Читать онлайн Вызов гордости, автора - Майклз Кейси, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Вызов гордости - Майклз Кейси бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.49 (Голосов: 45)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Вызов гордости - Майклз Кейси - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Вызов гордости - Майклз Кейси - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Майклз Кейси

Вызов гордости

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

Сразу после полудня три всадника увидели наконец Сторм Хейвен. Полуденное солнце подмигивало им, отражаясь в блестящих окнах, которые, казалось, стали больше, чем раньше. Массивные рамы были выкрашены в ослепительно-белый цвет. Вокруг в изобилии цвели летние цветы, а большие горшки, в которых росли миниатюрные вечнозеленые растения вперемежку с геранью, стояли по обе стороны от веселых ярко-красных парадных дверей, превратив серые камни особняка из угрожающих в приветливые.
– Клянусь Иовом, Джаред, неужели это Сторм Хейвен? – ахнул Кевин. – Мне казалось, ты говорил, что он наводит тоску, но я считаю, что здесь просто восхитительно. А ты, Бо?
– Правда, Кевин. Очень славно. Немного великоват, но очень славно.
Джаред ничего не ответил. Он смотрел на свое родовое гнездо так, словно видел его в первый раз. Аманда действительно совершила чудо. С ума сойти – даже несколько ростков плюща отважно вились вверх по стенам! Наконец Джаред откашлялся и обратился к друзьям:
– Вы, двое, оставайтесь здесь, отдохните часок в тени. Я хочу встретиться с женой наедине. А потом заходите, я представлю вас новой леди Сторм – ну то есть если меня не вышвырнут прочь.
Он пустил коня галопом, оставив позади сбитых с толку друзей. Кевин крикнул ему вслед:
– Пошли кого-нибудь сюда с бутылкой, друг, и мы обещаем, что не будем вмешиваться в твою сцену «возвращение домой»!
Джаред спешился в нескольких ярдах от парадной двери, неторопливо подвел коня ко входу и отдал поводья лакею:
– Где леди Сторм, Джеймс?
– Ее светлость внизу на ручье, милорд, занимается с мальчишками.
– Спасибо, Джеймс. Я пойду к ее светлости. Будь добр, отнеси что-нибудь освежающее моим друзьям на холме и приготовь для них две комнаты. – Джаред уже сделал шаг в сторону, но остановился и добавил: – И вот еще что – проследи, чтобы нас с женой никто не беспокоил.
Джеймс прищурился на холм и увидел двух джентльменов, весело махавших ему руками.
– Странные они, эти господа, – пробормотал он, почесав в затылке, и пошел в дом. – Точно странные.
Джаред увидел Аманду, сидевшую, как девочка, на земле, аккуратно разложив вокруг себя муслиновую юбку. Она убрала волосы с лица и завязала их бледно-желтой лентой. Шелковистые локоны струились по спине. Аманда сидела, склонившись над чем то, похожим на старый школьный учебник, и обняв за плечи худенького мальчика, смутно напоминавшего Тома.
Том пытался читать вслух, и его старания были вознаграждены – Аманда ласково погладила его по голове и чмокнула в щеку. Парнишка, улыбаясь, встал и побежал куда-то – скорее всего, обратно в конюшню. Аманда посмотрела ему вслед, глубоко вздохнула и начала собирать книги и тетрадки, валявшиеся на траве.
Джаред стоял, как пригвожденный к месту, глядя на свою жену, залитую солнечным светом, но тут где-то возле его ног раздался какой-то звук, он глянул вниз и увидел маленького серого полосатого котенка, трущегося об его башмак, Джаред наклонился и поднял маленькое тельце:
– Пойдем со мной, тигр, ты будешь вестником мира для моей жены.
Джаред сделал большой круг, подошел к Аманде сзади и бросил котенка ей на колени.
– Ой, откуда ты свалился, Сэмпсон? От кухни досюда очень далеко! Ты заблудился? – Она взяла пришедшего в восторг котенка на руки. Тот быстро засунул голову ей в волосы и начал топтать лапками шею девушки, заставив ее рассмеяться. – Прекрати, Сэмпсон! Ты спутаешь мне все волосы, несносная ты киска!
– Не могу ли я чем-нибудь помочь, миледи, поскольку именно мне пришло в голову преподнести вам этого зверька?
Руки Аманды, отцеплявшие котенка, замерли, зверек замяукал от боли и слегка царапнул ее, пытаясь вырваться.
– Позволь мне, плутовка. Ты сейчас раздавишь несчастное создание.
Джаред быстро высвободил Сэмпсона из безвольных пальцев Аманды, и только тогда она взглянула в ярко-голубые глаза мужа.
– Это правда, – пробормотала девушка. – Ты вернулся. А я подумала, что мне послышалось.
Аманда не знала, что делать. Больше всего ей хотелось броситься в объятия мужа и вцепиться в него изо всех сил, но гордость не давала. Зачем он вернулся? Его что, прислала тетя Агата? Ну а она не хочет, чтобы он возвращался по приказу тети! Кроме того, как он вообще смеет безо всяких объяснений снова врываться в ее жизнь? Только посмотрите на него – стоит тут и ухмыляется, как деревенский дурачок!
Джаред увидел, как эмоции быстро сменяют друг друга на лице Аманды, и поспешил объясниться. Он упал на колени рядом с ней, взял ее ледяные руки и по очереди прижал их к губам, ощутив, как Аманда задрожала от его прикосновения.
– По дороге сюда я репетировал длинную речь, милая, но из моей головы все вылетело, как только я увидел тебя. Я могу сказать только одно – я ни на миг не забывал тебя, и последние три месяца оказались самыми ужасными в моей жизни. Зная мое прошлое, ты должна признать, что это кое-что значит. Я очень сильно скучал по тебе, и теперь я здесь, чтобы предложить тебе мое полностью покоренное сердце. В тот миг, когда я тебя увидел, от моей гордости ничего не осталось.
Слабая улыбка появилась на губах Аманды, но тут же исчезла.
– Я рада твоему признанию, но это не объясняет твоего возвращения именно сегодня. Есть какая-то особая причина, по которой ты вернулся на следующий же день после того, как твоя тетя отбыла в Лондон?
– Такой причины нет, хотя я рад, что тетушка приехала повидаться со мной. К ее появлению я уже твердо знал, что вернусь, – я решил это, когда мои тупые мозги начали наконец соображать. Понимаешь, до меня всегда все долго доходит. – Аманда фыркнула, и Джаред слегка расслабился. – Я люблю тебя, Аманда, а все остальное не имеет никакого значения. И я хочу всегда быть с тобой.
По щеке Аманды скатилась слезинка, но она быстро смахнула ее.
– А дети, Джаред? Ты так и не изменил своего мнения об этом?
Вот оно. Он знал, что должен ответить ей так, чтобы Аманда ему поверила. Он взял жену за подбородок и приподнял ее лицо. Медленно и отчетливо Джаред произнес:
– Я не могу лгать тебе и не скажу, что больше не боюсь за тебя, но я горжусь тем, что ты готова оказать мне такую честь и стать матерью моих детей. Обещаю, Менди, я приму волю богов и перестану прятаться от своих призраков.
Ее золотистые глаза испытующе всматривались в его лицо, и наконец Аманда прерывисто вздохнула:
– Я верю тебе, Джаред, и благодарю тебя за эти слова. Но мне кажется, что мое безрассудство уже скрепило нашу судьбу. Я всю жизнь торопила события. Наше первое дитя появится на свет через несколько недель после Рождества.
Джаред изобразил вполне уместное удивление, воскликнув:
– Ты уверена, малышка? Ты совершенно уверена?
Аманда обняла его за шею и поцеловала в щеку:
– Настолько уверена, насколько это возможно, с учетом того, что это моя первая беременность. Ты недоволен? – В глубине души она дрожала от страха и боялась, что Джаред ощутит эту дрожь даже через ткань дорожного сюртука.
Джаред подхватил ее на руки и закружил, но вдруг остановился и заглянул жене в глаза:
– Недоволен? Я смотрю на тебя и вижу, что ты стала еще прелестней, чем была. Я вижу, как светятся твои глаза, а на щеках расцветают розы. Недоволен? Нет, малышка. Я не испытываю недовольства. Немного испуган – да. Возможно, немного ревную к маленькому человечку, сделавшему тебя такой счастливой, но если ты пообещаешь, что всегда будешь любить меня, я это переживу.
Внезапно он замолчал и поставил Аманду на землю. До него вдруг, словно кто-то резко ударил его в живот, дошла истина, и все притворство как рукой сняло. Тетя права – Аманда беременна. Она только что это подтвердила.
Все это очень хорошо и мило – пытаться убедить жену, что не так уж он и встревожен мыслями о ее здоровье, но на Джареда вдруг обрушилась действительность – в свои двадцать восемь лет он станет отцом, и понять это пока очень сложно.
– Боже мой, я не повредил тебе?! – воскликнул он. – Ну-ка, Менди, сядь, а я кого-нибудь позову. Тебе нельзя быть такой энергичной. И зачем ты сидела на сырой земле? Ты же могла простудиться…
Аманда прижала пальцы к его губам и расхохоталась, в восторге от такой заботы:
– Ты глупый гусь! Со мной все замечательно, честное слово. Я же беременна, а не больна, глупышка. Тут из ее глаз исчезло насмешливое выражение, и они потемнели от страсти: – О, Джаред, я так по тебе скучала!
Джаред поцеловал ее ладонь и прильнул к губам, целуя ее с нежностью, которой Аманда в нем до сих пор не чувствовала. Такая нежность неспешно перс ходит в страсть, и они обнимались так, словно никог да не разомкнут рук, словно рассказывая друг другу о своих страхах и желаниях, снова и снова признаваясь друг другу в своей неувядаемой любви. Когда они все же разомкнули объятия, в глазах Джареда стояли слезы. Он хрипло произнес:
– Аманда, любовь моя, я так тебя хочу, но боюсь повредить ребенку.
Аманда взяла его за руку и сжала ладонь:
– Не думаю, что нам стоит этого бояться, милорд Сторм. Ребенок сам сообщит нам, когда это станет невозможным.
Джаред снова подхватил ее на руки и понес в дом. Он направлялся к широкой лестнице, когда из голубой комнаты вышли Бо и Кевин с бокалами в руках.
– Что это тут у нас, Бо? Может ли такое быть, чтобы лорд и леди Сторм тайком крались вверх по лестнице?
Джаред оглянулся на друзей и ухмыльнулся:
– Устраивайтесь поудобнее, джентльмены. Мы с леди Сторм присоединимся к вам за обедом, а пока нам необходимо заняться более срочными делами.
– Джаред! – ахнула Аманда, страшно смутившись. Ее муж только рассмеялся и добавил:
– Друзья, я знаю, что вы нас извините. Но видите ли, моя жена только что сообщила мне, что желает остаться со мной наедине, дабы обсудить… э-э-э… дела имения.
Аманда спрятала пылающее лицо у него на плече, и Джаред понес ее вверх по лестнице.
Когда пара внизу услышала стук захлопнувшейся двери, Кевин поднял бокал в сторону пустой лестницы и цинично заявил:
– Выпьем же за это, Бо, старина. Ты только что видел настоящую любовь.
Бо выглядел несколько смущенным, но выпить не отказался.
– Чертовски рано ложиться в постель. Да еще с женой. – Он покрутил головой. – Позвони слугам, Кевин. Я есть хочу.


Заходящее солнце посылало в комнату последние лучи, освещая груду одежды, в беспорядке валявшуюся у огромной кровати. Из ее глубин послышался веселый смех сполна насладившейся любовью женщины.
– Тебя насмешило то, как я любил тебя, малышка? – раздался низкий голос, тщетно пытавшийся звучать строго.
– О нет, ненаглядный мой! Я просто вспомнила лица твоих друзей, когда мы шли наверх! Сомневаюсь, что когда-нибудь решусь посмотреть им в глаза. А зачем они приехали сюда, Джаред? Только не подумай, что я против.
Джаред легко поцеловал ее в лоб и объяснил:
– Я попросил их поехать со мной для защиты, любовь моя. Я очень надеялся, что ты не вышвырнешь меня из дома, если я привезу гостей.
– Ну и ну, Джаред Делани! Хочешь сказать, что боялся меня? Это глупо.
– Да, – согласился он, – теперь и мне так кажется, но тогда я думал, что это хорошая идея. Но раз уж они здесь, придется их как-то развлекать. Может, к нам какие-нибудь соседи заезжали?
Аманда зарылась пальцами в густые черные волосы на груди Джареда.
– Всего лишь несколько – сквайр Босли и лорд Клоуз. Кажется, они слегка расстроились, что не застали тебя, но я объяснила, что у тебя дела в Лондоне, бессовестный. Жены у них приятные, хотя у нас мало общего. Но с юной Анной, дочерью сквайра Босли, мы немного подружились. Думаю, они с Бо отлично сойдутся, потому что она тоже очень стеснительная.
– Только не это, любовь моя! Бо и Кевин приехали ко мне в гости, чтобы охотиться и ездить верхом в свое удовольствие. И никакого сватовства. Я достаточно претерпел от интриг тети Агаты, так что не позволю навлечь подобную кару на моих друзей.
– Да, милорд, – покорно пробормотала Аманда, некоторое время помолчала и спросила: – Джаред, а когда ты понял, что любишь меня? Мне до сих пор сложно в это поверить.
Он постучал ногтем по зубам, делая вид, что погрузился в глубокую задумчивость. Аманда в это время продолжала блуждать пальчиками по его груди.
– Дай-ка подумать… Когда же я впервые почувствовал любовь к тебе, плутовка? Может, когда ты в гневе накинулась на меня после того, как я спас тебя от тех разбойников? Нет. Или сердце мое потянулось к тебе, когда ты приставила нож к моей груди? Нет, в тот раз я испытал сильное чувство, но, насколько мне помнится, это было раздражение, а не любовь. Нет, ни в тот, ни в другой раз. Перестань, щекотно! Дай подумать. Ну, если ты и вправду хочешь знать, я тебя полюбил – предупреждаю, хватит! – когда мы в первый раз поцеловались на лугу. Может быть, меня оглушило во время падения, и я принял искры в глазах за любовь. А ты когда поняла?
– Похоже, мы полюбили одновременно, Джаред. Я опередила тебя всего на несколько мгновений. Мне и вправду казалось, что я тебя ненавижу, до тех пор, пока ты так по-дурацки не свалился с лошади, но когда ты лежал там, на лугу, вдруг самым главным для меня стало, чтобы ты открыл глаза. Я знаю, что полюбила тебя уже тогда, но ни за что не хотела признать это. Лежа там, на клевере, ты выглядел таким юным и ранимым, что походил на потерявшегося маленького мальчика… ой! Не делай так!
Джаред изогнулся и игриво укусил Аманду за мочку уха. Она тут же отомстила, толкнув локоть, на который он опирался. Они катались взад и вперед по огромной кровати, причем Аманда безуспешно пыталась оттолкнуть руки Джареда, а он немилосердно щекотал ее.
Хулигански усмехаясь, Джаред приговаривал с притворной суровостью:
– Самое время научить тебя уважать своего супруга, девчонка. Муж не бывает глупым, а я никогда не выглядел ранимым.
Аманда притянула мужа к себе и начала покрывать его шею и плечи поцелуями.
– О муж мой, я так люблю тебя! – шептала она, и он отвечал ей тем же.
Наконец Джаред откатился в сторону, обнял Аманду и, задыхаясь, спросил:
– Ты достаточно наказана, мадам?
– Да, милорд. Думаю, мне придется каждую неделю напрягать мозги, чтобы придумать способ получить новый урок должного уважения к мужу, – дерзко ответила Аманда. – Кажется, обед сегодня немного запоздает, – добавила она, стараясь казаться серьезной, но глаза ее смеялись.
– Малышка, твой острый язычок всегда шокирует меня. – Джаред склонился и чмокнул ее в кончик носа. – И я всегда буду тебе за это благодарен, – хрипловатым голосом добавил он.


Бо и Кевин пропускали по стаканчику перед обедом, когда в голубой комнате наконец появились Джаред и Аманда. В золотистом платье, отлично сочетавшемся с цветом ее глаз, Аманда светилась здоровьем и любовью. Она с искренней улыбкой приветствовала друзей мужа. Джаред в костюме из прекрасной синей ткани выглядел особенно привлекательным и довольным собой. Его глаза затуманились лишь на миг – когда он взглянул на портрет матери. Он наклонился и шепнул жене:
– Мне кажется, она всем довольна, правда?
И в благодарность получил улыбку Аманды. Кевин первым заметил хозяев дома.
– Господи, Джаред, неужели это тот оборвыш, которого мы видели в гостинице? Неудивительно, что ты так торопился жениться на ней, и, осмелюсь добавить, вполне естественно, что ты расхаживаешь с таким невыносимо самодовольным видом. Она красавица. – Он поднес руку Аманды к губам: – Обворожительная мадам, давайте убьем этого олуха и сбежим вдвоем. Честное слово, я гораздо лучше, чем он.
Восторженный смех Аманды осветил комнату, как солнечный луч.
– Мы опять встретились, мистер Ролингс, и я вижу, что язык ваш стал еще более шелковым, чем раньше. – Она изящно высвободила руку и подошла к Бо: – Здравствуйте, мистер Чевингтон. Я рада снова видеть вас, но скажите, что с вашим глазом? Он выглядит плачевно.
– Аманда, невежливо расспрашивать Бо о его внешности. Тебе следовало не обращать внимания на его подбитый глаз, словно ты ничего не заметила, – с ухмылкой пожурил ее Джаред.
– Чушь, – отрезала Аманда, взяв Бо под руку. – Садитесь и позвольте мне позвать горничную, Салли. Она знает, как ухаживать за ранеными.
Очарованного Бо проводили к ближайшему креслу, а Джаред безропотно позвонил и позвал Салли. Дожидаясь горничную, друзья смотрели, как Аманда хлопочет вокруг смущенного Бо. Кевин обернулся к Джареду и с улыбкой попросил:
– Будь добр, тресни меня хорошенько, а то я чувствую, что мной пренебрегают. Может, синяк-другой заставят твою милую жену позаботиться и обо мне.
– Не буду я тебя бить, дурень, а вот бокал наполню, если хочешь. – Джаред замер, глядя, как его жена и друг серьезно о чем-то беседуют. – Будь я проклят, Кевин, если эта плутовка не понимает каждое его слово!
Но Кевин уже отошел, поспешно выбрав кресло поближе к Аманде и стремясь привлечь ее внимание, пока горничная проворно обрабатывала глаз Бо. К тому времени, как объявили, что обед подан, Джаред понял, что в столовую ему придется идти в одиночестве, ибо Аманда протянула обе руки его друзьям – Бо, потому что он мило попросил ее об этом, а Кевину, потому что он поклялся застрелиться, если Аманда не позволит ему сопровождать ее. Глядя в их удаляющиеся спины, Джаред решил, что придется позволить Аманде представить эту парочку местному обществу. Может быть, тогда они будут держаться подальше от его жены!
После обеда Бо с Кевином отказались от бренди и сигар, пожелав вернуться в голубую комнату вместе с Амандой. Все расселись на стоявших друг против друга диванах, причем Джаред сумел ловко устроиться рядом с женой, и Аманда спросила:
– Ну как прошел сезон, джентльмены, успешно? Боюсь, я покинула Лондон в первую же неделю. Думаю, в это время года город совершенно опустел.
Кевин ответил:
– Как обычно, было невыносимо скучно, миледи: бесконечные званые вечера, считавшиеся успешными только в том случае, если помещение было переполнено и до столовой, где был накрыт ужин, гости добрались с трудом. Что касается дам – ах, Джаред выбрал розу среди сорняков так быстро, что ни у кого из нас не осталось шансов, а лично я отказываюсь довольствоваться вторым сортом.
Джаред ехидно вставил:
– А как насчет девицы Четсворт? Я видел ее в «Олмаке».
Кевин с омерзением сморщил нос:
– Которую, друг мой? Ту косоглазую или блондинку с прыщами?
– Еще одна, Кевин. С зубами, как у курицы.
– Бо, ты опять демонстрируешь свое невежество, – фыркнул Кевин. – У курицы нет зубов.
– Да? Правда? Значит, это куриный клюв. Цыпленок Черити,
type="note" l:href="#n_7">[7]
– непоколебимо завершил Бо.
– Черити? – вмешалась Аманда. – Черити Четсворт? О, какое ужасное имя! Зачем они назвали ее Черити?
Джаред потрепал ее по руке:
– Им пришлось, малышка. Два первых пугала зовутся Фейт
type="note" l:href="#n_8">[8]
и Хоуп.
type="note" l:href="#n_9">[9]
Черити оказалась логическим продолжением, и она косит. У Хоуп куриные зубы. Да не стоит о них беспокоиться, у них солидное приданое, и они потихоньку найдут себе мужей.
– Как-нибудь темной ночью, – предположил Кевин.
– Мистер Ролингс, вы злюка.
– Вовсе нет, миледи, это вы недобры. Называть лучшего друга своего мужа «мистером»! Прошу вас, зовите меня Кевином, потому что я хочу быть вам братом.
Аманда вопросительно посмотрела на мужа, но он только улыбнулся:
– Хорошо, Кевин. Моя жена будет называть вас обоих по именам, а вы можете называть ее Амандой. Но предупреждаю – я очень ревнив.
Друзья провели остаток вечера в легкомысленной болтовне. Кевин и Бо, вспомнив, чем они занимались предыдущим вечером, оба решили пораньше лечь спать. Когда они ушли, Аманда сказала мужу, что она в восторге от его друзей.
– Да, малышка, – отозвался он. – Только имей в виду: не все члены высшего общества такие же искренние и честные, как эти двое. Тебе не следует доверять всем и каждому. Бо и Кевин – мои лучшие друзья много лет, хотя должен признать, что они довольно беспутные малые. Но многие будут неприятно удивлены, если увидят, что леди на короткой ноге с мужчинами. Поэтому, когда будешь давать званые вечера, обращайся к ним как подобает. Аманда в восторге захлопала в ладоши:
– Так я могу пригласить наших соседей на званый вечер? О, спасибо, милый! Мне так хочется продемонстрировать им эту красивую мебель и доказать тебе, что я хорошая хозяйка! Можно открыть бальный зал?
– Мои друзья приехали сюда отдохнуть, так что не пытайся их женить! И не отрицай – я все вижу по твоим глазам. Бо и Кевин пробудут здесь всего три недели, и за это время я готов выдержать только два приема. Я понятно выразился?
Аманда упала духом:
– Но любовь моя, мы так счастливы! Наверняка ты желаешь этого и своим друзьям?
Джаред взял ее за руки.
– Существует только одна Менди, и она моя. Бо и Кевину придется как-то справляться самостоятельно.
– Хорошо, Джаред, – покорно пробормотала Аманда. – Только один небольшой обед и один крохотный танцевальный вечер. Обещаю.
Она быстро соображала. Обед можно устроить прямо завтра. Как только расползутся слухи о двух подходящих холостяках, отдыхающих в Сторм Хейвене, праздных вечеров больше не будет. Аманда сдержанно поцеловала мужа и молча поднялась в спальню, мысленно составляя меню на завтрашний прием.


Аманда проснулась и, протянув руку, пошарила по мужниной половине огромной кровати. Там никого не было. Неужели ей все приснилось, она по-прежнему никем не любима и одна в Сторм Хейвене? Словно в ответ, в дверь постучали и в спальню вошла Салли с широкой улыбкой на простодушном лице.
– Доброе утро, миледи, какой чудесный день: хозяин дома и все такое. Ах, посмотрите на этот беспорядок! Красивое платье вашей светлости валяется на полу! – Она быстро наклонилась и тут же выпрямилась, держа в одной руке золотистое платье Аманды, а в другой – шейный платок Джареда.
Именно Салли много раз успокаивала рыдающую хозяйку, прижимая ее к своей пышной груди, поэтому Аманда только отчаянно покраснела и спросила, где сейчас лорд Сторм.
– Его светлость повел своих друзей в конюшню, смотреть на эту окаянную лошадь. Судя по хитрому взгляду его светлости, он затеял какую-то штуку.
Аманда быстро оделась, отказалась от завтрака и поспешила в конюшню. Она пришла как раз вовремя, чтобы увидеть вцепившихся друг в друга умирающих от смеха Кевина и Джареда. Хэрроу помогал подняться на ноги смущенному Бо. Рядом хладнокровно щипал траву ее рыжий жеребец, глядя на людей с презрением.
– О, Джаред, это нехорошо! Ты должен был предупредить Бо о маленьком фокусе Урагана. – Аманда подошла к Бо и протянула ему руку: – Не расстраивайтесь из-за них, милый друг. Пойдемте со мной, спустимся к пруду, подальше от этих хулиганов.
– Э-э-э… да… гм… спасибо, Аманда. С радостью, да, – ответил Бо, откидывая с глаз свои морковно-рыжие волосы. Оглянувшись, он ехидно ухмыльнулся и невинным тоном добавил, обращаясь к своим мучителям: – Спасибо, джентльмены. Развлекайтесь. Не знаю, когда мы вернемся.
Кевин снова разразился хохотом и хлопнул Джареда по спине:
– Этот раунд ты проиграл, старина.
– Ой, заткнись, Кевин. Я предлагаю несколько часов поездить верхом. Вечером Аманда дает званый обед, и сдается мне, после того как она начнет свои сватовские интриги, я вас почти не буду видеть.
– О! Ты хочешь сказать, что по соседству живут хорошенькие сельские девушки?
– Если и так, я их не видел. Аманда говорила про Анну, дочь сквайра Босли, но та уже предназначена для Бо. Бедняга!
– Бо? С женщиной? Скорее бы увидеть этот грандиозный роман! Он сначала споткнется о собственную ногу, а потом сунет голову в чашу для пунша. Я уже жду не дождусь этого вечера, Джаред. Во всяком случае это будет весело.


Кевин не ошибся: вечер начался весело. Для него. Для Бо этот вечер превратился в кошмарный сон. Когда Аманда подвела к нему скромную блондинку Анну Босли, он густо покраснел и попытался спрятаться за спиной хозяйки. Но мисс Анна и сама порозовела и вместо того, чтобы начать хихикать или глянуть на него с презрением, посмотрела в обезумевшие голубые глаза Бо с милой невинностью. Он покинул свое убежище и нерешительно склонился над ее рукой.
Анна Босли была настолько же хрупкой, насколько Бо – дородным, и едва доставала макушкой до его двойного подбородка. Она подняла взгляд на его веснушчатое лицо, и Бо, взглянув в ее кроткие зеленые глаза, понял, что она испугана так же, как и он сам.
После того как Аманда заставила Анну взять Бо под руку и проводила их к выбранному заранее уединенному дивану, молодые люди оказались вынужденными провести большую часть вечера друг с другом. Сидя бок о бок за обеденным столом, они вели скованную беседу, которая постороннему наблюдателю могла показаться в высшей степени односторонней.
– Прохладно для июля, мисс Босли.
– В самом деле, мистер Чевингтон. Как вы это проницательно заметили. А в Лондоне тоже прохладно, сэр?
– Да, – ответил Бо, и оба погрузились в долгое молчание, пока разносили горячее.
– Говядина очень вкусная, правда, мистер Чевингтон?
– Да.
– Я восхищена тем, как Аманда отделала столовую. Вы знаете, ведь она все сделала сама.
– Да. Да, очень мило.
– Вы надолго приехали сюда, мистер Чевингтон?
– Да.
Любая другая женщина уже с отвращением всплеснула бы руками, но Анна Босли находилась под ужасающим давлением родителей. Ее мать весь этот день надоедливо твердила о том, что Анна не умеет общаться с людьми, и девушке вовсе не хотелось повторения нотации на следующее утро. Отбросив всякую осторожность, она сделала еще одну, последнюю попытку, хотя мать ее строго-настрого предупреждала, чтобы Анна никогда не упоминала о своем странном увлечении в мужском обществе.
– Может быть, вы обратили внимание на дизиготеку преизящную в библиотеке, мистер Чевингтон? Просто изумительный экземпляр.
Бо молчал так долго, что девушка от смущения едва не сползла со стула. Мать права – она безнадежна. Плохо уже то, что она не умеет вести светскую беседу, а уж присовокупить к этому дизиготеку преизящную… это кого угодно убьет наповал. Внезапно Бо, очень напряженно смотревший на нее, произнес:
– Не видел. А как вам шефлера актинофилия в голубой комнате? Удивился, когда увидел не в оранжерее.
Маленькое лицо Анны осветилось улыбкой, способной растопить самое суровое сердце, и Бо окончательно и бесповоротно пропал. Они заговорили одновременно, смеясь и предлагая собеседнику высказаться первому, и только после того, как хозяин обратился к ним дважды, сообразили, что дамам пора покидать столовую.
Бо смотрел, как Анна вместе с другими женщинами выходит из комнаты, и, когда она от двери обернулась, чтобы еще раз на него взглянуть, робко помахал ей вслед. Как только стало можно, он помчался в голубую комнату, где они продолжили разговор о том, как лучше прививать два каких-то определенных куста роз.
Кевин, бессовестно подслушивавший, подошел к Джареду и воскликнул:
– Не хочу тревожить тебя, дружище, но Бо говорит какие-то иностранные слова – это он-то, который свой собственный язык толком не освоил! Как ты думаешь, он делает непристойные предложения?
– Очень сомневаюсь, Кевин. А что за иностранные слова ты слышал? Французские?
– Честное слово, не знаю. Что-то вроде «крохитум комозум» и «сам пиктуратум» и другая такая же чушь. Как по-твоему, он не предлагает ей посмотреть свои гравюры?
Джаред был по-настоящему озадачен. Он подозвал свою жену и попросил Кевина все повторить, что тот и сделал, но еще менее точно, чем при первой попытке. Когда Кевин замолчал, на лице Аманды появилась едва заметная улыбка. Она в притворном изумлении вскинула брови.
– Право же, джентльмены, разве я не говорила нам, что Бо гораздо серьезнее и умнее, чем вам кажется? Насколько я понимаю, это на латыни и означает «твои зеленые глаза сияют, как звезды». А вы утверждали, что у них ничего не получится! – Аманда прищелкнула пальцами перед лицом Джареда, язвительно добавила: – Вот так-то, муж мой, – и, скрывая усмешку, поспешно отвернулась, восхищенно заметив леди Клоуз, что у нее очень красивый веер.
Джаред краем глаза заметил, что Бо вместе с юной Анной выходят через французское окно в сад. Он ткнул Кевина в бок, привлекая его внимание к находчивости их робкого друга:
– Никогда не думал, что Бо сумеет утереть тебе нос, Кевин. Должно быть, в этой девчонке есть что-то, что ты проглядел, когда вас представляли друг другу. Кевин наморщил лоб – до него дошло, что его слава неотразимого сердцееда оказалась под угрозой. Он быстро осмотрел комнату, выбрал наименее лошадиное из всех дамских лиц и направился к леди Элизабет, дочери лорда Клоуза, чтобы восстановить репутацию. Леди Элизабет в следующем сезоне собиралась, дебютировать, поэтому была очень рада попрактиковать свои чары на красивом молодом денди.
Таким образом, Джаред оказался предоставленным самому себе – лорд Клоуз – и сквайр Босли с остальными мужчинами завязали оживленную дискуссию о том, когда нужно вносить навоз на поля (тема, совершенно неинтересная Джареду), а леди сбились в кружок, выбирая подходящий день для soiree
type="note" l:href="#n_10">[10]
Аманды и составляя список гостей.
К концу вечера Бо пообещал на следующий день нанести визит мисс Анне, чтобы посмотреть ее оранжерею, а Кевину пришлось провожать леди Элизабет. Именно на это и рассчитывала Аманда, и, когда Джаред понял, что теперь может остаться наедине с женой, он тоже одобрил ее затею. Так он и сказал жене, когда они поднимались в спальню.
– Я так рада это слышать, дорогой! Я очень боялась, что ты будешь смертельно скучать в Сторм Хейвене. Как по-твоему, тебе будет очень не хватать твоего светского круга, если мы поживем в деревне, пока не родится наш ребенок?
Джаред взмахом руки отпустил ожидавшую их Салли и ответил:
– Если бы я мог, то заперся бы от целого мира хотя бы на год, потому что – я и раньше это говорил – ты интересуешь меня в самых разных смыслах, но скуки тут точно нет.
Аманда шаловливо улыбнулась:
– В самом деле, милорд? А в каких же смыслах я тебя интересую?
– Ты чертовски хорошо это знаешь, лисичка. И хватит копаться с ожерельем. Иди ко мне. Ты слишком много болтаешь, а между тем твое место – в постели.
Аманда оставила в покое сложную застежку и надула губки.
– Это ты отослал Салли, а не я. Кроме того, – она озорно вздернула подбородок, – мне кажется, что я еще не очень устала и не хочу спать. Пожалуй, спущусь в библиотеку и возьму что-нибудь почитать.
– Аманда, я не отличаюсь терпением! Ты весь вечер строила мне глазки через комнату и чуть не свела с ума. Иди сюда, жена!
– Строила глазки! Строила глазки! О, как прелестно! Так вот, я отказываюсь покорно подбегать к тебе по мановению пальца. Я три долгих месяца чахла тут и одиночестве, пока ты не соизволил вспомнить обо мне. А теперь я желаю, чтобы за мной ухаживали, а не приказывали мне, милорд! Небо свидетель, до сих пор мне выпадало слишком мало внимания.
Джаред взглянул на капризные губки Аманды, на его лице медленно появилась улыбка, и он отвесил жене изысканный поклон.
– Ах, дорогая моя леди Сторм, простите мне неучтивую поспешность. Позвольте сперва сказать, что сегодня вечером вы выглядели просто чарующе. Завтра я напишу сонет о ваших блестящих, черных, как смоль, кудрях и о ваших глазах, этих восхитительных золотых драгоценных камнях – а также о прелестных весенних цветах, распустившихся на ваших персиковых щечках…
Персиковые щечки зарделись, и Аманда огрызнулась:
– Не насмехайся надо мной, Джаред. Я знаю, что сегодня вечером я с тобой флиртовала в надежде на легкомысленное ухаживание, но это что-то чересчур грубая лесть. Ты вообще можешь вести себя серьезно?
Он погрозил жене пальцем:
– Прошу вас, не прерывайте меня, мадам, я еще не закончил. Дайте-ка вспомнить, о чем я говорил? Ах да. Я описал ваши волосы, глаза и цвет лица; теперь нужно найти слова для дерзкого носика и соблазнительного ротика. Ах, я не в силах думать. Лучше посвятить мой сонет самой завораживающей вашей черте – колдовским грудям. Я любовался ими весь вечер, а будь у вашего наряда вырез чуть поглубже, мадам, думаю, я увидел бы, как они выглядыват наружу… – Он уклонился от летевшей в его сторону фарфоровой вазочки, полной шпилек. – О, несносная ты киска, ты пожалеешь об этом!
– Мне жаль! Жаль, что я промахнулась! Стой смирно, дай мне как следует прицелиться.
Джаред, улыбнувшись, начал наступать на Аманду со словами:
– Положи флакон, Аманда. Если ты разобьешь духи, мы не сможем спать в этой комнате не меньше месяца – из-за запаха.
Аманда посмотрела на флакон у себя в руке, поставила его на место, быстро схватила щетку для волос и швырнула ее в голову Джареду, опоздав совсем чуть-чуть – он опять уклонился.
– Ну все! Придется тебя наказать. Помнишь, я сказал в той гостинице, что буду мстить? Или ты хочешь, чтобы я тебя опять отшлепал?
Аманда вспомнила те увесистые шлепки, глаза ее широко распахнулись, она подхватила юбки и приготовилась убежать:
– Сначала поймай меня!
Прежде чем Джаред успел двинуться с места, Аманда уже заскочила за огромную кровать и схватилась за столбик, приготовившись метнуться вправо или влево. Джаред кинулся к ней, она метнулась в другую сторону и оказалась между кроватью и стенкой.
– Ага! Попалась? Вот так-то! – фыркнул Джаред.
Аманда запрыгнула на кровать и поползла в дальний ее конец, растеряв по дороге все шпильки. Волосы каскадом упали на спину. Юная леди стояла на кровати, пристально следя, что он сделает дальше. Джаред хладнокровно начал обходить комнату, словно Аманды в ней не было, и гасить свечи. В конце концов, остался гореть только небольшой огонь в камине – в старом доме было прохладно даже в летнюю жару.
Аманда почти ничего не видела, зато Джаред держал курс на ее бриллианты, сверкавшие в отсветах пламени. Он тихонько сделал круг и напал на Аманду сзади.
Она запищала – Джаред подхватил ее на руки, словно она ничего не весила, и бесцеремонно положил на коврик у камина.
– Джаред, – взмолилась она, – будь со мной нежен, я теперь мать.
Он опустился перед ней на колени и свел брови, словно раздумывая над ее словами.
– Очень хорошо – мать – ты, как и все преступники, просишь о пощаде. Но предупреждаю – через шесть месяцев я потребую расплаты!
Языки пламени отбрасывали розовый свет на обнаженные плечи Аманды и плясали крохотными огоньками в ее растрепанных локонах. Девушка устроилась на мягком мехе коврика и облизнула верхнюю губу. Она победила! Аманда не отводила взгляда от своего мужа, и сердце ее пело при виде неприкрытого желания в каждой черте его лица. Она медленно подняла обнаженные руки, притянула мужа к себе и прошептала:
– Люби меня, Джаред. Пожалуйста, люби меня нежно.
– Ты сведешь меня с ума, малышка, – пробормотал он, и губы их встретились в жадном поцелуе. Погоня завершилась, противники стали любовниками, столь же жаркими в любви, сколь несерьезными были в ссоре. Губы слились, тела переплелись, руки отчаян но сражались с мешавшей одеждой, а пылающие тела жаждали облегчения.
– Проклятье, – выругался Джаред, наткнувшись на очередную замысловатую застежку. Он одним движением разорвал и платье, и сорочку, и два тела страстно прильнули друг к другу. В комнате слышалось лишь хрипловатое прерывистое дыхание по обе стороны той вершины, на которую оба они стремились на крыльях любви и страсти.
Потом Аманда поднялась на ноги и ахнула:
– О, Джаред, посмотри, что ты наделал! Мое красивое новое платье испорчено окончательно, а его доставили из Лондона всего лишь неделю назад. Как я объясню это Салли? – Внезапно она прекратила жаловаться и захихикала. Неужели это ее муж? Этот растрепанный мужчина, который сидит на каминном коврике, и брюки его болтаются на щиколотках, а рубашка и галстук перекручены на шее? – Посмотри на себя, – воскликнула она, – о стильный лорд Сторм! Может, это новая мода, милорд?
– Ты на себя посмотри, плутовка. На тебе нет ничего, кроме бриллиантового ожерелья и одной атласной туфельки. – Джаред немного помолчал и добавил хрипловатым голосом: – Да, моя прелестная женушка, посмотри на себя. Кудри ласкают розовую кожу, рыжеватые глаза сверкают ярче любых драгоценностей – ты моя Венера, Аманда!
Он отпихнул ногой остатки одежды, протянул руку и обнял Аманду.
– Пойдем, богиня. Удалимся на наше облако, откуда мы сможем прикоснуться к звездам.


Июль, небогатый событиями, сменился августом: и гости Сторм Хейвена растянули свой визит на шесть недель вместо трех. Основной причиной был расцветающий роман между Бо и Анной. Парочка проводила бесконечные часы в саду Сторм Хейвена, к большому неудовольствию старого садовника. Они обсуждали местную флору, а возможно, и еще кое-какие предметы.
А вот Кевин начал проявлять нетерпение. Леди Элизабет превратилась, по его словам, в чертову пиявку, и он совершенно не хотел сделаться ее домашним любимцем. В последнее время он все чаще говорил, что не мешало бы вернуться в Лондон к малому сезону, и Аманда не сомневалась, что Бо сочтет себя обязанным поехать с другом. Этого она допустить не могла, по крайней мере до тех пор, пока Бо не наберется смелости и не попросит у сквайра Босли руки Анны.
Ради этого она затеяла еще один небольшой званый обед, испытывая терпение Джареда. На этот раз Аманда пригласила только сквайра и его семью, уговорив Кевина принять приглашение на обед в особняке лорда Клоуза. Леди Чезвик подозревала, что Аманда считает это очень умным ходом, но сама полагала, что ничего толкового все равно не получится.
– Скомпрометируй их, вот что я тебе скажу, – советовала она Аманде в день обеда. – Этот глупый мальчишка ни за что не заговорит. Сказать по правде, я вообще не думаю, что он на это способен. Любой, у кого в голове есть хоть чуточка мозгов, видит, что они без ума друг от друга. Этот болван пускает слюни всякий раз, как малышка Анна входит в комнату, а она, несчастная заблудшая душа, думает, что парень обретается где-нибудь на звездном небе. Я хвалю тебя, Аманда. Вы с Джаредом просто прекрасная пара, благодарение Господу, но вы, похоже, научились держать себя в руках на людях.
Аманда отмахнулась от комментариев тети по поводу своей личной жизни и вернулась к ее совету.
– Скомпрометировать их, милая леди? Вы что думаете, можно застукать их как-нибудь вечером и саду в страстных объятиях? Боюсь, вы слишком романтичны. Позавчера мы с Джаредом шли через оранжерею, а Бо с Анной сидели в уголочке, голова к голове. Мы, конечно же, решили, что он делает предложение, а мы помешали, но когда подошли (не было смысла притворяться, что мы их не заметили), они расступились и между ними торчал папоротник! Они его пересаживали! Скомпрометировать их? Ох, сомневаюсь, тетушка!
Леди Чезвик сморщила аристократический носик.
– Копаются в земле, как детишки. Я не удивлюсь, если они устраивают званые обеды в песочнице и организуют игрушечные чаепития под деревьями. – Она всплеснула руками и воскликнула: – Иной раз мне хочется выдрать его рыжие волосы вместе с корнями! Ну, как можно быть таким тупым?
В этот момент в комнату вошел Джаред и услышал последние слова тети. Он поцеловал жену в щеку и уселся рядом с ней.
– Надо думать, вы разговариваете про нашего умственно отсталого кавалера? Прошу тебя, тетя, не делай ему ничего плохого – его тупость совершенно естественна. Он вовсе не дурак, просто по натуре очень неторопливый. Он сам мне сказал, что собирается жениться на девушке – во всяком случае, я думаю, что он сказал именно это. Ему просто нужно собраться с духом, чтобы решиться подойти к сквайру.
Леди Чезвик это не впечатлило.
– Ха! Насколько я знаю Фрэнсиса Босли, он не только будет чертовски рад, но еще и руки Бо начнет целовать. Анна последняя из шести дочерей, и он пытается выдать ее замуж вот уже три года. Они возьмут Бо, даже если у него в голове совсем пусто (лично и думаю, что так оно и есть). Кстати, а где он сам – снимает божьих коровок с роз?
Джаред справился, наконец, с непокорным локоном, выбившимся из прически на затылке Аманды, и спокойно ответил:
– Вообще-то я понятия не имею. Утром он отправился с визитом к сквайру, но вроде пора бы ему и вернуться.
– О, это нечестно! Нечестно! – закричала Аманда, спрыгивая с дивана и поворачиваясь к мужу. – Ты все это время знал, что Бо поехал к сквайру просить руки Анны, а нам не сказал ни словечка! Да ты просто… – Она замолчала, подыскивая слово, и тетя Агата тут же услужливо его подсказала. – Да, низкий, спасибо, тетя, самый низкий человек на свете! И хватит ухмыляться, как обезьяна, Джаред! Ты знаешь, что я так долго готовилась к этому моменту! – Постепенно негодование исчезло с ее лица, она протянула руки к Джареду и счастливо заулыбалась: – Ты в таком же восторге, как и я, правда, милый?
Джаред сжал ее руки и ответил:
– Да, малышка, правда. Хотя должен сказать, что меня ужасно огорчает твой успех в сватовстве. Содрогаюсь при мысли о том, что ждет бедного Кевина, когда ты подберешь ему женщину. У него не останется ни единого шанса.
– Джаред, это нехорошо. Я не заставляла Бо и Анну влюбляться друг в друга. Я их просто познакомила и… гм… позволила природе взять свое.
Джаред встал и обнял ее за талию:
– Разумеется, сердечко мое, ты почти ничего не сделала, чтобы подтолкнуть их роман, всего тычок, другой в нужном направлении. Время от времени. Например, ты пригласила Анну и нарочно оставила их наедине с Бо на целый час, сказав, что у тебя неприятности на кухне. Ты все устроила ловко и незаметно, Аманда, – впрочем, эти двое не заметили бы, если бы на них рухнул целый дом.
Аманда капризно выпятила нижнюю губку, но они слишком радовалась, чтобы долго обижаться. Все еще стоя в объятиях Джареда, она обратилась к леди Чезвик за поддержкой.
– Неужели я действовала так неловко, тетя Агата?
– Господи, нет, дорогая моя! По сравнению со мной ты была чрезвычайно ловкой и сообразительной. Да когда я пыталась окрутить Джареда с мисс Фарнворти, я на пикнике нарочно наступила ей на подол, чтобы потом предложить ей воспользоваться нашей каретой – вернуться домой и переодеться.
– Это точно, тетушка, – вмещался Джаред, – а когда ты заманила ее вместе с горничной в карету, то вынудила меня сопровождать их, потому что у тебя – ты только послушай, Аманда! – заболел живот и ты боялась, что из-за плохих рессор тебе станет еще хуже. Плохие рессоры, разумеется, – в моей-то карете! Потом мне три месяца пришлось откровенно грубить проклятой девице, пока она не согласилась оставить меня в покое и обратить внимание на виконта Уиттерби. А в другой раз…
– Хватит болтать, племянник. Я не просила перечислять все мои прегрешения.
От двери послышался протяжный голос:
– Прегрешения? О, здорово, мы обнажаем наши души? Мой последний великий грех состоит в том, что я похвалил рукоделие леди Элизабет. Искренне надеюсь, что она не подарит мне на Рождество сделанные своими руками домашние тапки, потому что я такие дрянные вещи носить отказываюсь, а у моего камердинера нога гораздо больше моей.
– Ой, заткнись, Кевин Ролингс. Твой язык сразу выдает, что у тебя между ушами пусто, – бросила леди Чезвик. – Я знала тебя еще тогда, когда ты лежал в пеленках, и с каждым днем ты все больше походишь на мать – вечно прихорашиваешься, и рисуешься, и заботишься о своей внешности, а между тем голова у тебя совершенно пустая! Сядь, задавака, и закрой рот. Мы обсуждаем очень важные вещи.
Кевин тут же изобразил на лице уныние и сел за столик со спиртным, заявив:
– Прошу вычеркнуть меня из списков, мадам. Оставляю поле боя вам. Я не смею спорить с человеком, признающим, что он старше меня по крайней мере на тридцать лет.
Как раз в этот момент Джаред поднес ко рту бокал, и следующие несколько минут Аманда была очень занята, изо всех сил хлопая его по спине, а он кашлял и задыхался, потому что бренди попало не в то горло, когда тетя Агата назвала Кевина сукиным сыном.
– Те-етя, – выдавил Джаред после очередного приступа кашля, – где ты подцепила такое… э-э-э… непосредственное выражение?
Леди Чезвик, не отрываясь от рукоделия, сообщила племяннику, что он может думать все, что ему угодно, но в Индии она не все время проводила за дамскими чаепитиями.
– Мне довелось повидать жизнь, если ты понимаешь, что я имею в виду.
Устыдившийся Кевин подошел к обиженной леди, склонился над ее рукой и произнес длинное витиеватое извинение, оборвавшееся только потому, что в комнату наконец-то вошел Бо. Все взгляды тот час же устремились к нему, и наступило полное молчание.
Бо окинул взглядом четыре обратившиеся к нему лица, пробормотал что-то неразборчивое и повернулся обратно к двери. Аманда пулей подскочила к нему и потащила назад в комнату; она немедленно обрушила на Бо шесть вопросов подряд, не дожидаясь ответов.
Когда она замолчала, чтобы перевести дыхание, эстафету перехватила леди Чезвик, также осыпавшая Бо градом вопросов, весьма похожих на те, что уже задала Аманда. Джаред при виде замешательства Бо только украдкой посмеивался, но Кевин понял, что пора вмешаться и спасти окончательно сбитого с толку друга от атаки женщин.
– Слушай, Бо, хватит открывать и закрывать рот, как снулая рыба. Сделай глубокий вдох. Леди немного нетерпеливы, потому что хотят кое-что узнать. С твоей стороны невежливо им не отвечать. Ну-ка, глотни, а я обещаю попридержать их, пока ты не будешь готов.
Потом он повернулся и обратился к сгорающим от любопытства дамам:
– Леди, заклинаю вас, подумайте о чувствах бедняги. Гляньте на него! – Они так и сделали. – Гляньте на его пылающие щеки. Это несомненный признак лихорадки. Обратите внимание на трясущиеся руки: вероятно, он пережил тяжелое потрясение. – Кевин наклонился и всмотрелся в бессмысленные глаза Бо. – Знаешь, ты просто на себя не похож, Бо. Я бы на твоем месте выпил какую-нибудь микстуру.
Аманда воззвала было к Джареду, чтобы он заставил Кевина прекратить дразнить Бо, но Джаред так хохотал, что она отказалась от бесплодной попытки и взяла дело в свои руки – попросту как следует пнула насмешника в голень. Он растянулся на ковре, высоко задрав одну ногу вверх и подвывая от боли.
– Ах, Кевин! – с притворным сочувствием воскликнула тут же Аманда. – Какое прискорбное происшествие! Тебе нужно быть осторожней.
– Хулиганка, – сказал Джаред, безуспешно пытаясь принять строгий вид, протянул руку и помог другу подняться. – Вставай, Кевин, не делай из себя посмешище.
Леди Чезвик решила, что все окончательно выходит из-под контроля. Она хлопнула в ладоши, призывая всех к вниманию, и объявила:
– Тишина! Все замолчите! Господи Боже, я чувствую себя нянькой, чьи подопечные в детской совсем разбушевались. А ну, быстро садитесь и давайте уже доберемся до главного. Мы все хотим узнать, чем закончился визит юного Бо к сквайру. – Она чопорно села на краешек стула, сложила руки на коленях и ласково произнесла: – Ну вот, дорогой, мы все тебя внимательно слушаем. Пожалуйста, расскажи, что между вами произошло.
Естественно, после этой речи Бо немедленно снова оказался в центре внимания, и его обычно румяное лицо сделалось багровым. Сильно волнуясь, он начал теребить не особенно аккуратно повязанный шейный платок, окончательно его растрепал, попытался успокоиться, потянулся за бренди, но, к несчастью, бокал выскользнул из его дрожавших пальцев и упал, опрокинувшись, ему на колени.
– О, бедный Бо! – воскликнула Аманда.
– Возьми салфетку, – предложил Джаред.
– Недотепа, – прокомментировал Кевин.
– Самое остроумное, что ты сказал за день, – хмыкнула леди Чезвик.
В конце концов Аманда взяла дело в свои руки, решив организовать разговор в виде простых вопросоп и однозначных ответов, на что Джаред тут же заметил:
– Этот допрос посрамил бы лорда Главного Судью.
– Ты поехал с визитом к сквайру, Бо? – промурлыкала Аманда.
Бо кивнул.
– И сквайр был дома?
Еще кивок.
– О, мы продвигаемся, – шепнул Кевин Джареду, чьи плечи снова начали трястись.
– И что, вы со сквайром поговорили? – продолжала «леди Высший Инквизитор», бросив на веселящуюся парочку грозный взгляд.
Снова последовал утвердительный кивок.
– А о чем вы разговаривали?
– Погода.
Джаред застонал и упал в кресло, заработав еще один выразительный взгляд женщины своей мечты.
– Но вы говорили о чем-нибудь еще? – настаивала Аманда.
– Наполеон.
Кевин прикрыл рот ладонью и громко прошептал Джареду:
– Боже, должно быть, это была серьезная полемика. Я бы отдал своего лучшего гнедого, лишь бы услышать, как фермер и наш болван спорят о политике.
Аманда быстро теряла терпение:
– А о чем-нибудь еще, дорогой Бо?
Бо кивнул, и щеки его заполыхали. Аманда сделала глубокий вдох и спросила:
– Вы говорили о мисс Анне?
Опять кивок. Кевин вскочил на ноги и заорал:
– Боже, мы просидим тут до Рождества, если будем плясать вокруг да около! – Он обернулся к Бо и спросил: – Так ты женишься на девице или нет, Бо? Дело идет к обеду, а мне еще многое нужно сделать.
Дамы хором начали возмущаться таким прямолинейным вопросом, и сдавленного «да» Бо никто не услышал, так что ему пришлось повторить его. Когда он повторил свое «да» в третий раз, все резко замолчали. Как раз в эту минуту Бо глубоко вздохнул и объявил:
– Я люблю ее! – Эти слова эхом отразились в тишине комнаты.
– Незачем так орать, дружище, – заметил Кевин. – Мы тебя услышали. Правда, мне это совершенно не нравится – вы двое вот так взяли и бросили меня. Зато я точно знаю – после сегодняшнего обеда я отправляюсь в Лондон, пока леди Элизабет не загнала меня в угол в саду. – Он подошел к другу и пожал ему руку. – Надеваешь на себя оковы, Бо? Мои соболезнования. – И вышел из комнаты, прихватив с собой графин с бренди.
Аманда смотрела ему вслед с грустным видом:
– Бедняга Кевин, он чувствует себя таким одиноким! Я должна…
Джаред заставил ее замолчать единственным известным ему способом. Он крепко поцеловал жену и сказал:
– Супружеское счастье – не единственное счастье на свете, хотя меня оно вполне устраивает. Оставь Кевина в покое. Я уверен, он найдет себе компанию в городе.
Аманда уже хотела высказаться насчет подходящей для Кевина компании, но в комнату вошел дворецкий и объявил, что прибыли гости.
– Кто бы это мог быть? – поинтересовался Джаред, обрадовавшись, что их прервали.
– Это я, милый, – или правильней сказать «это мы»? Впрочем, неважно, – послышался ответ, и в комнату вплыла леди Бланш Уэйд, следом за которой, пыхтя, топал Перегрин Дентон.
Бланш взяла Дентона под руку и посмотрела в его любящие глаза:
– Перегрин оказал мне честь, сделав брачное предложение – которое я, разумеется, приняла. Джаред, ты не хочешь поцеловать свою будущую мачеху?



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Вызов гордости - Майклз Кейси

Разделы:
ПрологГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Эпилог

Ваши комментарии
к роману Вызов гордости - Майклз Кейси



Ужасная книга!!!!!!!!!Нудятина!!!ПлоХХо,очень скучно написанаааа!!!Эротических сцен тоже нет,ну просто очень и очень скучно!
Вызов гордости - Майклз КейсиАнастасия
16.06.2012, 19.26





Не огласна с Анастасией.Роман интересен, читается легко.Какое трагическое детство главного героя. Главная героиня обладает характером и может настоять на своем. Советую читать.
Вызов гордости - Майклз КейсиВ.З.,64г.
28.09.2012, 22.08





зря потратила время. не советую читать
Вызов гордости - Майклз КейсиМарина
12.06.2013, 13.44





Можно почитать.
Вызов гордости - Майклз КейсиКэт
22.10.2014, 14.17








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100