Читать онлайн В порыве страсти, автора - Майлз Розалин, Раздел - 19 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - В порыве страсти - Майлз Розалин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.4 (Голосов: 10)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

В порыве страсти - Майлз Розалин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
В порыве страсти - Майлз Розалин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Майлз Розалин

В порыве страсти

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

19

Неужели еще один безупречно погожий день? Нет, только не это! Палящие лучи солнца бесцеремонно проникли в окно и разбудили Джона. Второй раз подряд он просыпался с чувством тошноты и раскалывающейся от боли головой. Он застонал. Не может быть, чтобы он два дня расплачивался за то, что один раз приложился к бутылке! Наверно, сказывается вторая бессонная ночь, проведенная в думах, от которых нет покоя.
Джон знал, ему не заснуть, пока он не узнает правду о смерти отца. Он должен все выяснить, и не только для того, чтобы успокоить собственную совесть. В этом заключается его сыновний долг. А пока он не может думать ни о чем другом. Стоило ему проснуться, и мысли снова понеслись по кругу, завертелись, как белка в колесе.
С чего же начать, если он хочет раскрыть преступление?
Начнем с самого начала, сказал он себе. Можно ли утверждать, что Филиппа убили? Джон не изучал психологию, однако знал, что мозг способен иногда выкидывать странные фокусы. Людям снилось то, о чем они мечтали, на что надеялись. Так что же получается, он желал отцу смерти или хотел его убить?
Это не более чем Эдиповы штучки, сказал себе Джон. Все гораздо проще. Он любил отца и любил его всем сердцем.
Однако если предположить, что его сон – не просто игра воображения, отца действительно убили, и кому-то сошло с рук гениальное преступление.
Кто мог его совершить?
Случайный бродяга, безнадежный пьяница? Вряд ли. Для того, чтобы подобное преступление удалось, нужен трезвый ум, холодный расчет, а не бессвязные мысли пропойцы, который не в состоянии выполнить даже работу, которую ему поручают. И где ему взять двоих подручных?
Чем больше Джон думал об этом, тем больше убеждался, что в деле замешано несколько человек. Даже если убийца подкрался незаметно, Филипп мог проснуться и дать отпор. По крайней мере, он бы проснулся после первого укуса и уж точно не стал бы спокойно ждать, пока змеи завершат свое черное дело. Значит, чьи-то сильные руки пригвоздили его к земле, заглушили его крики.
Но как узнать, что случилось на самом деле?
Этот вопрос мучил его уже два дня. Нет, пора сбросить оцепенение, начать действовать!
Мацуда со своим противным прилипалой уехали, Алекса тоже нет. Можно начинать поиски. Если бы еще удалось уговорить Джину улететь вместе с ними, у него были бы полностью развязаны руки.
Джина.
Джон вздрогнул, покрылся холодной испариной, хотя стоял под горячим душем. Воспоминание о ее поцелуе обожгло его огнем, и он страстно, яростно захотел ее прямо сейчас, он покажет ей, что значит настоящий мужчина, объяснит, для чего предназначены женщины…
О Господи! Он ведет себя как распоследний ублюдок! За такие мысли он не достоин не то что ее, любой женщины.
Ради Бога, выбрось из головы эти мысли, забудь, забудь о ней, отчаянно внушал он себе.
Повторяя эти слова, как заклинание, Джон оделся и, не позавтракав, побежал на конюшню. Кайзер, учуяв его издалека, радостно заржал.
– Да, приятель, теперь я твой хозяин. – Джон похлопал лошадь по шее. – А ты мой конь. Прогуляться не хочешь?


– Привет, Джонни!
– Эй, Джон-Джон!
– Это мистер Джон!
Аборигены всегда были ему рады. Сюда, в их селение, он приходил и в минуты радости, и в минуты печали. Его приветствовали все от мала до велика: младенцы, копошащиеся в пыли, и глубокие старики, которые были стариками уже тогда, когда сам он был маленьким мальчиком.
– Пришел посмотреть танцы? – К нему подошла Дора с ребенком на руках. – Там Джина. Пойди посмотри, она чертовски хороша!
И действительно, на самодельной сцене Джон увидел Джину, босую, в обтягивающем трико и балетной юбочке. Вот она исправила неверное движение одного из танцоров, потом женщина постарше поправила ее саму. Интересно, кто кого учит?
– Что они делают? – спросил он у Доры. Дора, как всегда, звонко рассмеялась.
– Готовятся к корробори. У них будет целое представление.
– Корробори!
Боже милостивый, как он мог забыть! Когда же состоится праздник? Кажется, в следующем месяце, не раньше. Для аборигенов это самое главное событие года, а он чуть не забыл! Филипп всегда устраивал грандиозное празднество, старался показать этим людям, как он ценит их труд. Теперь, когда отца не стало, придется ему взять на себя подготовку торжества, традиции нужно продолжать.
Вот только придется ли ему?
Джон снова вспомнил, что лишился наследства, а вместе с ним и права устраивать корробори. Жалеть себя будешь потом, напомнил он себе. Кому-то придется провести праздник. Нужно непременно сказать об этом Алексу, когда тот вернется. Жадными глазами всматривался Джон в танцующих, стараясь разглядеть среди них хрупкую фигурку. А еще он скажет Алексу, что в этом году будет совершенно необычное представление.
– Пойдешь посмотришь? – спросила Дора.
– Нет, нет, не сейчас, – смущенно ответил Джон. – Мне нужен Дасти, он здесь?
– Я здесь, босс.
Этот маленький, вечно улыбающийся человечек подошел так тихо, что снова застал его врасплох.
– Хочешь прокатиться, босс?
– Нет, поиграй с нами! Не уходи, Джонни, не уходи!
Джон рассмеялся. Дети его очень любили, но в селении спокойно не поговоришь. Он потрепал по головке ближайшего мальчугана.
– Ребята, мне надо ехать. Скоро вернусь, честное слово. Пока.
Он заставил себя не оглядываться на Джину. Они миновали переплетение низко нависших над землей ветвей. Похоже, Дасти знал, куда ехать.
Солнце поднималось все выше, его жаркие лучи добела раскалили небо, выжгли кроваво-красную землю. Кусты мимозы на дальнем холме казались языками оранжево-красного пламени. Высоко над их головами перекликались черные какаду, перелетали с ветки на ветку. У Джона полегчало на душе.
Королевство, подумал он. Мое Королевство. Этого у меня никому не отнять.
Наконец он решился заговорить, облечь в слова свои неотвязные мысли.
– Дасти, я знаю, вы верите в сны, вы придумали свое Царство Снов сотни тысяч лет назад. Но верите ли вы в дурные сны, в то, что у нас называют Сатаной. В Дьявола, насылающего дурные сновидения?
Дасти ответил не сразу.
– Босс, дурное есть всегда и везде. Есть хорошие духи и плохие духи, хорошие животные и плохие животные, хорошие люди и плохие люди. Но в людях больше зла, чем в самых плохих духах. Всегда.
– Дасти… – Джона охватило возбуждение. Казалось, туманная пелена безысходности, охватившая его в момент пробуждения от страшного сна и парализовавшая волю, стала понемногу отступать. – Дасти, кто живет у водопоя?
– Рыбы, птицы, ящерицы… и большие змеи, – ответил тот, не поворачивая головы.
– Змеи?
– Не так важно, кто живет, верно, босс? Всякий может прийти.
Теперь Джон понял, куда они направляются.
– Как мы сейчас?
– Примерно так, – улыбнулся Дасти одними губами.
Они надолго замолчали. Казалось, Дасти не был склонен продолжать разговор. Наконец Джон не выдержал.
– Ты сегодня собирался к водопою, или эта поездка – только из-за меня?
Дасти задумчиво закатил глаза, сдвинул на затылок шляпу.
– Думаю, я бы на днях наведался туда. Возбуждение Джона все усиливалось.
– Ты что-то узнал, что-то почувствовал? Дасти насмешливо улыбнулся.
– Никакого колдовства, босс, здравый смысл, и ничего больше. Просто я узнал одну интересную вещь. Ты ведь знаешь, когда мы устраиваем скот на ночевку, то сменяем друг друга, следим за ним по очереди. Слим в тот день дежурил за несколько часов до того, как умер твой отец. Слим сказал мне, что слышал самолет. Но, насколько я знаю, на ферме гостей не было, и нигде больше тоже. Так кто это был? И зачем?
Джон пытался сохранять спокойствие.
– Может быть, самолет пролетал мимо?
– Нет, Слим сказал, что он не улетел дальше аэродрома.
– Значит, самолет в ту ночь мог приземлиться, а потом улететь обратно, и никто бы об этом не узнал?
Дасти кивнул.
– Похоже на то.
– И кто-то мог…
– Или могли…
– Появиться на ферме, а потом снова исчезнуть, и никому не пришло бы в голову, что здесь вообще кто-то был? – У Джона голова шла кругом. – А от аэродрома сюда, если по прямой, даже ночью, пешком – как ты думаешь, сколько времени займет? Если места знакомые?
Дасти уже подумал об этом.
– Для здорового, выносливого человека – не больше часа. И, босс… здесь всем знакомы эти места.
– Да-а, – горько вздохнул Джон. Убийца был явно свой, с фермы. – Значит, за ночь они могли обернуться туда и обратно?
Дасти покачал головой.
– Если их действительно было несколько. Сейчас посмотрим.
Они подъехали к водопою, спешились и привязали коней к дереву, растущему на самом верху склона, далеко от воды.
– Здесь уже достаточно потоптались, – сказал Дасти. – Сначала твой отец, потом мы, когда уносили его отсюда, потом еще ты – может, и искать больше нечего. Подожди здесь, у дерева, а я пойду посмотрю. Если что-нибудь найду, крикну.
Джон сидел совершенно неподвижно, напряженно вслушиваясь в тишину, и так долго, что мелкие обитатели буша совсем перестали его бояться. Вокруг него сновали по своим делам зеленовато-черные и золотистые жуки, ящерицы пробегали так близко, что чиркали хвостом по сапогам, а маленькая мышь-песчанка даже взобралась ему на ногу. Наконец он услышал крик.
– Эй, сюда! Иди сюда!
Дасти обошел вокруг прудика, а потом стал описывать все расширяющиеся круги вокруг той выемки меж двух больших валунов, где Филипп заснул последним сном. Сейчас он стоял на коленях и что-то искал в траве. Наконец он раздвинул ветви стелющегося по земле кустарника и тихо произнес, указывая на что-то пальцем:
– Видишь? Трое мужчин. Они бежали рысцой. Хоть убей, Джон не видел ничего, кроме нескольких поломанных стебельков.
– Рысцой?
– Бежали легко и быстро. Трусцой. Он вдруг увидел это как наяву.
– Бежали? Да они убегали! – Джон помолчал. – Должно быть, это было после… после того, как они это сделали.
Дасти выпрямился, потер спину, указал рукой налево.
– Они пришли оттуда. Там, где спал твой отец. Я их потерял – слишком уж много там было народа, слишком много следов. Но эта троица снова обнаружилась вот здесь. Откуда пришли, туда и ушли.
Джон кивнул.
– Да, к аэродрому. – Он поднял голову, вопросительно посмотрел на Дасти. – А ты уверен, что их было трое?
– Конечно, – ответил тот, – трое.
– Мужчин?
– Трое мужчин, босс. Покажи мне здесь хоть одну даму, которая носила бы обувь десятого или одиннадцатого размера и побывала в армии.
– В армии?
– Или в какой-нибудь школе, где дают армейскую подготовку. Посмотри. – Дасти подошел ближе к прудику, ближе к тому месту, где в последний раз ночевал Филипп. – Видишь этот след? Отсюда они ползли на животе, по-пластунски. Вот так.
Дасти лег на живот и пополз, низко пригибаясь к земле, по-змеиному изгибаясь всем телом и расслабив неподвижные ноги. Передвигался он только на локтях.
– Этому учили во Вьетнаме, старый прием, им пользовались десантники. Перестаешь быть похожим на человека, звери не боятся. И сам стираешь свои следы, никаких отпечатков. Может, это прополз большой зверь.
– Или змея, – отозвался Джон. Его трясло от ярости.


Интересно, в какой именно позе старик ожидал, пока домочадцы спустятся к обеду, подумал Алекс. Как он стоял – вот так, расставив ноги? Нет, пожалуй, эта поза не подходит к той роли, которую он собирается играть. Алекс переступил с ноги на ногу. Однако, несмотря на элегантную позу – он стоял у камина – и безукоризненный костюм – отлично сшитые брюки и блейзер французского покроя, – на душе у него было неспокойно.
Зачем он привез ее сюда? Он и так замечательно устроился. Его признали сыном и наследником, выполняют все его капризы, здесь даже есть маленькая Элли – на случай, если воину-победителю захочется приятно провести время. Что еще нужно мужчине?
Тришу. Ему нужно Тришу.
С тех пор, как они познакомились, он желал ее каждый день, каждую минуту. Еще в вертолете ему казалось, что идея слетать за ней в Сидней и привезти в поместье была вполне здравой. Однако стоило поддаться этому пагубному желанию, и события вышли из-под контроля.
Чем она приворожила его? Алекс нервно провел рукой по волосам. Он уже в сотый раз задавал себе подобный вопрос. Что он в ней нашел? Да, конечно, она красива, прекрасна, как лучшая фотомодель, у нее потрясающее тело, густые, золотисто-медового цвета волосы, отличная фигура, широко расставленные серые глаза с длинными ресницами, обманчиво щедрый рот, слишком щедрый для такого человека, как она. Но Алекс за всю свою жизнь ни разу не притронулся к женщине, которую нельзя было бы назвать красивой. Значит, дело не в обаянии.
И не в ленивой грации и чувственности дикой кошки – казалось, у Триши больше нервных окончаний, чем у других женщин. Да, она настоящая женщина, женщина до мозга костей. Но и он настоящий мужчина, так что этим его не удивишь.
Настоящая женщина.
Алекс отхлебнул виски. Настоящая женщина. Да-а.
Только настоящая женщина может быть такой тщеславной, самовлюбленной, эгоистичной. Мысленно он поставил еще одну «галочку» в длинном списке ее прегрешений. Господи, да ее парикмахер, ее маникюрша, ее ароматерапевт значили для нее гораздо больше, чем он! Потому что эта красивая хищница берет от жизни то, что хочет, а потом только косточки выплевывает.
«Только веди себя прилично, – говорил он ей. – И не пей слишком много. В Кёнигсхаусе к этому не привыкли. Там живут добропорядочные фермеры, и кроме своей фермы они ничего в жизни не видели».
А она лишь усмехнулась в ответ: «Значит, пора им увидеть!»
Триша сразу же предупредила, что поедет всего на несколько дней, максимум на неделю, ей и так придется слишком долго обходиться без магазинов, салонов, тренажеров, без астролога и массажиста – безо всего того, что делает ее такой, какая она есть: пустенькой, тщеславной и эгоистичной.
И как они смогут ужиться, даже если он получит деньги, – одному Богу известно.
Да и захотят ли уживаться?
Алекс прикусил губу. С того самого момента, когда они встретились в баре недалеко от Дабл Бэй, она ни разу не поинтересовалась его жизнью, его прошлым, его планами на будущее. Ее интересовало только его тело; ей нужно было от него только одно: чтобы он составлял ей компанию, потакал всем ее желаниям, прихотям и капризам.
Нельзя позволять женщине командовать, Алекс это хорошо знал. Будешь душкой, они вытрут об тебя ноги, а станешь вести себя как последний мерзавец – и они простят тебе все вплоть до убийства. Триша – не та женщина, которой можно хамить, но если она сочтет, что ты не достоин ее, она станет тебя презирать.
Алекс нахмурился – он представил себе, какие скандалы его ждут. Одно он знал наверняка: он не собирается общаться с ее идиотскими знакомыми, любителями вечеринок, со сливками сиднейской элиты, без которых она не могла жить с тех самых пор, как умер ее первый муж. Она вышла замуж за пожилого американца – удалившегося от дел фантастически богатого торговца зерном со Среднего Запада; наверно, он прожил так недолго, что не успел помешать избалованной богатым любящим отцом дочке превратиться в избалованную женщину, которой ничто не мешало баловать себя и дальше.
И тем не менее…
И тем не менее…
Чертыхнувшись про себя, Алекс покинул свой наблюдательный пункт у камина, под портретом старого Иоганна, хмуро взиравшего на всех из-под насупленных бровей, и налил себе еще виски.
И тем не менее он хотел Тришу так, как никогда в жизни не хотел ни одну женщину. И не то чтобы она держалась недотрогой – наоборот, она отдавалась ему так же легко, как, наверно, отдавалась любому понравившемуся мужчине.
И все равно он хотел ее. Она стала его болезнью, его страстью.
Однако болезненные пристрастия обходятся недешево. Ему нужны были деньги, и не столько для самого себя, сколько для того, чтобы удержать ее. Женщины ее типа действовали по принципу: если ты спрашиваешь, сколько я стою, значит, я тебе не по карману.
Но даже при всех твоих миллионах, нашептывал ему внутренний голос, даже тогда станет ли она по-настоящему твоей? Не боишься ли ты, что она уйдет, как только ты ей наскучишь, как только она истратит все твои деньги или найдет другого мужчину, у которого их будет больше?
Никогда, даже в мыслях Алекс не употреблял слово «любовь». Однако как бы он ни старался избегать этого слова, он стал подозревать, что все-таки подцепил эту болезнь, и в самой тяжелой форме.
Где сейчас Триша?
Он вышагивал по комнате, распаляясь все больше и больше. «Приходи пораньше, – говорил он ей, – я хочу, чтобы ты была здесь, когда появятся все остальные!»
Где же она?
Он безумно хотел ее видеть; ее отсутствие причиняло ему физические страдания, он чувствовал себя так, как будто заболевает.
Так где же она?
В холле послышались легкие шаги. Он начал оборачиваться, довольная улыбка заиграла у него на губах. Наконец-то! Ему даже нравилось, когда она вела себя с ним вызывающе – потом он заставит ее расплатиться. Вот сейчас он ей сообщит, как он будет ее наказывать, когда они останутся одни…
– Алекс, дорогой, а где Триша?
Она довольно милая женщина, подумал Алекс, улыбаясь Элен; все пытается загладить свою старую вину. Но здесь она бессильна.
– О, Триша скоро спустится, – небрежно ответил он. – Наверно, все еще прихорашивается. Все вы, женщины, это любите.
– Надеюсь, ей удобно в доме для гостей, но не лучше ли было бы поселить ее здесь?..
«В Башне, с тобой, в твоей комнате», – хотела она сказать.
– Нет-нет, спасибо, – твердо ответил он. – Она любит жить одна, ей так лучше. – И добавил про себя: «Как и мне. Мы одного поля ягоды».
На входной двери звякнула щеколда, в комнату вошли Бен с Джиной, вскоре и Чарльз спустился вниз. У него было холодное, отсутствующее выражение лица, на Элен он даже не посмотрел, что не укрылось от Алекса, а ведь раньше его тянуло к ней как магнитом.
Наверно, поэтому Элен такая бледная, буквально сливается со своим шелковым платьем цвета слоновой кости? И дочка Бена выглядит так, что краше в гроб кладут, раздраженно подумал Алекс, потягивая минеральную воду. Ничего более существенного ему пока не предложили. Да что с ними приключилось? Что касается Джины, то с ней все понятно – стоило Джону войти в комнату, и у нее сразу загорелись глаза. Она только что не бегом направилась к нему.


«Поговори с ним», – весь день уговаривала себя Джина, ты ни в чем не виновата, это он все испортил, просто поговори с ним, выскажи ему все! По мере того, как приближалось время коктейлей, ее охватывало нетерпение. И теперь ей было все равно, что о ней подумают. Как только Джон появился в комнате, она бросилась к нему.
– Послушай, мне очень жаль, что я не смогла сегодня улететь, как ты этого хотел, – торопливо начала она, оглядываясь через плечо и стараясь говорить потише, чтобы их никто не услышал. – Но Я не могла так вот просто бросить все и уехать. Я столько времени потратила на подготовку к празднику…
– Знаю.
Джон с ужасом ждал этой встречи, но оказалось, что он может смотреть девушке в глаза, почти не смущаясь. События стали стремительно разворачиваться, и теперь он ощущал себя совсем другим человеком. Казалось, это не он напился как последний дурак, после чего так глупо вел себя.
Конечно, это не просто бессмысленная выходка, думал Джон, вспоминая тот вечер. Но после всего, что ему сегодня пришлось пережить и узнать, тот поцелуй остался как будто в другом измерении.
Он был не в себе, думала в свою очередь Джина, он просто был не в себе. И его вполне можно понять, ведь Алекс явно собирается стать хозяином Кёнигсхауса, даже хозяйку себе привез!
– Джон, – сказала она, – что ты теперь будешь делать?
– Ты о чем?
– Хочешь ли ты завести свою собственную ферму? И куда поедет твоя мама?
Как заботливо она смотрит! Если бы он заслуживал такого отношения. И если бы все сложилось по-другому. Господи, такая замечательная девушка, такой милый ребенок, если бы…
Никаких «если»!
– Спасибо за заботу, – Джон старательно подбирал слова. – Дело в том, что я и сам не знаю. Да, скоро об этом придется поразмыслить, но Алекс настаивал, чтобы мы оставались здесь, пока не подыщем себе что-нибудь.
– Но теперь…
Джон только что вернулся, испугалась Джина, он еще ни с кем не разговаривал, он ничего не знает! Нужно его предупредить.
– Я хочу сказать, теперь…
– Что теперь? – Джон почувствовал себя крайне неуютно. Какое странное у нее выражение лица!
Джина глубоко вздохнула.
– Теперь, когда здесь появилась подружка Алекса…
– Подружка Алекса? – Господи, что еще он пропустил?
Разговоры внезапно смолкли. Джон поднял голову, заметил взгляд Алекса, направленный на входную дверь за его спиной, и обернулся.
Он увидел одну из самых красивых женщин на свете: высокую, почти с него ростом, с божественной фигурой, с копной золотистых волос и с глубокими серыми глазами, одетую в роскошное платье из золотисто-зеленого блестящего материала, подчеркивавшее ее гибкость, – в нем она казалась фантастически красивой змеей.
Она явно привыкла быть в центре внимания. Остановившись под аркой, она мельком оглядела всю компанию и устремила на него свой взгляд.
– А ты, – протянула она, направляясь к нему мягкой, чувственной походкой большой хищной кошки, – наверно, и есть младший братец.
Подойдя к Джону почти вплотную, не обращая внимания ни на перепуганную Джину, ни на встревоженного Алекса, спешившего к ним через всю комнату, женщина одарила его дерзким взглядом, открытым и недвусмысленным.
– Но мне никто не сказал, что это будешь ты!




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - В порыве страсти - Майлз Розалин

Разделы:
1234567891011121314151617181920212223242526272829303132333435

Ваши комментарии
к роману В порыве страсти - Майлз Розалин



Потрясающий роман. Браво автору. Очень удачно описаны характеры героев, особенно г.героев.Сюжет немного переплетаеться с детективом, но от этого он ещё интересней.
В порыве страсти - Майлз РозалинGala
7.04.2015, 23.34








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100