Читать онлайн Влюбленная вдова, автора - Майклз Кейси, Раздел - Глава 20 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Влюбленная вдова - Майклз Кейси бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.45 (Голосов: 42)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Влюбленная вдова - Майклз Кейси - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Влюбленная вдова - Майклз Кейси - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Майклз Кейси

Влюбленная вдова

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 20

Оставив Брейди в надежных руках портного, Кипп распрощался с другом и вышел на улицу. Остаток дня он бродил по Лондону, ругая себя на чем свет
стоит. Лучше всего у него почему-то получалось называть себя ослом. Тупой осел. Упрямый осел. Надутый осел. Осел, который с идиотским упрямством продолжает цепляться за прошлое и старается не думать о будущем. Осел, из которого слова не вытянешь, — такой же унылый и скучный, как консервированная спаржа.
Осел, который даже самому себе боится признаться в том, о чем он думает.
А думал он о многом. Сотни раз он перебирал в памяти все, что услышал от Эбби во время их первой настоящей ссоры, снова и снова повторяя про себя те обвинения, которые она бросала ему в лицо, с горечью признавая, что все до единого, они имели под собой основание.
Главное, что его смущало, — ему нравилась Эбби. Очень нравилась, причем с каждым днем все сильнее. Даже не просто нравилась, а…
К своей досаде, он теперь не знал, что с этим делать.
Проклятие, как же быть?!
Он рассчитывал обзавестись женой в надежде, что это позволит ему избежать унизительной жалости Джека и Мэри.
А вместо этого получил друга. Настоящего друга.
Надежного друга.
Или все-таки больше, чем просто друга?
Оказавшись на Бонд-стрит, Кипп отослал экипаж, решив вернуться к себе на Гросвенор-сквер пешком, рассчитывая на то, что по дороге постарается обдумать все детали. Он шел, глядя под ноги и не особенно думая о том, куда идет. Мысли его были заняты Эбби. Что, если она возьмет да сбежит от него, если он предложит — только предложит, не больше! — попробовать начать все сначала? Попробовать стать друг для друга не просто друзьями… не только удобными партнерами.
Эту мысль тут же сменила другая, еще более неприятная. В конце концов, Мэри поначалу была для него тоже всего лишь надежным другом — и вот чем все это закончилось!
Безответная любовь обречена с самого начала. Киппу казалось, он всегда это понимал, просто боялся себе признаться. Но хватит ли у него смелости вновь пройти через это, снова отдать сердце женщине… да и нужно ли оно ей? Ведь Эбби никогда ни словом, ни жестом не дала ему понять, что хочет царить в его сердце. Кипп грустно усмехнулся. Наверное, она с радостью вырвала бы его, чтобы зажарить на сковородке, невесело подумал он. И сказать по правде, он мог ее понять.
Потому что он вел себя как осел.
Даже как стадо ослов.
Они договорились, что каждый из них будет жить собственной жизнью, играть в свете роль любящих супругов, по ночам стараться зачать наследника и никогда не вмешиваться в дела другого. Идиотский план!
Какое-то время — правда, недолго — ему даже доставляло удовольствие наблюдать, как она настойчиво, хотя и безуспешно, пытается обуздать своих сумасшедших родственничков, всю эту ненасытную свору Бэкуорт-Мелдонов. Но теперь, похоже, настало время ему вмешаться и выяснить наконец, что, черт возьми, происходит — даже если это его убьет, — а затем протянуть жене руку помощи. Сыграть героическую роль эдакого корсара, разом решив все проблемы, что позволит ему вырасти в ее глазах и заодно обзавестись нимбом святого. А потом останется только ждать, когда Эбби, захлебываясь слезами благодарности, упадет ему на грудь, — и это позволит ему затащить ее в постель.
Проклятие, с тоской думал Кипп, как же он жаждет вновь оказаться в ее постели! Как он изголодался по ней! По ее смеху… ее легкомыслию… ее страсти.
И тут неожиданно внимание Киппа обратила на себя пара, шествовавшая под ручку по другой стороне улицы. Рассмотрев их повнимательнее, он остолбенел от удивления. Какого черта? Что могла тут делать Роксана, да еще в компании Игги? Кипп даже представить себе не мог более неподходящих друг другу… кого? Любовников? Смешно, честное слово! Но тогда кого же? Друзей? Полный абсурд! Внезапно в мозгу его вспыхнула догадка, настолько ошеломившая его, что на скулах Киппа вздулись желваки. Сообщники!
Да-да, сообщники! Вот это уже ближе к истине, сделал он вывод. Итак, они сообщники. Из чего получается, что они задумали какое-то грязное дело. Но какое? И кому теперь угрожает опасность?
Глупый вопрос. Ответ был настолько очевиден, что Кипп чуть не засмеялся, поняв, кого эта парочка наметила своей жертвой. Конечно же, Эбби! Его жену! Жену, которая то ли по свойственному ей легкомыслию, то ли просто по доброте сердечной позволила Игги остаться в их доме даже после изгнания Ларк.
Черт возьми! Слепой идиот, как же он раньше не догадался?! Эбби, конечно, привязана к своим родственникам, однако она не из тех, кого можно безнаказанно водить за нос. И она выставила бы Игги из дома пинком под зад, если бы… Только угроза могла заставить ее передумать. Значит, Игги ей угрожал? Нет, скорее всего не ей, а ему, Киппу. И она смирилась, даже предпочла поссориться с ним — лишь бы он ничего не узнал! Лишь бы он не узнал, как отчаянно она нуждается в его помощи!
Тем более что он, мягко говоря, и не предлагал ее.
Осел! Ну самый настоящий осел!
Кипп решил, что следует начинать с малого. Захватив первый, самый слабый редут, он сможет потом бросить свою армию на штурм главной крепости — Игги… и Эбби.
— Джентльмены, — приветливо поклонился Кипп, когда после вежливого стука в дверь гостиной туда один за другим вошли дядюшки, — как это любезно с вашей стороны — столь быстро откликнуться на мое приглашение! Прошу вас, устраивайтесь поудобнее. И приступим к делу, согласны?
Дядюшка Дэгвуд с глуповатым видом молча смотрел на него. В отличие от брата дядюшка Бейли решил воспользоваться случаем, чтобы как следует разглядеть гостиную — единственную комнату в особняке, где они еще не побывали.
— К какому делу, племянничек?
— Прекрати строить из себя осла, Дэгвуд! — рявкнул Бейли, подкрепив свои слова увесистым тычком под ребра брату. — Мальчик наверняка хочет сказать, что решил нам помочь. Разве ты забыл, как мы давеча просили его устроить нам это дельце? Ох, Дэгвуд, это все твое обжорство виновато! Не успел вылезти из-за стола после завтрака, как уже мечтаешь об обеде! Вон как разжирел, прямо рождественский гусь! — бубнил он, сердито глядя на брата, и в завершение своей речи стукнул его кулаком прямо в округлый живот. Потом, тяжело вздохнув, сложил руки на груди, обтянутой нарядным жилетом, красоту которого несколько портили пятна от морковного супа. — Итак, племянник, я слушаю. Значит, вы решили нам помочь?
Кипп облокотился на стол, в который уже раз задавая себе вопрос: как, черт побери, удалось Эбби не спятить, столько лет имея дело с этой… необычной публикой? Он молча смотрел, как близнецы сердито пихались локтями на слишком короткой для двоих кушетке и огрызались друг на друга, словно голодные собаки. Но вот они наконец успокоились, одинаковым движением пригладили вставшие дыбом седые волосы и с благостной улыбкой переглянулись.
— Итак, джентльмены, во-первых, я намерен рассказать вам о том, что поведал мне Тиллет, а ему, вне всякого сомнения, куда лучше известны ваши проблемы, чем мне.
— Что?! — Дядюшка Бейли подскочил, словно в него воткнули булавку. — Так Эбби вам не сказала? Выходит, она не поведала вам, как…
— … этот болван Гарри упился до положения риз…
— … и проиграл в карты Приз Бэкуортов…
— … наше богатство! Не забывай об этом, братец. И кому? Этому подлецу Лонгхоупу!
— Кажется, братец, я догадываюсь, почему Эбби ничего не рассказала ему. В конце концов, это ведь ее Гарри виноват в том, что мы теперь разорены! Бедная девочка! С тех пор она так старалась уладить наши дела! Так что грех на нее обижаться, хотя она порой бывала так утомительна со своими вечными нотациями, так тряслась над каждым грошом, что никакого терпения не хватало!
— Верно, верно. Но теперь всем нашим бедам конец. Раз его светлость решил вернуть нам наш бесценный Приз Бэкуортов, стало быть, дело в шляпе! Ах, как замечательно!
Кипп молча слушал этот бесконечный диалог, чувствуя себя зрителем во время игры в волан. Потом, когда терпению его пришел конец, а близнецы очень вовремя выдохлись, он решил вмешаться, чтобы наконец покончить с этим дурацким спектаклем.
— Для начала, джентльмены, давайте оставим в покое мою жену, согласны? Ей и так уже немало пришлось перенести — по вашей вине, да и по моей тоже. А во-вторых, зарубите себе на носу, дорогие дядюшки, что я вовсе не намерен просить у Лонгхоупа жеребца, чтобы покрыть своих кобыл. И уж во всяком случае, у меня и мысли не было воспользоваться его неопытностью и подменить лошадь, как вы советовали. Сам не знаю почему… но этот ваш план мне не подходит. Совсем не подходит. Наверное, все дело в том, что… в общем, не знаю, как вам, а мне почему-то не хочется болтаться в петле, если об этом деле станет известно. Надеюсь, вы меня простите, джентльмены?
— Простить его? Что ты об этом думаешь, братец?
— Как это? Ничего не понимаю… Разве можно простить человека за то, что он не сделал?
Кипп растерянно запустил пальцы в волосы, догадавшись наконец, как Эбби ухитрилась сохранить рассудок. Ей просто помогло ее удивительное чувство юмора. А ничего комичнее близнецов Бэкуорт-Мелдон просто вообразить себе невозможно.
— С вашего разрешения я продолжу, джентльмены. Я дал слово, что помогу вам, и слово свое я сдержу. Сказать по правде, я уже приступил к реализации своего плана — заметьте, своего, — в подробности которого я не намерен вас посвящать, и очень надеюсь, что к концу недели Приз Бэкуортов будет уже в ваших конюшнях, в Систоне.
— Великолепно! — завопил дядюшка Дэгвуд, вскочив на ноги.
— Высший класс! — вторил ему дядюшка Бейли. Не в силах сдержать радость, старик извлек из кармана жилета носовой платок и растроганно промокнул увлажнившиеся глаза. — Вы великий человек, племянник! Я всегда это говорил!
— Да, я знаю, — скромно подтвердил Кипп и окинул их таким взглядом, что размякшие старики вмиг присмирели. — Если вы заметили, джентльмены, я сказал, что надеюсь на то, что жеребец вернется в Систон. Я ведь не давал вам слово, что так оно и будет, верно? Потому что, джентльмены, я человек дела. И, как человек дела, в обмен на свою помощь хочу попросить вас об одолжении. Можете считать, что это мое условие. Поверьте, мне крайне неловко, что приходится прибегать к столь жестоким мерам, однако жизнь есть жизнь, знаете ли.
— Условие? — переспросил дядюшка Дэгвуд, снова устроившись на кушетке. — И чего же вы хотите, племянничек? А-а, кажется, я догадался — чтобы Приз Бэкуортов бесплатно покрывал ваших кобыл?
Поразмыслив немного над этим щедрым предложением, Кипп кивнул:
— Что ж, звучит неплохо. Думаю, это будет справедливо. Но, признаюсь вам, это все же не самое главное, чего я бы хотел. Точнее, это не то, что мне нужно.
— Но тогда что же вам от нас нужно? — удивился дядюшка Бейли, сунув в карман носовой платок.
— Сейчас скажу, — весело произнес Кипп, почесав подбородок. — Как бы это выразиться поделикатнее? Нет, пожалуй, поделикатнее не получится. Лучше уж напрямик. Так вот, джентльмену, я хочу, чтобы вы исчезли! Уехали отсюда как можно скорее, лучше всего еще до восхода солнца. И отправились домой, в Систон. Ну как, согласны?
Близнецы обменялись быстрыми, понимающими взглядами.
— Ну, в Элджин-Марблс мы уже были…
— … а вчера к тому же посмотрели тот забавный фарс в «Ковент-Гардене»…
— … еще даже лучше! А без Гермионы и этой ее отвратительной мохнатой твари мы уж как-нибудь обойдемся.
— О, простите великодушно, джентльмены! Неужели я забыл упомянуть, что ваша невестка и ваша племянница отправятся в Систон вместе с вами? И этот мерзкий комок шерсти — тоже? А все моя проклятая рассеянность.
— Путешествовать в обществе дам? А взамен… Приз Бэкуортов? М-да… не очень-то приятная перспектива, племянничек, но, думаю, мы как-нибудь справимся. Э-хе-хе… Ну и удружили вы нам!
— А как насчет нашего содержания? Мы по-прежнему будем его получать? — подозрительно спросил дядюшка Дэгвуд. Из-за его спины раздался жалобный стон Бейли, но Дэгвуд быстро утихомирил брата, стукнув его по спине.
— Только если на момент выплаты вы оба будете в Систоне, — объявил Кипп.
На этом разговор закончился — старики, толкаясь локтями, поспешно кинулись к себе в комнату укладывать вещи.
— Гиллет, — смущенно пробормотал десять минут спустя Кипп. Обегав весь дом, он наконец отыскал дворецкого в его комнатке за кухней. Откинув голову на спинку кресла и опустив больную ногу в горячую воду, старый слуга отдыхал. — Нет, ради всего святого сидите, старина! Гиллет, я вот о чем хотел спросить… Вы по-прежнему намерены оставить меня и уехать в Уэльс?
Гиллет, всю свою долгую жизнь простоявший навытяжку, сорвался с кресла, поспешно вытер ногу и замер в почтительной позе. Однако в глазах его, когда он смотрел на своего молодого хозяина, сквозила почти отеческая тревога.
— Оставить вас, сэр? О нет! Я хотел оставить службу. Улыбка Киппа стала грустной — выходит, и на этот раз Эбби оказалась права. А он-то, дурак, расценивал просьбу Гиллета как предательство!
— Да-да, конечно, Гиллет. Я не совсем удачно выбираю слова, но… Однако вы не ответили на мой вопрос. Знаю, вы были настолько добры, что предложили остаться, помочь моей жене в первое время, и, поверьте, я очень это ценю. Но вы по-прежнему намерены оставить… службу у меня?
Плечи Гиллета поникли. И тут Кипп внезапно понял, насколько стар его дворецкий, как безумно он устал за всю свою долгую жизнь. «Должно быть, мечтает, как станет греться у огня в собственном домике», — сочувственно подумал Кипп. И, положив руку на плечо дворецкого, попросил:
— Может быть, подождете хотя бы до конца сезона, дружище? Это ведь всего несколько недель, а потом мы все вернемся домой, в Уиллоуби-Холл, вы соберете свои пожитки, и езжайте себе в свой Уэльс! Ну, согласны?
— Да, милорд, спасибо, — пробормотал старый Гиллет. Подбородок его вдруг предательски задрожал, в глазах заблестели слезы. — И знаете что, сэр? Вы всегда были хорошим мальчиком, да, всегда! Просто передать не могу, как я счастлив за вас и ее светлость!
— Спасибо, Гиллет, — искренне поблагодарил Кипп. И чуть ли не бегом выскочил из комнаты, чувствуя, как у него защипало глаза, — до того, как старик смутится еще больше. И уж конечно, до того, как он сам опозорится окончательно.
Дверь, разделявшая спальни супругов, хлопнула.
— А, вот вы где! Ну и чем вы занимаетесь, позвольте спросить?
Кипп с улыбкой поднял глаза на жену. Впрочем, он давно уже просто притворялся, что читает.
— Читаю, — не стал отпираться он. А про себя в который раз удивился, замечает ли кто-нибудь еще, кроме него самого, какой удивительно хорошенькой становится в гневе его не слишком красивая жена.
— Читаете, значит, — прошипела Эбби. — В чем дело, Кипп? Не можете отказать себе в удовольствии сунуть нос в мои дела?
— Значит, вы уже успели поговорить с дядюшками? — догадался он.
— А вы как думали? Проклятие! С ними, с Гермионой — между прочим, она уже в постели, так что не рассчитывайте избавиться от нее прямо сейчас! С Эдвардиной — тоже, она, кстати, рада вернуться домой. Говорит, что в Лондоне ей очень нравится, но лучше уж она подождет до следующего года. Заодно и к очкам немного привыкнет. Тоже, кстати, ваша идея? Ну конечно! А я-то много раз пыталась ее уговорить!
— Возможно, вы просто выбрали неверный подход, мадам? — Захлопнув книгу, Кипп бросил ее на столик.
— Считаете себя самым умным, да? — фыркнула Эбби.
— Простите, я обязан был еще до свадьбы предупредить вас, что это один из многих моих недостатков, — покаянно признался Кипп. — Кстати, я, кажется, забыл сказать, что нанял управляющего — заниматься делами Бэкуорт-Мелдонов. У него прекрасные рекомендации. Надеюсь, он сможет помешать вашим родственничкам разориться окончательно. Что же до Гермионы, думаю, будет лучше, если ваши дядюшки убедят ее вернуться в Систон. Ни минуты не сомневаюсь, что для них это не составит ни малейшего труда — при их-то эгоизме!
— И вовсе они не… Ну конечно, вы правы. Эгоисты до мозга костей. И все-таки я их люблю! Да и всех остальных — тоже… почти всех, — добавила Эбби, вспомнив негодяя Игги. — Ну а если теперь вы ждете от меня благодарности за то, что так ловко уладили мои дела, то напрасно! Да я скорее повешусь!
— Что ж, я вас не виню. — Кипп усадил жену в кресло перед камином. — Надеюсь, вы заметили, что я не стал вмешиваться в ваши отношения с племянником? Что-то подсказывает мне, что вы справитесь с ним куда лучше меня.
О Роксане не было сказано ни слова. Кипп нисколько не сомневался, что Эбби уладит и это дело тоже, однако держал ситуацию под контролем, готовый тут же прийти на помощь, если окажется, что он переоценил возможности своей жены.
Эбби улыбнулась — ей вспомнился коварный план, который они придумали вместе с Софи. Падение Игги должно было произойти в день раута. Эбби повернулась к мужу, глаза ее сияли.
— А тот прием, который мы даем в пятницу… Выходит, они уедут до него?!
Кипп кивнул, даже не пытаясь скрыть довольную ухмылку при виде ликования жены.
— Счастье-то какое! — подмигнул он ей. — Не надо бояться, что дядюшки опять примутся рассказывать всем и каждому, как Гарри когда-то проиграл их драгоценного жеребца! Что Эдвардина сослепу свалится с лестницы и свернет себе шею! Что Гермиона напьется в стельку, а этот мерзкий Пончик описает подол герцогини! Может быть, вам захочется сказать мне «спасибо»? Ну, хотя бы не прямо… но я бы мог подсказать вам парочку способов отблагодарить меня как-то иначе…
Но Эбби движением руки попросила мужа не продолжать.
— Но почему, Кипп? — со слезами в голосе спросила она. — Почему вы решили мне помочь? И это после того, когда я была так груба… когда наговорила вам столько всего ужасного…
— Вы на многое открыли мне глаза, Эбби, — тихо произнес Кипп, глядя в затуманенные слезами глаза жены.
— Вот и хорошо, — кивнула Эбби. Теперь, когда они с мужем помирились, жизнь снова заиграла яркими красками. — А кто рассказал вам о нашем знаменитом жеребце?
— В основном Гиллет, хотя и ему было известно немногое — только то, что ваши дядюшки уверены, будто Лонгхоуп мошенническим способом завладел их жеребцом после того, как, ваш покойный супруг оставил за карточным столом все свое состояние. Ах да, и еще они хотели, чтобы я одолжил у Лонгхоупа этого жеребца — покрыть своих кобыл, — а потом подсунул ему другую лошадь. Согласись я — и меня неминуемо вздернули бы на виселице. Только я не согласился. А что, есть еще что-то, чего я не знаю?
— И еще сколько! — смеясь и плача, пролепетала Эбби. — Вы не представляете, какие планы они строили все эти годы! Выиграть жеребца в карты, выкрасть его из конюшни под покровом ночи! А на прошлой неделе им пришло в голову выдать Эдвардину за сына Лонгхоупа! Слава Богу, мальчишке лет двенадцать, так что мне удалось их отговорить. Мне страшно жаль их, поверьте. Тем более что Лонгхоуп и в самом деле их надул… но чем я могла им помочь? А как вам удалось устроить, чтобы Приз Бэкуортов вернулся назад?
— Правду? — ухмыльнулся Кипп. — Видите ли, я сделал то, до чего ни один из вас в жизни бы не додумался. Я просто его купил.
— Вы его купили?! — Глаза Эбби вспыхнули. — Бог ты мой, Кипп, да вы просто гений!
— Конечно, — самодовольно произнес он. — А кроме того, я добрый, милый и… Впрочем, все это мне твердят с утра до вечера. Так что вам лучше придумать что-нибудь новенькое, иначе я просто лопну от гордости за самого себя!
— Вот глупый! — рассмеялась Эбби.
— Для начала неплохо! — одобрительно кивнул Кипп. — Сознаюсь по секрету — я действительно дурак, Эбби. Самовлюбленный идиот. Эгоист еще почище ваших противных родственничков. Кстати, неужели вы думаете, что я решил им помочь исключительно из любви к ним?
— Любви к ним? Нет, не думаю, — покачала головой Эбби, гадая, надолго ли хватит ее выдержки. Быть так близко — и в то же время так ужасно далеко от него — и не кинуться в объятия? Не покрыть поцелуями дорогое лицо? — Тогда что же заставило вас им помочь?
Поднявшись, Кипп протянул руку жене, с галантным поклоном помог ей подняться с кресла и потянул за собой в гардеробную.
— Мне хотелось поскорее покончить с маленькими проблемами и освободить место для больших. А ведь они пока еще есть, и их немало, вы согласны?
Эбби споткнулась, растерянно глядя на мужа. Выходит, он знает об Игги? И о Роксане — тоже? Похоже, ему известно все… кроме того, что она имела несчастье в него влюбиться? Но что у него на уме? Может, решил напомнить ей об условиях их сделки?
— Неужели?
Кипп, осторожно приподняв Эбби подбородок, заглянул ей в глаза.
— Да, есть. И немало. Но слава Богу, ничего такого, что не могло бы подождать, потому что у меня есть для вас маленький подарок. Можете считать его искупительной жертвой за все огорчения, которые я вам причинил.
— Подарок? — удивленно переспросила совершенно сбитая с толку Эбби. Не успела она решить, что знает его вдоль и поперек, как ему снова удалось ее удивить. — И где же он? В вашей гардеробной?
И тогда она услышала это. Сначала легкое царапанье. Потом жалобный плач, словно хныкал обиженный ребенок. Эбби бросила недоуменный взгляд сначала на дверь гардеробной, потом на своего загадочно ухмыляющегося супруга.
— Господи… что там у вас? Надеюсь, вы не додумались запереть там Пончика?!
— Бог с вами! Я еще не сошел с ума!
— Но… но там же какое-то животное! Кипп, ну что вы смеетесь?!
— Может, хватит гадать? Просто откройте дверь, а то вы будете приставать ко мне с расспросами до завтрашнего дня!
Эбби открыла дверь.
Оттуда прямо ей в руки выкатился толстенький пушистый шарик. Огненно-рыжий мех, толстые лапы и бешено виляющий хвостик, слишком длинный для столь маленького тельца. Длинные, свисающие до самого пола уши, узкая изящная мордочка с носом-пуговкой. И два огромных, влажных карих глаза, с восторженным изумлением взирающих на этот дивный, замечательный мир. Сердце у Эбби замерло…
Упав на колени, она протянула к щенку руки, и он, охотно забравшись к ней на колени, с восторгом принялся лизать ей лицо и даже игриво покусывать за уши.
— Ох, какая прелесть! — ахнула Эбби, прижав к себе теплое извивающееся тельце. — Правда, Кипп, она прелесть? Это девочка, да? А что это за порода?
— Как вы уже догадались, моя дорогая, это и в самом деле собака. Настоящая собака. Насчет ее предков ничего определенного сказать не могу, однако, судя по рыжей шерсти, без сеттера тут наверняка не обошлось. Посмотрите, какие у нее огромные лапы. Когда вырастет, будет весить никак не меньше четырех стоунов и головой доставать вам до пояса. Ну и как вам мой подарок, Эбби?
— О, я уже обожаю ее! — восторженно выдохнула Эбби. Подхватив щенка на руки, она повернулась к Киппу. Сияющее лицо ее было залито слезами. Она бросилась мужу на шею… но песик уперся всеми четырьмя лапами ему в грудь. — Как только вам это удается, не понимаю! Вы всегда знаете, что мне подарить… как сделать меня счастливой! Знаете, Кипп, иной раз мне кажется, что я просто не заслуживаю такого мужа, как вы!
Кипп ласково потрепал щенка за уши.
— Знаете, Эбби, — эхом повторил он ее же слова, — вы тоже сделали меня счастливым. Однако для полного счастья мне не хватает только одного. Угадайте, о чем я думаю?
Эбби в ответ лишь крепко прижала к себе щенка, изо всех сил стараясь казаться спокойной, хотя сердце у нее так и подпрыгнуло.
— О чашке горячего чая с булочкой?
Кипп задумчиво поднял глаза к небу, потом покачал головой.
— О партии в шахматы?
На губах его мелькнула улыбка.
— Уже теплее!
— Знаю! — торжествующе крикнула она, спустив щенка на пол. — Вы ведь решили отослать мое семейство в Систон. А поскольку человек вы обстоятельный, то вам, наверное, хочется узнать, что это за место. Так вот, Систон находится в Лестершире, а это графство, как вам известно, славится на всю Англию благодаря своим овцам, равных которым не найти во всем мире, породистым коровам, а также…
Она не закончила.
Издав гортанное рычание, Кипп подхватил жену на руки и чуть ли не бегом бросился в свою комнату, где стояла громадная кровать. Эбби захихикала. Кинув ее на постель, Кипп одним прыжком присоединился к жене.
— … своим лошадям, — пробормотала Эбби, прежде чем Кипп смял губами ее рот.
Она еще успела подумать, что ее заветное желание сбылось — ей удалось заманить Киппа в постель. Только вот значит ли это, что их отношения с мужем изменятся к лучшему?
Мысль эта мелькнула у нее в голове и пропала, потому что как раз в этот момент Кипп, с трудом оторвавшись от ее губ, заглянул Эбби в глаза.
— А ты мне нравишься, Абигайль Ратленд. Даже очень нравишься, честное слово!
Она не ответила, и Кипп мысленно дал себе пинка за косноязычие. И это он, тот самый человек, из-под пера которого вышло столько романов под псевдонимом Араминта Зейн! Интересно, куда подевалось его обычное красноречие? Почему под взглядом этих фиалковых глаз он смущается так, что язык у него прилипает к гортани?
— Эбби, — окликнул он ее робко, точно деревенский паренек, впервые пришедший на свидание со своей милой.
И тут он вдруг заметил, что она ему улыбается — улыбается так, как умеет улыбаться только она. Даже глаза ее, эти удивительные фиалковые глаза, сияли счастьем.
— Ты тоже мне нравишься, Кипп Ратленд. Даже очень нравишься. Честное слово!
И в ответ на эти слова все в душе у него перевернулось. Почувствовав, как на глаза его навернулись слезы, Кипп быстро уткнулся лицом в ее плечо.
В них вспыхнуло неукротимое желание. Впрочем, так бывало всегда, но на этот раз все было по-другому. Да, Кипп желал ее, желал страстно, неистово, но не так, как прежде. Раньше это походило на игру, в которую можно играть вдвоем. Но теперь… теперь ему не хотелось спешить. Нет, он будет любить ее медленно, с пронзительной, щемящей нежностью, он покроет поцелуями все ее тело, упиваясь прикосновениями ее рук и губ.
Их одежда вдруг неведомым образом исчезла куда-то — в точности как в романах мисс Зейн. Прижавшись друг к другу, они лежали в постели, и жемчужно-белое тело Эбби отливало перламутром на фоне винно-красного покрывала кровати.
Кипп снова поцеловал ее — долгим, нежным поцелуем. Он заметил
удивленное выражение в ее глазах… и вдруг она улыбнулась. Кипп шутливо взъерошил ей волосы, ласково коснулся ее щеки, губ и почувствовал, как они слабо шевельнулись в ответ…
— Ты такая красивая, — с искренним восхищением пробормотал Кипп, ничуть не покривив душой. — Самая красивая из всех, кого я знаю.
Он с удовольствием смотрел, как она краснеет, — сначала порозовела грудь, потом румянец волной хлынул вверх, заливая ей шею и щеки.
— О нет, что ты такое говоришь?! — возразила Эбби, вдруг смутившись до слез. Что-то в глазах Киппа вдруг заставило ее почувствовать себя юной невестой, стыдливой и неопытной.
— Никогда не спорь с мужем, женщина, особенно в тех случаях, когда он говорит правду, — с улыбкой пригрозил Кипп. Рука его ласкала шею жены… потом медленно двинулась ниже, отыскала грудь, и та удобно устроилась в его ладони. Не сводя глаз с Эбби, Кипп нагнулся и нашел губами тугой сосок.
— Ты прекрасна…
Низкий воркующий звук сорвался с губ Эбби. Она отдавалась мужу с несвойственной ей прежде покорностью. Она таяла в его объятиях. Несмотря на терзавшее ее желание, она лежала очень тихо, позволив ему ласкать ее… целовать, пробовать на вкус…
Внезапно она почувствовала, как меняется… как будто жар его страсти, опаляя ее, превратил ее в другую, новую Эбби, женщину, которая еще может стать любимой.
Она потянулась к нему, но в этом движении не было ни страсти, ни вожделения. Эбби просто хотелось почувствовать его, ощутить тепло его тела. Она молча привлекла его к себе, спрашивая себя, догадывается ли Кипп, что он делает с ней? Знает ли он, что, уничтожив в ней ту, прежнюю Эбби, он вместе с тем дарует ей новую жизнь и новую надежду?
Может быть, это еще одно подтверждение того, что любовь, случается, приходит к нам, когда ее меньше всего ожидаешь? Что она бывает не обязательно раз в жизни? Неужели именно это сейчас и происходит с ними?
Одним мощным рывком ворвавшись в нее, Кипп крепко прижал ее к себе и вдруг замер, словно прислушиваясь. Что-то происходило сейчас в нем… будто какая-то часть его души покинула его… будто какая-то часть ее души слилась с его душой. Руки его дрожали, сердце готово было вырваться из груди. Еще никогда в жизни ему не было так плохо — и так хорошо.
Сможет ли она забыть боль, терзавшую ее сердце, и предательство мужа? Сможет ли она когда-нибудь простить его, забыть, как холодно и равнодушно он предложил ей стать его женой? Возможно ли, чтобы страсть, сжигавшая их сейчас, пробудила в ее сердце любовь? Смогут ли узы дружбы и доверия превратиться в узы любви?
Снова поцеловав жену, Кипп медленно задвигался, с каждым толчком все глубже проникая в ее тело, пока весь мир не закружился вокруг них… пока в этом мире не остались только они.
Теперь они двигались вместе, всецело отдавшись ритму страсти, забыв обо всем. Тела их бессознательно делали свое дело, и им не нужны были слова, чтобы сказать то, что оба мечтали услышать.
«Сможет ли она полюбить меня?»
«Полюбит ли он меня когда-нибудь?»
Потом вдруг все закончилось… и в то же время нет, потому что ни один из них не мог заставить себя разжать объятия, отодвинуться, снова отдалиться друг от друга.
Он целовал ее — медленно, яростно и страстно, спокойно и в то же время неистово. Губы Эбби дрогнули в улыбке, пальцы запутались в его волосах. Слегка отодвинувшись, она улыбалась ему, безуспешно пытаясь найти слова, чтобы дать ему понять, как она счастлива.
Подумав, что, кажется, узнал кое-что новое о себе самом, Кипп со вздохом чмокнул Эбби в кончик носа, перекатился через нее и сел. К вечеру похолодало, и Кипп, отыскав теплый халат, с удовольствием закутался в него.
«Сможет ли она полюбить меня?»
«Полюбит ли он меня когда-нибудь?»
— Спи, — шепнул он и больше не сказал ни слова.
Эбби с улыбкой зарылась лицом в подушку.
Свою первую ночь они тоже провели в этой постели. Это был день их свадьбы — день, который она не забудет никогда.
Встав с постели, Кипп ступил босыми ногами на ковер и вполголоса чертыхнулся.
Эбби закусила губу, чтобы не рассмеяться, мигом догадавшись, что произошло. Конечно, ее щенок, может быть, нисколечко не походил на Пончика, но лужи его были ничуть не меньше.
«Ну и ладно, — сонно подумала она, потом натянула одеяло до подбородка и блаженно вытянулась. — Ничего страшного. Главное — мы помирились».




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Влюбленная вдова - Майклз Кейси



Ужасная тягомоть.Нудно,глупо,очень затянуто.Не советую.
Влюбленная вдова - Майклз КейсиЛеся
27.10.2012, 2.49





превосходный роман.
Влюбленная вдова - Майклз КейсиДинара
12.11.2014, 16.42








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100