Читать онлайн Возвращение в Эдем Книга 1, автора - Майлз Розалин, Раздел - Глава двадцать пятая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Возвращение в Эдем Книга 1 - Майлз Розалин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.73 (Голосов: 90)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Возвращение в Эдем Книга 1 - Майлз Розалин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Возвращение в Эдем Книга 1 - Майлз Розалин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Майлз Розалин

Возвращение в Эдем Книга 1

Читать онлайн


Предыдущая страница

Глава двадцать пятая

Грег неслышно ступал по траве, словно охотник, крадущийся за своей жертвой. Сейчас он мало напоминал человека. Все жестокое, животное, дикое, жившее в нем всегда, прорвалось наружу и торопилось взять свое.
Сейчас он был просто хищник, выслеживающий добычу: животные инстинкты обострены, нервы преследователя приятно возбуждены. Нюх не подводил его — он чуял женщину всем своим существом.
Продвигаясь вперед скользящими шагами, он вдруг почувствовал, как ноги его наткнулись на какой-то предмет в траве. Он нагнулся и пальцы его нащупали туфлю Тары, которую она, должно быть, потеряла, убегая. Грег поднял ее и засунул в карман, как трофей, улыбаясь при этом странной медленной улыбкой. Он двигался дальше, пытаясь отыскать Тару в дальней части двора, беззвучно скользя среди обступивших его со всех сторон теней.
Тара наблюдала за ним со стороны пристроек, в том самом проходе, где до нее пряталась Джилли. Она ждала, когда Грег приблизится. Тара ощущала пульсирующую боль в шее после нападения Грега, сердце ее мучительно сильно билось в груди, и казалось, что удары его раздаются в темной ночи, как бой городских часов. Тара напрягла каждый свой нерв, стараясь не шевелиться, ощущая неслышное приближение своего убийцы. У нее было одно небольшое преимущество. Перед тем как уйти из гостиной, Грег для удобства взял карманный фонарик, и Тара издали могла видеть осторожное мерцание, когда он включал его, чтобы обследовать тот или иной уголок, где, как ему казалось, она могла прятаться.
С таким сигналом она могла оставаться незамеченной, до того как прибудет помощь из Дарвина.
Там был Джим Галли. Несомненно, ему давно бы уже пора быть здесь. Сэм не мог ее подвести. Она не должна даже думать об этом. Тара знала, что так же, как и Крис, он был предан ей до самого конца. «Но даже верный и преданный может быть побежден», — подумала Тара, и сердце ее болезненно сжалось при воспоминании о Крисе и о том, как Грег застрелил его. Если не прибудет полиция, она останется одна против своего смертельного врага и Джилли, которую тоже едва ли можно назвать подругой. Более того, ей придется еще позаботиться о безопасности Кэти, как только кончится действие успокоительного. Ну, конечно, конечно, даже Грег не решится ничего сделать старой женщине… но едва подумав об этом, она знала, что Грег пожалеет ее не больше, чем волк ягненка.
Грег методично обследовал пристройки, проверяя каждое подходящее для укрытия место. Напряженные нервы реагировали на любой звук, любой шорох, слышный в темноте. Он старался включать фонарик только когда это было необходимо, хорошо осознавая, что для его жертвы, притаившейся где-то в непроглядной тьме ночи, это может послужить сигналом о его приближении. Оглядываясь вокруг себя, он вообще не пользовался фонариком, и, круто свернув за угол на неосвещенную дорожку, он с размаху ударился головой о висящие туши животных, застреленных им днем раньше в раз-» rape сумасшедшей кровавой вакханалии. Резко отпрянув, он г отвращением отпихнул туши и заставил себя не думать о них. Но когда он двинулся дальше, лицо его было в крови, запах ударял в нос, и жажда крови с опьяняющей силой бросилась ему в голову.
Завернув за угол, Грег уловил справа еле слышное шарканье. С яркой вспышкой он выстрелил с бедра, но реакции не последовало. Какое-нибудь животное, подумал Грег, — был бы слышен звук падения, если бы это был человек. Побродив еще около этого места, Грег оказался в тени котельной, и внезапно тайна непроглядной тьмы Эдема прояснилась в его сознании. Одного-двух взглядов было достаточно, чтобы понять, что отключен генератор. Победоносно ухмыльнувшись, Грег повернул рубильник, и яркий луч прожектора рассек плотную черноту ночи вокруг.
Тара, затаившаяся среди пристроек, изо всех сил сдерживалась, не давая волю слезам отчаяния. От напряжения ногти ее глубоко врезались в кожу ладоней. Она безрассудно надеялась, что Грег, слишком увлеченный преследованием, не додумается искать ее около столь примитивного приспособления, как котельная, в тени которой она скрывалась. И вот теперь она, да и вся усадьба, были у него как на ладони, освещенные прожектором, как дневным светом. В панике она устремилась прочь, дальше от этого места, пока не успел появиться Грег.
Но Тара замешкалась, отсутствие животного инстинкта преследуемой жертвы подвело ее. Краем глаза Грег уловил быстрое движение, и вот он уже мчался за ней, словно охотничий пес. Слыша его тяжелые, громкие шаги по сухой твердой земле дорожки, Тара рванулась в сторону сада, бросилась вниз на траву и откатилась в гущу кустов первой попавшейся розовой клумбы. Ухоженные розы с тяжелыми цветками вряд ли могли послужить прикрытием, но их крепкие высокие стебли отбрасывали пеструю тень и были хорошей маскировкой для Тары. Не переставая слышать отчетливые шаги Грега по гравиевой дорожке, Тара с трудом пробивалась в самые заросли кустов, плотно сжав зубы, боясь пораниться об острые шипы.
— Стефани!
Кровь застыла у Тары в жилах.
— Стефани! — Это напоминало вой загнанного зверя. Тара изо всех сил прижалась к земле, будто пытаясь сравняться с ней. — Где же ты, тварь? — Голос его звучал вкрадчиво, точнее, увещевающе.
— Мне ведь ничего другого не остается, как прикончить тебя. — Только бы не шевельнуться. Грег звал и звал ее, все тем же молящим голосом, так не соответствующим его угрозам.
— Хватит, Стеф, не будь дурой. Я знаю — ты здесь, и ты знаешь, что я достану тебя. Чего ты прячешься? Ты вела себя как последняя свинья, и тебе придется поплатиться за это. Ты заставляешь меня сердиться… слышишь, очень сердиться.
Казалось, Тара слышит голос маньяка. Охваченная ужасом, она ощущала отвратительную слабость внутри. Впервые смелость покинула ее. Она не могла двинуться ни вперед, ни назад. Стоит Грегу только получше поискать, и все — хрупкое прикрытие ее не спасет.
Грег остановился на тропинке среди розовых кустов и еще раз окликнул ее. Теперь его голос звучал уже угрожающе, в нем был вызов.
— Я никогда не любил Тару, ты знаешь это. Я не доверял ей с самого начала. Я всегда любил тебя, только тебя.
Он внезапно умолк, и Тара будто видела его, зверя, вынюхивающего свою добычу в каждом уголке сада.
— А помнишь, Стеф? — продолжал он, теперь уже мягко и нежно. — Помнишь, как мы любили друг друга? Помнишь то наслаждение, которое я доставлял тебе? Помнишь, как это было хорошо? Я любил тебя так, как ни один мужчина до меня. Не надо от меня прятаться… не надо прятаться от своего мужа, Стеф… Выходи, дорогая. Я хочу, чтоб ты вышла. У меня есть кое-что для тебя…
В неподвижном ночном воздухе Тара услышала тихий звук вскидываемой винтовки, тихий, как смерть. Мысль, что он, может быть, видит ее, сковывала ужасом. Но Тара не смела даже поднять головы, чтобы проверить, так ли это. Это лишь старая охотничья уловка, говорила она себе. Он просто хочет заставить ее поднять лицо, увидеть блеск ее широко открытых глаз…
Внезапно терпение Грега лопнуло.
— Ты выйдешь ко мне! — прорычал Грег. — Тебе не уйти! И я достану тебя. На этот раз ошибки не будет.
Он повернулся и побежал в сторону пристроек, звук его шагов затихал на гравиевой дорожке. Опасаясь очередной ловушки, Тара осторожно подняла голову и увидела удаляющуюся фигуру Грега. Но как только он скрылся среди пристроек, Тара решила немедленно воспользоваться передышкой. Нельзя было терять ни секунды. Через мгновение она была уже на ногах и мчалась прочь от плотных розовых кустов в глубину сада, как можно дальше от освещенного дома, туда, где она, по крайней мере, могла передвигаться и где ее надежно укрывала тьма.
Действия и мотивы Грега все еще оставались для Тары неясными. Что значило его «Ты выйдешь ко мне?» Внезапно она опять услышала голос Грега, звавший ее. По мере того как оклики его становились громче, к ним начал прибавляться еще один звук, так хорошо ей знакомый, так ею любимый ритмичный звук… копыт! Он вел с собой лошадь — но не?..
— Ты слышишь меня, Стефани? Теперь ты у меня в руках, — кричал он. — У меня хорошее преимущество. Я взял твоего вонючего жеребца. Считаю до десяти! Если не появишься, я застрелю эту скотину! Слышишь меня, моя дорогая? Я застрелю эту сволочь! — Сумасшедший хохот Грега заполнял все вокруг. Тара видела, как он двигался вдоль усадьбы, ведя за хомут Кинга. Вот они вышли на середину освещенного участка перед домом, и Грег начал считать. — Один… Два… Три…
Укрытая глубокой тьмой сада, притаившись под кустами роз, Тара ощутила чувство горечи поражения. Не то, чтобы он оказался намного умнее, но гораздо более жестоким и хитрым, чем могла бы быть она сама. Кинг издавал высокие нервные звуки, напоминавшие поскуливание. Кроме нее самой и Криса, никто другой никогда не занимался Кингом, для него это было непривычно, и он был ужасно недоволен тем, что кто-то вытащил его среди ночи. Поднимаясь с земли, готовая сдаться, Тара смотрела на Кинга. Тот явно чувствовал себя не в своей тарелке, напряженно подпрыгивая на одном месте, черная шелковистая шкура бугрилась на шее и на боках.
— Четыре… Пять… Шесть… Семь…
Тара встала и пошла из темноты навстречу Грегу, больше уже ни на что не надеясь. Она проиграла. Грег заметил ее, и улыбка на его лице говорила о том, что он знал, что выиграет. Грег прекратил считать и мерзко улыбнулся, наблюдая за Тарой, идущей по саду и вверх по ступенькам вдоль бассейна.
— Иди сюда, — мягко позвал он, — я хочу, чтобы ты подошла прямо сюда.
Ноги ее были будто налиты свинцом. Тара передвигалась с невероятным усилием. Грег смотрел на нее, как огромный кот, пока она наконец не подошла и не остановилась прямо перед ним, глядя в его сумасшедшие светлые глаза, горящие страшным огнем.
— Вот и умница, — прошептал Грег, — ты ведь всегда должна слушаться мужа, не так ли?
Тара была так близко, что будто бы телом ощущала его ненормальность, как бы глядя в самую глубину его пустой и темной души. Конь весь дрожал под жесткой рукой Грега. Но почему-то Тара не испытывала страха. Впервые после несчастного случая у нее было такое чувство, что она видит его таким, какой он есть: ничтожество, пустышка, сильный лишь в своей злобе.
Презрение в ее взгляде побудило его к действиям.
— Я убью тебя, Стеф. Я не шучу. Ты готова умереть? Написала завещание? Что ж, это тебе от вечно любящего мужа и скорбящего вдовца!
С садистской неторопливостью он поднял винтовку и направил ее прямо в лицо Таре, гадко посмеиваясь.
— Ты даже ничего не увидишь! — Он взвел курок и прицелился.
Но в тот момент, когда Грег уже нажимал на курок, винтовка вылетела у него из рук. Звук взведенного курка резанул по и без того уже напряженным нервам Кинга, он взвился на дыбы и, взбрыкнув передними копытами, выбил у Грега винтовку. Винтовка выстрелила, выстрел прозвучал дико, и пуля угодила куда-то в глубину сада, никого не задев. Звук выстрела снова поднял Кинга на дыбы, он с размаху ударил Грега, и тот упал. Повинуясь инстинкту дерущегося животного, Кинг еще раз сверху нанес Грегу удар, будто пытаясь втоптать врага в землю.
— Стеф! Отзови его! Убери его! — Пронзительный крик Грега мог только больше разъярить животное, и Тара знала это. Она не стала мешкать.
— Кинг!
Зависнув в воздухе, огромный зверь все-таки услышал команду. Он легко сделал поворот в воздухе и приземлился копытами точно около беспомощно распластанного по земле человека. И затем, в качестве последней демонстрации своенравия, он опять встал на дыбы, издал оглушительный победный вопль и легким галопом скрылся за углом.
Почти уже не способная чувствовать, Тара наблюдала за Грегом, пытающимся подняться на колени и с трудом выпрямляющим спину, оглушенным ударом падения. Покачиваясь, он уставился на нее, тяжело дыша.
— Зачем ты вернулась, Стеф? Зачем ты отняла у меня Тару? — Он коварно улыбнулся, как бы моля ее. — Я должен тебя убить, ты ведь понимаешь это.
— Грег, пожалуйста. — Тара изо всех сил старалась оставаться спокойной, преодолеть невыносимую усталость внутри себя. — Послушай, сюда едет полиция. Они будут здесь с минуты на минуту. Тебе некуда бежать, негде спрятаться. И кого бы ты ни убил сейчас, это не спасет тебя. Они знают про тебя все, и как бы ты ни старался улизнуть, они все равно выследят тебя. Все кончено, Грег, все кончено.
Он смотрел на нее, как слепой, и Тара понимала, что он почти не видит и не слышит ее. Ее слова не доходили до него.
— Пора заканчивать игру, — сказал Грег как бы сам себе. С новым приступом вызывающего дурноту страха, Тара увидела, как Грег нагнулся к ней, пытаясь обхватить ее, и она бросилась бежать. Но не успела она сделать и нескольких шагов, как Грег с силой ударил ее сзади, столкнув в бассейн, рядом с которым они находились. Падая, Тара, как в кошмарном сне, опять увидела жуткую картину своего падения в реку Аллигаторов. Так же отяжелело тело, так же тянула вниз чья-то жестокая рука. Ниже… Ниже… Ниже… Паника охватила ее, легкие разрывались. Вода заполнила рот, открытый в безмолвном крике.
Вдруг, как чудо, в сознании всплыли купания на Орфеевом острове, вспомнились занятия с Лиззи и счастливые часы подводного плавания с Дэном. «Я могу плыть!» — отчаянно крикнула она про себя. Изогнувшись, Тара перевернулась на спину и пнула своего преследователя. Несмотря на сопротивление воды, замедлившее удар, она почувствовала, как ноги ее мягко коснулись живота Грега. Рука, вцепившаяся в нее, как стальной капкан, ослабла, Тара вырвалась и пулей устремилась прочь от него, неистово гребя руками. Три взмаха и она у края… два… но едва она коснулась стены бассейна и была уже почти в безопасности, как сильная рука схватила ее и рванула назад вниз. Обхватив ее голову и тело, Грег с силой толкнул ее под воду. Сара отчаянно сопротивлялась и извивалась в его руках, пока не оказалась лицом к лицу с ним. Но в этот момент лицо Грега исказилось, и, к ее ужасу, убийственная ненависть его взгляда сменилась нежным светом любви.
— Тара, — заплакал он. — Тара! О, любимая, я думал, что потерял тебя!
Грег прижал ее к краю бассейна и набросился с жадным, отчаянным, мокрым поцелуем. От ужаса Тара чуть не потеряла сознание. Она отворачивала лицо, пытаясь увернуться от его слюнявых губ, от устремленного на нее взгляда, горящего уже иной страстью. Но Грег продолжал вдавливать ее в стену бассейна, и ей никак не удавалось высвободиться из его крепких объятий, отпихнуть его тяжелое тело. Руки его шарили по ее груди, нащупывая соски, пальцы неуклюже пытались расстегнуть блузку.
— Ты же любишь меня, Тара, не так ли? Люби меня, дорогая, я знаю, какая любовь тебе нужна, люби меня как следует, крошка…
Треск ружья и крик Грега прозвучали почти одновременно. Удар пули в спину бросил его на Тару с такой силой, что у нее перехватило дыхание.
— А-а-а-а-а-а-х!
Взвыв от боли, Грег выгнулся назад, молотя по воздуху руками, и погрузился в воду. Он напоминал бьющуюся рыбу, попавшуюся на крючок.
В жутком оцепенении Тара с отвращением смотрела, как в прозрачной воде бассейна разливалась пульсирующая кровь. Подняв глаза, она увидела Джилли, стоящую в нескольких метрах от бассейна со все еще дымящимся ружьем в руках. Она не двигалась, лицо ее ничего не выражало. Казалось, Джилли не осознавала того, что сделала.
Грег появился из воды в другой части бассейна и устремился к краю. Он греб одной рукой, безжизненно волоча другую за собой. Он достиг края бассейна, выкарабкался наверх, и тут Тара увидела, что одно плечо его было прострелено, из огромной раны по спине струилась кровь. Он с невероятным усилием поднялся на ноги, но его зашатало от боли и шока. Согнувшись почти вдвое, Грег вприпрыжку побежал по направлению к задней части дома.
Тара, вся в синяках, окоченевшая от холода, тоже выбралась из бассейна. Она отчаянно хватала ртом воздух, пытаясь вновь наполнить им усталые легкие. Немного отдышавшись, Тара огляделась вокруг и увидела Джилли, все так же стоявшую с винтовкой в руках, как и сразу после выстрела. С трудом передвигаясь, Тара подошла и нежно высвободила ружье из рук, крепко сжимавших его. Это ружье не должно было больше выстрелить в эту ночь, и Тара кинула его в воду бассейна. Затем она, как ребенка, усадила Джилли на траву.
— Посиди здесь, — сказала она, — не уходи, я вернусь за тобой.
И, морщась от боли, она отправилась за Грегом. Даже в темноте можно легко было различить путь, проделанный Грегом. Продвигаясь нетвердыми шагами к дому, он оставлял за собой отчетливые отпечатки воды и крови, они вели за дом по направлению к пристройкам.
Свернув вслед за ним за угол, Тара тут же поняла, куда он направлялся. В лунном свете перед собой она увидела огромные вытянутые очертания ангара, в котором стоял самолет Харперов, используемый в случаях крайней необходимости. Оттуда, где она стояла, Тара услышала, как зарычал и завелся мотор и заработали пропеллеры. Тара смотрела, как из ангара медленно, словно в дурном сне, выехал легкий самолет и остановился у начала взлетной полосы. — Нет!
Движимая необъяснимыми чувствами, Тара кинулась вперед. Она различала Грега сквозь стекло кабины пилота, насквозь промокшего, ошеломленного, истекающего кровью.
— Грег! Грег! Ты не сможешь этого сделать!
Самолет неуклюже выкатился на взлетную полосу, качаясь из стороны в сторону. Тара бежала рядом с самолетом, умоляя, упрашивая того, кто находился внутри. Слышал ли он ее? Она не знала. Но в тот момент, когда самолет набрал скорость, он повернул голову и, казалось, увидел ее в первый и последний раз. На лице его появилось выражение беспредельного укора, разрывающей сердце агонии.
— Тара! — пробормотал он, и самолет унесся, оставив ее сзади. Но Тара все продолжала бежать за ним по неровной земле, глотая поднимаемую самолетом пыль, надеясь на чудо, которое предотвратило бы взлет, с чем, она знала, Грегу не справиться. Но ей оставалось лишь беспомощно следить за тем, как самолет набирал скорость, удаляясь, и наконец его нос поднялся и самолет, покачиваясь, оторвался от земли.
— Грег! Грег! Ты не должен умереть. Грег!
Вся душа Тары была в этом прощальном крике. Маленький самолет взмыл в яркое звездное небо. Вскоре его уже нельзя было различить среди множества звезд, но звук мотора все еще был слышен. Тара напряженно прислушивалась к нему. И вот до нее донесся звук, которого она ждала и боялась больше всего: сначала спотыкающийся звук глохнущего мотора, затем высокий, напоминающий вой, усиливающийся по мере того, как самолет терял высоту и стремительно падал вниз. Там, высоко в небе, Грег проиграл сражение, потому что вместе с потерей Тары он утратил и желание жить.
Стоя на том же месте, Тара услышала, как с жутким грохотом разбился самолет, и увидела, как огненный шар взметнулся в небо. Но она так и не услышала последнего крика обреченного, смертельно раненого человека, летевшего как Икар, навстречу своей гибели.


Мысленно начальник полиции Джим Галли так и не смог простить себе свой выходной именно в ту ночь — в кои веки раз от полиции потребовалась настоящая быстрота действий и сила, и то он не смог этого сделать. Конечно, он моментально среагировал, получив сообщение Тары, тут он ни в чем не мог себя упрекнуть. И он хорошо понимал, что Тара была абсолютно права, настаивая на том, чтобы он лично занимался этим делом. Едва ли кто из его подчиненных поверил бы ей, и ему все равно пришлось бы давать добро на проведение спасательной операции. И все же он всегда будет сожалеть о том, что он и его люди прибыли в Эдем лишь на рассвете, когда уже ничего нельзя было сделать. И, помимо всего прочего, он упустил удовольствие арестовать Грега Марсдена, и вместо этого пришлось заняться столь отвратительным делом, как исследование его обгоревшего, изуродованного трупа.
Но, будучи полицейским, Джим не мог избежать некоторых неприятных обязанностей, хоть он никогда не любил арестовывать женщин. С чувством неловкости он наблюдал за тем, как один из его подчиненных вывел Джилли из дома и усадил в полицейскую машину, чтобы отвести в Дарвин.
Уже почти сев в машину, Джилли обернулась и удивленно осмотрела огромную усадьбу, где прошли ее самые невинные и самые черные дни. В последнюю очередь Джилли взглянула на Тару, стоявшую рядом с Джимом Галли. Их взгляды встретились, но глаза ничего не говорили друг другу. Джилли все еще пребывала в состоянии транса, в том же состоянии, в котором она стреляла в Грега из ружья, взятого ею в гостиной после того, как она пришла в себя. А Тара — что могла сказать она?
— Я все еще не могу поверить в это, — с тяжелым вздохом произнес Галли. — Когда я получил твою записку, я подумал, что кто-то меня разыгрывает. Видит бог, я сожалею о задержке.
— Не надо волноваться, Джим, — мягко сказала Тара. — Все… разрешилось… в конце концов.
В это время полицейские осторожно выносили на носилках Криса, ослабевшего от ранения и потери крови. Но в его хрупком теле еще горела слабая, но несокрушимая энергия. Рядом с носилками шел Сэм.
— Одну минуту. — Тара жестом остановила эту маленькую процессию и, подойдя, взяла Криса за руку. Она была безжизненно холодна и неподвижна.
— Он будет в полном порядке, — успокаивал ее полицейский. Тара посмотрела в глаза Крису, и взглядом он подтвердил ей, что так оно и будет. Наклонившись, она нежно поцеловала Криса в лоб и смотрела, как его бережно погрузили в машину.
— Мне лучше поехать с ними, — сказал Галли. — Но если понадобится, ты знаешь, где меня найти.
— Немного опоздали, — язвительно сказала Кэти, появившаяся в дверях, чтобы попрощаться. — Где же ты был, когда был ей нужен, Джим Галли?
Галли хорошо знал, что она сама все это время принимала участие в делах из горизонтального положения, и ему очень хотелось съязвить в ответ, но добрая натура победила:
— Добро пожаловать обратно в Эдем, — просто сказал он и уехал.
— Ну, теперь здесь будет совсем тихо, правда? — проворчала Кэти, когда полицейские машины тронулись в путь из Эдема по грязной дороге. — Было так интересно, что теперь не знаешь, куда себя и деть.
Тара улыбнулась впервые за время, показавшееся вечностью.
— О, я не знаю, — сказала она. Она повернулась к конюшне, где Кинг, без труда пойманный поутру, громко выражал недовольство своим заключением. — Думаю, молодому человеку, неплохо было бы слегка подразмяться после всего, что он пережил. — Сэм, ты не мог бы… — но Сэм уже сам шел к конюшне.


Тара спокойно ехала верхом по прерии. Наконец-то после всех треволнений и страданий на душе у нее было спокойно. Она не чувствовала горечи, а наоборот, ощущала внутреннее спокойствие и облегчение, блаженно глубокое. Так чувствует себя больной после тяжелой болезни, сильного жара. Болезнь ослабила его, он знает это, но уже наметился поворот к выздоровлению. Тара не ведала, где суждено было мучиться неспокойной душе Грега, но его холодная ярость, его сумасшествие и отчаяние умерли вместе с ним, и она теперь свободна. Теперь она будет расти, сильная и стройная, под солнцем своей индивидуальности, и тень Грега уже никогда не будет сдерживать этот рост.
И все же не бывает побед без потерь, печально подумалось ей. Она слишком жестоко поплатилась, потеряв любовь Дэна, она не ожидала, что цена осуществления ее плана будет столь высока. Неужели невозможно было исполнить все задуманное ею, не лишившись его любви, или в своем отчаянии она просто не смогла найти такого пути? Но теперь все равно уже поздно. Как =есправедливо распорядилась судьба, сведя ее с таким человеком, с его преданностью именно в тот момент, когда ей пришлось отринуть его. С тяжелым сердцем она ехала вперед, наслаждаясь красотой окружающей ее природы, и не переставая оплакивать Дэна.
Тара все-таки заставила себя не думать о печальном, и мысли ее перенеслись в будущее, ожидавшее ее. Наконец-то она может пережить счастье воссоединения с Сарой и Деннисом, она так долго ждала этого. При одном только воспоминании о них на сердце становилось тепло и слезы счастья выступали на глазах. Где это должно произойти, событие, на которое Тара так надеялась и о котором так мечтала? Тара с удовольствием перебирала в уме различные варианты этой встречи, но отметала один за другим — все должно быть сделано правильно, и уж она проследит, чтобы все кончилось прекрасно.
Но одно было ясно: теперь ничто не мешало ей снова управлять жизнью Стефани Харпер, и сейчас был именно самый подходящий момент обрести такую возможность. Она вернется назад, но после того, чему научилась и что пережила, она будет гораздо сильнее и мудрее. И никогда уже не будет она прежней Стефани, вечно опасающейся чего-то, в постоянной тревоге, всегда обманутая. И никогда уже она не станет, не сможет стать жертвой ни одного мужчины, она будет твердо стоять на ногах, все будет решать в своей жизни сама и полагаться будет только на свою силу и опыт, и тоща они помогут ей. Она сделает это.
«Довольно о прошлом, у меня есть будущее», — думала она решительно.
Медленно-медленно отдаленный звук проникал сквозь ее мечтания. Тара с удивлением различила слабый, но отчетливо слышный шум приближающегося самолета. Уж не?.. Нет, ни секунды не смела она надеяться, что тот, чью любовь она презрела и отвергла, все еще сможет простить ее — не говоря уже о том, что любовь обрекла его провести столь упорное расследование, чтоб найти ее. Пресса? Конечно, нет. Хотя подсознательно ее и забавляла мысль о той сенсации, которую могло бы вызвать появление всей этой истории в газетах, она не могла даже вообразить, что газетчики, эти охотники за сенсациями, могут проделать такой долгий путь, чтобы попасть сюда. Нахмурившись, Тара поскакала назад в поместье. Лошадь в стремительном скоростном рывке обгоняла приближающийся самолет. Подъехав ближе, Тара увидела Сэма, вышедшего ей навстречу.
Хорошо, тогда Сэм может взять Кинга, решила Тара, а она постарается побыстрее разобраться с неожиданными гостями, поговорить с ними прямо на посадочной полосе и отправить их восвояси.


Сверху, с воздуха, Дэн видел летящую вперед фигуру, но не мог даже различить, мужчина это или женщина, не говоря уже о том, кто конкретно. Его тревога и нетерпение вызывали почти физическую боль, и появилось ощущение, что он начинает терять рассудок. Уже приближаясь к земле, он увидел Тару, понял, что не может быть никакой ошибки, что это она, живая и невредимая, стоит у посадочной площадки. Облегчение было столь велико, что он почувствовал, что не может управлять своим телом, и его закачало, когда он попытался встать и открыть дверь кабины. Дэн знал, что Тара с ума сойдет от счастья, встретив своих детей, прижав их к себе. А его? Сможет ли она распахнуть сердце ему навстречу и ответить ему, отплатить за его любовь такой же любовью?
В душе его отчаяние сменялось надеждой, доводя его до безумия, и он едва слышал восторженные крики Денниса и Сары рядом с ним.


Тара с опаской смотрела, как самолет подрулил и остановился. Дверь все не открывалась. Затем, как будто во сне, она услышала пронзительный крик, доносившийся изнутри.
— Мама!
Дверь распахнулась, и оттуда, отпихивая друг друга, выскочили Деннис и Сара.
«Это сон, сон, сон, « — думала Тара, не смея поверить. Но движимая материнской любовью, она вдруг бросилась с объятиями им навстречу.
— О, мама, я знал, что ты жива!
— Мамочка, это ты, ты?!
— Любимые, любимые мои!
И так они стояли, тесно прижавшись друг к другу, и по лицам их текли слезы, возможные лишь в моменты глубокого счастья.
У Дэна сердце переворачивалось в груди, так сильно было это проявление естественных человеческих эмоций.
«Я здесь лишний, я не нужен им», — промелькнула мысль в усталом мозгу. Ему не было места между матерью и детьми. Покинутый, Дэн неловко стоял у самолета, и слова последнего прощания, на этот раз окончательного, формировались у него в голове.
«Навсегда, пока ты жива, — мог бы сказать он. — Теперь, когда ты в безопасности, и все хорошо…»
Но Дэн не учел, что Тара была прежде всего женщиной. Он видел, как она подняла сияющее, мокрое от слез лицо над головками детей, и на нем он прочел: «Ты мой. Иди ко мне, — звали ее глаза, — иди сейчас». В порыве экстаза она осознала, как сильно любит этого темноволосого нежного мужчину. Любит? Больше, намного больше того. Только в Дэне сможет она найти вторую половину своей души — верного друга, который будет рядом всю жизнь, будет ее половиной в равном партнерстве. Теперь она может отдаться ему без всяких преград, без тайн, не сдерживая себя. Ей не терпелось оказаться в его объятиях, стать его полностью, доказать ему это.
— О Дэн!
Это было похоже на всхлип. Она снова была готова расплакаться.
— Тише, любимая, не расстраивай себя, ты все мне скажешь потом. — Чувствуя, как в нем самом поднимается волна радости, Дэн думал лишь о том, как успокоить и поддержать ту, которую любил. Он уже знал ответ, которого так долго ждал, он понял все по ее сияющему взгляду, когда она смотрела на него, прижимая к сердцу детей.
КОНЕЦ ПЕРВОЙ КНИГИ


Предыдущая страница

Ваши комментарии
к роману Возвращение в Эдем Книга 1 - Майлз Розалин



ок
Возвращение в Эдем Книга 1 - Майлз Розалинлена
25.10.2012, 16.18





очень хорошая книга я хочу вам сказать
Возвращение в Эдем Книга 1 - Майлз Розалинксения
6.01.2015, 17.52





хорошая книга. даже очень. я уже неслолько раз читала.
Возвращение в Эдем Книга 1 - Майлз РозалинКИФАЯТ
24.02.2016, 13.23








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100