Читать онлайн Возвращение в Эдем Книга 1, автора - Майлз Розалин, Раздел - Глава девятнадцатая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Возвращение в Эдем Книга 1 - Майлз Розалин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.73 (Голосов: 90)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Возвращение в Эдем Книга 1 - Майлз Розалин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Возвращение в Эдем Книга 1 - Майлз Розалин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Майлз Розалин

Возвращение в Эдем Книга 1

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава девятнадцатая

Для непосвященных пустынные пространства Австралии кажутся безжизненными и унылыми — однообразная, часто пугающая равнина. Пустыни и обширные долины, кажется, кричат о скуке и монотонности: на такой земле можно запросто сойти с ума или умереть жуткой смертью от жажды. Но это страна таинственной магии, и те, кто может услышать ее музыку, почувствовать красоту ее небогатого, но имеющего странную прелесть ландшафта насладиться свободой простора и простоты, — те немногие избраны Богом и владеют древним даром духовного покоя. Стефани Харпер всегда умела находить этот покой, с тех пор как Крис научил ее этому, и огромные просторы вокруг Эдема были для нее стенами храма, где она веселилась, играла и страдала и где обращала к Богу свои молитвы и радовалась своему единению с Ним. Сейчас она вновь ощутила восторг и чувство свободы, которые не часто посещали ее в городе, и направила лошадь навстречу легкому ветру, купаясь во вновь обретенном блаженстве.
Вместе Тара и Грег поскакали по бескрайней выжженной солнцем равнине. Свежие холеные лошади жизнерадостно вытягивали шеи, соревнуясь друг с другом, резко перескакивая через упавшие деревья, гонялись за стадами кенгуру, несущимися со скоростью сорок миль в час, вздымали ввысь стаи орущих попугаев.
Но, как ни старался Грег (а он был умелым и жестким наездником), маленькая кобылка неслась впереди, и когда они остановились в рощице у реки, которую обозначили как финиш, было ясно, что Тара была безусловным победителем.
Кровь пульсировала в ее венах, и, сияющая, с прерывистым дыханием, она сошла с лошади и повела ее к воде. Тара ослабила хомут и подпругу и дала лошади напиться — та пила, шумно разбрызгивая холодную воду на лицо и шею Тары, — а затем она отвела лошадь под тень дерева.
— Ах, сколько удовольствия я получила, — сказала она. — Было так здорово. — Она повернулась к Грегу, который ничего подобного не сделал для своей лошади. Его лицо потемнело.
— Только не говори мне, что ты из тех мужчин, которые не выносят, когда их побеждает женщина.
Как раз это-то и являлось тайной причиной раздражения Грега, потому он и стал так яростно это отрицать.
— Конечно же нет!
— А у тебя такое лицо, как будто — да.
— Совсем нет.
Он выдавил на лице подобие улыбки. Ему уже не было так неприятно теперь, когда Тара стояла рядом, смеющаяся, прекрасная, излучающая энергию и радость после их соперничества. Его сердце смягчилось.
— А ты прекрасно смотришься в этом пейзаже! Как будто позируешь на съемках в Сиднее. Где ты научилась так ездить на лошади? Ты просто полна сюрпризов.
Тара засмеялась.
— Вы, мужчины, ведь все знать не можете. А потому нам, женщинам, приходится приберегать маленькие хитрости.
— О! — Грег был очарован ей. — Как я люблю, когда ты смеешься. А ты не так часто смеешься. Ты так прекрасна.
Не раздумывая, он привлек ее к себе и поцеловал. Когда их губы встретились, Тара безраздельно отдалась в его объятия, находя прибежище в его теле и отвечая на поцелуй со страстностью, которая безумно возбуждала его.
Впервые целовал он ее и держал в своих руках это стройное тело, о котором он мечтал со дня их первой встречи, и это было даже лучше, чем он мог ожидать. Тара ощущала его руки на себе, и его прикосновения будоражили ее воображение и инстинктивные желания. Она запрокинула лицо, покоряясь его поцелуям, вбирая его любовь с такой жадностью, как будто сама жизнь ее зависела от этого. Она приоткрыла губы для поцелуя, прижалась к нему, с торжеством женщины ощущая свидетельство его возбуждения. Она желала его. Боже, как она его желала.
Внезапно, к изумлению Грега, она резко отодвинулась, оттолкнула его решительными ладонями.
— В чем дело?
Она не ответила, а лишь вызывающе смотрела на него. Он снова грубо схватил ее и крепко прижал к себе. Поднеся свое лицо близко к ней, он тихо пригрозил:
— Женщины, которые играют со мной в игры, действуют мне на нервы. — В доказательство он яростно прижал ее бедра к себе. — Ты сама хотела приехать в Эдем. Не рассказывай мне, что ты сюда тащилась, чтобы покататься на лошадях. А даже если так, то я сюда ехал не для того, чтобы подышать свежим воздухом.
— Мне больно, Грег!
Он со злостью отпустил ее и провел рукой по волосам.
— Желать тебя и не обладать тобой — это сводит меня с ума!
— Грег, ты же знаешь, что я испытываю к тебе. — Она опустила голову:
— Но я…
— Но что?
— Каждый раз, когда ты касаешься меня… все, о чем я думаю, — это твоя жена. Когда ты обнимаешь меня… как будто ты предаешь ее.
— Так вот в чем дело!
— Прости, Грег, я не могу не думать о ней.
Грег лихорадочно соображал. Как ему убедить Тару, что в погибшей Стефани не было для нее незримой соперницы? Он никогда не рассказывал ни одной живой душе о своих истинных чувствах к ней, а всегда играл роль безутешного мужа, молодожена, лишившегося своей супруги, искавшего сочувствия у окружающих. Но Тара — она стала самым важным в его жизни. Он должен рискнуть рассказать ей правду — даже под угрозой потерять ее, когда она узнает, что он совсем не тот безупречный джентльмен, которым прикидывался. Он ей расскажет все. Он должен быть достоин ее любви.
— Хорошо, вот тебе правда. Правда состоит в том, что я женился на Стефани Харпер ради денег. Дела у меня шли плохо. Конкуренция была серьезной. Я повредил колено, и парни вроде Макинроя наступали мне на пятки. В моей игре уже не было прежнего блеска.
Он помолчал. Тара стояла, как каменная, жадно слушая каждое слово.
— Я встретил Стефани на благотворительном приеме в ее доме и, кажется, понравился ей. Тогда я подумал: «А почему бы и нет?» Два месяца спустя мы поженились. Но я тебе скажу: даже с ее деньгами и положением Стефани Харпер была явно второй сорт. Она была стара. Она была толстой. Она была занудой. И она была фригидна! Мне приходилось напиваться, чтобы заниматься любовью с ней, а ее вообще нужно было две недели примусом раскочегаривать. Боже, как я ненавидел старую клюшку.
Тара склонила голову, как будто буря должна была разразиться над ней. Ему не видно было ее лица. Внезапно, изменив тон, он дотронулся до ее руки и сказал нежно:
— Ты для меня все, чем моя жена не была. Тара, я люблю тебя!
Не говоря ни слова, она отпрянула, побежала к лошади, вскочила на нее и понеслась отчаянным галопом. И хотя первым порывом Грега было помчаться вслед за ней, он сдержался и дал ей нестись без помех обратно к усадьбе. «Дай ей время», — сказал он себе. Должно быть, те низменные стороны его «я», которые она неожиданно увидела, потрясли ее. Но он был уверен, что, как бы это сейчас ни выглядело, он разыграл свою лучшую карту. Ведь она сама говорила, что питает к нему какие-то чувства. Он точно знал, что она его желала физически, хотела, чтобы он обладал ею. Мужчина с таким, как у него, знанием женщин не может обманываться. В конце концов она, как ручная птица, прилетит на его ладонь. Он любит ее. Как же это может не принести к успеху? Медленно, чтобы у нее было достаточно времени покататься в долине, чувствуя себя окрыленным, поехал он к дому.
А впереди него Тара неслась, как будто сам дьявол скакал вслед за ней, и плакала, и кричала, и проклинала его черную душу, которая так подло обманывала ее. Теперь, когда он сам сказал ей об этом, не было больше сомнений в его подлости и в справедливости ее возмездия. Она была сбита с толку, даже испугана тем, насколько пламенно ее тело отвечало на его поцелуи. Теперь она понимала, что сможет использовать это как часть его кары. Ее тело жаждет его — ее тело может иметь его. И она доставит себе удовольствие использовать его, как тогда он использовал ее, и он познает боль, подобную той, что испытала когда-то она: его бесценный дар, пламенная любовь его тела будет предана поруганию и отвергнута как ненужная вещь. Еще чуть-чуть, чуть позже оставить его в неведении и ожидании — и тогда меч ее возмездия падет!


Когда Кэти очнулась от обморока на веранде, она точно знала, что нужно делать. Еще нетвердо держась на ногах от пережитого шока, она, пошатываясь, направилась в дом. Первой целью была кухня, где она нетерпеливо потянулась к своей заветной бутылочке столового хереса, про которую, как она все еще свято верила, никто не знал. Она жадно глотнула полный бокал терпкой тягучей жидкости, и теплая резкость напитка успокоила ее расшатавшиеся нервы. Она налила себе еще один бокал и пошла с ним по длинному коридору к спальне Стефани. Только там могла она найти подтверждение или доказательство той сумасшедшей догадки, вспыхнувшей верой в ее сердце, когда она увидела Тару Уэллс, уносящуюся сломя голову по дорожке Эдема прочь в пустынную даль. Потому что есть вещи, которые не может изменить никакая хирургия. Кэти учила Стефани ездить на лошади. Манера человека ездить на лошади, то, как он сидит в седле, так же индивидуальны, как и почерк, и скрыть это нелегко. Тара — это Стефани, думала Кэти. Оставалось это доказать.
Закрыв за собой дверь, Кэти поставила свой бокал с хересом на тумбочку рядом с кроватью и принялась за работу. Открыв ящики туалетного столика, она методично осмотрела содержимое: ничего, кроме пары ничего не говорящих трусиков, пары бюстгальтеров, маечек. В другом ящике она нашла джинсы, хорошо сшитые шорты, бикини и элегантный итальянский закрытый купальник. Кэти задумалась. Стефани не умела плавать, обычно к воде близко не подходила после случая в детстве, когда Скиппер, разыгравшаяся колли, с которой Кэти охотилась тогда, столкнула девочку в бассейн и та едва не утонула. Непонятна также разница в размерах. Кэти поискала на вещах ярлыки и прочитала размер. Стефани никогда узкой в бедрах не была, начиная лет с двенадцати.
Озадаченная, Кэти продолжила свои поиски. Из следующего ящика было извлечено облачко легковесного кружевного белья черного и белого цвета. Кэти была шокирована до глубины своей пуританской души. Нет, это явно не Стефани, которая не носила ничего, кроме добротного хлопка, насколько знала ее Кэти от колыбели до момента ее исчезновения. Посмотрев, нет ли чего еще под этими кружавчиками, Кэти неодобрительно запихнула все это обратно и сердито захлопнула ящичек. Она присела на кровать подумать.
Неужели она ошиблась? Может быть, ее старые глаза сыграли с ней злую шутку и ее жгучее желание снова увидеть Эффи заставило ее принять желаемое за действительное? Она покачала головой. Теперь осталось только посмотреть в чемодане. Кэти открыла его и обнаружила несколько пар туфель, непритязательных, на низком каблуке, сандалии, толстый свитер на случай прохладных вечеров и стопку журналов мод. И снова это было слишком легкомысленно для Стефани. Когда она не занималась бухгалтерскими счетами и не разбирала бумаги своей компании «Харпер майнинг», она могла уткнуться в хорошую книжку — но не такую дрянь, подумала Кэти с негодованием. Еще одна головоломка таилась под журналами на дне чемодана. Любопытные пальцы Кэти нащупали что-то мягкое и упругое в матерчатой сумочке, и, к своему изумлению, она выудила… парик! Волосы были так похожи на волосы Стефани по длине и цвету, что на секунду безумная надежда снова вспыхнула в сердце Кэти. Но если эта женщина действительно была Стефани, зачем ей понадобились фальшивые волосы, когда она могла просто отрастить свои? Это было совершенно непонятно. Озадаченная, Кэти положила все это на место и закрыла чемодан.
Ну вот, значит, все. Разочаровавшись, Кэти хотела было уйти. На пути к дверям она вдруг увидела косметичку Тары в ванной позади спальни. Косметичка лежала на полочке перед зеркалом над раковиной. Она была туго застегнута на молнию. Кэти открыла ее и обнаружила баночки, лосьоны, кремы, тени для век. Приподняв все это, Кэти засунула руку глубже и ощупала внутренность. На дне она почувствовала что-то твердое. Она вытащила квадратный сверток, завернутый в мягкий шелковый носовой платок. Внутри были две фотографии — Сары и Денниса.
— О боже, эти дети, — сказала Кэти с изумлением и, сев на край ванны, запрокинула голову и заплакала. Вот в ее руках было то доказательство, которое она искала. О боже, милостивый! О, Эффи! Наивные слова восторга и любви снова и снова проносились в ее голове.
Вдруг она пришла в себя, отчетливо услышав звук лошадиных копыт во дворе дома, приближающийся к конюшне. Всадники возвращались домой. В панической спешке Кэти завернула в платок фотографии и запихнула их на дно косметички. Она застегнула ее, положила обратно на полку и повернулась, чтобы уйти. Кэти остановилась, лишь чтобы поправить постель, на которой сидела, и выбежала из комнаты. Она не увидела, что на тумбочке Тары остался незамеченным предательский бокал хереса.


Администратором в аэропорте Мэскот была женщина, и очень сообразительная женщина. И, может быть, потому, что она была женщиной, ей удалось решить проблему, с которой не смогли справиться ее подчиненные — мужчины. А проблемой, в общем-то, была еще одна женщина, которая явилась в аэропорт в состоянии сильного волнения. Она скандалила, пытаясь нанять самолет, который бы доставил ее прямо в какое-то место в захолустье Северных Территорий, о котором не слышал никто из жителей Сиднея. Когда кассиры вежливо предложили ей полететь на одном из обычных рейсов в аэропорт поближе к месту назначения, она начала ругаться, и, как это обычно бывает с вздорными клиентами, ее начали «футболить» от одного окошка к другому, пока она не оказалась у стойки администратора. Но администраторами не становятся те люди, которые не умеют разрешать проблем. Она сделала несколько телефонных звонков, совершила маленькое административное чудо, и вскоре Джилли Стюарт посадили в самолет, который должен был доставить ее к первому пункту на долгом пути к Северным Территориям и Эдему.


А в этом захолустье ночь была нежна, наполнена тысячами сладчайших запахов и легких шумов. Грег и Тара гуляли в розовом саду, вместе, но порознь. Грег внимательно наблюдал за ней, ожидая от нее первого шага. Вернувшись с верховой прогулки, он обнаружил, что Тара прошла прямо к себе в комнату принять душ и отдохнуть и просила ее не беспокоить. Ему ничего не оставалось делать, как ждать долгие часы до обеда, часть из которых он провел, тщательно готовясь выйти к столу: он не мог припомнить того случая, когда ему хотелось одеться или заботиться о своей наружности ради женщины. В свои звездные часы теннисного игрока, казалось, чем более растрепанным и потным он был, тем более казался привлекательным. Он улыбнулся, вспомнив те дни, пока он брился, принимал душ и одевался с особым тщанием. Но Тара была так не похожа на других. Он чувствовал, что невозможно перестараться, стремясь понравиться ей. Когда он спустился к обеду, он все еще не был уверен, что она собирается делать и проведет ли вообще этот вечер с ним. Он вздохнул с облегчением, когда она вскоре появилась, отдохнувшая, посвежевшая. Она выглядела изумительно в блестящем вечернем платье, и он был в восторге, что она все же взяла платье с собой, хотя он настаивал, что в Эдеме все будет непринужденно. Все прошло превосходно: обед был отличным — Кэти, очевидно, постаралась особо. Но беседа ограничивалась ни к чему не обязывающими темами, и он явно чувствовал ее позицию «руки прочь». Поэтому он был очень рад, когда вечером она приняла его предложение прогуляться по саду, поскольку это давало ему возможность снова приблизиться к ней.
Они вышли из столовой на веранду и пошли к бассейну. Обойдя бассейн и фонтан, слабо освещенные сейчас скрытыми огнями, они пошли в розовый сад и присели там на одну из скамеечек. Ночь была тихой и безмятежной, и дурманящий запах многочисленных цветов висел в воздухе.
Тара первой нарушила молчание.
— Эдем, — сказала она мечтательно. — Это место по праву так названо.
— Итак, что бы ты хотела сейчас делать? — Грег боялся испугать ее своим напором после сегодняшних откровений; он хотел, чтобы она почувствовала — ее желания все для него. — Выбор вечерних развлечений очень ограничен в этих пустынных местах, думаю, у Адама и Евы были такие же проблемы.
— Грег… — Она прервала его попытку пошутить. — Спасибо, что ты был со мной так откровенен сегодня.
— Ты единственная женщина, которой — я знаю — я не могу лгать. «И это правда, а потому помоги же мне», — подумал он беспомощно. — Мне бы хотелось, чтобы ты знала, каков я на самом деле. Даже рискуя при этом потерять тебя.
— Ты не потерял меня. — Голос Тары был тверд. — Я уважаю честность. Даже если правду иногда бывает очень тяжело слушать.
Ее слова придали Грегу уверенность. Он рискнул и сделал правильно, когда сказал ей о своем отношении к Стефани. Все будет хорошо.
Позади них на веранде дома появилась Кэти и крикнула из темноты:
— Будут еще какие-то указания?
— Нет, все, спасибо, Кэти.
Голос Тары прозвучал вслед.
— Спасибо за прекрасный обед.
Кэти ушла спать.
— Знаешь, она все еще готовит для Стефани, — сказал Грег, когда она ушла.
— Что ты имеешь в виду?
— Сегодняшний обед состоял из любимых блюд Стефани.
— Да?
— Да. — Грег засмеялся. — Ей нужно отдать должное. Она упрямая старушенция. Ничто не может убедить ее, что Стефани погибла.
— Очевидно, что ей очень не хватает Стефани. И она очень одинока, не так ли?
— Да-а. И слишком стара, чтобы управляться со всеми делами здесь. Пора ее отправить на пенсию. Ей будет лучше в домике где-нибудь в Дарвине.
— Грег! Но Эдем сорок лет был ее единственным домом.
— Что ж, мне жаль, но время не щадит никого из нас, — сказал Грег беззаботно.
Тара замолчала. Бездушное отношение Грега к Кэти вызвало в ней воспоминание о его обычном полном безразличии к страданиям и чувствам других людей. Его занимала только собственная жизнь. Ее внезапно охватила глубокая усталость, ей хотелось остаться одной.
— Прости меня, Грег, я, пожалуй, пойду домой. Я вдруг почувствовала, что устала. Возможно, от конной прогулки или этого чудного свежего воздуха.
На секунду выражение гнева появилось на его лице. Еще одна отговорка! Сколько же она собирается держать его на расстоянии вытянутой руки? Она прочитала его мысли.
— Ты не возражаешь?
— Возражаю, — сказал он честно. — И… не возражаю.
Попытавшись обратить все в шутку, он напомнил себе, что должен быть терпелив. Ведь это всего лишь первый вечер в Эдеме. И на Тару давить не следует. «Все же, — думал он, пока галантно провожал ее в комнату и прощался у двери, — это должно случиться, и когда случится, будет прекрасно, не может не быть после такого долгого ожидания».
В своей комнате Тара наконец расслабилась. Этот обед был огромным напряжением для нее. Смотреть на человека, сидящего напротив, такого внимательного, такого обходительного, так преданного ей, и пытаться сопоставить его с тем, кто разрушил в ней веру, сделал все, чтобы убить ее, — ее сердце разрывалось от противоречивых чувств. «Может быть, есть два Грега Марсдена, — подумала она, — как оказалось, что существуют две Стефани Харпер. Может быть, с Тарой Уэллс в нем реализовывались все его лучшие качества, он становился тем, кем хотел бы быть. Он был со мной более искренен, чем, я думала, он может быть: он признался в своих корыстных мотивах в женитьбе на Стефани. Но, если он и стал теперь добродетелен, этого слишком мало и слишком поздно. Это уже не сможет компенсировать то зло, которое он мне причинил».
Нет, она не проявит слабости, невзирая на то, как лучезарно он улыбается, как светятся любовью его глаза, когда он смотрит на нее, как он красив при свете свечи на обеденном столе или в расслабленной позе на скамейке под усыпанным звездами небом. Он прекрасен, но он обречен.
Она знала, что не должна слишком долго выжидать. Ей не удастся слишком долго притворяться, что она не бывала раньше в Эдеме. Ей не удастся долго выказывать расположение к человеку, которого она ненавидела всем своим израненным сердцем. Не хватает лишь одного кусочка в мозаике, подумала она. Завтра приедет Джилли. Тогда действующие лица будут в сборе, и пьеса сможет начаться.
Оставалось сделать лишь одно, прежде чем она пойдет спать. Выйдя из комнаты через балконную дверь, она прокралась по веранде вокруг дома до комнат прислуги. Она быстро подошла к комнате Кэти и постучала.
— Войдите.
По озадаченному тону можно было понять, что у Кэти редко бывали посетители.
Кэти сидела за столом посреди комнаты, перед ней стояла старая металлическая коробка. В ней лежала пачка старых фотографий, две или три из которых Кэти держала в руке. В комнате повисла напряженная пауза, обе женщины смотрели друг на друга.
— Я… а-а… Я тут смотрела фотографии. Пожилая женщина была явно смущена внезапным появлением Тары. Она вдруг бросила на стол фотографии, которые протягивала Таре. Тара взяла их и увидела на одной из них себя верхом на Кинге, еще на одной была она же вместе с Кэти после смерти Макса. Неужели Кэти знает? И что она знает?
— Вы были в моей комнате, пока я каталась на лошади. — Она положила фотографии на стол и посмотрела на Кэти.
— Нет, я не была там, — вспыхнула Кэти. — Я таких вещей себе не позволяю.
— Вы оставили бокал с хересом у меня на тумбочке. Кэти покраснела.
— А, да, правда, — сказала она неловко, как будто только что вспомнила. — Да, я заглядывала туда. Хотела посмотреть, повесила ли чистые полотенца, вот в чем дело. — Она посмотрела на Тару. — Я бы не хотела, чтобы меня принимали за лгунью.
— Ну, конечно, нет. — Тара улыбнулась. — Ну что ж, я пойду, смотрите свои фотографии.
Она направилась к двери. Ни одна из женщин не заговорила, никто из них не осмеливался сорвать тонкую завесу тайны, что повисла между ними.
— Благодарю вас, Кэти, за прекрасный обед.
Кэти улыбнулась, почувствовав легкое ударение на слове «прекрасный».
— Пожалуйста, — сказала она. — Спокойной ночи.
— Спокойной ночи, Кэти.
Как ночная птица, Тара бесшумно проскользнула вдоль веранды к своей комнате. В окне библиотеки она увидела чью-то тень и застыла в темноте у стены, боясь быть обнаруженной. В это время в дверь библиотеки входил Грег и направился к бару. Он пришел выпить последний стаканчик перед сном, налил себе ликер и встал у камина, задумчиво потягивая густую золотистую жидкость. Над его головой висел портрет Макса, к которому были обращены тосты его друзей и коллег в тот день много лет назад, когда Стефани стала президентом «Харпер майнинг». А теперь, освещенный неясным светом одинокой лампы на столе, здесь стоял уверенный в себе Грег, царь в своем Эдеме, занявший место Макса. Она наблюдала за ним через окно и была поражена сходством этих двух мужчин, разных по возрасту и внешне не похожих — но в них обоих было обаяние и блеск, и оба напоминали хищную птицу, готовую напасть на беззащитное существо, не столь сообразительное и быстрое. Он стоял, улыбаясь своим мыслям, спокойный, обольстительный даже, но все же в нем таилась угроза.
В чем был секрет его притягательности для нее? Она не могла объяснить этого. Она стояла и наблюдала за ним, находясь во власти очарования, которое исходит от людей, когда они не знают, что за ними наблюдают. Он допил свой бокал, поставил его и вышел из комнаты в коридор.
Тара стала пробираться дальше по веранде и уж было повернула в свою комнату. Внезапно ее внимание привлек маленький огонек спички в темноте. Огонек освещал лицо Криса. Тара улыбнулась. Этот маленький эпизод напомнил ей истории аборигенов, которые она слышала в детстве, об огненной птице, которую похитил великий виринун или колдун, но она подарила свою великую тайну всему миру: она зажгла священный огонь муравейника, от которого каждый мог зажечь свой факел. Огонь был богатейшим даром, который древние духи мироздания подарили людям. Огонь был дан людям Всевышним, чтобы спасти их от темноты и стужи. Огонь давал жизнь и ее продолжение. Одинокое сердце Тары было согрето благословением, которого испрашивал для нее Крис, и она почувствовала себя сильной и спокойной. Она была не одинока.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Возвращение в Эдем Книга 1 - Майлз Розалин



ок
Возвращение в Эдем Книга 1 - Майлз Розалинлена
25.10.2012, 16.18





очень хорошая книга я хочу вам сказать
Возвращение в Эдем Книга 1 - Майлз Розалинксения
6.01.2015, 17.52





хорошая книга. даже очень. я уже неслолько раз читала.
Возвращение в Эдем Книга 1 - Майлз РозалинКИФАЯТ
24.02.2016, 13.23








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100