, крови на бинтах не было.
– Его сиятельство ничего не говорил о ране на голове, – сказала она, укрывая Троя одеялом.
– Он, видимо, не хотел без надобности вас волновать, мисс Ренслоу, – объяснил, не дожидаясь ответа экономки, человек, который представился Хопкинсом, камердинером лорда Мардена. – Кажется, юный джентльмен упал с лошади прямо на большой камень.
– А его сиятельство и словом не обмолвился об этом. – В голосе Афины прозвучали неодобрительные нотки. Она не стала бы возиться с волосами и собирать вещи, если бы знала, как сильно изувечен брат. Прибежала бы сюда или заставила бы его сиятельство усадить ее на его лошадь. В крайнем случае, она украла бы его лошадь и доехала бы верхом, если бы лорд не заверил ее, что Трой всего-навсего спит после пережитого.
– Полагаю, лорд Марден сделал это просто по своей доброте, – сказала она встревоженным слугам. Теперь уверенность графа в выздоровлении Троя встревожила и ее. Если он мог не сказать всю правду о состоянии ее брата, что еще он скрывает? – Вскоре должен прибыть наш врач. Пожалуйста, проводите его сюда немедленно. И еще нужно принести сюда раскладную кровать для меня и поддерживать хороший огонь в камине, чтобы брат не озяб. Ему понадобится мясной бульон и лимонад. Ячменный отвар Трой не любит. Надеюсь, ему не давали опийной настойки? При ране на голове… И вина тоже нельзя. У него и без того будет сильно болеть голова. Оставил ли ваш доктор что-нибудь обезболивающее или…
– Это ты, моя Эффи? – хрипло прошептал Трой. Глаза у него были открыты, губы кривились. – Я знал, что ты придешь, старушка, и все возьмешь в свои руки. Не важно, что это дом лорда. Ты, наверное, стала бы верховодить даже в Карлтон-Хаусе, если бы принц тебе это позволил.
Афина снова заплакала. Трой узнал ее, несмотря на слабость. Экономка шепотом молилась, поднося к пересохшим губам Троя стакан, как заметила Афина, с лимонадом. Камердинер подал ей носовой платок, в уголке которого был вышит герб. Афина высморкалась в другой конец, где не было вышивки.
– Замолчи, противный мальчишка, – с упреком проговорила она. – Кажется, ты заставил меня волноваться попусту. Когда ты хорошенько выспишься, расскажешь мне, почему ты оказался так далеко от дома.
– Да… нужно спать. – Он закрыл глаза. Потом снова открыл их и коснулся ее руки. – Не его вина.
Афина огорчилась – так слабо брат сжал ее руку, – но все же сказала:
– Алфи? Он не должен был позволять тебе ездить верхом так долго. И уж конечно, ему не следовало оставлять тебя там!
– Нет. Граф. Граф не виноват.
Афина погладила его по руке, позволила Роме подойти и лизнуть его руку, чтобы Трой не заметил, что рука стала влажной от ее слез.
– Конечно, нет. Я даже начинаю думать, что он спас тебе жизнь, глупыш ты этакий. Ты бы истек кровью и умер, если бы там не оказалось лорда Мардена и он не был бы так сообразителен. Мы в огромном долгу перед ним, так что давай поправляйся побыстрее, чтобы мы могли уехать домой. Его сиятельство сделал для нас достаточно.
* * *
Йен не знал, что еще можно сделать. Если бы он мог послать за колдуном, за знахарем или индийским целителем, он сделал бы это. Да все, что угодно! Он вспомнил, что, кажется, лорд Абернати обратился к знатоку трав, когда занемогла его жена. Может быть… Нет, леди Абернати умерла. И если все ученые доктора Лондона не смогли вылечить бедного короля, что от них проку?
И от него самого что проку? Он сидит в малой столовой, созерцая блюда с нетронутой ветчиной, почками и копченой рыбой. Но он не может видеть мальчика, неподвижно лежащего на кровати, не может видеть и девушку, которая изо всех сил старается сдержать слезы. Не может видеть даже сердитую дворняжку, которая лижет щеки юного Ренслоу, пытаясь разбудить его. Проклятие! Йен виноват даже в том, что неправильно обошелся с глухой собакой. Но его экономка, камердинер, множество остальных слуг, не говоря уже о мисс Ренслоу и ее домашнем враче, делают все, что возможно. Йену оставалось лишь пожелать, чтобы этого дня вообще никогда не было. Или чтобы сам он не был рожден на белый свет. Нет, это уже слишком. Если бы Йен не родился на свет, у жены Пейджа был бы другой любовник, и Пейдж вызвал бы на дуэль того любовника, и он, бедняга скорее всего уже был бы убит этим мерзавцем, который стреляет, не дожидаясь знака. Или юный Ренслоу истек бы кровью и умер, потому что у того малого была бы старая карета, а лошади не такие быстрые.
Во всяком случае, Йен от всей души жалел, что познакомился с леди Пейдж, что встретился с ней в тот раз в беседке в саду позади ее дома. И в лабиринте Ричмонда. И в Дарк-Уок в Воксхолле. Господи, какую презренную жизнь он вел! И кончилось тем, что он погубил юношу.
Проклятие! Упиваться сознанием собственной вины и жалостью к себе бессмысленно. Мальчика этим не спасешь. Йен потянулся к бекону. И к поджаренному хлебу, и к доброй порции джема, и к превосходному мясу, приготовленному его поваром, и к пирогу с почками.
– Боже мой, – сказал его друг Карсуэлл, незаметно вошедший в комнату, – как можно есть в такое время? Я с трудом смог проглотить кусочек яйца.
Йен положил вилку. Есть ему тут же расхотелось. Он указал на чайник и кофейник, а также на графины с более крепкими напитками:
– Подкрепись и расскажи мне, что происходит. Отведут ли меня к мировому судье?
– Нет, если только ты не спал и с его женой тоже. – Карсуэлл сел за стол напротив Йена и налил себе кофе. Положил в чашку сахар, добавил сливок, потом взялся за сладкий рулетик, баранью котлету и тарелку с копченой рыбой.
Йен поднял брови, но не стал подвергать сомнению способность друга переварить все перечисленное, и, как подобает хорошему хозяину, вооружился вилкой.
– Как чувствует себя мальчик? – спросил Карсуэлл.
– Врачи говорят, что для оптимизма пока нет оснований. Эти коновалы пугают меня лихорадкой, застоем крови и потерей сил на долгое время.
– А у меня есть приятные новости. Пейдж уехал из Лондона.
– Как, уже?
Карсуэлл кивнул, не переставая жевать, проглотил пережеванное и сказал:
– У дома его ждала карета, вещи были собраны и уложены. Кажется, он заранее вознамерился выстрелить прежде времени и стрелять на поражение.
– Он так сильно меня ненавидел? Странно, я ничего плохого ему не сделал. Разве что спал с его женой. Еще кофе?
– Спасибо. Филпотт говорит, что этот скряга не вылезает из долгов. Застрели он тебя, это было бы удобным предлогом бежать от кредиторов и не заплатить карточные долги.
– Он предпочел, чтобы его считали убийцей, а не уклоняющимся от уплаты долгов?
– Он плыл по реке под названием Кредит прямиком в долговую тюрьму, так что ему ничего не оставалось, как бежать из страны. Поскольку он все равно собирался покинуть Англию, то решил доставить себе некоторое удовольствие перед отъездом. У него, кажется, есть наследственная собственность в Шотландии.
– Мона будет огорчена. Она обожает Лондон с его, скажем так, развлечениями.
– Значит, леди Пейдж будет счастлива, что муж не взял ее с собой.
– Хочешь сказать, что этот поганец устроил дуэль ради спасения ее чести, а потом оставил одну? – Йен подлил бренди в кофе себе и другу.
– С бейлифами на пороге. Но не беспокойся, эта шлюха найдет себе содержателя. Лучше подумай о том, какое добро Пейдж сделал тебе.
– Добро? Эта свинья Пёйдж?
– Теперь все будут обвинять Пейджа в несчастье, которое произошло с этим юношей, полагая, что именно из-за этого он уехал из Англии. Неужели не понимаешь?
– А ты хотел, чтобы я уплыл на твоей яхте.
– Я просто предлагал тебе такой выход, вот и все.
Они ели и пили, обдумывая создавшееся положение.
Спустя некоторое время Йен сказал:
– Приехала сестра. Вещей кот наплакал, прислуга распущенная. Юный Ренслоу был прав, ее нельзя оставлять одну.
– Это напомнило мне еще об одной новости, которую я услышал сегодня утром. Ты будешь доедать мясной пирог?
Йен передал другу тарелку и стал ждать. Когда Карсуэлл вытер наконец свои унизанные кольцами пальцы о льняную салфетку и изящно утер рот, Йен спросил:
– Что за новость?
– Я навел справки насчет Ренслоу у моего родственника. Помнишь виконта Ренсдейла?
– Такой низкорослый, на несколько лет старше нас, скучный и скуповатый? Если не ошибаюсь, хромой. Не помню, чтобы я видел его в Лондоне. Кажется, волокита и прескверный игрок.
– Это он. Спартак Ренслоу, виконт Ренсдейл из Дерби. Твой гость – его наследник.
Спартак, Афина, Трой… даже собаку зовут Рома – сплошной Древний Рим.
– Проклятие! – В другом мире сын какого-то виконта был бы не более важен, чем кузнец, но в этом мире все иначе. Тут Йен произвел в голове арифметические подсчеты и пришел к выводу, что такое вряд ли возможно, даже если Ренсдейл смолоду был распутником. Он не мог себе представить, чтоб этот темноволосый виконт был отцом двух молодых людей с бирюзовыми глазами, которые находятся сейчас на втором этаже его дома, особенно маленькой блондинки с развевающимися волосами. – Ты сказал, что Трой – его сын?
– Нет, единокровный брат от второй жены его покойного отца. Она умерла родами.
Йен с облегчением вздохнул.
– Значит, этот Ренсдейл не может произвести на свет собственных наследников.
– Не может. – Карсуэлл предложил Йену понюшку из украшенной эмалью табакерки. Йен отказался, но ему пришлось подождать, пока его друг вкушает наслаждение от неприятной, но модной привычки чихать до тех пор, пока на глазах не выступят слезы. – После многих лет супружества его жена так и не понесла. Она одна из дочерей Харкорта.
Йена передернуло.
– Если она хоть немного похожа на своих сестер, трудно себе представить, чтобы Ренсдейл особенно усердствовал с этим.
– По словам моего родственника, она была уродлива, и к тому же мегера. За четыре сезона в Лондоне ей никто не, сделал предложения, и Харкорту пришлось удвоить размер ее приданого. Ренсдейл ухватился за эту сделку.
– Прекрасная сделка – жена-ведьма и никаких наследников. Надеюсь, приданое стоило тех мук, которые он теперь испытывает. Неудивительно, что подростки предпочли переехать к дяде, хотя супруги Ренсдейл остаются их опекунами. К несчастью, дядя уехал – отбыл на войну. Мне придется написать Ренсдейлу.
– То-то он будет счастлив.
– Мне от всего этого тоже мало радости. Ему следовало получше присматривать за юнцом и не позволять ему самостоятельно бегать по Лондону.
– Дело в том, что мальчик – существо болезненное, как сказал мой родственник. Он приехал в Лондон, чтобы посоветоваться с врачами.
Йен вспомнил, каким легким показался ему мальчик, когда он нес его, и удивился, почему тот не в школе.
– Черт побери! Я ранил больного человека.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Дуэль - Мецгер Барбара



Прелестный милый роман. Хотя и есть свой злодей, но он к месту. советую к чтению.
Дуэль - Мецгер БарбараВ.З.,64г.
2.12.2012, 16.09





Ну очень пресно написано
Дуэль - Мецгер Барбараелена:-)
4.04.2014, 19.23





Чудесный роман,с юмором.
Дуэль - Мецгер БарбараНАТАЛЮША
17.08.2014, 19.40





Сюжет достаточно интересный, но вот подача не очень. В целом, неплохо.
Дуэль - Мецгер Барбараren
19.08.2014, 2.04





ничего,миленький романчик.
Дуэль - Мецгер БарбараВАЛЕНТИНА
13.05.2015, 13.54





Сюжет неплох, но роман очень затянут и перегружен лишними деталями: 6/10.
Дуэль - Мецгер БарбараЯзвочка
15.12.2015, 14.07








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100