Читать онлайн Вызов гордости, автора - Майклз Кейси, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Вызов гордости - Майклз Кейси бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.49 (Голосов: 45)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Вызов гордости - Майклз Кейси - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Вызов гордости - Майклз Кейси - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Майклз Кейси

Вызов гордости

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

Аманда в утренней гостиной составляла букет с такой злостью, что только портила хрупкие цветы. Обрезав стебель слишком коротко и обнаружив, что у нее не осталось ни одного красного цветка, она уже совсем было решила бросить свою затею, как в комнату вплыла Бланш, окутанная облаком мускусного аромата. Аманда тотчас же напряглась и сломала еще один нежный стебель.
– О, какая жалость, дорогое дитя, – пролепетала Бланш и поспешила исправить повреждение. – Не нужно так расстраиваться. Некоторые из нас не особенно одарены в художественных искусствах. Ну-ка, позволь тебе помочь. Подай мне, пожалуйста, ножницы, дорогая. Нужно добавить несколько цветков сюда, сюда и – смотри! Прекрасный букет! А теперь присядь, дорогая, а я позову служанку, чтобы убрать за тобой грязь. Должна заметить, что сегодня утром ты выглядишь не самым лучшим образом.
– Благодарю вас, леди Уэйд. Я сидела здесь в hobowi платье все утро после завтрака, дожидаясь вашего комплимента. Теперь можно считать, что мой день достойно завершен.
Бланш, собравшаяся звонить горничной, оглянулась.
– О, мы что-то не в духе? Неужели мой несносный будущий зять игнорирует свою малышку-невесту?
Аманда подавила желание вцепиться в золотистые волосы Бланш, у которых – она не сомневалась – были противные коричневые корни, подошла к дивану и села поудобнее. Она невинно посмотрела на незваную гостью и ответила:
– О, если бы дело было в этом, дорогая леди Уэйд! Но ведь Джаред просто ни на мгновение не оставляет меня одну. Он так внимателен к каждой моей прихоти – но ведь действительно, как вы сами заметили, мы еще новобрачные. Может быть, когда я буду в годах, как и вы, он перестанет быть таким ненасытным. – Аманда сладко улыбнулась, глядя, как от лица Бланш отливают все краски, не удержалась и добавила: – Разумеется, мой отчим, будучи примерно вашего возраста, в достаточной мере развлекает вас?
– Почему бы тебе… я хочу сказать, пожалуйста, Аманда, не могла бы ты обращаться ко мне не так формально? В конце концов, скоро я стану членом семьи.
В глазах Аманды заплясали озорные огоньки, и она осведомилась:
– Хотите, чтобы я называла вас «мама»?
Бланш едва не вышла из себя, но все же сдержались и ответила:
– Ну конечно же нет, дорогая. Мне никогда и в голову не придет заменить твою мать. Пожалуйста, называй меня Бланш.
Аманда временно прекратила сражение и неохотно согласилась. Бланш обернулась к горничной, убиравшей сломанные цветы, и приказала принести что-нибудь освежающее. Аманда внимательно рассматривала женщину, так бесцеремонно ворвавшуюся в их жизнь три дня назад. Она сразу заметила, что Джаред потрясен и с трудом сдерживает бешенство. Он постоянно, за исключением трапез, когда приходилось сидеть за одним столом, избегал леди Уэйд. Аманда не сомневалась, что в Лондоне они были близко знакомы. Разве Бланш не назвала его «милый»? Но Джаред не желал о ней разговаривать.
Аманда расспрашивала отчима и про их визит, и про его нареченную невесту, но до безумия влюбленный Дентон сказал ей только, что Бланш захотела повидаться с его падчерицей, а он ни в чем не мог ей отказать. То, что Бланш его не любила, было Аманде очевидно. Она наверняка знала, что будущий муж живет в основном на деньги, полученные от Джареда по брачному контракту. Титула у него нет. Так зачем же ей потребовался такой невыгодный брак? Аманда была уверена, что Бланш никогда ничего не делает без расчета на выгоду.
Только гляньте на нее, думала Аманда. Платье, которое она надела обычным утром, стоит куда больше сотни фунтов. А бриллианты, украшавшие ее вчера за обедом, обошлись кому-то в небольшое состояние. Аманда заметила, как Джаред несколько раз посмотрел на это ожерелье, и ей не понравились собственные мысли.
Эта женщина, конечно, красавица, хотя и несколько холодная. Пусть она одевается чересчур нарядно, но нельзя отрицать, что, увидев ее, многие мужчины наверняка одобрительно вскидывают брови. Однако Кевин не проявил к ней никакого интереса и покинул Сторм Хейвен сразу же после званого обеда Аманды. И Бо выскользнул из голубой комнаты, грубо оборвав Бланщ на полуслове, а потом перевез свои вещи к сквайру Босли, где и собирался жить до званого вечера, посвященного своей помолвке, который предстоял на следующей неделе. Он заявил, что так гораздо удобнее.
О, если бы только она могла вынудить Бланш уехать до того, как та испортит лучший вечер малышки Анны – ведь Анне пришлось из вежливости пригласить обоих гостей Аманды!
Бланш смотрела, как эмоции на выразительном лице Аманды сменяют одна другую, и гордилась собой, радуясь смятению соперницы. Нахальная дрянь! Вот значит, ради кого Джаред ее бросил! Его дурной вкус удивляет. Да и вообще все это оскорбительно. Однако Фредди прав – добраться до Джареда проще всего через эту зеленую девчонку, поскольку Джаред просто околдован ею.
Бланш не выносила Фредди – ни одна женщина, считающая себя неотразимой, не поймет мужчину, который ищет удовольствия в объятиях другого мужчины; поэтому, услышав о женитьбе Джареда, она отыскала его только для того, чтобы подразнить по поводу утраченного наследства.
Бланш всегда знала, что Фредди терпеть не может кузена, но все равно удивилась силе его ненависти. Когда Джаред бросил ее, да еще и оскорбил напоследок, она долго и мучительно искала способ заставить ого пожалеть об этом. И вспомнила о Фредди, с которым провела немало часов, проклиная их общую неудачу. Именно Фредди и предложил ей заняться Перегрином и получить приглашение в Сторм Хейвен, а уж оказавшись здесь, – оба они в этом не сомневались – она наверняка сумеет что-нибудь придумать.
В тот последний вечер Бланш сказала Джареду именно то, что имела в виду. Он заплатит ей за оскорбление. О, конечно, не жизнью, как она грозила, но если рухнет пресный брак Джареда, это успокоит ее разъяренное эго. И прежде всего Бланш ясно дала всем понять, что как только она и этот тупица Дентон, так похожий на ее покойного супруга, поженятся (можно подумать, она выйдет замуж за этого фигляра!), они рассчитывают проводить в Сторм Хейвене не меньше трех месяцев в году, навещая дорогих родственников. Да, ей удалось привести Джареда в замешательство, но месть еще далеко не была завершена. Бланш улыбнулась, вспомнив выражение лица Джареда, когда он вчера вечером услышал о ее планах. И она специально то и дело прикасалась к бриллиантовому ожерелью – его последнему подарку. Что ж, главное еще впереди. Если все пойдет так, как задумано, ему придется как следует раскошелиться, чтобы она держалась подальше от Сторм Хейвена.
Все это очень забавно, но девчонка вдруг начала показывать молочные зубки, осмелилась с ней пререкаться! Самое время показать ей, кто тут главный. Бланш решила прекратить перепалку и дерзко заявила:
– Кстати, Аманда, у меня в комнате есть кое-какие вещи Джареда. Я надеялась вернуть ему их в более, – она сделала вид, что ищет подходящее слово, – интимный момент, но кажется, он редко бывает дома. Видишь ли, Джаред уехал из Лондона весьма неожиданно, и я не успела вернуть ему перчатки, которые он оставил в моей постели… гм… в моей прихожей в последний свой визит. Бедняжка постоянно оставлял то одно, то другое – перчатки, шляпы, галстуки. Я велю горничной отнести их в твою комнату.
Бланш взяла чашку и спрятала торжествующую улыбку за салфеткой, вглядываясь в лицо Аманды.
Комната перед глазами Аманды закружилась. Невозможно отрицать то, на что так грубо намекает Бланш. Джаред был ее любовником – причем уже после того, как они поженились! Пока она тосковала в Сторм Хейвене, он кувыркался в постели Бланш Уэйд!
«Как я могу сидеть тут и пить чай, когда мой мир рассыпается на кусочки? – в ужасе подумала Аманда. Я дышу, вижу, слышу, сердце мое бьется – но внутри я умерла». Потом мозг ее заработал с бешеной скоростью. Она не сдастся без битвы! Джаред никогда не разговаривал с ней о времени, проведенном в Лондоне, ни разу после того первого дня, когда признался, что был без нее несчастен.
Что ж, очевидно, он нашел какое-то утешение в надушенных объятиях Бланш. А бриллианты! Ну конечно – как можно быть такой дурой?! Это подарок Джареда. Иначе с чего он вдруг так задергался, когда леди Чезвик что-то про них сказала? Что ж, теперь все сходится.
Аманда рассеянно огляделась. «Нельзя дать ей понять, что я расстроена, – напомнила она себе. – Нужно оставаться спокойной. Потом можно будет устроить настоящую истерику, а после этого я выложу Джареду все, что об этом думаю. Но пока я должна разобраться с этой – какое же слово употребила тетя Агата? – сукой. Да, точно, с этой белобрысой сукой». Аманда понятия не имела о том, как прошла последняя встреча Джареда с Бланш в Лондоне, зато точно знала, что муж ничуть не обрадовался ее появлению в Сторм Хейвене. Она твердо верила в его любовь и не сомневалась, что он не качнется больше в сторону Бланш, особенно после того, как Аманда с ним сегодня вечером хорошенько поговорит.
И с этой толком не оформившейся мыслью Аманда непреднамеренно решила судьбу своего мужа, небрежно ответив:
– О да, Бланш, Джаред мне все рассказал о вашей последней встрече в Лондоне. Честно говоря, я удивлена, что вы все же решились упомянуть о ней, поскольку, как мы обе отметили, это был его последний визит к вам.
Бланш от потрясения потеряла дар речи. Аманда встала, и пошла к дверям, обернувшись, чтобы добавить:
– Возможно, вы еще не знаете, но в следующем году у нас с Джаредом появится первенец. Раз уж мы теперь не соблюдаем формальностей, вы, вероятно, захотите, чтобы дитя называло вас бабушкой? О Боже, от чашки отломилась ручка! Я сейчас пришлю горничную, чтобы она вывела пятно с вашего прелестного платья, пока оно окончательно не погибло.
Взбешенная Бланш ринулась прочь из комнаты, подхватив мокрые юбки. Она вопила:
– Сейчас же пришлите ко мне этого болвана Дентона! Я хочу вернуться в Лондон!


Джаред тайком прокрался в дом через боковую дверь, надеясь, что не столкнется ни с Бланш, ни с идиотом Дентоном. Он в общем-то не питал особой враждебности к Дентону, а три дня разговоров за обеденным столом убедили его в правоте Аманды – ее отчим был настолько туп, что вместо ненависти к себе пробуждал только раздражение. Но Бланш – совершенно другое дело.
Он уже успел сломать себе мозг, пытаясь понять зачем она приехала в Сторм Хейвен. Джаред хорошо помнил ее последние слова, обращенные к нему, те, что она пронзительно выкрикивала, лежа на полу своей спальни, голая, осыпанная деньгами; но он сомневался, что Бланш приехала сюда с намерением воткнуть ему нож в спину. Она скорее хочет приставить ему пистолет к виску – фигурально – и Джаред охотно заплатит сколько угодно, лишь бы избавиться от нее, но при чем тут брак с Дентоном? Если Бланш рассчитывает на его легковерность, то она несколько перестаралась, Джареда такой байкой не обмануть. Нет, Дентон обычный простофиля, которого она обвела вокруг пальца (эта роль ему очень подходит), а вот Бланш наверняка затеяла что-то неладное.
Проходя мимо малой гостиной, Джаред услышал громкое «псссст!» и заглянул в комнату. Там сидела его тетя и отчаянно махала ему руками, приглашая к ней присоединиться.
– Что это вы тут прячетесь, мадам? Сбежали от гостей? Если позволите, я разделю с вами это убежище.
Леди Чезвик болезненно поморщилась и прошептала:
– Говори потише, дурень, и закрой дверь, пока сюда не примчался весь дом. Я всего лишь пытаюсь спасти твою шкуру, хотя одно небо знает, зачем – ты никогда не ценил мою помощь! Ага, вот так-то лучше. Садись рядом, я расскажу тебе, что здесь сегодня произошло. Попробуй догадайся, что случилось!
– Дорогая моя леди, у меня нет времени на игры. У меня голова идет кругом – я пытаюсь придумать, как избавиться от наших гостей и упрятать их туда, где их никто не найдет.
– Но я как раз об этом и говорю! Как ты догадался?
– Что значит – как раз об этом? Ты хочешь сказать, Бланш и Дентон навеки скрылись под маргаритками?
За попытку пошутить леди Чезвик ощутимо хлопнула его веером по руке:
– Не пытайся выглядеть большим дураком, чем ты есть на самом деле, племянник. Дело-то серьезное.
Он потер ушибленное место.
– Полностью согласен, тетя. Убийство – это всегда серьезно.
– Убийство? Убийство! Джаред, кажется, мы говорим о разных вещах, но я не собираюсь возвращаться обратно и искать, на каком перекрестке мы оставили главную дорогу и пошли по боковой тропке. Я позвала тебя сюда, чтобы сказать: противный отчим Аманды и его потаскушка уехали в Лондон. Если бы ты оставался дома, а не прятался целый день, делая вид, что вы с Хэрроу осматриваете имение, ты бы и сам это знал.
Джаред подскочил и громко воскликнул:
– Так это же лучшая новость после того, как моя лошадь выиграла скачки в Ньюмаркете! Почему ты мне сразу не сказала? Я должен срочно поздравить Аманду и заказать поварихе особый обед! И как моя ненаглядная супруга сумела совершить это великое чудо?
Леди Чезвик побагровела от злости и дернула Джн реда за рукав, пытаясь привлечь его внимание.
– Говори тише, Джаред, или я кину тебя на произвол судьбы. Если Аманда узнает, что ты дома, до того, как мы успеем посекретничать, твоя голова точно слетит с плеч долой. Девочка в бешенстве, имей в виду!
Вот теперь Джаред наконец обратил все свое вин мание на тетю, сел и велел ей продолжать. Она поудобнее устроилась на диване и приступила к нагоняю, которого племянник давно заслуживал.
– Ну что ж, гадкий мальчишка, прошлое тебя все-таки настигло. Я тебе всегда говорила, что однажды это произойдет, а теперь ты понимаешь, что я была скорее права, чем ошибалась, хотя нужно признать, что раза два я все-таки ошиблась, когда, к примеру, неверно оценила милую Аманду. Но не больше! И…
– Тетя, ближе к делу, если можно. Насколько я понимаю, ты собралась распечь меня за мое бурное прошлое?
– Не смей меня перебивать! Я буду говорить так, как считаю нужным, Джаред, и буду благодарна, если ты прислушаешься к моим словам! – Джаред покорно кивнул, и тетя Агата продолжила: – Как я и сказала до того, как ты меня перебил, – она кинула на племянника лукавый взгляд, – твое прошлое и в самом деле тебя настигло. Мне никогда не нравилась Бланш Уэйд, и я тебе это тысячу раз говорила, но разве ты слушал? Конечно же нет, и когда она сюда ввалилась, я сразу поняла, что она задумала какую-то пакость, но и подумать не могла, что у тебя настолько не хватает винтиков в голове! Оказывается, ты навещал ее уже после того, как женился на милой, невинной, очаровательной…
– Ее зовут Аманда, тетя.
– Мне это известно! Когда я сегодня наверху увидела бедную обманутую девочку, рыдавшую из-за такого мерзавца, как ты, я сразу поняла, что ты до сих пор ничего не знаешь о том, сколько у нее достоинств!
– Плакала? Моя жена плакала? – Джаред вскочил и хотел броситься вон из комнаты. – Что эта потаскуха ей сделала?
– Она всего лишь рассказала ей правду – что ты приезжал к ней, когда удрал из Сторм Хейвена, как малолетний преступник, и жил в Лондоне. Я знаю, что это правда, потому что у тебя все на лице написано. Твоя вина очевидна мне – и точно так же очевидна Аманде. – Тут лицо пожилой леди исказилось, и она всхлипнула: – О, Джаред, зачем? Зачем ты сделал такую ужасную вещь? Да еще с потаскушкой вроде Бланш Уэйд!
Джаред обнял плачущую тетушку. Через несколько минут она взяла себя в руки и позволила племяннику объясниться. Он рассказал несчастной женщине всю правду, и, когда она услышала подробности последней встречи Джареда с бывшей любовницей, лицо ее прояснилось, но тут же снова затуманилось.
– А теперь в чем дело, тетя? – спросил Джаред.
– Ты ни в коем случае не должен рассказывать этого Аманде!
– Почему? Это же правда.
– Правда! Я ошибалась насчет твоей разумности, племянник. Ты что, в самом деле думаешь, будто для Аманды есть какая-нибудь разница? Сделал ты то, за чем приехал, или нет? Нет, Аманде хватит одной мысли о том, что ты хотел уложить ту девку в постель. Да она взовьется до потолка! Солги ей, племянник, солги. Это единственная возможность!
– Тетя, ты не перестаешь меня изумлять. Ты действительно думаешь, что моя жена еще слишком мала и не примет правду, как она есть? В конце концов, это должно ей польстить.
Леди Чезвик неистово замотала головой:
– Это ничего не значит, Джаред! Ты не должен признаваться, что нога твоя была в доме той женщины после того, как ты встретил Аманду!
– Но в общем-то так и есть. Я виделся с ней всего лишь тот единственный раз.
Леди Чезвик досадливо вздохнула:
– Джаред, любимый мой племянник, поверь мне. Солги девочке. Это твоя единственная надежда на спасение.
– Хорошо, тетя. Подчиняюсь твоему суждению. Но если ты ошибаешься, клянусь, что тут же взвалю всю вину на тебя. Только пообещай, что не выдашь меня когда-нибудь потом.
Тетушка фыркнула, услышав такое невероятное предположение, и неожиданно весело рассмеялась.
– Что тебя так рассмешило, Агги?
– Да просто… просто я вдруг поняла, до чего все это забавно. Я ж тебе так и не рассказала, почему наши гости так поспешно сбежали. Господи, нареченная невеста буквально вытолкала Дентона из дома! О, это было просто замечательно! – Леди Чезвик ликующе захлопала в ладоши.
Джаред ухмыльнулся – трудно наслаждаться шуткой, которую не понимаешь, – и велел тете объясниться.
– Аманда рассказала мне, как они с леди Уэйд побеседовали сегодня утром. Именно тогда девочка и узнала, что ты оставил перчатки в постели той потаскушки, когда приходил к ней в последний раз. Аманда холодно ответила ей – просто не знаю, откуда в ней столько мужества, – что ты рассказал ей все про тот последний визит и что это в самом деле был твой последний визит. Тут леди Уэйд разлила весь свой чай на подол отвратительного платья и взлетела на метле наверх, чтобы упаковать вещи. Джаред, как, по-твоему, Аманда очень умно себя повела, правда? Джаред, да что случилось? Ты выглядишь совершенно больным!
Джаред подошел к двери, распахнул ее, обернулся к тетушке и холодно произнес:
– Вам отказывают мозги, мадам, если вы думаете, будто Бланш Уэйд покорно проглотит такое оскорбление. Теперь ее устроит только моя кровь, и ничего больше!
Он быстро помчался вверх по лестнице, но на площадке заставил себя остановиться и неторопливо подошел к спальне, где – он в этом не сомневался, Аманда уже прочертила линию фронта и дожидалась только его. Бланш сильно встревожила Джареда, но он понимал: эту тревогу жене показывать нельзя.
А с другой стороны, ну что Бланш может сделать? Явившись в Сторм Хейвен, она выложила свою козырную карту, а унизительное бегство без единого фунта отступного должно положить конец этой истории. Однако разве мог Джаред предположить, что Бланш пойдет на обручение с олухом Дентоном, лишь бы отомстить бывшему любовнику?
Должно быть, она всерьез рассчитывала выйти за меня замуж, думал Джаред. Да она делала намеки на это, когда лорд Уэйд еще не остыл в могиле! Джаред вспомнил, как испугалась Бланш, когда он вскользь упомянул о безвременной кончине Бертрама. Неужели она могла… Да нет, это невозможно. Даже Бланш не пойдет на убийство. Или пойдет? А если да, то кто остановит эту беспринципную женщину от попытки причинить вред Аманде? О том, что она попытается причинить физический вред ему самому, Джаред не думал вообще. В конце концов, она всего лишь женщина.
Но Аманда? Ну конечно! Почему он не подумал об этом раньше? Именно Аманду она собирается уничтожить, для этого и приехала в Сторм Хейвен. А через Аманду она сумеет ранить его, да так сильно, что и сама до конца не представляет. Слава Богу, никто не упомянул о ребенке. По крайней мере, об этом Бланш не знает.
Джаред вошел в спальню. Аманда тотчас же отпустила Салли, которая укладывала ей волосы, и повернулась к мужу с выражением решимости на лице:
– Почитаю за честь, милорд, что вы до сих пор в своей резиденции. Я думала, вы уже мчитесь по дороге в Лондон, чтобы сказать нежное «прощай» своей девке.
– Аманда, голубка, дай мне объяснить…
Она оборвала его восклицанием:
– Объяснить? Объяснить?! А что тут объяснять? Вы и эта шлюха были любовниками – скорее всего, до и наверняка после, нашей женитьбы. Отрицайте, сэр, если это неправда. Но прошу вас, избавьте меня от объяснений.
– В таком случае я отрицаю это! Точнее, отрицаю часть твоего утверждения – последнюю часть. И я могу все объяснить. Черт возьми, женщина, смотри на меня, когда я с тобой разговариваю! Чертовски неприятно обращаться к твоей спине.
Аманда резко повернулась. В ее янтарных глазах застыла боль.
– Неужели лгать мне в лицо легче, милорд?
– Нет! В смысле – да! О, черт побери, замолчи, Аманда! – У него не очень хорошо получалось пикироваться с ней, и он это знал. Джаред никогда раньше не испытывал трудностей в отношениях с женщинами, разумеется, за исключением тетушки, но он никогда и не любил ни одну женщину так сильно, как это хрупкое создание. – Подумай о ребенке, Аманда. Ты можешь ему навредить.
– Ха! Столько тревог из-за одного крохотного младенца! А сколько у тебя детей по ту сторону одеяла, Джаред? У моего малыша будет много незаконных братьев?
Джаред шагнул к ней быстрее, чем Аман да успела это заметить, и прижал жену к груди:
– Хватит, Аманда. Прекрати немедленно.
Ледяным от ярости голосом она сказала:
– Отпусти меня.
– Если я тебя отпущу, то запросто могу ударить, а я этого не хочу, поэтому будь добра, закрой рот и послушай, а я попробую вытащить нас из этой путаницы.
Аманда попыталась вырваться, но у нее ничего не получилось. Тогда она пообещала вести себя спокойно. Джаред отпустил ее и начал расхаживать по комнате взад и вперед, рассказывая ей свою историю.
– Аманда, мне двадцать восемь лет, и я уже говорил тебе, что у меня весьма сомнительная репутация. Я не собираюсь отрицать, что у меня было много женщин, и Бланш Уэйд в том числе, к моему великому сожалению. Но у меня нет ни одного внебрачного ребенка. Уж кто-кто, а ты не можешь этого не знать, во имя любви небесной! – Джаред провел трясущейся рукой по своим растрепавшимся волосам, повернулся к Аманде и взмолился: – Я не хочу лгать и говорить, что всю жизнь был лилейным цветком, да ты этому и не поверишь. Но я не лгу, когда говорю тебе, что не занимался любовью ни с одной женщиной после того, как увидел тебя в «Олмаке». Если Бланш сказала, что мы были любовниками в эти месяцы в Лондоне, она соврала, и пусть я завтра умру, если говорю тебе неправду. Следующий ход за вами, мадам.
Он резко повернулся и хотел выйти из комнаты, но Аманда остановила его двумя словами:
– Прости меня.
Джаред возвел глаза к небесам и мысленно поклялся, что подарит своей мудрой тетушке рубиновый браслет, а потом великодушно открыл объятия рыдающей жене.
– О, мой милый! – плакала она. – Как я могла быть такой тупой и поверить этой ужасной женщине? Пожалуйста, прости меня. Я так сильно тебя люблю, и ревность съедала меня изнутри. Конечно же, ты и на милю не мог подойти к этой шлюхе, когда уехал. Все, что ты делал до нашей встречи, меня не касается, хотя должна сказать, я удивляюсь твоему дурному вкусу, если ты когда-то считал это толстое создание привлекательным.
Джаред спрятал лицо в волосах Аманды и пробормотал:
– И в самом деле, я недоумевал из-за этого сотню раз после ее появления здесь. Должно быть, я бывал здорово навеселе, если думал, что она соблазнительная женщина. Ты восторг моего сердца, и с того момента, как я тебя увидел, все остальные женщины в Англии стали казаться мне уродинами. – Куснув маленькое ушко, он пробормотал: – Ты колдунья, Аманда, и ты меня заворожила.
Последние сомнения Аманды растаяли. Гораздо проще все забыть, чем продолжать ссориться с мужчиной, которого так сильно любишь, и она подставила ему лицо для поцелуя. Джаред чувствовал, как она затрепетала в его объятиях, когда он начал дразнить ее языком, а потом нежно поцеловал ее нижнюю губку. Его руки уже развязывали ее платье, а губы прокладывали поцелуями дорожку от шеи до округлой груди.
Внезапно он ощутил какое-то движение и вскинул голову, сделав вид, что ужасно шокирован:
– Мадам, вы позволяете себе вольности, не подобающие хорошо воспитанной леди.
Аманда хихикнула и заявила, что ничего не делала.
– Я отчетливо ощутил, как ты ко мне притронулась. Вот! Опять!
Аманда вытянула руки, чтобы доказать свою невиновность, и тут Джаред ощутил толчок в третий раз. Пытаясь сдержаться и не хихикать, Аманда взяла его руку и прижала ее к своему слегка округлившемуся животу.
– Я знаю, что платья пока еще все скрывают – спасибо французам за эту моду! – но ты, как мой супруг, должен бы знать, что дитя растет. Вас лягнул ваш родной сын, милорд.
Она продолжала удерживать его руку, и вскоре Джаред ощутил весьма солидный толчок. Он отдернул руку, словно обжегся, но потом медленно положил ее обратно, поднял бровь и спросил:
– Ты толкаешься, чтобы скорее оказаться здесь, с нами? Аманда, а это не больно?
– Нет, глупый, мне это ужасно нравится. Но он в первый раз изобразил это для тебя. Ты расстроился?
Вместо ответа Джаред подхватил ее на руки, аккуратно уложил на постель и лег рядом.
– Расстроился? Детка, я смущен и поражен тем, как мне это приятно. Честно признаюсь, я думал об этом ребенке как о враге – когда не был занят тем, что пытался игнорировать его существование. Но знаешь, ты права: это точно сын, и теперь я очень горжусь его поразительной силой в таком-то юном возрасте. А ты уверена, что это не больно?
Аманда пришла в восторг от возникшего у мужа интереса и поспешила объяснить ему, что все дети пинают матерей, хотя наверняка не так сильно, как сын Джареда Делани. Ответить на его следующий вопрос оказалось не так легко.
– Нам пора прекращать заниматься любовью, малышка?
Внезапно Аманда очень смутилась – она давно не испытывала этого чувства рядом с Джаредом. Слишком нескромно будет признаться, что ей будет недоставать его любви, думала она, и потом, она и не хочет это прекращать, несмотря на беременность. Аманда подняла на него глаза и, запинаясь, сказала:
– Н-наверняка есть… с-способы, чтобы не повредить…
Лицо Джареда осветилось лукавой улыбкой, он наклонился и зашептал ей на ухо.
– О, Джаред! О Боже, правда?..


Аманда и тетя Агата сидели в малой гостиной и дружно выкладывали невидимые стежки на рубашонках для будущего младенца, когда Джаред вошел в комнату с письмом в руках.
– Очень жаль, – произнес он вслух.
Жена тут же поинтересовалась, о чем речь.
– Кевин пишет, что не сможет сегодня быть с нами на званом вечере у Бо. Похоже, его вызвали в Сассекс, к постели больного дядюшки. Старик умирает последние двадцать лет, а то и больше, но на этот раз, кажется, всерьез. Кевин его единственный наследник и получит кучу денег и титул, когда старый чудак даст дуба.
– Хм-ф-ф! – сердито фыркнула леди Чезвик. – Несчастный старик – вороны всегда слетаются на падаль.
– Будь я на вашем месте, мадам, я бы не особенно жалел старого графа. Он всегда был весьма странным. – Джаред снова вернулся к письму и заметил: – Будь я проклят, если Кевин не накатал мне и вторую страницу! Он терпеть не может вычеркивать. Интересно, что уж такого важного он мне хочет сообщить. – Он погрузился в письмо, и Аманда заметила на его лице тень озабоченности.
– Что случилось, милый? Кажется, ты расстроен.
Джаред свернул письмо и сунул его в карман.
– Ничего особенного, любовь моя. Кевин сильно потратился в Уайт Хаусе и просит одолжить ему несколько пенни, только и всего. А, да, – небрежно добавил он. – Он также упоминает, что видел в галерее Мэнтона моего кузена Фредди. Удивительно, никогда не думал, что Фредди знает, каким концом пистолета нужно целиться. Он сказал Кевину, что слышал о твоей беременности. Интересно, откуда?
– Господи, да понятия не имею! Твой кузен совершенно случайно не знаком с моим отчимом?
– С Дентоном? Думаю, это возможно, – ответил Джаред, вспомнив стычку Бо и Кевина с этой парочкой. – А что?
Аманда очаровательно порозовела, вспомнив свои последние слова, обращенные к леди Уэйд.
– Я только что вспомнила, что спрашивала леди Уэйд, не захочет ли она, чтобы наш будущий ребенок называл ее бабушкой. Она могла упомянуть это в разговоре с отчимом, а он – рассказать твоему кузену.
– Дьявол тебя побери! Господи, Аманда, неужели ты не можешь держать язык за зубами?
Леди Чезвик быстро положила ладонь на руку Аманды, не давая ей сердито огрызнуться, и сказала:
– У тебя должны быть причины для такой тревоги, племянник. Может, окажешь нам честь и поделишься с нами, пока не обнаружил, что твоя жена вонзила иголку тебе прямо в глотку?
Джаред тяжело упал в кресло, не рассчитанное на такой вес, и постарался взять себя в руки. Ни к чему пугать дам.
– Да ничего особенного, заверяю вас. Просто глупость! Я хотел сам сообщить кузену, что он может оставить все надежды, потому что мы ждем наследника. Понимаю, что это мелочно, но таков уж мой характер.
Кажется, леди Чезвик он убедил, но Аманда была более проницательна. Она вспомнила, что думал о Фредди Бо, и инстинктивно положила руки на живот, оберегая его:
– Твой кузен не попытается навредить ребенку?
Джаред был так занят, пытаясь проникнуть в намерения Бланш, что совершенно не думал о Фредди, но сейчас вспомнил о нем. Могла ли Бланш привлечь Фредди на свою сторону? Перед его мысленным взором возник образ кузена, каким Джаред видел его в последний раз. Воспоминание об изнеженном женоподобном денди вызвало на лице Джареда презрительную усмешку. Фредди? Да никогда. Нет, все дело в Бланш, но она совершенно беспомощна, разве что попытается еще раз пробить брешь между ним и Амандой. Проклятье! Он ведет себя, как старая бабка, вздрагивающая при виде любой тени.
Джаред поспешил успокоить жену:
– Фредди просто беспомощный болван, любовь моя. В худшем случае, когда родится наш сын, с моим кузеном случится припадок, а потом он спрячется куда-нибудь от кредиторов. Не волнуйся из-за него. И хватит хмуриться! Ребенок и так будет весь сморщенный!
– Но, Джаред, он тебя ненавидит. А когда наш сын родится…
– Довольно, любимая, я не хочу, чтобы мысли о моем кузене портили такой прекрасный день. Ты уже выбрала платье для сегодняшнего вечера?
– Конечно. Я не хочу затмить милую Анну, поэтому надену зеленое шелковое и к нему – всего несколько тех дивных фамильных изумрудов Делани, которые ты мне подарил. Я уверена, белое парчовое платье Анны будет самым красивым на балу. Кроме того, моя фигура уже не пленяет взоры.
– Неправда, любовь моя. Округленные формы очень тебе к лицу, да, тетя? – Он подмигнул леди Чезвик.
– Вздор, негодник! Ты будешь ею восхищаться, даже если она станет толстой, как повариха, и, судя по томным взглядам, которые вы друг на друга бросаете, я здесь совершенно лишняя. Извините меня, дорогие, но я хочу отдохнуть перед тем, как Хиггинс поможет мне одеться. Чем старше становишься, тем сложнее скрывать разрушительное действие времени.
Аманда поцеловала тетушку:
– Вы самая прелестная из всех женщин, тетя! Надеюсь, в вашем возрасте я буду хотя бы вполовину так же красива.
Леди Чезвик удивила обоих, начав смущенно отнекиваться, – остаток утра супруги с удовольствием провели в утренней гостиной, беседуя о вещах, никак не связанных с Фредди Кроссуэйтом или леди Бланш Уэйд.


В тот же вечер у сквайра Босли сияющая Аманда наблюдала со стороны, как очаровательная малютка Анна и ее неуклюжий обожатель кружились по комнате под благосклонными взглядами собравшихся гостей. Парочка совершенно не замечала, что в бальном зале полно народу, и несколько раз продолжала танец после того, как музыканты уже откладывали инструменты.
В конце концов, Джаред утащил Бо в библиотеку, чтобы пропустить с ним глоток-другой и дать другу несколько весьма непристойных советов о том, как полагается любить и удовлетворять жену. Аманда с Анной устроились в уголке, чтобы дружески поболтать за рюмочкой наливки.
Анна стиснула руку подруги, и ее прорвало:
– Я никогда не сумею как следует отблагодарить тебя, дорогая Аманда, за все, что ты для нас сделала. Мы так счастливы, Бо и я, но если бы не ты и не лорд Сторм, мы могли бы никогда не встретиться!
Аманда скромно отмахнулась, подчеркнув, что только любовь такой умной женщины, как Анна, смогла обнаружить в Бо доселе скрытые достоинства.
– Джаред говорит, он никогда и не знал, что Бо интересуется растениями, а ведь он знаком с ним много лет. Как тебе это удалось?
Анна вспыхнула и поведала о своих отчаянных попытках поддержать разговор с застенчивым мистером Чевингтоном.
– Я заговорила о растениях, потому что не знала, что еще делать. Тогда мы и поняли, что у нас общие интересы, и с того первого вечера нам всегда было о чем поговорить.
Аманда подняла глаза и увидела, что к ним подходят Джаред и новоиспеченный жених.
– Кажется, Бо не может прожить без тебя ни минуты, дорогая, потому что он уже торопится к тебе.
Леди подвинулись, чтобы дать джентльменам место на кушетке, но Джаред остался стоять.
– Сдается мне, у нас возникло небольшое осложнение, любовь моя. Бо совершенно убежден, что… проклятье, я не могу запомнить название! В общем, какое-то дурацкое растение в нашей оранжерее собирается сегодня ночью цвести, и он хочет вместе с нами вернуться в Сторм Хейвен, чтобы присутствовать при этом величайшем событии. Ты поедешь?
Если Аманде придется возвращаться обратно, то это четыре мили дороги – не самое большое удовольствие в ее положении. А покидать бал окончательно еще слишком рано.
– Милый, – вздохнула она, – неужели ты настолько глуп, что считаешь, будто Бо жаждет нашего общества? Дай им нашу карету, и пусть эта парочка тихонько улизнет. Вероятно, им есть о чем поговорить и кроме цветения какой-то растительности. А великое событие я посмотрю завтра утром.
– Не выйдет. Цветет только ночью. Жаль, вы не хотите.
Аманда потрепала Бо по пухлой щеке:
– Я совершенно безутешна, дорогой мой, но у Анны достаточно энтузиазма, чтобы возместить недостаток зрителей. Ведь так, милая?
Девушка в ответ зарделась и поспешно стали искать, куда бы поставить недопитый бокал с наливкой. Потом она встала и протянула руку жениху:
– Я с радостью составлю тебе компанию, Бо.
Джаред и Аманда пошли вместе с ними, нашли Хэрроу, которому в тот вечер пришлось выполнять обязанности кучера, и вскоре влюбленные упорхнули, чтобы провести наедине первые несколько часов после объявления помолвки.


Ночь выдалась теплая и славная – идеальная ночь для поездки; но будь погода иной, счастливая пара вряд ли заметила бы это. Они держались за руки, а Бо каждые несколько минут наклонялся и легонько целовал Анну в щеку.
– Люблю тебя, – шептал он снова и снова.
– И я, – отвечала Анна.
Они беседовали еще много о чем, но это ни для кого больше не представляет интереса – и вряд ли будет понятно кому-либо, кроме них.
Впереди уже виднелся Сторм Хейвен, как вдруг раздался выстрел, и от деревьев отделились двое всадников с криком:
– Кошелек или жизнь!
Хэрроу сидел на козлах один, поэтому прежде, чем потянуться за мушкетоном, лежавшим под сиденьем, ему пришлось осадить испугавшихся лошадей. Он не успел вытащить мушкетон – один из грабителей вспрыгнул на облучок и прижал отвратительного вида оружие к тощим ребрам конюха.
В карете Бо изо всех сил пытался высвободиться из объятий вцепившейся в него Анны, чтобы вытащить из кармана на двери кареты пистолеты Джареда.
– Умоляю, Бо, дорогой мой, не пытайся быть героем! – просила Анна. – Пусть они заберут наши ценности и уходят! Если ты их разозлишь, они могут тебя ранить!
Бо вздохнул и неохотно отказался от возможности изобразить перед своей прекрасной дамой рыцаря Галахэда.
– Куплю тебе другое кольцо, любовь моя, – пообещал он и, невзирая на судорожные усилия Анны удержать его за полы фрака, попытался высунуть в окно свою ярко-рыжую голову и сообщить грабителям о своих мирных намерениях. – Слушай, детка, не могу выйти и махнуть белым флагом. Отпусти мой фрак. Чертовски сложно, знаешь ли.
Анна ослабила хватку в тот самый момент, когда Бо повернул дверную ручку, и ее возлюбленный вывалился прямо на грязную дорогу задницей кверху, уткнувшись в землю курносым носом.
– О, дорогой, – вскричала Анна, – какая неудача! – И тоже выбралась наружу, чтобы помочь жениху. Но прежде, в безумный миг отваги, она спрятала в складках накидки один из больших пистолетов. В конце концов, каждой женщине известно: есть тонкая грань между путем наименьшего сопротивления и позволением вести себя прямо на бойню.
Она бы ни за что не позволила Бо ввязаться в битву с Бог знает сколькими ужасными разбойниками, но что, если негодяи, ограбив их, решатся на убийство? Малютка Анна, которая раньше лишилась бы чувств от одного вида грабителя с большой дороги, была полна решимости защитить своего мужчину.
Между тем ее герой посреди грязной дороги пытался подняться на четвереньки.
– Иех, – невнятно бормотал он. – Держу пари, слишком много выпил. Потерял равновесие.
С помощью хлопочущей Анны он все же встал на ноги, пьяно пошатываясь, шагнул к карете и облокотился на левое переднее колесо, поразив невесту своим отрешенным видом.
– Бо, – ахнула девушка, – скажи, что ты не пьян!
Тогда джентльмен, столь несправедливо обвиненный, выпрямился во весь свой невпечатляющий рост, поправил (и как следует выпачкал) перекрученный галстук и, стараясь изо всех сил выглядеть внушительно (хотя с кончика его носа капала грязная вода), потребовал у своей леди ответа: хватит ли у нее смелости предположить, что он не в состоянии выпить немного вина.
Оба грабителя, уже связавших Хэрроу, как рождественского гуся, и затолкавших его за сиденье кучера, от всей души наслаждались этим представлением.
– Пьян, как сапожник, – прокомментировал более крупный.
– Да я вообще не видал, чтобы эти крендели умели нормально пить, – согласился второй.
Оба грабителя разразились громким хохотом, а их будущая жертва воспользовалась возможностью подмигнуть возлюбленной, пытаясь дать ей понять, что он просто притворяется. Анна нахмурилась, не совсем понимая, к чему такое нелепое фиглярство, но поскольку она уже придумала свой собственный план, то не видела причин недооценивать старания Бо.
Внезапно более крупный – и более грязный – из двоих грабителей взревел:
– Хватит уже дурака валять! У нас есть работа, Клем, и давай ее делать. Те благородные господа, что нас наняли, велели, чтобы походило на грабеж. Ты как хочешь – сейчас все забрать или обчистить трупы потом?
Хэрроу из своего унизительного положения слышал каждое слово. Он отчаянно рванулся из пут, но лишь ударился коленями о собственные плечи и еще надежнее застрял в своей темнице. Все, что ему оставалось, – это от досады биться головой о стенку кареты. Однако лошади испугались, начали бить копытами, и это на мгновение отвлекло грабителей от безобидных на вид Анны и Бо. Последний тотчас сообразил, что другого шанса ему может не представиться.
Он оторвал дородное тело от каретного колеса и со свирепым воплем, который сделал бы честь любому индейцу, бросился на мерзавцев, посмевших покуситься на его возлюбленную.
Когда Клем, который обычно предпочитал ограничиваться мелкими карманными кражами, услышал этот жуткий вой, волосы у него на загривке встали дыбом и он так рванул к своей лошади, словно за ним гнались все псы ада. Однако его дружок был сделан из более крепкого теста. Когда Бо взвился в воздух, чтобы с разгона врезаться в обидчика, тот просто отступил в сторону, и Бо еще раз плюхнулся прямо в грязь.
Грабитель захохотал (собственно, так поступил бы любой на его месте) и любезно предоставил Бо время подняться на ноги. На этот раз бурая жижа капала даже с рыжих волос Бо, а также с носа и всех остальных частей тела.
– Не вышло, – уныло произнес Бо.
– Милый мой бедняжка, – вздохнула Анна.
– Гы-ы-ы, как грустно на тебя глядеть, крендель, – покачав головой, заметил головорез. – Жаль. Нравишься ты мне. И девчонка твоя нравится, прям храбрая такая. Я бы вас отпустил, честно, да вишь, Клем сбежал, так что мне не придется с ним делиться. Где его искать-то? Спасибо, что напугал его до смерти. Небось теперь не остановится до самого Тотхилла. А ты давай становись рядом с леди, покончим с этим делом, и старый добрый Боб пойдет своей дорогой. Вроде дождь собирается, а я мокнуть не люблю.
– Не знаю. Мы бы не отказались от ванны, – произнес, отплевываясь и вытирая грязь с лица, Бо и не глядя, он шагнул назад и одной грязной рукой обнял Анна за плечи. – Вы сказали, застрелите нас? – вдруг спросил он, словно до него только что дошел смысл происходящего. – Забавно. Не припомню врагов. Леди не трогайте. Никому плохого не сделала. Ангел, вот она кто. Настоящий ангел.
– Не сейчас, парень, – «успокоил» негодяй Бо. – Но скоро. Отойди-ка от нее, а не то я сначала прикончу тебя. Ты ж не хочешь, чтобы твоя девчонка осталась со мной наедине?
– Ублюдок! – заорал Бо, перестав притворяться пьяным. Ярость его была столь всепоглощающей, что он не мог придумать никакого пути к спасению, разве что снова броситься на мерзавца. И он, как разъяренный бык, кинулся прямо на линию огня, отчаянно молясь о чуде.
Два выстрела прозвучали одновременно, слившись в один, и два синеватых облачка дыма окутали три фигуры, неподвижно лежавшие на земле.
Когда дым рассеялся, первым очнулся Бо. В ушах у него звенело – слишком близко прогремел этот двойной выстрел. Он потряс головой, и резкий приступ боли убедил его, что он все еще жив. В плече ощущалась тупая боль. Бо сунул руку под сюртук и почувствовал на пальцах что-то липкое и мокрое. Очевидно, в него попали. Это его удивило – Бо всегда предполагал, что раны болят сильнее. Какое-то время он тупо смотрел на свою ладонь, и в его гудевшие мозги постепенно заползала тревога. И тут послышалось грубое ругательство.
– Боже всемогущий! – взревел разбойник, называвший себя Бобом. – Эта паршивка чуть не отстрелила мне ногу! – Посыпался град ругательств, грязных богохульств и воровских непонятных слов. Боб, вцепившись в стремя своей лошади, встал и с трудом забрался в седло. Потрясенный Бо смотрел, как тот лягнул здоровой ногой свою истощенную клячу и потрусил в ту же сторону, куда недавно скрылся его дружок Клем.
Еще минута ушла на то, чтобы Бо мысленно поздравил себя со счастливым избавлением от неудачливого наемного убийцы, но постепенно в его мозгу забрезжила мысль, не имевшая ничего общего с этой. Бо пронзил страх, и он обернулся к карете.
Анна! Где Анна? Он пополз к карете на четвереньках и увидел, как в бледном лунном свете мерцает ее белое платье. Бо торопливо проверил, нет ли на изящном теле ран, ничего не нашел и сделал вывод, что девушка просто упала в обморок. Рядом с ней валялся пистолет, из ствола которого все еще вился дымок. Бо в изумлении уставился на оружие.
Анна вскоре очнулась и бросилась в объятия Бо. Жених крепко обнял ее одной рукой и попросил чуть умерить восторги и не выдавливать остатки его крови из раны в плече.
– Г-г-где грабитель? – робко спросила Анна, оторвав оборку от нижней юбки и бинтуя рану возлюбленного с осторожностью и аккуратностью, которые наверняка потрясли бы вечно презирающую ее мать. – Когда я увидела, что ты так храбро бросился прямо на его пистолет, я пришла в такой ужас, что зажмурилась и выстрелила. Но я не убила его, правда, Бо? Пожалуйста, скажи, что я его не убила!
– Только ранила. Очень жаль, – ответил Бо с полным отсутствием чувствительности, столь характерным для мужчин. – Ранила в ногу. Не так плохо для женщины, полагаю, – добавил он в порядке утешения.
Анна пришла в замешательство:
– Ранила в ногу? Как это возможно? Я точно помню, что целилась в сердце. Впрочем, неважно. Я рада, что не убила его, а то бы сделалась, – тут она передернулась, – убийцей!
– Ни за что, милая. Героиней. Да, настоящей героиней, – ответил Бо и запечатлел звучный поцелуй на дрожавших полуоткрытых губках. Впрочем, интерлюдия оказалась короткой – они не могли больше игнорировать грохот и приглушенные ругательства, доносившиеся с облучка.
Как только Хэрроу освободили, он быстро затолкал торжествующую парочку в карету и повернул лошадей туда, откуда они приехали.
– В Бедлам их обоих, – бормотал он себе под нос. – Те мерзавцы могут вернуться в любой момент, да еще человек пятьдесят с собой приволочь, а эти воркуют да курлычут, как голубки в парке. – Он хлестнул кнутом лошадей, и так мчавшихся очень резво. – Но-о-о! Пошевеливайтесь, никчемные клячи!


Как только между деревьями показались огни дома сквайра, Хэрроу выстрелил из мушкетона. К тому времени, когда карета с грохотом остановилась у главного крыльца, все гости высыпали на портик.
– На нас напали убийцы, милорд! – выкрикнул Хэрроу Джареду. – Наемные убийцы, вот кто. Остановили карету и хотели разделаться с теми, кто внутри!
Хэрроу еще не договорил, когда Джаред уже распахнул дверцу кареты. Первое, что он увидел, – грязную мужскую руку, вцепившуюся в ручку изнутри. К руке был приделан тучный бурый медведь, и он снова – поневоле вывалился наружу, прямо на землю, только на этот раз перед зрителями, которые визжали, лишались чувств от страха, удивленно вскрикивали или же хохотали – в зависимости от характеров.
Анна чинно выбралась из кареты и опять вздохнула:
– О, Бо!
Для одного вечера событий оказалось чересчур много, и она изящно упала в обморок прямо на руки Джареда, поскольку руки ее отца уже были заняты пышными формами матери.
Так что наводить порядок пришлось леди Чезвик, что она и сделала с быстротой и решительностью фельдмаршала, организующего построение своих войск. Подъехали кареты, и гости покатили по домам быстрее, чем – как выразилась одна бойкая служанка – кот успел лизнуть свое ухо.
Леди Чезвик так энергично махала жжеными перьями, что привела в чувство Анну и ее мать как раз вовремя, чтобы услышать несколько искаженный отчет Бо о едва не случившейся трагедии и сбивчивый рассказ о его «удачном выстреле», благодаря которому несостоявшийся убийца позорно бежал.
Если быть абсолютно справедливыми по отношению к Бо, то на таком изложении событий настояла именно Анна, решившая, что будет лучше приписать всю честь подвига жениху. Как она объяснила, ей совсем не хочется становиться героиней или того хуже – постоянно ловить на себе косые взгляды соседских сплетниц и слышать про «кровь на ее руках». Более того (хотя Анне хватило ума не сказать об этом жениху), ей очень не хотелось, чтобы все насмехались над Бо, узнав, что он не только не сумел защитить свою невесту, но, напротив, невеста его спасла!
Рассказа о ночных событиях, украшенного цветистыми выражениями вроде «гнусные убийцы» и «кровожадные звери» – так выглядела лаконичная речь Бо в вольном переводе Аманды, – хватило, чтобы добрая жена сквайра ударилась в истерику, так что ее пришлось увести в комнаты.
Горничная похлопотала вокруг своей госпожи, щедро, на два пальца плеснула ей в стакан настойки опия, приложила к ногам разогретый кирпич и оставила ее отдыхать. Та некоторое время стонала: «Дитя мое! Несчастное мое дитя!» – но вскоре сообразила, что зрителей здесь нет, и быстро уснула.
В комнате напротив местный доктор, к счастью, приглашенный на званый вечер, уже обработал рану Бо, объявил, что это простая царапина, аккуратно ее перевязал, быстро облегчил кошелек пациента, успокоил Бо, подвесив его руку на изящную перевязь, и спустился вниз, где угостился добрым глотком лучшего контрабандного французского бренди из погребов сквайра.
К этому времени Аманда оправилась от возбуждения (вполне оправданного, так как Анна и Бо уже были в безопасности, а мысль о находившихся поблизости головорезах оказалась первой по-настоящему интересной новостью после того, как породистая свиноматка на ферме Джареда принесла двухголового поросенка), и теперь ломала голову над кое-какими открытиями этого вечера.
– Джаред, дорогой мой, – обратилась она к мужу, когда карета Делани (испачканные сиденья застелили ковриками, чтобы не испортить господам нарядную одежду) вновь направлялась в Сторм Хейвен. – Тебе не кажется, что некоторые вещи в этом нападении несколько… гм… загадочны?
– В каком смысле, малышка? – отозвался Джаред, уже составивший свое мнение насчет этого происшествия и твердо решивший скрывать его от женщин.
– Ну, во-первых, Бо сказал, что эти разбойники были кем-то наняты. Во-вторых, они собирались убить Анну и Бо, а не просто ограбить их – совершенно ненужный и очень жестокий способ убрать свидетелей грабежа, когда вполне достаточно надеть маски. И в-третьих, – мысль ее заработала и, похоже, набирала скорость с каждым оборотом колес кареты, – я думаю, что они дожидались именно нашу карету, потому что герб на ней очень хорошо заметен. Джаред! – воскликнула Аманда, повернулась на сиденье и схватила мужа за руку. – Я думаю, что они собирались напасть на нас. Убить нас, Джаред! – вскричала Аманда, тряхнув руку мужа.
Джаред застонал. Вот и попробуй защити свою простодушную женушку. Следовало бы знать, что она так же умна, как его бывший школьный учитель.
– Да, крошка, – ответил он, высвобождая уже онемевшую руку из ее стиснутых пальцев. – Я тоже до этого додумался.
Из темного дальнего угла кареты послышалось фырканье.
– До этого додуматься довольно просто, племянник. Вопрос в том, скольких человек ты успел обидеть в своей растраченной попусту юности? Кто оскорбился так, что возжелал положить конец твоему существованию?
– Я уверен, что даже среди моих врагов, нет никого, кто пошел бы на такую низость. Право же, нет. Любой из них вызвал бы меня на дуэль, как требует честь джентльмена.
– Джентльмена! Ха! Если глупый удар перчаткой по голове и лицу человека перед тем, как продырявить его насквозь, делает из него джентльмена, то я рада, что родилась женщиной. Толпа тщеславных, напыщенных франтов, слишком заносчивых, чтобы отказаться от драки! О нет, куда лучше замарать прекрасный луг своей разбавленной вином кровью, чем спокойно, по-мужски обсудить все вопросы.
Леди Чезвик ткнула в своего племянника обтянутым кружевной перчаткой пальцем. Он открыл было рот, чтобы возразить тетушке, но тут же закрыл его, услышав продолжение ее речи:
– Но несмотря на это, в твоих словах есть крупица истины, племянник, если копнуть глубже. Мерзавец, нанявший это отребье, чтобы они выполнили за него грязную работу, безусловно не может быть назван джентльменом. И этот мерзавец, – произнесла она с интонацией лучшего лондонского адвоката, – не кто иной, как жеманный дурачок Фредди Кроссуэйт.
Высказав это обвинение, леди Чезвик решительно скрестила на груди руки и отодвинулась в дальний угол кареты, откуда вскорости послышался негромкий храп.
Только этот звук и нарушал тишину в карете весь остаток пути, и на протяжении всех этих миль Аманда нервно дрожала в надежных объятиях мужа.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Вызов гордости - Майклз Кейси

Разделы:
ПрологГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Эпилог

Ваши комментарии
к роману Вызов гордости - Майклз Кейси



Ужасная книга!!!!!!!!!Нудятина!!!ПлоХХо,очень скучно написанаааа!!!Эротических сцен тоже нет,ну просто очень и очень скучно!
Вызов гордости - Майклз КейсиАнастасия
16.06.2012, 19.26





Не огласна с Анастасией.Роман интересен, читается легко.Какое трагическое детство главного героя. Главная героиня обладает характером и может настоять на своем. Советую читать.
Вызов гордости - Майклз КейсиВ.З.,64г.
28.09.2012, 22.08





зря потратила время. не советую читать
Вызов гордости - Майклз КейсиМарина
12.06.2013, 13.44





Можно почитать.
Вызов гордости - Майклз КейсиКэт
22.10.2014, 14.17








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100