Читать онлайн В порыве страсти, автора - Майлз Розалин, Раздел - 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - В порыве страсти - Майлз Розалин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.4 (Голосов: 10)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

В порыве страсти - Майлз Розалин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
В порыве страсти - Майлз Розалин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Майлз Розалин

В порыве страсти

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

4

Элен лежала на широкой дубовой кровати, привезенной из Саксонии первыми Кёнигами, прислушивалась к шумному дыханию мужа и тщетно пыталась уснуть. Если бы мысли могли превратиться в поступки, кричало ее сердце, каждая вторая женщина убила бы своего мужа тут же, сию же секунду!
Ее била дрожь, она беспокойно металась в постели. Перед глазами всплыло лицо Джона, каким она увидела его вечером в гостиной: синяки под глазами, словно у молодого боксера, а выражение глаз – как у бычка, которого ведут на бойню.
Когда речь шла о деле, решения всегда принимал Филипп, ей и в голову не приходило высказывать свое мнение, не станет она делать этого и сейчас.
И тем не менее, все то время, что она исполняла роль хозяйки, потчевала гостей и весело улыбалась, она пыталась заставить себя произнести: «Послушай, Филипп, если вся компания поддерживает ферму, то нельзя ли избавиться от чего-то другого, чтобы Кёнигсхаус остался для… для…»
«Для Джона, – хотела она сказать. – Для моего сына. Твоего сына. Твоего наследника. Единственного оставшегося у тебя наследника, ты помнишь об этом? Или теперь, после исчезновения Алекса, тебе наплевать? Неужели Джон навсегда останется для тебя на втором месте?»
Конечно же, она ничего не сказала. Остальные тоже молчали. Чарльз был вне себя от ярости – так бывало всегда, стоило лишь Филиппу начать свои игры, Бен перепугался не на шутку, Джина тоже чувствовала, насколько накалена атмосфера за столом, а Джон просто лишился дара речи от ее присутствия.
Один Филипп, казалось, наслаждался вовсю. Как всегда, он съел и выпил вдвое больше остальных. И вот наконец – она вздрогнула от стыда, заметалась в душной темноте спальни – он решил, что пора перейти к последнему в этот вечер развлечению и разве что не заявил об этом вслух. Отставив бокал со сладким десертным вином, все еще с пригоршней орешков в руке, он впился в нее жарким взглядом, как будто за столом больше никого не было. Затем вскочил.
– Эн!
В наступившей тишине он подошел к ней, схватил за руку, вытащил из-за стола.
– Пошли! – Команда прозвучала так, чтобы ни у кого из присутствующих не осталось сомнений, куда он ведет жену и зачем.
В спальне – новые приказы:
– Нет, не так! Вот так! Еще! Сильнее! Быстрее! Он всегда главенствовал в сексе, всегда был грубым и нетерпеливым, всегда стремился немедленно овладеть, войти в плоть. Филипп считал, что сокрушительного натиска его мужской силы более чем достаточно, что если он получил удовольствие, то она и подавно. Помнится, ее очень забавляли статьи в журналах для женщин, в которых читательниц на полном серьезе убеждали рассказывать своим мужчинам о своих сексуальных пристрастиях, обучить их ласкам, любовным играм – «покажите им, что вам нравится». Для Филиппа любовной игрой была уже сама мысль заняться сексом. А у женщины, по его понятиям, должно быть только одно желание – ублажить своего мужчину.
И она смирилась. Поначалу эта грубая спешка даже возбуждала ее: его рука под платьем, когда она ждала лишь поцелуя, юбка, задранная до пупа, едва лишь они оставались одни. Она до сих пор помнила их первое объятие, в самый первый день знакомства. Она работала тогда на соседней ферме. Филипп подъехал к ней, чтобы спросить, где хозяин. Позже он нашел ее в амбаре, она проверяла запасы кормов. «Зашел попрощаться, – небрежно бросил он. – Почему-то мне кажется, что мы еще увидимся».
Как только Филипп появился в дверях, Элен поняла, что он ее поцелует. Она затрепетала, подалась ему навстречу, хотя все еще не могла решить, хочет того или нет. Но закрыв глаза и подставив ему губы, она ощутила не легкий поцелуй узнавания, а руку на груди, ее пронзило током, когда его грубые пальцы стали мять ее соски. Он вел себя, как давний любовник, истосковавшийся по ее телу после месячной разлуки.
Первым же прикосновением он подчинил ее себе: она не могла ему отказать. Их секс всегда подчинялся его ритму, его желаниям, его прихотям. Заняться любовью для него было так же естественно, как перекусить, да и требования к сексу были такими же, как к еде: горячо, быстро и часто. Он любил разные приправы и гарниры, ему было интересно, каковы они на вкус.
Возвращаясь из Сиднея или из долгих поездок за границу, он обычно бросал на стол сверток и объявлял: «Это на сегодня, Эни. Тогда, много лет назад, ей льстило, что из Франции он привозил полный комплект нижнего белья, включая изысканный корсет с резинками и черную нижнюю юбку с оборками, хоть сейчас в «Мулен Руж». Поездка в Германию ознаменовалась парой сапожек, как у Марлен Дитрих в «Голубом ангеле», из Лондона, наоборот, он привез белое школьное гимнастическое трико. «Маркс энд Спенсер», – смеялся он, показывая острые белые зубы. – Я сказал, что это для моей маленькой девочки!» Его вкусы совсем не отвечали представлению о том, каким должен быть добрый католик.
Однако в последнее время желания Филиппа становились все более необузданными, а ее надежда испытать наслаждение – все более иллюзорной. Когда-то она любила его так сильно, что ей было безразлично, кончит ли она сама или нет, ей доставляло удовольствие ощущать на груди тяжесть лежащего в изнеможении, такого беззащитного в эти минуты мужчины. А теперь, когда муж покупал ей кружевные панталоны, следовало ожидать, что он заставит ее нагнуться, сорвет с нее обнову и нанесет несколько яростных ударов по ягодицам. Он давно уже не целовал ее, предпочитая грубо овладевать ею сзади, как животное, его огромные руки безжалостно впивались в нежную плоть Элен, удерживая ее тело в нужном положении, пока сам он не насытится.
Если она кричала, протестовала, это возбуждало его еще больше. Теперь Филипп нарочно делал ей больно, ему хотелось, чтобы она корчилась, стонала, не в силах прекратить бесконечную пытку. Любое сопротивление с ее стороны вызывало у него желание растоптать ее окончательно. Его садистские наклонности проявлялись с каждым разом все отчетливее; ее унижение стало непременным условием его наслаждения. Она не знала, когда это началось. И уж тем более не могла представить, как и когда кончится.
Сегодня она без звука подчинилась всем его требованиям, надеясь ускорить развязку и приблизить избавление. И, как всегда, какая-то частица ее души умерла.
Наконец он иссяк, в изнеможении растянулся на постели. А для нее ночная пытка только началась. Когда, в какой момент ее перестал возбуждать этот внезапный, яростный натиск, с каких пор ей захотелось чего-то более нежного и, главное, взаимного?
Когда она разлюбила его?
Элен безуспешно пыталась найти прохладное место в жаркой до зуда постели, все еще хранившей запахи безрадостного соития. Когда-то она так гордилась тем, что стала женой Филиппа, что ей было безразлично: пусть хоть весь мир знает, как они занимаются любовью. А сегодня ее будто кипятком ошпарили, когда она увидела, с каким пониманием и симпатией смотрит на нее Чарльз, в то время как Филипп уводил ее из комнаты, словно собаку.
Чарльз…
Он ведь тоже провел свою жизнь в тени Филиппа, по сравнению с практической хваткой старшего брата его сила оставалась неоцененной, и теперь его снедала горечь за все перенесенные обиды и унижения. Однако будь у него хоть малейший шанс, он проявил бы себя настоящим Кёнигом, умным и сильным.
Чарльз…
Может быть, с ним ей было бы лучше? За окном занимался новый день, восходящее тропическое солнце разыгрывало свою утреннюю симфонию пурпурных, красных и золотых тонов. Господи, неужели еще один замечательный день? Нет, только не это! О каком сне может идти речь, если она никак не может совладать со своими чувствами?
Может быть, с Чарльзом ей было бы лучше? Без Филиппа…
Похоже, ее жизнь свелась к бесконечным, бессмысленным вопросам. Когда это началось? И, Боже мой, когда же кончится?


Когда над Кёнигсхаусом повис огненный шар солнца, Джон оставил бесплодные попытки забыться сном, надел рубашку и джинсы и выскользнул через заднюю дверь во двор. Страшная боль терзала его сердце; впервые за прожитые двадцать четыре года он боялся посмотреть правде в глаза, прятался в кустах, как раненый зверь.
Продать Кёнигсхаус? Покинуть Королевство? Как мог отец додуматься до такого? Стоя на веранде, он обвел глазами поместье, бескрайние просторы вокруг, на которых боролись и умирали его предки.
От земли поднимались влажные испарения, утренний ветерок нес прохладу. Может быть, он остудит его пылающее лицо? Джон любил эту землю, любил страстно, самозабвенно. Кёнигсхаус, бесконечные километры сухого песка, мертвой красной земли значили для него гораздо больше, чем для всех остальных членов семьи. Да, Элен тоже любила эту землю, но она не выросла здесь. Как все дети, Джон не уставал задаваться вопросом: где же родилась его мать? А кроме того, отец был центром ее вселенной, ему предназначалась ее любовь.
Чарльз? Джон попытался поставить себя па его место. Наверно, не очень весело быть младшим братом, и нет ничего удивительного в том, что дядя постарался как можно скорее выйти из-под опеки старшего брата и отправился искать счастья в Сидней. Чарльз открыл свое дело, быстро пошел в гору, и так продолжалось до тех пор, пока Филипп, которому после мясного бума семидесятых—восьмидесятых годов буквально некуда было девать деньги, не устроил небольшой переворот и не закупил младшего брата на корню.
Так возникла империя Филиппа Кёнига, управлять которой был нанят Чарльз. В один и тот же день Чарльз оказался банкротом, лишился своей компании и тут же получил ее обратно. Филипп подсластил пилюлю, пообещав прислушиваться к любым рекомендациям младшего брата относительно расширения дела. «Ты сможешь работать на себя, мой юный Чарльз», – любил повторять Филипп. И Чарльз ни разу не бросил ему в лицо горький упрек: «Конечно, приятель, только здесь нет ничего моего!»
Так, может быть, теперешнее намерение Чарльза продать Кёнигсхаус, выломать из короны ее главную драгоценность и бросить чужакам было всего лишь местью за все, что сделал с ним Филипп? Подобные мысли никогда не приходили Джону в голову, и он тут же отогнал их. Однако он никак не мог поверить, что нельзя обойтись без продажи Кёнигсхауса. «Нужно что-то делать, – в отчаянии повторял он. – Не может быть, чтобы ничего нельзя было сделать!»
Маленький ночной зверек тенью промелькнул у подножия огромного эвкалипта. Солнце начинало припекать, над дальними горами, заключившими Кёнигсхаус в свои каменные объятия, появились первые коршуны и ястребы.
Это моя земля.
Джон как будто заново увидел прекрасный старый дом в окружении хозяйственных построек, выстроившиеся в ряд конюшни, образующие внутренний двор. Он, как во сне, обошел дом кругом и остановился у фронтона.
Теперь вся ферма лежала перед ним как на ладони. Вдали, за пологими склонами буша, открывался водопой, ухоженная дорога, обсаженная любимыми мамиными розами и пальмами, вела к шоссе. Джон окинул взглядом дома пастухов, здание конторы, дом для гостей, где сейчас спали Бен и Джина.
Джина…
Но даже радостно-тревожное воспоминание о ней не могло отвлечь Джона от терзавших его мыслей.
Кёнигсхаус мой. Он всю жизнь обещал его мне. Он всегда говорил, что он будет моим, он обещал мне. А теперь собирается лишить меня всего. Как он может?
В доме для гостей тихо приоткрылась дверь, стройная фигурка в белом спустилась по ступенькам и решительно направилась по траве в его сторону. Джина! Он лишился дара речи. Видимо, пока она шла, его робость передалась и ей. Они неловко поздоровались, она опустила глаза.
– Я увидела тебя из окна, – произнесла наконец девушка, нервно сплетая и расплетая длинные, изящные, золотисто-смуглые пальцы. – Я не спала. Я всегда рано просыпаюсь.
Повисло напряженное молчание.
– Ты не хочешь присесть? – отчаянно предложил Джон.
Молодые люди устроились рядышком на каменных ступенях парадного крыльца. Теперь, когда они могли не смотреть друг на друга, им стало значительно легче.
– Я хотела сказать, – осторожно начала Джина, подавляя желание посмотреть на юношу искоса, чтобы он смог оценить ее большие прозрачные глаза, – что понимаю, какой ужасный сюрприз тебе вчера преподнесли. Эта продажа Кёнигсхауса, которую готовит сейчас мой отец, кажется мне слишком поспешной. Я не понимаю, что случилось.
Только теперь Джон осознал, как ему было грустно и одиноко. Слова Джины оказались той самой соломинкой, за которую хватается утопающий.
– А я и подавно! – воскликнул он. – У нас самая лучшая скотоводческая ферма Северной Территории, может быть, даже лучшая в Австралии, отец мне сто раз это говорил. У нас больше семи тысяч квадратных километров земли, больше тысячи голов скота, мы потратили целое состояние, чтобы ни одна болячка к ним не пристала, и теперь, когда отец мог бы отдыхать и наслаждаться жизнью, он собирается все продать!
– Ты в этом уверен?
– Что ты хочешь сказать? – удивленно спросил Джон, встретив заботливый взгляд карих глаз.
Джина покачала головой.
– Сама не знаю. А еще я совсем не знаю твоего отца. То есть я знаю его с детства, но для меня он всегда был посторонним человеком. «И очень страшным», – добавила она про себя. – Так что иметь с ним дело придется тебе, а не мне!
Джон как будто прочел ее мысли.
– Но ты что-то заметила?
Джина кивнула.
– Что бы он вчера ни говорил, он ничего не подписал, так ведь? Можно сколько угодно говорить об этой японской компании – покупателе, которого нашел твой дядя Чарльз, но похоже, что они не очень-то продвинулись в этом вопросе. Контракт еще не заключен. А пока нет контракта, нет и продажи.
– Но зачем ему все это – отцу, я имею в виду? Если он не собирается продавать, к чему тогда разговоры о продаже?
Джина пыталась решить, как далеко она может зайти в своем ответе.
– Может быть, он хочет держать тебя на коротком поводке? Заставить ходить по струнке, лишить уверенности? Отец говорил мне, что Филипп всегда обещал тебе Кёнигсхаус, обещал, что ты станешь наследником.
– Да, – горько отозвался Джон. – Так оно и было.
– Но ведь ты действительно сын и наследник! – улыбнулась девушка. – Конечно, есть еще твоя мама, но она вряд ли захочет управлять фермой.
– Пожалуй, ты права. А Чарльз – он не фермер, его интересует только бизнес. Так что Кёнигсхаус ему тоже не нужен.
– И больше никого нет?
Джон глубоко вздохнул. Когда он учился в школе, мальчики-аборигены говорили, что, если ты солжешь, Великий Змей вытянет шею и хвост, развернет в небе свое огромное тело и совьет для тебя страшное кольцо, чтобы утащить туда, где место всем лжецам.
Но ложь – это когда ты точно знаешь, что говоришь неправду.
– Нет, – не задумываясь ответил он, – больше никого нет. Никто не жаждет обладать Кёнигсхаусом так, как я.
Джина вздрогнула.
– Значит, он твой, – по-детски просто ответила она. – Но тебе придется бороться за него.
Джона захлестнула бессильная ярость.
– Но они говорят, что дела идут плохо и нужно что-то продать.
– Может быть. – Девичий голос внезапно окреп. – Но не обязательно Кёнигсхаус! Есть что продать в Сиднее, а Кёнигсхаус останется как прежде, когда у твоего отца еще не было интересов в городе.
Дай Бог, чтобы Джина оказалась права, подумал Джон. Он был так благодарен ей за то, что она вселила в него надежду, дала возможность выговориться, разделила муки его одиночества. Он осторожно подвинулся, и вот уже его плечо еле заметно коснулось ее нежного плечика.
Над их головами щебетали и смеялись первые зимородки, а они сидели не шелохнувшись, наслаждаясь хрупкой интимностью этого прикосновения, и не знали, что из спальни за ними наблюдают холодные серые глаза. И какое бы светлое будущее ни рисовали они в своем воображении, ему не суждено, не позволено случиться.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - В порыве страсти - Майлз Розалин

Разделы:
1234567891011121314151617181920212223242526272829303132333435

Ваши комментарии
к роману В порыве страсти - Майлз Розалин



Потрясающий роман. Браво автору. Очень удачно описаны характеры героев, особенно г.героев.Сюжет немного переплетаеться с детективом, но от этого он ещё интересней.
В порыве страсти - Майлз РозалинGala
7.04.2015, 23.34








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100