Читать онлайн Влюбленная вдова, автора - Майклз Кейси, Раздел - Глава 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Влюбленная вдова - Майклз Кейси бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.45 (Голосов: 42)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Влюбленная вдова - Майклз Кейси - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Влюбленная вдова - Майклз Кейси - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Майклз Кейси

Влюбленная вдова

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 14

Эбби не спустилась к обеду.
Когда гонг прозвучал во второй раз, Кипп стукнул в дверь, разделявшую их спальни. Но на стук выглянул француз, вид у которого был какой-то загнанный, и окинул виконта таким злобным взглядом, что хозяин дома даже слегка растерялся. Впрочем, опомнившись, француз сообразил наконец, кто перед ним, и отвесил Киппу на редкость изящный поклон, что было весьма удивительно, поскольку в одной руке он держал ножницы, а в другой — прядь золотистых волос.
Парикмахер оказался долговязым мужчиной лет около сорока и к тому же тощим, словно вязальная спица. Щегольской атласный сюртук выглядел довольно странно — возможно, месье Парфэ считал, что его могут в любой момент призвать к королевскому двору. У горла и на манжетах пышно пенились кружева. Толстый кожаный пояс с кармашками, из которых торчали самые разнообразные ножницы, гребни и заколки, наполовину сполз с тощих бедер.
Незнакомец выглядел комично, однако вряд ли это приходило ему в голову.
— Милорд, — немного придя в себя, протянул месье Парфэ. Говорил он по-английски, но с сильным акцентом. — Эта… этот прерываний — он так уж необходим, да? По-моему, если тут кто необходим, так это я, месье Парфэ!
Кипп с невольным уважением посмотрел на забавного человека. «Да, этому парню удалось-таки заставить меня дать задний ход, — подумал он. — Но я все-таки виконт, черт подери! А он кто? Впрочем, этот чудак держит в руках чуть ли не половину волос моей жены».
Искусство людей, подобных месье Парфэ, оставалось для Киппа тайной за семью печатями, и он считал, что так оно, пожалуй, даже лучше. Поэтому виконт, хоть и с некоторым трудом, заставил себя сдержаться и даже сумел выдавить нечто вроде любезной улыбки, чтобы казаться не столько сердитым, сколько встревоженным — по правде говоря, у него не было ни малейшего желания увидеть своими глазами, что делает этот чудак с головой его жены.
— Э-э… видите ли, я только хотел узнать, собирается ли ее светлость спуститься к обеду, — промямлил Кипп. Потом, выразительно взглянув на ножницы, добавил: — Теперь вижу, что нет.
— Ви совершенно правильно видите, милорд, — с величественным видом отрезал месье Парфэ и захлопнул дверь.
Оставив ошеломленного и раздосадованного Киппа одного, парикмахер вернулся к своим делам. А Кипп, уставившись на дверь, тяжело вздохнул. С той минуты, как Эбби переступила порог его дома, все в нем пошло кувырком. Да и сам он теперь чувствовал себя здесь незваным гостем. Странное дело, подумал он. Эбби Бэкуорт-Мелдон — нет, поправился он, уже Эбби Ратленд, виконтесса Уиллоуби, — провела под этой крышей всего несколько часов, и этого оказалось достаточно, чтобы его жизнь, которая, как он надеялся, станет более спокойной, превратилась черт знает во что!
Ничего подобного он не ожидал. Этого просто не должно было случиться!
Подумать только — у него перед носом захлопнули дверь спальни его же собственной жены! И кто — какой-то парикмахер!
Как это унизительно!
Спускаясь по лестнице, Кипп едва не столкнулся с Салли Энн. Маленькая горничная так спешила, что едва не опрокинула тяжелый серебряный поднос, когда присела в реверансе перед хозяином.
Остановив ее, Кипп приподнял крышку с одного из двух одинаковых серебряных блюд и удивленно уставился на его содержимое. Вроде бы он смутно помнил, что это уже вторая перемена блюд из тех, что должны были подаваться к обеду. Ломтики восхитительной, не сильно прожаренной говядины и чуть-чуть гарнира.
— А второй прибор для кого? — спросил он горничную, уже зная ответ. Проклятие, для месье Парфэ — для кого же еще? Как это похоже на Эбби — позаботиться о том, чтобы этого малого непременно накормили!
— Для мусью, милорд. Они очень заняты, милорд, — затарахтела маленькая служанка, не в силах оторвать изумленного взгляда от его домашних шлепанцев. Потом подняла-таки на хозяина глаза и захихикала: — Ох и забавно же все это, милорд… Надеюсь, вы не осерчаете, что я так говорю? Ее светлость — ну что за чудесная леди! Уж и повезло же вам с хозяйкой, право слово, повезло, милорд!
— Как это мило с твоей стороны одобрить мой выбор, — проворчал Кипп. Потом, заметив, что смущенная служаночка покраснела до ушей, он улыбнулся как можно добродушнее. Еще, чего доброго, вывалит ему на ноги содержимое подноса, с испугом подумал он. — Ну а теперь беги наверх и передай ее светлости, что я очень прошу ее спуститься в столовую не позже чем через час. Поняла?
Салли Энн с трудом сглотнула, видимо, постаравшись справиться со смущением, и снова неловко присела. Поднос опасно накренился. Кипп успел подхватить его и терпеливо ждал, пока девушка наконец обретет равновесие.
— Ох, прошу прощения, милорд. Ах, я должна бежать, милорд! — покраснев, забормотала служанка. В спешке глотая слова, она выдернула у него из рук поднос и опрометью ринулась наверх.
— Весьма удобная супруга. Ты рассчитывал, стало быть, что с ней не будет никаких хлопот? Ха! Очень мудрая мысль. Замечательная сделка! — спускаясь по лестнице, бубнил Кипп. Рассеянно пригладив взъерошенные волосы, он свернул за угол, миновал огромный холл и зашагал в сторону гостиной, намереваясь прихватить ожидавшего там Брсйди и сесть наконец за стол. Проклятие, должен же он проглотить хоть что-нибудь, а то от голода у него так подвело живот, что впору завыть!
После того как первая перемена заняла свое место на столе, Гиллет нетерпеливо махнул рукой, сделав лакеям знак уходить, а сам, вытянувшись в струнку, встал слева от огромного буфета — на случай, если господам что-нибудь понадобится. И Кипп уже в который раз кротко удивился, уж не придет ли Гиллету однажды в голову покормить его с ложечки — иначе на кой черт он тут торчит?
— Заперлась у себя в комнате, да? — после долгого молчания осведомился Брейди. В его темно-карих глазах мерцал загадочный огонек. Несколько раз до этого он пытался втянуть Киппа в разговор, но тот упорно отмалчивался. Однако Брейди и не думал сдаваться. — И что же ты такого натворил, дружище? Напугал бедняжку до смерти, продемонстрировав ей, что супруг в гневе — злобное чудовище? Фи, как стыдно!
— Ешь свой горох, Брейди, иначе останешься без сладкого — по крайней мере сегодня! — рявкнул Кипп, делая вид, что не слышит вырвавшегося у Гиллета сдавленного хихиканья. Проклятый предатель! И он туда же! — Я уже объяснил тебе, что туалет ее светлости занял несколько больше времени, чем я предполагал. Однако должен признаться честно, я ожидаю ее появления с некоторой долей трепета в душе — ты бы видел, с какой яростью налетел на меня проклятый французишка, ее парикмахер! Я даже опешил слегка. Представь себе: волосы дыбом, в руках ножницы…
— Месье Парфэ?! Так, значит, тебе все-таки удалось его заполучить? Ну еще бы — ведь лучше его нет во всем Лондоне! В ярости, говоришь? Ну так ведь он француз, не так ли? Хотя, как я слышал, в своем деле этот парень просто артист. И ножницы в руках? Ну, надеюсь, Эбби не придет в голову проткнуть беднягу этими самыми ножницами.
— С чего бы ей вздумалось это делать?
— Ну… это ведь ты послал его к ней, разве нет? — Намазав маслом крошечный кусочек хлеба, Брейди сунул его в рот и с блаженным видом принялся жевать. Он уже и не помнил, когда в последний раз так наслаждался обедом. — Ты ведь послал ей еще и платья, помнишь? И мы оба знаем, с каким зубовным скрежетом Эбби согласилась их от тебя принять. Держу пари, что твоя молодая супруга не слишком привыкла к благодеяниям. И по-моему, — с широкой улыбкой заявил Брейди, — ей не очень-то нравится, что ты не в восторге от ее внешности.
— Какая проницательность! — буркнул Кипп, отодвинув в сторону тарелку, содержимое которой осталось почти нетронутым. — Может быть, тебе стоило самому жениться на ней — раз уж ты так хорошо разобрался в ее характере?
— О, я был бы в восторге! Только ведь это не я влюбился в нее по уши до такой степени, что готов кричать об этом на весь мир, правда?
Кипп смерил приятеля разъяренным взглядом.
— Слушай, ответь, пожалуйста, за каким чертом, по-твоему, я пригласил тебя к обеду?!
— Просто ты отчаянно нуждаешься в союзнике — только и всего! Тебе нужен кто-то третий, потому что ты до судорог боишься остаться наедине с женой в этот первый… вечер супружеской жизни. Как говорится, верный друг, который бы напомнил тебе — в том случае, если ты вдруг нечаянно забудешь, — о веских причинах, толкнувших тебя на этот рискованный шаг в поисках если не счастья, то по крайней мере спокойствия и — если можно так выразиться — своего рода прикрытия.
— Вот, значит, как? — Кипп со вздохом откинулся на спинку стула, и Гиллет поспешил наполнить его бокал вином. — Да ты просто сокровище, Брейди! Золото, а не друг!
— Кто — я? Конечно! А что, разве нет? Неужели тебе от меня никакой пользы? — искренне изумился граф.
— Нет, Брейди. Увы, толку от тебя мало.
Откинув голову, Брейди захохотал. Он смеялся до тех пор, пока по чистой случайности не заметил окаменевшее лицо друга. Смех тут же оборвался.
— Кипп? — осторожно окликнул виконта Брейди, не понимая, что это с ним произошло.
Потом резко обернулся. И обмер.
— Боже милостивый! — Брейди вскочил как ужаленный, проклиная себя за то, что не сумел сдержаться. Но он не был бы Брейди, если бы не сумел тут же взять себя в руки. Всем уже было давно известно, что нет такой ситуации, из которой граф Синглтон не сумел бы выкрутиться — причем с честью для себя. — Эбби! Неужели это вы?! Кипп, дружище, да ты никак язык проглотил? Правда, твоя жена выглядит потрясающе?
— Я выгляжу несколько лучше, чем обычно. И это не такой уж комплимент, если вспомнить, какое зрелище я еще недавно собой являла — в старых платьях и с волосами, которые вечно отравляли мне жизнь. Так что было просто невозможно выглядеть хуже, — заявила Эбби, устав ждать, когда Кипп наконец снова обретет возможность ворочать языком. — Месье Парфэ клянется и божится, что я выгляжу грандиозно. Но верить ему нельзя — он большой шутник, и к тому же, по-моему, я ему понравилась, так что, думаю, то, что он говорит, нужно для верности делить надвое.
В ушах Киппа так звенело, что он едва разбирал, что она говорит.
— Дьявольщина! Где ваши волосы?!
И тут же растерянно заморгал, когда до него дошло, что он только что сказал. Брейди, бросив на него взгляд, укоризненно покачал головой, словно сильно разочаровался в умственных способностях своего приятеля. Но Кипп прекрасно знал, что Брейди, в отличие от него самого, наверняка не приходило в голову представить себе, как длинные светлые волосы Эбби, рассыпавшись по подушке, таинственно мерцают в темноте. А вот Кипп не переставал думать об этом ни на минуту. И теперь ему никогда уже этого не увидеть. Никогда!
— То есть, — поспешно поправился он и, выскочив из-за стола, взял руки Эбби в свои, — я хотел сказать, что не ожидал, что месье Парфэ подстрижет вас так коротко!
— Остриг словно овцу, да? Ну и Бог с ними, с волосами! Ох, как без них хорошо! И голова сразу стала такой легкой! Если бы вы только знали, как я устала от их тяжести! — Высвободив руку, Эбби уселась на стул, который поспешно придвинул ей Гиллет. — Надеюсь, хотя бы к сладкому я успела? Салли Энн по секрету сообщила мне, что на десерт должна быть клубника. Никогда раньше я не пробовала клубники.
Эбби изо всех сил старалась казаться невозмутимо-спокойной — словно сидеть за столом со своим мужем и человеком, который, собственно говоря, и втравил их обоих в этот так называемый «брак по расчету», было самым обычным делом.
Однако, как Эбби ни старалась, она не могла забыть о том, что стала совсем другим человеком. Сейчас в ней уже трудно было узнать ту женщину, которой его светлость виконт всего несколько дней назад предложил стать его женой. Впрочем, она и чувствовала себя совсем по-другому.
Та женщина одевалась в уродливые старые платья, Волосы она гладко зачесывала назад, скалывая их в тугой пучок на затылке.
А молодая жена виконта щеголяла в платье из розового шелка, такого тонкого, будто его сшили из лепестков живых роз, красиво подчеркивавшем белизну ее плеч. Тонкую шею обвивало колье из бриллиантов, и такие же камни сверкали и переливались у Эбби в ушах.
Виконт не верил своим глазам.
Волосы его жены были подстрижены коротко, как у мальчишки. Не больше двух дюймов в длину, они спереди спадали почти до самых бровей, а аккуратно завитые кончики красивыми волнами завивались над ушами. Остальная масса волос игривыми кудряшками спускалась на открытую белую шею Эбби.
Судя по всему, она была абсолютно уверена в себе. Уверена, что сможет держать себя в руках, когда виконт представит ее лондонскому свету в качестве своей жены.
Жаль только, что в присутствии мужа у нее тут же начинали дрожать колени.
Утешало ее лишь то, что и он в ее присутствии сразу терял самообладание.
— Вы и в самом деле выглядите великолепно, Эбби, — проговорил Кипп, дождавшись, когда Гиллет с торжественным видом поставил перед хозяйкой огромное блюдо с клубникой, украшенное шапкой взбитых сливок. — Честное слово!
И снова мысленно обругал себя. Господи, что он такое несет?! Впору сбежать из-за стола от такого стыда и, укрывшись в темном углу, пустить себе пулю в лоб! Да что с ним такое в самом деле?! Конечно, медоточивым его не назовешь, раньше у него всегда для подобных случаев находился для дамы вполне приличный комплимент — когда умелый, когда не очень, — но вежливость всегда была его отличительной чертой.
Тогда почему сейчас язык у него словно налит свинцом? Самое время показать, на что он способен, а он повторяет одно и то же как попугай!
Правда, и она производит теперь куда более приятное впечатление, чем раньше, — в этом не может быть ни малейших сомнений. Однако никакое платье и никакая прическа не смогут превратить ее в сногсшибательную красавицу, при одном виде которой любой мужчина немеет и вообще ведет себя как болван. На своем веку Киппу довелось повидать немало красавиц, а сколько из них успели перебывать в его постели, он уже и сам давно забыл.
Тогда почему он не может оторвать от нее глаз?
Он все еще мучительно ломал себе голову, пытаясь найти ответы на вопросы и уже понимая, что дело это безнадежное; да и что тут можно ответить, когда даже ее глаза, похожие на влажные от росы лесные фиалки, вдруг почему-то стали вдвое больше и занимают чуть ли не пол-лица?
Подняв бокал с вином, Кипп осушил его одним глотком.
— Благодарю вас, милорд. Знаете, а вы были правы, когда настояли на своем! Месье Парфэ и в самом деле настоящий художник. И прическа чудесная — как раз то, что нужно, — кивнула Эбби. Потом положила в рот сочную ягоду и с блаженным видом закрыла глаза. Стон удовольствия сорвался с ее губ. Крохотный кусочек взбитых сливок остался у нее на губе, и она машинально, как кошка, слизнула его языком. — О-о, как вкусно!
Кипп со стуком поставил на стол пустой бокал.
А Брейди, который молча стоял в стороне, наблюдая эту сценку между мужем и женой с интересом режиссера, поставившего спектакль, которому суждено стать звездой сезона, негромко кашлянул в платок и, невнятно пробормотав какие-то извинения, поспешно выскочил из комнаты.
— Софи просила передать свои наилучшие пожелания — и от Брэма, разумеется, — вам обоим, — сказал Брейди, повернувшись к Эбби, в то время как они под руку обходили огромный зал. Эбби ликовала — больше не нужно стоять рядом с Киппом, улыбаясь и приветствуя казавшуюся нескончаемой вереницу приглашенных. Но спустя какое-то время мужу пришлось оставить ее одну, чтобы поговорить с кем-то из гостей.
Представив себе очаровательную герцогиню Селборн и окружавшую ее ауру доброты, Эбби радостно заулыбалась:
— Какая милая! И ничуть не гордая! Можно подумать, мы с ней знакомы много лет! Я послала ей записку, где поздравила с рождением сына. И знаете, что она ответила! Что очень рада за виконта, потому что теперь он наконец нашел кого-то, кто будет за ним присматривать. Я так понимаю, его светлость дал ей знать о своей женитьбе? Мне кажется, она принадлежит к тем людям, кто всегда искренне переживает за своих друзей, правда? И заботится о них.
— Да, только другой на вашем месте скорее назвал бы это навязчивостью или желанием совать свой нос в чужие дела, — улыбнувшись, ответил Брейди. — Но слово «забота» мне нравится больше. Уж не обессудьте, моя дорогая, но должен заранее вас предупредить, что нынче вечером я не спущу с вас глаз, потому что мне велено завтра прямо с утра отправить Софи подробный отчет об этом бале. Иначе говоря, мне придется расписать все буквально по минутам. Будь ее воля, она бы и Брэма сюда отправила — на тот случай, если я что-нибудь упущу. Но он отказался наотрез. Сказал, что ни за что не оставит ее одну, пока она окончательно не оправится. А по словам Софи, ждать этого осталось недолго. Она и так уже рвется из дома, твердит Брэму, что только мужчина может думать, будто после рождения ребенка нужно целый месяц валяться в постели. Такова уж наша Софи! Что на уме, то и на языке. Он сокрушенно покачал головой, а потом снова расплылся в улыбке.
— Брэм, конечно, бесится, и я его понимаю.
Эбби тоже улыбнулась. Но улыбка вдруг намертво примерзла к ее лицу, потому что как раз в этот момент она заметила нечто ужасное. Какая-то рыжеволосая красавица, одетая в сногсшибательное платье, заметив в толпе Киппа, прямиком ринулась к нему. Подбежав к виконту, она положила руку ему на рукав и заулыбалась, не сводя с него влюбленных глаз. Ее лицо показалось Эбби знакомым… когда-то она уже видела эту женщину. Точно! В день пикника — в тот самый день, когда Кипп сделал ей предложение!
— Брейди! — чуть слышно прошептала она, незаметным кивком показав, куда ему следует смотреть. — Имя этой леди, будьте любезны!
Брейди близоруко прищурился, притворяясь, что пытается разглядеть в толпе гостей лицо интересующей ее особы. Впрочем, он и без того уже знал, о ком говорит Эбби.
— Это леди Скелтон, моя дорогая, — небрежно процедил он, — и она не стоит вашего внимания. Когда появились вы, эта дама и без того уже была на пути к выходу…
— Вот как? Интересно, а сама она знает об этом? — холодно осведомилась Эбби, глядя, как ее муж, улыбнувшись рыжеволосой красотке, похлопал ее по руке. — Или он?
— О, выбросьте это из головы, Эбби! Кипп чуть ли не с рождения был страшным юбочником — это, можно сказать, у него в крови. Тут уж ничего не поделаешь. Он и сам, бедняга, не понимает, как это получается и почему его так тянет к женщинам. Однако вам не о чем беспокоиться. Если Кипп дал вам слово после свадьбы образумиться, он его сдержит. Это так, да? Я угадал?
— Мы оба дали друг другу слово, — буркнула она, отворачиваясь. При виде того, как эта дама, беззастенчиво прильнув к виконту, шепчет что-то ему на ухо, а он при этом весело смеется, на душе у Эбби стало невыносимо тяжело. — А если вас волнует, что я при этом испытываю, то могу вас успокоить — сердце мое тут ни при чем. Если что и задето, так только гордость. И я не собираюсь молчать, наблюдая за тем, как мой супруг в вечер свадьбы волочится за своей прежней любовницей! И это когда я буквально из кожи вон лезла, изображая счастливую невесту! Свинство какое! А ведь мы договорились, что просто обязаны заставить свет поверить в то, что это брак по любви! Ох, Брейди, совсем из головы вылетело! Я ведь еще не успела поблагодарить вас за все, что вы для меня сделали! Если бы вы знали, как я вам благодарна! Может быть, по моему виду сразу и не скажешь, однако, ей-богу, это так! Ну а теперь сделайте мне еще одно одолжение — напомните моему супругу, что он все-таки женатый человек. Честное слово, в первый и в последний раз.
— Ваше желание — закон для меня, милая Эбби, — отвесив ей галантный поклон, промурлыкал Брейди. — А вы не боитесь остаться одна? Между прочим, сегодня эти воды кишмя кишат акулами, и некоторые из них, держу пари, уже почуяли запах крови.
— Все будет хорошо, Брейди, я обещаю. Вообще-то я уже заметила вон в том углу Эдвардину и хочу с ней поговорить — надо же узнать, успела ли она прийти в себя после той истерики, которую закатила сегодня днем после венчания.
Проводив удалявшегося Брейди взглядом, Эбби облегченно вздохнула и постаралась незаметно выскользнуть из бального зала через приоткрытую дверь, которая вела на балкон, решив, что она заслужила глоток свежего воздуха.
В общем-то она не так уж сильно покривила душой — от духоты у нее начала болеть голова. А от обилия незнакомых лиц и имен голова у нее вообще шла кругом. Даже сильно постаравшись, она вряд ли смогла бы припомнить хоть одно из них.
К тому же у нее последние несколько минут нестерпимо чесалось плечо. До сих пор она еще как-то боролась с желанием его почесать, отлично понимая, что находится под обстрелом нескольких десятков любопытных взглядов. Вокруг стоял ровный гул голосов. Можно было не сомневаться, что большинство гостей без устали обсуждает самую животрепещущую тему — почему вдруг виконту Уиллоуби пришло в голову взять в жены никому не известную вдову Бэкуорт-Мелдон?
Да уж, не хватало еще вдобавок скомпрометировать себя в первый же вечер, грустно подумала Эбби. Вот будет разговоров, если она почешется у всех на глазах! Эти лорды и леди небось примутся гадать, уж не заедают ли молодую жену виконта Уиллоуби блохи!
Будто ей мало собственной семейки, с досадой подумала она. Весь клан Бэкуорт-Мелдонов был в сборе — перемещаясь от одной группы гостей к другой, они охотно рассказывали всем, кто изъявлял хоть малейшее желание их слушать, о своем родстве с новой виконтессой. Судя по всему, так же охотно они посвящали всех любопытных и в подробности личной жизни Эбби. Убедившись в этом, она с досадой выругалась сквозь зубы.
Умолять старых недоумков держать язык за зубами хотя бы в этот вечер было пустым делом — все равно что ловить сетью радугу в ручье, с горечью подумала Эбби.
Полной грудью вдохнув свежий воздух, она облокотилась на перила, наслаждаясь прохладой. Эбби смертельно устала, и больше всего ей сейчас хотелось, чтобы этот проклятый бал наконец закончился и гости разъехались по домам. И однако, мысль о том, что за этим последует, страшила ее куда больше. Не успеет за последним из гостей захлопнуться дверь, размышляла она, как виконт вспомнит о своих супружеских правах. Представив себе эту сцену, Эбби похолодела от страха.
Она вдруг снова вспомнила его поцелуй, и у нее подкосились ноги. Ее и раньше целовали, и не раз — ее покойный муж был весьма охоч до любовных утех, — но это было совсем не то. Похоже, бедный Гарри был далеко не столь умелым любовником, как она считала до сих пор.
Впрочем, очень возможно, здесь была другая причина. В конце концов, она вдовеет уже много лет. И как моряку, много лет не видевшему земли, любой остров кажется раем, так и ей поцелуй виконта ударил в голову, словно перебродившее вино.
Естественно, ей случалось слышать — и от Гермионы, и от покойной
матушки, — что светские дамы ее положения вовсе не обязательно должны получать наслаждение в супружеской постели. Но ведь сама она считала любовные утехи одним из самых приятных моментов брака. Больше того, Эбби хватило смелости (или глупости) признаться в этом виконту!
Впрочем, она не слишком об этом жалела. Да, конечно, она наслаждалась супружескими объятиями и не видела в этом ничего плохого. Тем более что Эбби не испытывала желания провести остаток своих дней как монахиня. Ну, может быть, только если это будет совсем небольшой остаток…
И вот теперь она снова замужем. Муж ее молод и весьма привлекателен, даже несмотря на присущую ему надменность. У Эбби были все основания надеяться, что и любовником он окажется неплохим. Во всяком случае, она очень бы этого хотела.
Но того, что виконт всего лишь одним поцелуем пробудит в ней страсть, она никак не ожидала.
Но сейчас Эбби тревожило другое — мысль о том, что она до сих пор не сделала ничего, чтобы жизнь ее супруга вошла в более спокойное и гладкое русло. Он предложил, чтобы и после свадьбы они продолжали жить так же, как прежде, не вмешиваясь в жизнь друг друга более, чем это будет необходимо, и чтобы каждый из них и дальше шел своим путем. И она без возражений согласилась на это.
Проблема, однако, состояла в том, что Эбби не была счастлива потому, что жила теперь в его огромном, великолепном доме, где от нее всего-то и требовалось, что согревать мужу постель. Во всяком случае, если она хочет сохранить уважение к себе — иначе она просто начала бы казаться себе шлюхой, с которой забавляются время от времени, а потом отсылают прочь, чуть только надобность в ней отпадет, — она просто обязана сделать все, чтобы дом виконта стал и ее домом. Однако Эбби уже успела заметить, что ее попытка подружиться со слугами по какой-то непонятной причине не слишком пришлась по вкусу его светлости.
Так же как и ей его неуклюжие посягательства на ее гардероб, с неожиданной злостью подумала она.
Она надеялась, что они смогут неплохо поладить, а теперь у нее появились сомнения. Их недавняя стычка показала, что супружеская жизнь может стать для них полем битвы, а это было бы просто ужасно! Представив, как они с виконтом ругаются из-за каждого пустяка и выросшая между ними стена непонимания с каждым днем становится все толще, Эбби совсем пала духом.
Закрыв глаза, она поклялась себе, что впредь поостережется устраивать скандалы по любому поводу. Она избавится от своей проклятой вспыльчивости, постарается держаться в тени и не будет мешать мужу жить так, как он жил до встречи с ней. В конце концов, ведь именно об этом он просил ее в тот день, когда сделал предложение. И это в общем-то не слишком много, если вспомнить, сколько она получила взамен — богатство, положение в обществе и огромный великолепный дом. А самое главное — его имя.
— Если вы гадаете, не прыгнуть ли вам вниз, чтобы разом покончить со всем этим фарсом, так не стесняйтесь! Я помогу вам перебраться через перила!
Вздрогнув от неожиданности, Эбби резко обернулась. Женский голос, чуть хрипловатый и какой-то неестественно певучий даже сейчас, когда каждое произнесенное слово буквально сочилось ядом, почему-то ее испугал. Обладательница этого голоса, судя по всему, исходила от ненависти.
— Леди Скелтон, — изумленно протянула Эбби, увидев, кто перед ней. — Простите, я вас не заметила… Вас что-то расстроило?
— Расстроило? — удивленно переспросила Роксана. Изящные полукружия ее бровей поползли вверх, губы искривились в насмешке. Но это нарочитое презрение отнюдь не обмануло Эбби, и она вдруг почувствовала, как в душу ее закрадывается злость.
Роксана подошла к ней почти вплотную, и Эбби невольно отодвинулась подальше от балюстрады. Брезгливость и омерзение, как в присутствии ядовитой змеи, сковали ее тело. Роксана, как будто почувствовав се настроение, смерила Эбби надменным взглядом, разом оценив ее платье и прическу, и презрительно фыркнула.
Эбби, собравшись с духом, ответила ей тем же. И взгляд, каким она окинула леди Скелтон, был таким же оценивающим, как и у ее соперницы.
Потому что они соперницы — в этом не было ни малейших сомнений.
Каждая из них с первого взгляда угадала в другой смертельного врага, так, как это под силу только женщинам — не зная ничего, кроме имени друг друга, не обменявшись ни единым словом, они сразу же поняли, что их разделяет нечто большее, чем простая неприязнь. Какой-то непостижимый, древний инстинкт подсказывал женщинам, что им суждено возненавидеть друг друга, и так будет продолжаться до тех пор, пока хоть одна из них ходит по земле.
Словно две разъяренные кошки, они описывали круг за кругом, обмениваясь ненавидящими взглядами. Казалось, обе только и дожидались удобного момента, чтобы, вонзив друг в друга когти, почувствовать солоноватый, дразнящий запах свежей крови.
— Похоже, милочка, у вас кислое настроение. Может быть, приказать принести слив, чтобы хоть чуть-чуть подсластить вам жизнь? — медовым голосом проворковала Эбби, постаравшись, чтобы ее слова прозвучали до приторности сладко, и яд, которыми она щедро их пропитала, не сразу проник в сознание Роксаны.
— Неужто ты до сих пор не поняла, что он просто воспользовался тобой, чтобы все эти хорошенькие, свеженькие девочки, которые спят и видят себя виконтессами, перестали вешаться ему на шею? — прошипела Роксана, сделав вид, что не поняла намека.
— Ну, положим, не только девочки! — усмехнулась Эбби. — Еще и почтенные замужние дамы, тоже вбившие себе в голову попробовать себя в этой роли, разве нет? — ехидно бросила она в ответ, едва удерживаясь от соблазна вцепиться сопернице в глаза. На этот раз отравленная стрела попала в цель. Яркая краска гнева бросилась леди Скелтон в лицо и неровными пятнами растеклась по обнаженной груди.
Такого Эбби не ожидала.
Матерь Божия! Неужели эта женщина и в самом деле тешила себя надеждой в один прекрасный день стать женой виконта Уиллоуби? И ради этого готова была пойти на все, даже на развод? Неужто она верила, что он с радостью согласится на это? Эбби от удивления даже рот приоткрыла.
Теперь она уже не сомневалась, что леди Скелтон куда хуже знает характер ее мужа, чем она сама. Впрочем, и она, если говорить честно, не слишком хорошо разбиралась в нем.
Конечно, не исключено, что сам виконт ни сном ни духом не подозревал о тех планах, что строила на его счет предприимчивая леди Скелтон. Да ему бы такое и в голову не пришло, решила Эбби. И тут ее внезапно кольнула мысль, которая ей совсем не понравилась… А что, если эта несносная женщина была еще одной, тайной причиной, вынудившей виконта связать себя узами брака? Уж не для того ли он женился, чтобы попросту сбежать от надоевшей ему до оскомины и чересчур требовательной любовницы? Вполне возможно, счастливый брак Мэри и Джека Колтрейна был не единственной причиной, из-за которой виконт Уиллоуби вдруг решил, что ему абсолютно необходимо обзавестись женой. Тогда неудивительно, что он двумя руками ухватился за то, что казалось ему наилучшим выходом из положения. Скорее всего брак с ней был для него единственным шансом одним махом решить все проблемы.
А ведь она и вправду стала для бедняги Киппа чем-то вроде палочки-выручалочки, с горьким юмором подумала Эбби. И вместо благодарности он только что, можно сказать, повесил ей на шею одну из своих проблем в виде оскорбленной и брошенной любовницы!
Эбби внезапно представилось, что она играет роль одной из героинь ее любимой Араминты Зейн, по злой иронии судьбы угодившей в ловушку. В романах такое ей встречалось, и не раз, но до сих пор она как-то не верила, что жизнь порой бывает куда изобретательнее и страшнее, чем любые романы. Как ни странно, Эбби внезапно поймала себя на том, что данная ситуация ее забавляет.
Видя, что леди Скелтон молчит, словно проглотив язык, Эбби, расхрабрившись, решила, что самое время перейти в наступление.
— Именно об этом ведь вы мечтали, не так ли, леди Скелтон? Заполучить моего мужа, а заодно и титул, который я сейчас ношу? Фи, как глупо! Еще одна мечта стареющей женщины, рассыпавшаяся в прах! Представляю, как вы расстроились, узнав, что виконт оставил вас с носом. Боже, какое унижение! Смириться с мыслью, что вам предпочли другую, еще куда ни шло! Но то, что вам предпочли меня, деревенскую простушку! Ведь я в ваших глазах просто ничтожество, правда? Да, такое оскорбление трудно проглотить.
— Тебе не удастся им завладеть! Зажмурившись, Эбби сделала глубокий вдох и призвала на помощь все свое мужество. Она напомнила себе, что должна сохранять хладнокровие — в конце концов, все героини мисс Араминты Зейн, оказавшись в подобной ситуации, умудрялись оставаться восхитительно хладнокровными.
— Завладеть им? Пока нет, но ведь еще не вечер, вы не забыли? А впереди у меня целая ночь! Не хотите продолжить этот разговор… ну, скажем, завтра утром?
— Шлюха! Боже правый, эта деревенская дурочка — самая настоящая шлюха! — прошипела Роксана.
Она уже подняла было руку, чтобы влепить ненавистной сопернице пощечину, как вдруг неожиданно какая-то сила резко ее развернула, а затем правую руку, словно стиснутую железным обручем, завернули ей за спину. Роксана жалобно взвизгнула. Через мгновение она оказалась прижатой к балюстраде, и ее уха коснулся шепот Эбби:
— Если вы гадаете, не прыгнуть ли вам вниз, чтобы разом покончить со всем этим фарсом, так не стесняйтесь! Могу даже предложить вам руку, чтобы помочь перебраться через перила! Так, кажется, вы говорили? Хотели запугать меня, да не вышло!
Выпустив наконец руку Роксаны, Эбби отступила на шаг и с жалостливой улыбкой оглядела соперницу. Интересно, когда же она в последний раз прибегала к силе, чтобы защитить себя, попыталась вспомнить Эбби. Кажется, это было в тот раз, когда Гарри, вернувшись домой в стельку пьяный, решил затащить ее в постель. Губы ее дрогнули в улыбке. Приятно сознавать, что ты по-прежнему в отличной форме, развеселилась она.
Роксана шагнула к ней и снова занесла руку, но, увидев выражение глаз Эбби, вовремя опомнилась.
— Не знаю, почему ему вдруг пришло в голову жениться на тебе, но я это
узнаю. И тогда, миледи Уиллоуби, тебе конец!
От этих слов, от ярости, звучавшей в голосе оскорбленной женщины, Эбби внезапно почувствовала смертельную усталость. Почему она решила, что вдереди ее ждут удобный брак и счастливая спокойная жизнь? Она замужем всего лишь один день, даже меньше, а проблемы растут словно снежный ком, и брак ее можно назвать каким угодно, но только не спокойным.
Пожав плечами, Эбби направилась к дверям, ведущим в бальный зал.
— Как вам угодно, леди Скелтон, — небрежно бросила она через плечо, даже не взглянув на свою взбешенную соперницу. — Не буду вам мешать.
Но не успела она переступить порог балкона, как едва не налетела на Игги. Эбби от удивления приоткрыла рот, когда он чуть не бегом бросился в другой конец зала, словно перепугавшись, что его застукали на месте преступления.
— Проклятие! — выругалась она сквозь зубы.
Неужто она и правда надеялась обрести в этом браке не только независимость, о которой страстно мечтала, но и душевный покой? До сих пор, во всяком случае, все происходило наоборот. Если она и получила что-то кроме обручального кольца, так это еще одного человека, о котором следовало заботиться и чей покой охранять.
Может быть, она появилась на свет только для того, чтобы постоянно о ком-то заботиться?
Интересно, существует ли на свете вообще человек, который позаботится о ней?




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Влюбленная вдова - Майклз Кейси



Ужасная тягомоть.Нудно,глупо,очень затянуто.Не советую.
Влюбленная вдова - Майклз КейсиЛеся
27.10.2012, 2.49





превосходный роман.
Влюбленная вдова - Майклз КейсиДинара
12.11.2014, 16.42








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100