Читать онлайн Дуэль, автора - Мецгер Барбара, Раздел - Глава 26 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дуэль - Мецгер Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.15 (Голосов: 53)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дуэль - Мецгер Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дуэль - Мецгер Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мецгер Барбара

Дуэль

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 26

Любовь побеждает все. Неправда ли?
Аноним
Любовь не может укротить акулу, смягчить камень или остановить ветер. Ей нужно помогать.
Жена анонима
Афина спустилась к обеду и осталась после него поиграть в карты. Она обыграла Троя в шахматы и сыграла вничью с Йеном. Но дверь в ее спальню оставалась запертой.
Она спустилась к завтраку, помогла матери Йена ответить на письма, отправилась покупать свадебные туалеты с леди Дороти. Она побывала с дядей в морском госпитале, в музее с мистером Карсуэллом и на скромном приеме, устроенном двумя дамами, сообщившими, что они знали ее мать. Рано утром она поехала в парк попрактиковаться в верховой езде, а потом отправилась туда с Йеном в экипаже в тот час, когда там собирается высшее общество. Но дверь ее оставалась запертой.
Они побывали в театре, на званом обеде, в церкви. Он приносил ей цветы и книги, купил чистокровную кобылку. А когда снова попытался просить прощения, услышал в ответ, что он просто ничего не понимает. Это верно, он не понимал, но усвоил только одно – что эта чертова дверь так и будет оставаться запертой. Терпение его настолько истощилось, что стало почти прозрачным.
– Как долго, миледи? Как долго вы намерены лишать нас обоих тех наслаждений, к которым мы так стремимся? Вы же не будете отрицать, что вам хочется разделить со мной ложе, ведь я вижу, как вы краснеете, когда я задеваю вас на ходу, и как учащенно дышите, когда я сижу слишком близко. Каждый раз, когда я восхищаюсь медальоном с рубином, который висит между вашими грудями, я – клянусь – вижу, как они затвердевают, ожидая моих прикосновений. Ваше тело помнит, сколько радости я ему доставил, Эффи, и оно хочет соединиться с моим телом.
Афина отчаянно покраснела; хорошо, что они находились в опере, где никто не мог этого заметить. Иначе люди подумали бы, что она нарумянена не хуже леди Дороти. Она притворилась, будто изучает программку, и отодвинулась так, чтобы не касаться Йена плечом, чтобы ее предательское тело не выдало еще больше своих тайн.
Прежде чем она отодвинулась так далеко, что могла бы свалиться со стула, Йен взял ее за руку.
– Мы можем преодолеть то, что нас разъединяет, между простынями, потому что там нас объединяет очень многое, не так ли?
– Мы не будем разговаривать.
– Конечно, будем, рано или поздно. Вот сейчас мы разговариваем, не так ли?
– Нет, вы просто пытаетесь соблазнить меня. Это нельзя считать разговором.
Он погладил ее по руке, описал пальцем круги на ее ладони. Она почувствовала его жар сквозь перчатку и высвободила руку.
– Вы знаете, что у меня есть право требовать исполнения супружеских обязанностей.
– Вы этого не сделаете. Вы обещали.
– Но если вы не доверяете мне, если не верите моему слову, зачем мне держать свои обещания?
– Потому что вы добрый и честный, настоящий джентльмен.
– Тогда почему вы не впускаете меня в свою спальню?
Его мать стукнула его по плечу биноклем, но дама в соседней ложе хихикнула.
Оскорбленная Афина уставилась на сцену с застывшей улыбкой на лице. Что с того, что герой на сцене бродит с кинжалом в груди и распевает о своих смертных муках? Будь кинжал у нее, она тоже пустила бы его в ход и улыбалась при этом.
– Если вы не разрешаете мне выразить вам свою любовь лучшим из всех известных мне способов, скажите, как мне это сделать. Вы должны это сказать, Эффи, за то, что я так терпелив. Скажите, что я должен сделать, чтобы вернуть ваше благоволение. Клянусь, я этого не знаю.
– Вы должны доверять мне, – прошептала она громко. Йен откинулся назад и посмотрел на нее так, словно ее волосы, украшенные павлиньими перьями, закукарекали.
– Я ведь позволил вам пойти в музей с Карсуэллом?
– Я не об этом. Я поклялась хранить вам верность, и вы должны знать, что я никогда не нарушу своих клятв.
– Тогда как же мне показать, что я вам доверяю?
– Обращайтесь со мной как со взрослым человеком, как с ровней. Я не ребенок, чтобы меня нужно было защищать, и не бессловесная тварь, которую вы держите при себе. И я не любовница, которую вы тоже держите при себе и которой хочется, чтобы вы дарили ей драгоценности и объяснялись в любви. Я ваша жена.
– Неудивительно, что на свете существует так много супругов, живущих врозь. Я думал, жена может быть одновременно и любовницей.
– Конечно, может, но она должна быть не просто наложницей. Я хочу, чтобы вы ко мне относились как к другу.
Он мотнул головой в ту сторону, где в тускло освещенной задней части ложи сидели Карсуэлл и Доро.
– Друг у меня уже есть.
– Тогда как к товарищу, вместе с вами идущему по коридорам времени.
– Держу пари, в этом коридоре нет ни одной запертой двери, – пробормотал он, выходя с женой из ложи. – У Афины болит голова, – объяснил он, уходя.
– Не сомневаюсь, – тихонько фыркнул Карсуэлл, когда они проходили мимо, – каждую ночь болит.
Йену удалось наступить другу на ногу, перед тем как выйти из ложи и проводить Афину в фойе, где они могли побыть наедине несколько минут, оставшихся до антракта.
Убедившись, что их никто не слышит, Йен поведал ей о том, что намерен поймать в ловушку этого ублюдка Брауна. Раньше граф не собирался этого делать, ему в голову не пришло бы рассказывать хрупкой, нежной женщине о своем жестоком плане, но он не видел другого способа вернуть благоволение Афины. Без всякой охоты он описал, как они собираются выманить недовольного грума из его убежища в такое место, где смогут обойтись с ним так, как он того и заслуживает.
На это расследование уходит слишком много времени, сказал он ей, пока они ждут, чтобы злодей совершил еще что-нибудь.
– Но мы так бдительно охраняем его возможные жертвы, что он не может приблизиться к ним, а мы не можем его схватить.
Йен решил, что жена слишком долго пребывает в расстройстве, а дом полон гостей. Ренсдейл не может вернуться домой, пока Браун на свободе. Его сестра и Карсуэлл не могут поехать в Шотландию без сопровождения его и Афины. Они обещали не ехать одни, хотя, видит Бог, исчезали так часто, что могли бы съездить даже в Индию. Его мать не может вернуться в Бат, куда капитан предложил сопроводить ее. И нельзя послать Троя в школу, даже в качестве приходящего ученика, потому что опасность поджидает его за ближайшим углом.
В его доме не будет покоя, а сам Йен вряд ли познает брачные радости, пока Алфи Браун на свободе.
– Я решил схватить Брауна с поличным, чтобы доказать его вину. Трой не может сказать с уверенностью, что Браун стрелял в него, поскольку он не помнит, что случилось, а Ренсдейл не узнал того, кто на него напал. Никто не видел, как этот негодяй поджигает дом. Мы многое знаем об этом негодяе, но пока этого недостаточно.
– Все это правильно, но как вы заставите его показаться, когда тут полно вооруженных стражников и сыщиков с Боу-стрит?
– Я не хотел говорить вам об этом, потому что это довольно рискованно, но раз мы товарищи, придется сказать. Если мы прибегнем к обману, переодеваниям и тому подобным вещам, можно будет подумать, что вашего брата никто не охраняет. Мы сделаем так, чтобы казалось, будто мы прекратили слежку и убрали охрану.
Афина задумалась. Вывод, к которому она пришла, ей не понравился.
– Вы хотите использовать моего брата в качестве приманки! Вы собираетесь связать Троя как жертвенного агнца? Никогда! Я займу его место, вот что мы сделаем. Я почти одного с ним роста и достаточно худощава, чтобы мне подошла его одежда. Я уберу волосы под шляпу и, пользуясь его костылями, смогу…
– Никогда! – Мысль о том, что его жена появится в панталонах, была заманчива, но он не допустит, чтобы она встретилась со злобным, ожесточенным негодяем. Она ведь его жена, черт побери! – Никогда! – повторил он громче.
– А я полагала, что это вовсе не опасно, – сказала она, оглядывая пустое фойе, чтобы убедиться, что никто не слышал того, что сказал Йен.
– Элемент риска есть всегда.
Она вздернула подбородок:
– А я полагала, мы товарищи.
– Товарищи не подвергают своих жен… то есть своих товарищей, опасности.
– Но вы хотели подвергнуть ей моего брата?
– Нет. На самом деле я послал бы Ренсдейла.
– А, тогда все в порядке, – с облегчением произнесла Афина. – И насколько это опасно?
– Опасности почти никакой. Но мы выманим Брауна из засады.
– И вы уговорили Ренсдейла согласиться на это? Он ведь почти не выходил из дома после пожара.
– Я сказал ему, что написал его жене о некоей горничной, с которой он пытался встретиться в чулане. Он охотнее встретится с возможным убийцей, чем с леди Ренсдейл.
Афина кивнула:
– Прекрасно. Когда мы начинаем?
– Мы?
Она топнула ножкой, и совсем не в такт с музыкой.
– Мы товарищи, вы не забыли? К тому же я знаю, как выглядит Алфи Браун. А вы не знаете.
Он тяжело вздохнул, но согласился, что Афина может помочь. Потом спросил:
– Я вам еще нравлюсь, хоть немножко?
– Вы мне очень нравитесь, глупыш.
– Значит, вы еще любите меня?
– Я никогда не переставала вас любить, Йен, как бы ни была сердита на вас, как бы ни возмущалась вашим своеволием, и никогда не перестану.
– Это хорошо, потому что мне кажется, что я с каждым днем люблю вас все больше.
– Правда? – Она заглянула ему в глаза.
Йен смотрел на нее, потом коснулся ее губ пальцем в перчатке.
– Придется мне до конца жизни это доказывать, да? Он уже готов был начать сию же минуту, заменив палец губами, но зал разразился аплодисментами и зрители начали выходить из лож.
– Вот досада.
– Можете начать доказывать мне это завтра, после того как поймаем преступника.
Это означало, что дверь по-прежнему заперта. Слово «досада» и в малой степени не могло передать того, что он чувствует.
На следующее утро в девять часов Афина вывела собаку на прогулку в парк. Она прошла мимо поэта с блокнотом, испачканным чернилами, мимо лакея и горничной, расположившихся в кустиках, старика, спящего на скамейке, орнитолога в твидовой шапочке с оптической трубой, наведенной на деревья. Мимо прошли два джентльмена, прикоснулись пальцами к шляпам, три молодых человека в вечерних костюмах, согбенная старая карга опиралась на свою палку рядом с затейливым фонтаном, школяр в очках сидел поддеревом с раскрытой книгой, лежавшей у него на коленях. Спустя полчаса вышел из дома Ренсдейл, огляделся по сторонам, торопливо перешел улицу и уселся на чугунной скамье.
Он раскрыл принесенный с собой мешочек, вынул горсть орехов, словно собираясь покормить белок.
Афина прошла мимо с собакой, которая подобрала с земли орех. Брат мрачно посмотрел на Афину, мысль о том, что она могла бы сыграть роль Троя, импонировала ему гораздо больше. Марден отверг их кандидатуры.
Афина улыбнулась, оттащила Рому от сапог Ренсдейла и прошептала:
– Старайтесь держаться так, словно вы с удовольствием проводите время, ради Бога. Погода прекрасная, поют птицы, вы кормите ваших маленьких пушистых друзей. Вы любитель природы, который наконец-то оправился от болезни.
– Я подсадная утка, – прошептал он в ответ, ногой отталкивая воробья, который с любопытством опустился на дорожку рядом с ним. – А у вашего мужа с головой не в порядке, если он считает, что это сработает.
– Сработает. Йен знает, что делает.
– Ха, говорят, он не может даже переспать со своей женой! Я могу хотя бы это!
Афина швырнула орех, который нашла собака, в своего единокровного братца, надеясь, что белка взберется по его ноге.
Он не обратил внимания на ее возмущение и пожаловался:
– По крайней мере, я могу спать со своей женой, если я дома.
– Подождите еще немного, Спартак, – произнесла она, глядя не на него, а на коляску, которая в третий раз проезжала мимо входа в парк.
Никто не угрожал Ренсдейлу, кроме голубя, который уселся ему на шляпу. Ренсдейл закричал и вскочил, словно в него выстрелили. Старая карга, школяр и орнитолог бросились к нему. Две коляски за воротами чуть было не столкнулись, а три подвыпивших молодых человека чуть не перевернули скамейку, на которой спал старик, торопясь к брату Афины. Старик с бакенбардами пробормотал что-то, погрозил им тростью и снова задремал.
Спустя три дня Йену стало противно. Ренсдейл уже привык к голубям и белкам. Йен не любил спать в одиночестве. Жена позволяла поцеловать себя, когда он желал ей спокойной ночи, отчего ему становилось все хуже и мучительнее. Возможно, она и впустила бы его в свою комнату, но откуда ему было знать? Дверь была не заперта, хотя и не открыта, но ее горничная докладывала его камердинеру, что хозяйка «недомогает». Это не мешало ей каждое утро отправляться с собакой в парк навстречу опасности.
И каждый раз при этом сердце у него оказывалось где-то в горле, несмотря на все принятые меры предосторожности. Люди его уставали, им все надоело, особенно пареньку, который устроился на дереве и тому, кто прятался в зарослях бирючины. Пудель на украшенном драгоценными камнями, поводке, задрал лапу на эти кустики, и в доме Йена уже назревал бунт. Еще один бунт едва не произошел, когда Трой завел спор о том, что должен, в свою очередь, выйти в парк. Единственным, кто считал этот план, стоящим, был Ренсдейл, все остальные смотрели на него хмура и насмешливо.
Как-то утром появилась в парке и принцесса Хедвига с Хафкеспринк с леди Доро в качестве сопровождающего лица, чтобы скрасить ожидание. Три великих ума сменились тремя барристерами в белых париках, спорящими по поводу какого-то пункта в каком-то законе, а поэт превратился в художника с блокнотом для набросков. Старик по-прежнему спал на скамье, поставив рядом с собой палку.
Йен объехал парк верхом и в коляске, обошел пешком. Пистолет на поясе и нож за голенищем сапога придавали ему уверенности, но затянувшееся ожидание вызвало у него сомнения в правильности выбранной стратегии. Что, если после пожара Браун уехал из Лондона, удовлетворившись тем, что произвел достаточно опустошений? Возможно, они вообще его не найдут и Ренсдейл и Трой никогда не будут в безопасности. Йену оставалось только строить предположения, внес ли он в свой список членов семьи Ренслоу, подлежащих уничтожению, Афину.
Он узнал это на следующее утро.
Люди находились на своих местах, явно не обращая внимания на Ренсдейла, который целился в белок, орехами. К нему мог бы подойти кто угодно. Но никто не подходил. Со своего места на другой стороне улицы. Йен сделал ему знак, чтобы он возвращался домой, охрана может разойтись, а Афина должна приказать собаке перестать рычать на спящего, на скамье старика. Афина потянула поводок.
– Ну пошли. Давай поищем на кухне косточку для тебя, – сказала она, хотя знала, что Рома ее не слышит.
– Не так быстро, барышня. – Старик повернулся и схватил ее за руку. Другой рукой он взялся за рукоять своей палки. Рукоять выдвинулась и открыла длинный нож, который внезапно оказался у горла Афины. – Только пикните – и вам конец.
Афина была так изумлена, что даже не вскрикнула.
– Как, не может быть…
– Что я не на жалованье у вашего мужа? Думаю, графиня, теперь я начну получать от него жалованье. – Все еще крепко держа ее, Алфи Браун рукой, сжимающей нож, стянул с лица фальшивую бороду. – Думаю, он хорошо заплатит мне за ваше возвращение. Я собрался схватить вас в следующий раз, когда этот рассадник блох подойдет к моим сапогам, но так оно лучше. Свести счеты – вещь хорошая, но сыт этим не будешь. И денег, чтобы выехать из страны, это тоже не даст. Но ведь я не могу оставаться в Англии, раз ваш богатей нанял всех этих сыщиков и развесил объявления о награде, верно?
Понимая, что пройдет всего несколько минут и кто-то заметит ее трудное положение, Афина принялась тянуть время, чтобы не дать Брауну увести ее из парка.
– Не сомневаюсь, что лорд Марден купит вам место на каком-нибудь корабле. Он…
– А я вот думаю, что он заплатит гораздо больше, чтобы вы вернулись целой и невредимой. Я видел, как он смотрит на вас. Не сейчас, ясное дело. Сейчас-то он отводит свою лошадь обратно на конюшню. Породистый он тип, этот парень. Вы попали в роскошную жизнь, барышня. Подумать только, моя сестренка – графиня.
Он так крепко сжимал ее руку, что рука онемела. Но она попыталась вырваться, возразив:
– Я вам не сестра.
– Ясное дело, сестра. Такая же сестра, как Ренсдейлу, этому дураку. У нас у всех один отец – у него, у меня, у вас и у калеки.
– Трой не калека!
– К сожалению, он тоже остался жив. Лошадь понесла, иначе я не промазал бы.
– Зачем, Алфи? Я не могу этого понять. Зачем вы пытались убить Троя? Он не сделал вам ничего дурного. Он никому не сделал ничего дурного. А Ренсдейл? Он дал вам работу, нашел где жить.
– Крохи, вроде тех, что он бросал голубям. Наш папаша обещал моей матери доход и коттедж. А что она получила? Работный дом, вот и все. Как только старикан помер, Ренсдейл вышвырнул ее без гроша. У вас и у других было все. У нас – ничего.
– Я понимаю, что Спартак поступил дурно. Возможно, он не знал обещаний, данных нашим отцом. Когда мы объясним ему…
Браун расхохотался:
– Он знал, ясное дело. Я должен был жить в Ренсдейл-Холле, носить хорошее платье, ездить на лошадях – таких, как у вашего графа.
– Но вы ведь… То есть…
– Незаконный? Ублюдок? Валяйте, говорите. Я всю жизнь это слышу. И я должен поквитаться со стариком и за это тоже. Он мог жениться на моей матери, когда первая жена у него померла. А вместо того нашел смазливую девчонку, вашу мамашу, нет чтобы жениться на женщине, родившей ему второго сына. Он дал мне свою хромую ногу, а имени не дал, мерзавец! И теперь я получу то, за чем пришел.
Афина не думала, что Алфи можно как-то урезонить, поскольку он хотел отомстить за все обиды, которые ему пришлось пережить. Она знала, что Йен заплатит за ее освобождение, но не знала, удовлетворят ли деньги бывшего грума. Блеск в его глазах свидетельствовал о том, что, кроме золота, он жаждет крови.
Она бросила собачий поводок, надеясь, что Рома пойдет домой и прислуга поднимет тревогу, увидев, что хозяйки нет. Но собака заинтересовалась рваными сапогами Брауна. Он пнул ногой дворнягу, угодив ей в ребра. Собака завизжала, что привлекло внимание художника, который заканчивал рисунок. Стражник издал резкий свист, что заставило сыщика, сидевшего на дереве, буквально упасть с него. Нянька – настоящая нянька, не нанятая Йеном, – закричала и побежала к воротам, таща с собой малыша.
Барристеры обернулись, но теперь они находились в другой части парка. Один из них сбил с ног няньку, торопясь вернуться, отчего та завопила еще громче, а ребенок истошно заорал.
Алфи выругался, подтащил Афину к высокому дубу с толстым стволом и стал ждать. Ждал он недолго.
Карсуэлл и Марден уже мчались по парку, держа наготове пистолеты. Они прорвались через кольцо сыщиков и стражников, которые стояли сгрудившись и не знали, что делать. Никто не рискован стрелять, потому что Браун прикрывался Афиной.
Браун сказал:
– Ближе не подходите, Марден. Опустите пистолеты, иначе из вашей леди потечет кровь. – И в подтверждение своих слов он прижал кончик ножа к ее шее.
Йен замер на месте и протянул руку, чтобы остановить бежавшего следом Карсуэлла. Потом осторожно опустил пистолет. Его друг сделал то же самое, тихонько выругавшись при этом.
– Вы невредимы? – спросил Йен, окинув жену внимательным взглядом.
Она попыталась улыбнуться, чтобы изгнать из его глаз выражение бессильной ярости.
– Теперь, когда вы здесь, со мной все в порядке. Я знала, что вы придете.
Он посмотрел на нее, слегка растрепанную, потом на грязного, оборванного, вооруженного ножом маньяка, державшего ее, словно клещами.
– Черт побери, теперь-то вы мне доверяете, женушка?




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Дуэль - Мецгер Барбара



Прелестный милый роман. Хотя и есть свой злодей, но он к месту. советую к чтению.
Дуэль - Мецгер БарбараВ.З.,64г.
2.12.2012, 16.09





Ну очень пресно написано
Дуэль - Мецгер Барбараелена:-)
4.04.2014, 19.23





Чудесный роман,с юмором.
Дуэль - Мецгер БарбараНАТАЛЮША
17.08.2014, 19.40





Сюжет достаточно интересный, но вот подача не очень. В целом, неплохо.
Дуэль - Мецгер Барбараren
19.08.2014, 2.04





ничего,миленький романчик.
Дуэль - Мецгер БарбараВАЛЕНТИНА
13.05.2015, 13.54





Сюжет неплох, но роман очень затянут и перегружен лишними деталями: 6/10.
Дуэль - Мецгер БарбараЯзвочка
15.12.2015, 14.07








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100