Читать онлайн Возвращение в Эдем Книга 1, автора - Майлз Розалин, Раздел - Глава двадцать вторая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Возвращение в Эдем Книга 1 - Майлз Розалин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.73 (Голосов: 90)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Возвращение в Эдем Книга 1 - Майлз Розалин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Возвращение в Эдем Книга 1 - Майлз Розалин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Майлз Розалин

Возвращение в Эдем Книга 1

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава двадцать вторая

Дэн приблизился к особняку Харперов с осторожностью. Так как у него не было в Сиднее машины, он был вынужден нанять такси до Дарлинг-Пойнт, но он расплатился в начале авеню и оставшуюся четверть мили прошел пешком. Беглый взгляд дал понять, что его предосторожность была напрасной. В особняке, казалось, никого не было. Огромный белый дом спал в лучах утреннего солнца, на дорожке не было никаких машин и никаких следов деятельности. Дэн почувствовал внезапное спокойствие. Это была единственная ниточка в его поисках Тары. Что если она никуда не ведет?
С терпением, свойственным его профессии, Дэн устроился ждать и наблюдать. Его бдение не было вознаграждено. Ничего не произошло. Никакого движения. Никто не вышел и не вошел. Дэн нашел убежище под деревьями, возвышающимися над стеной, и воротами, ведущими к дому, и предался своим мыслям. Когда он впервые почувствовал тревогу за Тару? Он не знал. Но ему теперь казалось, что в ней всегда было что-то, что с самого начала не давало ему покоя. Он все еще помнил, какой она была на предварительной консультации с изуродованным лицом и телом, но с уникальной силой духа, светящейся в этих необыкновенных глазах. Он уже тогда знал, что она солгала о несчастном случае — никакая машина не могла нанести такие раны. Она всегда была загадкой, скрывала свои мучительные секреты в глубине своего гордого сердца, и душа ее была ранена не меньше, чем ее тело.
Время, как он знал по опыту, залечивает большинство ран. Но время — неторопливый доктор, и работает оно без анестезии. Дэн пришел к мысли после своего последнего визита к Таре, что она все еще страдает. То, что случилось, для нее не кончилось. Он чувствовал, что у нее есть какой-то план, что она нашла способ разрешить то, что ее мучило, и он восхищался ею. Он верил также, что ей хватит мужества довести дело до конца. Но по мере того как картина стала проясняться — после визита на могилу и когда он увидел, насколько обеспокоен сержант Сэм Джонсон на Орфеевом острове, — у Дэна появился страх, что ей не хватит силы для борьбы против врага, более сильного, смелого и жестокого. «О Тара, родная моя, почему ты не доверилась мне? И как я могу помочь тебе, если я не знаю, где ты?»
Медленно подъехал фургон, доставляющий продукты, и нарушил покой улицы. Дэн очнулся от своих размышлений. Время для лобовой атаки. Он попробовал открыть ворота из сварного железа, однако, как он и предполагал, они были заперты. Но стены, окружающие дом, были построены скорее для украшения, чем против непрошеных гостей, они не представляли проблемы для атлетически сложенного мужчины. Не заботясь о том, что он может попортить одежду и обувь, Дэн подпрыгнул и оказался на стене. Он ни на секунду не задержался наверху, боясь быть замеченным, и бесшумно спрыгнул на мягкую землю по ту сторону. Отряхнув руки и колени, он огляделся.
Прямо перед ним простиралась зеленая лужайка. Сад был густо засажен деревьями, что давало прекрасную возможность для укрытия. Дэн со всеми предосторожностями двинулся к дому, прячась за группами деревьев и кустарников, растущих на этом зеленом пространстве. Ему даже в голову не пришло, разумно ли он поступает, вторгшись на частную территорию. Он решительно выбросил из головы кричащие газетные заголовки, подсказанные воображением: «Врач из Квинсленда арестован по обвинению в краже со взломом». Он пробрался вдоль боковой стены дома, не увидев ни движения, ни признаков какой-либо жизни. За домом он осмелился подойти к самому краю скрывающих его зарослей и стал внимательно вглядываться через кусты в картину, которую он видел перед собой.
За домом роскошный зеленый газон спускался к краю воды, где стояла на якоре яхта Харперов. Сам особняк стоял на возвышении, все окна на этой стороне были занавешены и закрыты шторами от жаркого утреннего солнца. На террасе в беспорядке стояли стулья и шезлонги, но никто не сидел в них, наслаждаясь солнечными лучами. Только ниже внутреннего дворика можно было видеть, как какой-то мальчик уверенно плавает кролем в бассейне, взад — вперед. Рядом с бассейном, разомлев от жары, дремала овчарка, вяло и тяжело дыша.
Вдруг пес пошевелился, поднял голову и принюхался.
В одну секунду он был на ногах и мчался к укрытию Дэна с громким лаем.
Выйдя из своего укрытия в кустах, Дэн двинулся навстречу собаке. Когда пес почти приблизился, Дэн остановился и опустился на одно колено, чтобы быть на одном уровне с собакой.
— Молодец! — сказал он как можно спокойнее и дружелюбнее. — Ты хорошая собака!
К его огромному облегчению, пес остановился как вкопанный, глядя на него внимательно, без угрозы.
— Все в порядке, приятель — сказал Дэн более хладнокровно, чем чувствовал себя на самом деле.
. — Вы кто? — раздался резкий испуганный голос сверху.
Мальчик выбрался из бассейна, крепко сжав в руке полотенце как бы для защиты.
— Друг, клянусь тебе, — ответил Дэн спокойно. — Я звонил у ворот, но никто не ответил.
— Знаете, это частная собственность. Сюда не разрешается просто так входить. — Он держался настороженно, но испуг прошел.
— Я должен извиниться. Обычно я так не поступаю. Но сейчас очень срочный случай.
Мальчик осторожно пересек лужайку и подошел к нему. Дэн боялся пошевелиться, чтобы собака не набросилась на него. Он взглянул на умные глаза, оскаленные зубы и все тело, готовое к броску, и решил подождать спокойно, пока подойдет мальчик.
— Что вам нужно? Что вы здесь делаете?
— Меня зовут Дэн Маршалл! Я ищу некоего Грега Марсдена.
— Его здесь нет. Вы его друг?
«Едва ли», — подумал Дэн мрачно.
— Нет, не друг, — сказал он резко и был вознагражден выражением облегчения на лице мальчика. — Я друг Тары Уэллс.
«А ты, судя по глазам, ее сын», — подумал он.
— Тара! — Невозможно было ошибиться в тоне, которым это было сказано. — Вы знаете ее?
— Она мой большой друг. Я надеялся, что кто-нибудь здесь сможет мне сказать, где она. Ты не знаешь?
Дэн был так взволнован, что непроизвольно потянулся к мальчику и тут же услышал рычание собаки. Мальчик улыбнулся.
— Все в порядке, дружище. Успокойся. — Собака сразу успокоилась.
— Его зовут Кайзер. Он настоящий убийца, — сказал мальчик.
— Да, я сразу догадался.
— Он обычно никого к нам не подпускает, — Мальчик посмотрел на него с любопытством.
— Я надеюсь, он понял, что я друг. Думаю, так это и было.
Не сговариваясь они оба повернулись и пошли в сторону дома.
— Вы давно знаете Тару? — мальчик явно был расположен говорить о ней.
— Около года.
«Что же ты знаешь, — подумал Дэн. — Если вообще знаешь что-то».
— Где вы познакомились?
— В моей клинике в северном Квинсленде.
— В северном Квинсленде? — мальчик задумался. — Значит, вы врач?
— Да.
Дэн почувствовал, что за ними кто-то молча наблюдает с террасы наверху. Он посмотрел вверх и увидел девочку, которую, так же как и мальчика, он видел раньше на фотографиях в спальне Тары, в ее квартире в Элизабет-Бэй. Ее задумчивое лицо было смуглым и печальным.
— Это моя сестра Сара. А меня, между прочим, зовут Деннис.
Они обошли бассейн и поднялись по каменным ступеням на террасу. Девочка не шелохнулась.
— Сара, это доктор Маршалл.
— Здравствуй, — Дэн постарался, чтобы его приветствие звучало тепло и непринужденно.
— Он друг Тары, — продолжал мальчик. Сара посмотрела на него с некоторым подозрением, но он увидел, что она смягчилась.
Какой-то инстинкт подсказал ему добавить:
— Но я не друг Грега Марсдена, Сара. Мне просто надо найти Тару.
Она внимательно посмотрела на него, поняв, что ему можно доверять.
— Заходите, пожалуйста, — сказала она.
В гостиной была приятная прохлада и уют. Дэн сразу же оценил роскошное элегантное убранство, его взгляд привлекла фотография на столике.
— Это наша мама, — сказал Дэннис, проследив за его взглядом. — Нам сказали, что она умерла, но я…
— Замолчи! — Лицо Сары исказилось от боли. — Прекрати, Деннис! Ты обещал, что больше не будешь об этом говорить.
— Деннис, — на этот раз Дэн не скрывал своего волнения, — Тара и Грег, где они?
— Они в Эдеме.
— В Эдеме?
— Это наше загородное поместье. В Северной Территории.
Сердце Дэна оборвалось. «Боже, — это за много миль отсюда, в два раза дальше на север и потом к западу, чем его путь на юг в Сидней». Он был в смятении, пытаясь найти решение.
— Доктор Маршалл, — Деннис стоял у его локтя, смотря на него снизу вверх и в лице его светилось что-то, похожее на надежду. — Я видел Тару до этого.
— До этого?
— До того, как она приехала сюда на уикэнд с Грегом.
— Она провела здесь уикэнд с Грегом? — У него перехватило дыхание от ревности.
— Нет, она уехала после ленча. Но я видел ее и раньше. В школе. Она однажды туда пришла и фотографировала нас, когда мы играли в футбол. Я видел ее очень близко. Она сфотографировала меня, я не знаю, почему. Поэтому я и запомнил.
Сара, стоя позади его, слушала презрительно, но с крайним вниманием.
— Когда она приехала сюда, я сразу догадался, что это она. Я ее спросил, но она все отрицала. Но я не один узнал ее. Кайзер ее тоже узнал. Весь день… чем больше времени я с ней был… у меня просто было такое чувство…
В комнате вдруг стало очень тихо.
— Какое чувство? — спросил Дэн почти шепотом.
— Что она наша мать!
Дэн увидел слезы на глазах у мальчика, когда тот вслух осмелился сказать то, что было его тайной надеждой. Сара нетерпеливо повернулась, будто не могла больше выносить этого.
— Доктор Маршалл, почему она оказалась в вашей клинике в Куинсленде? Что с ней стряслось?
Дэн был в нерешительности, он не хотел сразить их преждевременными откровениями. Но Дэннис опередил его.
— Вы сказали, что познакомились с ней около года назад.
— Да, это так.
— Приблизительно в это время моя мама, как говорят, попала… в аварию. — Он остановился и густо покраснел. — Не думайте, что я сошел с ума…
— Ты не сошел с ума, сынок, — это слово нечаянно сорвалось у него с языка.
Деннис побелел, губы его задрожали, как у маленького ребенка.
— Тара Уэллс — наша мать?
— Да.
Деннис повалился на стул и заплакал. Сара застыла как камень, уставившись прямо перед собой. Потом с криком боли она разрыдалась и бросилась на грудь Дэну, рыдания сотрясали ее.
— Ну, ну, — попытался он ее успокоить, — все в порядке, теперь все в порядке, она ведь жива, не забывай!
Все чувство вины и горя, которые Сара так долго носила в себе, вдруг прорвалось наружу, будто прорвало дамбу. Дэн тихо выжидал, давая им возможность излить нахлынувшие на них чувства облегчения и радости. Только когда слезы высохли и оба они успокоились, он снова вернулся к вопросу, который волновал его больше всего.
— Как мне быстрее всего добраться до Эдема, к Таре?
Сара задумалась.
— Телефона нет.
— Эдем стоит в стороне от жилья, — сказал Деннис.
— Как насчет самолета?
— На ферме есть своя маленькая посадочная полоса. Можно посадить легкий самолет.
Дэн лихорадочно думал. Полет в Сидней, оттуда на чартерном рейсе или на воздушном такси… Он встал, чтобы идти.
— Доктор Маршалл. — Сара уже вполне владела собой, она вдруг стала взрослой, а не ребенком, — Доктор Маршалл, мы едем с вами.
— Да, пожалуйста, пожалуйста, — умоляюще сказал Деннис.
Дэн посмотрел на них, две пары глаз, глаз Тары, глядели ему прямо в лицо. Он сдался.
— Ладно, — он улыбнулся, — хорошо. Ну давайте, собирайтесь.


— Да, да. Хорошо. Спасибо за звонок. И — удачи!
Джоанна Рэнделл задумчиво положила трубку на место. Усевшись напротив нее на подлокотник дивана, Джейсон поднял свои светлые брови.
— Доблестный доктор? — спросил он с иронией.
— Да. Похоже, что Тара где-то на ферме в провинции, место называется Эдем, с Грегом Марсденом.
Джейсон, кажется, чего-то подобного и ждал.
Ну да, и мы не будем спрашивать, чем они там занимаются, не так ли, мать? — сказал он весело.
— Не знаю. — Джоанна еще не пришла в себя после визита Дэна и не знала, насколько она может поверить в то, что тот ей рассказал; все это она тут же выложила Джейсону.
— Даже если половина того, что он сказал, правда…
— Ну вот ты опять за свое, — засмеялся Джейсон. — Я тебе уже говорил, не надо расстраиваться из-за всех этих дел в твоем возрасте. Сейчас я совершу революцию в твоем сознании, за что все поколения будут благословлять меня, и особенно ты.
Джоанна не была настроена на шутку.
— Говори толком, Джейсон.
— Ладно. Дело вот в чем. Все это неважно.
— Что неважно?
— К концу дня или даже сейчас в такой дерьмовой ситуации, как наша с тобой, мамочка, совершенно неважно, является ли Тара Стефани Харпер.
— Джейсон, ты с ума сошел? — Джоанна начала сердиться.
— Послушай-ка. Послушай внимательно своего любимого фотографа. Конечно, в мистическом, метафизическом, платоническом плане, в плане вечной истины, небезразлично, кто она. И сейчас, конечно, имеет значение, что она в опасности, а добрый доктор летит ей на помощь, как рыцарь; но он может оказаться в дураках и будет там популярен не больше, чем змей в садах Эдема, который нарушил уединение медового месяца. Но для тебя, Джоанны, и для меня, Джейсона, это не имеет ни малейшего значения.
— Я все еще не понимаю!
— Потому что мы проиграли. Оба. Кем бы она ни была, с кем бы из доблестных рыцарей она в конце концов ни осталась, она больше не будет моделью.
Джоанна уставилась на него. Это не приходило ей в голову.
— Что касается меня… Ну, кого бы она не выбрала, это будет не малышка Джейсон. Я появился на сцене до этих двух болванов, нулей, ничтожеств. Не знаю, где хранится ее любовная кнопка, но мне ее не нажать. — Он с горечью улыбнулся. — Так что делай ставки, мамочка. Кого из них она выберет? Кто добьется руки прекрасной дамы? Справа от меня суперхрабрец Марсден, знаменитый от Брисбена до Перта распутник, бродяга-бабник, в синем углу — доктор Дэн, молчаливый, но страшный противник, любимец интеллектуальных дам. На кого ты ставишь?
Он замолк. У Джоанны с трудом укладывалось в голове то, что он только что сказал. Все ее инстинкты говорили ей, что это правда. К тому же, она знала, что Джейсон редко ошибается. У него была хватка и интуиция, и он часто подсказывал ей правильное решение. Она внимательно посмотрела на него.
— Как бы ты отнесся к этому в любом случае?
Он пожал плечами.
— Я научился за последние месяцы ничего особенно не чувствовать ни по какому случаю, а сейчас я как раз начинаю наслаждаться некоторым успехом. Невозможно их всех завоевать, ты это знаешь лучше, чем кто-либо, моя старушка. Проживем, я и мое эго. — Он повернулся к ней со своей ослепительной улыбкой. — А еще лучше будет, если моя старая мамочка найдет мне другую прелестную длинноногую лошадку на осенний сезон.
— Вероятно, ты прав, — медленно произнесла Джоанна.
— Я всегда прав! — воскликнул Джейсон, притворяясь обиженным. — Не спорь со мной. Ну-ка, доставай свои главные снимки, мамочка, давай пороемся в твоих ящиках и найдем следующее личико. Хотя бы на несколько следующих сезонов. Какой главный лозунг нашего дела? Повторяй за мной…
— Надо быть впереди, — прошептала Джоанна машинально.
— Вот и умница. — Он протянул руку и ласково похлопал ее по плечу. — А обо мне не беспокойся. В Сиднее на триста тысяч девушек больше, чем мужчин, и множество голубых мужчин, так что я наверняка быстро найду ту, которая не только будет готова на что угодно, но и будет благодарна!


Над Эдемом взошла ясная заря и звезды померкли на чистом безоблачном небе. Небесные врата распахнулись, открыв сияющий купол, на котором не было никаких признаков страшной бури, прошедшей накануне. Тяжелые серые тучи, разорванные грозой, удары молний и проливной дождь — все это ушло без следа. Мир был чистым и сияющим, как будто он был заново сотворен, все растения, все листочки сверкали в первых лучах утреннего света. Только радуга во всем своем разноцветном великолепии изогнулась в небе как память о событиях прошедшей ночи.
В долине раздавался крик птицы кукабурры, напоминая небесным людям обратить внимание на знак утренней звезды и подбросить дров в огромный костер, который согревает землю, чтобы он быстро разгорелся до своей полуденной силы. Выйдя из темной теплой конюшни, Крис приветствовал веселого вестника утра почтительным поклоном, но не произнес при этом ни звука. Он знал, что, если кто-нибудь обидит кукабурру или передразнит ее радостную заразительную песню, птица больше не станет будить великих духов огня и непроницаемая тьма снова окутает мир, как было до того, как Отец Всего дал первый свет.
Посмотрев наверх, Крис увидел великолепную радугу, яркую и ясную на фоне перламутрового неба. Он остановился, чтобы духи предков нашептали ему ее значение. Жулунггул, Змей Радуги, пролетел по небу ночью, благословил землю своей мощью и силой. Крис увидел, что радуга постепенно стала бледнеть и исчезла, потом засияла снова ярче прежнего. И Крис понял ее второй смысл и то мрачное предзнаменование, которое она несла. Давным давно, когда мир был еще молодым и враждующие племена еще не научились жить в мире друг с другом, озлобленный охотник бросил камень, чтобы убить друга. Он бросил его с такой силой, что камень улетел высоко в небо и рассек его, а оттуда вдруг засияли краски разными цветами, как огромный опал, так появилась первая радуга, оплакивая совершенное преступление. До сего дня радуга подает знак всем, кто умеет его понять, что где-то жестокость осталась безнаказанной и слезы опала снова падают на землю в печали. Но Змей Радуги был здесь, тот, в ком все живые существа начинаются и кончают свой путь, чье присутствие дает жизнь и смерть всем людям. Крис молча принял послание небес и принялся готовить свою душу к событиям, о которых получил предсказание.


Когда первые лучи зари прокрались в спальню Макса, Тара проснулась сразу же. Выскользнув из огромной дубовой постели, она оставила спящего в ней мужчину, даже не взглянув на него, и вернулась в свою комнату по соседству. Она быстро оделась и так же бесшумно, как и пришла, отправилась на кухню. В руке она сжимала маленькую бутылочку, которую достала из своей косметической сумочки. Она открыла буфет и достала из него заветную бутылку хереса, которую Кэти там хранила. Тара осторожно перелила содержимое своей склянки в бутылку, тщательно взболтала и понюхала. Как она и надеялась, терпкая густая консистенция пахучего дешевого хереса абсолютно поглотила следы снотворного, которое она туда добавила. Наконец-то она нашла применение лекарству, которое Дэн когда-то дал ей на Орфеевом острове. Она знала, что Кэти ближе к полудню приложится к своему спиртному. Так что, когда ее план достигнет кульминационного момента, Кэти будет крепко спать и не помешает.
Бросив бутылочку в мусорный ящик, Тара взяла самый большой поднос и прошла в гостиную, где на буфетной стойке стояли бутылки виски, бренди и портвейна. Осторожно, чтобы бутылки не зазвенели, Тара погрузила их на поднос и отнесла, надрываясь от этой тяжести, через кухню в кладовую, где она поставила поднос на пол, заперла дверь, а ключ положила в карман. Никто туда не попадет, подумала она с удовлетворением, а когда Джилли проснется и протянет руку за стаканом, без которого она теперь не обходилась ни дня, его там не окажется.
Затем она нашла блокнот и карандаш и написала записку.


«Утро такое прекрасное, что я взяла Кинга и отправилась покататься до Девилс-Рок. Не буди спящих красавиц. Вернусь к обеду.
До встречи».


Она взяла свои перчатки для верховой езды и хлыст и, выйдя из дома через заднюю дверь, отправилась на служебную половину. Там она просунула записку под дверь Кэти и пошла через двор к конюшне. Она не удивилась, увидев, что Крис терпеливо ждет ее в деннике Кинга, седло и упряжь лежали рядом на полу. Они вместе почистили Кинга и, Тара впереди, Крис и Кинг за ней, вышли из конюшни. Кэти крепко спала после поездки верхом накануне, звук лошадиных копыт во дворе не разбудил ее по-настоящему. Она решила, что это Эффи отправилась на свою утреннюю прогулку верхом, ведь это был звук, который она слышала каждое утро, когда Стефани еще жила в Эдеме. Необязательно еще вставать. Она лежала и прислушивалась к звуку удаляющихся копыт с глубоким удовольствием, а потом снова прикорнула до того времени, когда надо уже будет вставать по-настоящему.


Как и всегда, первая ясная мысль, которая приходила к Грегу Марсдену утром, была о нем самом. «Ты добился своего, приятель, — его эхо мурлыкало, как толстый кот, — ты победил». Наслаждаясь самолюбованием, он принялся вспоминать события минувшей ночи, лениво проигрывал в памяти все свои действия и поведение Тары. Он не спеша думал о ее теле, ее груди, ее бедрах и темном треугольнике волос в низу живота. Мысленно он перевернул ее и взял ее сзади, и его член, всегда доставлявший ему проблемы по утрам, начал пульсировать, требуя удовлетворения. Он любил секс по утрам больше, чем в любое другое время. Он властно протянул руку, чтобы притянуть к себе Тару. «На этот раз, — подумал он, — я научу ее словам, сопровождающим любовные утехи».
Как только его протянутая рука встретилась с холодным пространством там, где должно было лежать теплое тело Тары, Грег понял, что его провели. Почему, как она посмела бросить его таким образом? Он сразу же понял, что она не в ванной, не выскользнула, чтобы приготовить ему сюрприз, не впорхнет сейчас в комнату в своем очаровательном неглиже, неся поднос с апельсиновым соком, дымящимся кофе, булочками и шампанским, чтобы отметить их ночной любовный ритуал. Он помрачнел и выскочил из постели, мгновенно придя в состояние огромного тигра, готового к убийству.


Солнце было уже высоко в небе. Сэм, который в это время спиливал засохшее дерево, очень беспокоился о Кэти. Она настаивала, чтобы верхние ветки, которые он обрубил, они оттащили в сторону и порубили на поленья. Это была изнурительная работа, а Сэму закон его предков предписывал почитать старших, это была священная обязанность. Он неоднократно пытался деликатно остановить ее.
— Предоставь это мне, Сэм, — сказала она, тяжело дыша от напряжения, — конечно, я могу это сделать. Я слишком стара и жилиста, чтобы у меня случился сердечный припадок… да и работы… много … так уж позволь мне… понадоедать тебе тут.
На самом деле, Кэти в это утро была снедаема беспокойством, от которого можно было избавиться только тяжелой физической работой. Удовольствие, которое она получила, услышав, как Тара поскакала на прогулку рано утром, испарилось, когда она прочла записку. Зачем бы Эффи надо было отправиться к Девилс-Рок? Дорога туда и обратно занимала не меньше целого дня. Туда никто никогда не ездил один. И хотя Стефани раньше всегда знала все дороги, все пути в округе, сможет ли она не заблудиться после такого долгого отсутствия? Если она или лошадь погибнут там, даже косточек их никогда не найдут.
Кэти также пришло в голову, что из-за усталости и возбуждения предыдущей ночи она не рассказала Таре о разговоре между Грегом и Джилли, который она подслушала. Она так была преисполнена радости, когда Тара почти созналась, что она и Эффи — одно и тоже лицо, что совсем забыла поделиться с ней откровениями, которым стала невольным свидетелем, когда, проходя через холл, услышала голоса тех двоих, что бросали друг другу обвинения и оскорбления. «Старая дура», — ругала она себя почти в слезах от огорчения. Но что она могла поделать? Ничего, только ждать, когда Эффи вернется, и тогда ей все рассказать. Теперь это был вопрос, как прожить день и дождаться ночи, а еще постараться быть рядом с Сэмом при Греге. Она не забыла его лица, когда он вошел в кухню и услышал ее попытки связаться с Пайн-Крик по рации, не забыла она также и того, что Грег вывел рацию из строя, чтобы они были отрезаны от внешнего мира.
— Доверяй мне, — сказала Эффи.
Ну что ж, она была уверена, что у Эффи есть какой-то план. «Она выведет тебя на чистую воду, — говорила она мысленно Грегу, — и тебе придется встать рано утром, чтобы поймать Кэти Басклейн, негодяй».
— Кэти! — Резкий голос Грега прервал ее раздумье и заставил ее испугаться, несмотря на все ее храбрые мысли. — Где ты? Черт возьми, я тебя всюду ищу!
Даже в лучах яркого полуденного солнца он был бледен от едва сдерживаемой ярости. Кэти не хотелось встречаться с черным гневом в его взгляде.
— Где мисс Уэллс? Ну, где она?
— Она уехала перед завтраком. Она велела мне не будить вас.
— Куда она поехала?
— В Девилс-Рок, верхом.
— Девилс-Рок? — его голос дрожал от гнева. — А откуда, интересно, она узнала о Девилс-Рок?
— Это… я ей рассказала, — на ходу выдумала Кэти.
— Что за идиотизм. Туда добираться три или четыре часа. Она может заблудиться. Она может… — Его ум отказывался принимать эту страшную возможность. Он повернулся к Кэти. — Если что-нибудь случится с ней… — Он оставил угрозу, повисшей в воздухе, потом повернулся и быстро пошел назад.
Кэти вдруг почувствовала себя очень старой и очень больной. Сэм, с сочувствием поглядевший на маленькую женщину, увидел, как она пошатнулась, будто сейчас упадет. Он быстро спустился с дерева и взял ее под руку, чтобы поддержать. Она с благодарностью оперлась на его мускулистую руку и подняла к нему свое маленькое сморщенное лицо.
— Помоги мне добраться до дома, Сэм. Мне что-то нехорошо.
Они медленно вернулись в дом, Сэм довел ее до кухни и усадил. После ужасной жары на улице Кэти почувствовала себя лучше. Но она не собиралась предоставлять свое выздоровление только природе.
— Мне нужно что-нибудь выпить, — сказала она Сэму, — просто чтобы успокоить нервы. Видишь, вон там, в буфете? Дай мне, пожалуйста, ту бутылку и стакан…
И уже не первый раз за утро она приложилась к хорошей порции своего любимого лекарства.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Возвращение в Эдем Книга 1 - Майлз Розалин



ок
Возвращение в Эдем Книга 1 - Майлз Розалинлена
25.10.2012, 16.18





очень хорошая книга я хочу вам сказать
Возвращение в Эдем Книга 1 - Майлз Розалинксения
6.01.2015, 17.52





хорошая книга. даже очень. я уже неслолько раз читала.
Возвращение в Эдем Книга 1 - Майлз РозалинКИФАЯТ
24.02.2016, 13.23








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100