Читать онлайн Вызов гордости, автора - Майклз Кейси, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Вызов гордости - Майклз Кейси бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.49 (Голосов: 45)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Вызов гордости - Майклз Кейси - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Вызов гордости - Майклз Кейси - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Майклз Кейси

Вызов гордости

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

Первое впечатление Аманды от фамильного дома Делани никак не улучшило ее настроения. Хотя угодья содержались в безупречном порядке и напомнили ей любимый Фокс Чейз в те годы, когда жив был отец, сам Сторм Хейвен оказался мрачным, серым и уродливым, холодным и зловещим, а освещавшее его теплое солнце только немилосердно подчеркивало архитектурное убожество. Даже зеленый плющ, обычный для стен английских особняков, казалось, избегал этих бледных камней.
В центре строения – очевидно, в старейшей его части – окна были очень маленькие, и Аманда живо представила себе, как темно в этих комнатах. По обеим сторонам трехэтажного особняка имелись пристройки, которые, похоже, возводились без оглядки на общий план здания. Результат этой эклектики мог бы быть забавным, если бы не общее впечатление тюрьмы, исходившее от этих стен.
Джаред осадил Дьявола, перейдя на шаг, и теперь ехал очень медленно, словно не хотел приближаться к огромным черным деревянным дверям, в конце кольцевой подъездной дороги, запертым и таким неприветливым на вид. Аманда украдкой кинула на него взгляд, когда их кони оказались рядом, и заметила, что его щека дергается. Кажется, их точки зрения на этот дом совпадают. Зачем же он привез ее сюда, если с таким отвращением относится к этому месту?
Они приблизились к дверям; откуда-то появился конюх и торопливо подошел к Аманде, чтобы помочь ей спешиться. Но прежде, чем она успела это сделать, Джаред спрыгнул с Дьявола и протянул к ней руки. Аманда положила ладони ему на плечи, он обнял ее за талию и снял с седла, вглядываясь в ее лицо. Аманда выдавила из себя жалкую улыбку. Он аккуратно поставил девушку на землю, удержав ее чуть дольше, чем того требовала вежливость. Аманда, сама не осознала, что делает, протянула руку в перчатке и погладила его по щеке, пробормотав:
– Все в порядке, Джаред. Честное слово.
Его дыхание сразу успокоилось. Он чуть повернул голову и прижался губами к обнаженной коже ее запястья:
– Не нужно было привозить вас сюда! Стоит мне только уехать, и я забываю про это уродство и про то, как ненавижу это место, а как только увижу, все возвращается. Простите меня.
Простить его? Уже второй раз за сутки он просил прощения, и Аманде не нравилось возникающее у нее при этом чувство. Такое смирение со стороны надменного лорда Сторма – это чересчур. Тряхнув черными локонами, Аманда выкинула из головы все мысли о сочувствии и сосредоточилась на том, что Джаред собрался сделать с ней. Жалеть Джареда Делани? Что за чушь!
– Не нужно разыгрывать передо мной трагедию, милорд. Это всего-навсего дом. А сейчас, если вы покончили с угрызениями совести, предлагаю войти внутрь. Мне совершенно необходима горячая ванна.
Джаред отпрянул от нее, словно его ужалили:
– Не стоит слишком старательно оттачивать на мне свой ядовитый язычок, Аманда. Сейчас мы на моей территории, и вы – целиком в моей власти. Вы поступите мудро, если будете думать над своими словами.
– Вот только не нужно говорить мне, что мудро, а что нет. Отчим утверждал, что я поступлю мудро, если буду слушаться его. Поступи я так, меня бы сейчас окружали похотливые старцы, мечтающие залучить в свою постель молодую жену. Вы сказали, что с моей стороны будет мудро позволить вам проводить меня в Фокс Чейз – и что из этого вышло? Меня уже тошнит от людей, советующих мне быть мудрой. Это означает только одно – я должна делать то; что хорошо с их точки зрения. Я уже взрослая, Джаред, и мне кажется, что я поступлю умнее всего, если начну прислушиваться к себе. По крайней мере, я буду точно знать, что служу своим интересам. – Она резко повернулась и стада подниматься по лестнице к парадной двери.
Джаред поспешил за Амандой, обогнал ее и распахнул перед нею двери, а потом низко поклонился и театрально взмахнул рукой, приглашая ее в дом. Аманда чопорно склонила голову и выглядела при этом величественно, как королева, несмотря на грязную амазонку.
С высоко поднятой головой она прошла прямо в огромный холл, окидывая взглядом высокие стены, украшенные старинными флагами и щитами. Глядя на нее, Джаред уныло покачал головой.
Аманда была самой поразительной женщиной из всех, кого он знал! Она одинаково хорошо чувствовала себя и разговаривая с конюхами, и бросая вызов высшему обществу. Он видел ее нарядно одетой; он видел ее в муслиновом платье, из которого она выросла. Но стояла ли она над ним и хохотала, когда он упал в грязь, или смотрела ему прямо в лицо во время словесного поединка – или даже лежала под ним, испытывая первые порывы страсти – он не мог избавиться от ощущения, что перед ним в первую очередь настоящая аристократка.
Любая другая женщина давным-давно закатила бы истерику. С другой стороны, никакая другая женщина в жизни не осмелилась бы бросить вызов условностям и бежать прочь от своего опекуна. Как может такое хрупкое создание быть сделанным из такого прочного материала? Только посмотрите, размышлял он, как она стоит в этом огромном сквозистом холле, окруженная заплесневелым антиквариатом, совсем одна, ничего не зная о своей дальнейшей судьбе! И все же плечи ее не поникли, она стоит, срывая с себя перчатки, и осматривается так, словно она – хозяйка этого мавзолея.
А вот он сам просит у нее прощения за то, что спас ее от Дентона, что позаботился о никуда не годном старике, не говоря уж о сбежавшем сироте, лишь бы порадовать ее. За прошедшие несколько дней он мог взять ее в любой момент, чтобы успокоить пылающий жар в чреслах. Собственно, это она должна умолять его о милосердии и ее глаза – закипать слезами, когда она будет молить его не обращаться с ней жестоко.
Однако неловко чувствует себя именно он, именно он неуверенно стоит на ступеньках. Что ж, ни одна девчонка не заставит Джареда Делани плясать под свою дудку! Они поженятся! Он станет хозяином положения, а высокомерная Аманда Бойнтон будет побеждена.
Побеждена? Не успело это слово сформироваться в мозгу, как сердце захохотало над такой глупостью. Никто и никогда не будет властен над Амандой больше, чем она позволит. Конечно, он может взять ее тело, но душу и сердце она отдаст только добровольно. Джаред, друг мой, попенял он самому себе, ты сильно ошибся, если решил, что можешь ввязаться в легкомысленное приключение с Амандой, жениться на ней, чтобы соблюсти приличия, а потом оставить ее в Сторм Хейвене и вернуться в Лондон, когда твоя страсть угаснет.
Это казалось забавной шуткой, когда они покидали Лондон, но все медленно и неотвратимо изменилось. Теперь Джаред знал, что хочет эту девушку так, как никогда никого не хотел. И ему недостаточно просто обладать ее телом. Он хочет, чтобы она полюбила его, по-настоящему полюбила. Любит ли он ее? Он никогда раньше не знал любви, поэтому ни в чем не был уверен. А если скажет ей, что любит, только разозлит ее. С теми, кого любят, не обращаются так, как обращался он с Амандой в эти дни.
В лучшем случае она засмеется ему в лицо. А в худшем? Не стоит об этом думать. Придется завоевать ее сердце. Это наверняка будет долгий и мучительный процесс, а вот увенчается ли он успехом – неизвестно. Но прежде всего Джаред должен освободить ее из когтей Дентона. Венчание состоится сегодня же вечером!
Одна из тяжелых дубовых дверей открылась как раз тогда, когда молчание сделалось невыносимым и в холл вышла худенькая седовласая женщина; она грациозно направилась к Джареду.
– Значит, ты все же снизошел и появился здесь, племянник. Ты постоянно испытываешь мое терпение, молодой человек. Сначала напугал меня до полусмерти своим безумным хвастовством насчет этой возмутительной нахалки в «Олмаке», а потом и вовсе исчез! Три дня назад я проснулась, и на подносе с завтраком мне принесли раздражающе короткую записку, полностью лишившую меня аппетита – кстати, повара давно пора уволить! – в которой ты приказывал мне прибыть сюда. Я сделала, как ты сказал, Джаред, но не понимаю, что за этим кроется. А кто эта несчастная замарашка, которая выглядит так, словно сейчас упадет от истощения к моим ногам? У тебя вообще есть какие-то понятия о приличиях? Отведи ребенка в гостиную и усади ее там.
Джаред склонился над старческой рукой со вздувшимися синими венами.
– Приветствую вас, дорогая тетушка! Спасибо за волнующий прием и за то, что вы покинули Лондон в самом начале сезона, лишь бы порадовать меня. Что до несчастной бродяжки, то вы, хотя и не были официально представлены, все же видели ее позавчера вечером на Кинг-стрит. Позвольте представить вам мисс Аманду Бойнтон, ту самую возмутительную нахалку, которую вы упомянули ранее. Аманда, это моя дорогая – а также и единственная – тетушка. Леди Агата Чезвик.
Джаред послал за своей тетей? Зачем? Аманда кинула на него вопросительный взгляд, но он только глупо ухмыльнулся и слегка приподнял плечи. Аманда присела в степенном реверансе и пробормотала вежливое приветствие.
Любая другая женщина стояла бы как громом пораженная, обнаружив, что перед ней находится та, кого она только что заклеймила прозвищем «нахалка», – но леди Чезвик была необыкновенной женщиной.
– Честное слово, это очаровательное дитя никак не может быть той девушкой, что появилась в «Олмаке» в таком гнусном платье! – Она подошла к Аманде и заботливо обняла ее за талию: – О, бедняжечка, какие ужасы твой отчим заставил тебя претерпеть, раз вынудил тебя к такому отчаянному поступку! А потом Джаред тащил тебя через всю страну – даже мои старые глаза видят, что ты путешествовала верхом – только для того, чтобы позабавиться! Благодарение Господу, что ему, пусть и с запозданием, но хватило здравого смысла привезти тебя ко мне. Обещаю, что все твои злоключения позади.
Она подвела Аманду к широкой лестнице и поручила ее заботам женщины средних лет; та поспешила вниз по лестнице, чтобы поддержать хрупкую девушку, чьи плечи весьма заметно дрожали:
– Позволь Хиггинс отвести тебя в твои комнаты, дитя. Джаред настоял, чтобы приготовили главные покои – я полагаю, они предназначались для тебя. Хиггинс, позвони, чтобы наполнили ванну, и принеси, пожалуйста, этому ребенку чаю и пирожных. Она выглядит совершенно измученной. Не тревожься ни о чем, дорогая. Я поднимусь наверх сразу же, как только надеру моему племяннику уши – если дотянусь. Заверяю тебя, он еще узнает, что у меня по-прежнему острый язык. Не волнуйся. Тетя Агата все уладит.
Аманда поднималась по лестнице, и только Хиггинс знала (а Джаред подозревал), что плечи у нее трясутся, потому что она пытается подавить смех, а не слезы.
Только когда две женщины исчезли в верхнем коридоре, леди Чезвик повернулась к Джареду, приготовившись к длинной нотации. Но племянник ей помешал.
– Багаж уже прибыл? – спросил он.
– Что? Те большие коробки, доставленные сегодня утром? Не знаю, что в них такое, но я отослала их в комнаты прислуги. Такой пестроты я в жизни своей не видела.
– Это вполне понятно. У Дентона нет ни мозгов, ни вкуса. В багаже – одежда Аманды. Пусть отнесут коробки в ее комнаты и вели Хиггинс все распаковать. Я так и знал, что Дентон поймет: в его интересах подчиняться моим распоряжениям. С ним у нас неприятностей больше не будет. Надеюсь, чехлы с мебели сняты? Я знал, что могу на тебя положиться, тетя Агата! – Он прошел в гостиную, позвонил и велел появившемуся лакею немедленно послать в деревню за приходским священником. – Скажи ему, чтобы он готовился провести сегодня вечером в часовне венчание.
Наконец-то Джаред решил сделать то, чего тетушка безуспешно добивалась от него долгие годы. Приготовившись к долгому сражению с племянником на предмет немедленной свадьбы, его тетя потеряла дар речи. Она доплелась до ближайшего кресла и рухнула в него.
– Джаред?.. – моляще прохрипела она.
Но Джаред на некоторое время оставил старушку мучиться неизвестностью. Он позвонил, потребовал бренди и приказал накрыть ранний обед в маленькой столовой. Однако поняв, что дольше испытывать терпение тетки невозможно, он поставил бокал и объяснился.
Лорд Сторм рассказал о том, что, покинув тетушку на Хаф-Мун-стрит, он провел ночь, полную забот. Отыскав лорда Каннингема в клубе «Уайт», Джаред заставил того выдать ему специальную лицензию, а потом послал записку Перегрину Дентону с сообщением, что он, лорд Сторм, женится на его падчерице в Сторм Хейвене в присутствии единственного свидетеля – своей тети. Отсутствие Дентона было условием, выставленным невестой. Причиной такой спешки (если кто-нибудь решился бы об этом спросить) была названа страсть, охватившая жениха, – однако Джаред сомневался, что кто-нибудь осмелится задавать ему вопросы, поскольку лорд Сторм давно уже сам создавал для себя законы.
Вдобавок, говорилось в записке, Аманда потребовала, чтобы ей немедленно выслали все ее вещи. Они путешествуют в небольшой коляске, где нет места для багажа, гласила записка, поскольку леди Чезвик выполняет обязанности дуэньи. Он, Джаред, не сомневается, что Дентон благословит их брак, а его адвокаты уже составляют подробный брачный контракт, который удовлетворит всех.
Далее Джаред (сообщил он потрясенной тетке) велел лакею упаковать его вещи и отправляться в Сторм Хейвен только после отъезда леди Чезвик, а сам помчался перехватывать беглянку.
– Похоже, ты не спешила, тетушка, – ехидно добавил он, – потому что Симмонс еще не появился.
– В моем возрасте, Джаред, я не отправляюсь в путь, не подготовившись к любым случайностям. Не каждый готов путешествовать вроде тебя – как попало. Но я в замешательстве. Этот ребенок – беглянка?
Джаред оставил ее вопрос без ответа и продолжил свой рассказ:
– Как бы там ни было Симмонс вот-вот появится. Если же нет, придется надевать на себя брачные оковы в сюртуке для верховой езды. Впрочем, это неважно. – Он откинулся на спинку кресла и глубоко вздохнул: – Ах, тетя, не могу передать, как волнующе прошли эти дни. Я уже много лет так не развлекался!
– Мои поздравления, племянник. В молодости и я, бывало, устраивала неплохие скандальчики, но должна признать, ты превзошел все, что я могла себе представить. Зачем, если уж тебе так приспичило жениться на бедняжке, нужно было устраивать всю эту показуху? Насколько мне известно, у нее нет никакого приданого, но тем не менее это не мезальянс, поскольку она вполне достойная девушка – точнее, была ею три дня назад. Где вы двое находились последние три дня?
– Тетя, я бы не отказался от этих трех дней даже за золотой кубок Эскота! Ты даже не представляешь, какие приключения мы пережили! – Внезапно он сделался серьезным. – Но я вынужден признать, что теперь испытываю некоторые опасения из-за того, что повел дело таким образом. Иногда мне кажется, что я уже немного нравлюсь Аманде, а иногда я чувствую, что она меня просто ненавидит. Возможно, если бы я не позволил ей бежать и просто попросил у отчима ее руки, все оказалось бы проще… Но я уверен, что она ни на что не согласилась бы с выбором отчима. Кроме того, я на целых десять лет старше ее. Очень может быть, что она бы мне отказала. В общем, возможность была слишком соблазнительна, чтобы от нее отказаться.
– Джаред, похоже, ты думаешь, что я понимаю, о чем речь. Не забывай, что ты мне ничего не рассказал. Мне известно только одно: сначала ты с этой девушкой устроил в «Олмаке» целое представление, заявил мне, что женишься на ней, а потом на три дня исчез, оставив мне записку о встрече здесь. А теперь ты появляешься с девушкой на буксире, без багажа, без компаньонки, и объявляешь, что женишься сегодня же вечером. Я с тобой полностью согласна – это единственное, что ты можешь сделать, дабы сохранить ее доброе имя, но в моей голове целый вихрь вопросов, на которые ты не дал мне ни единого ответа. Прошу тебя, если ты меня хоть немного любишь, объясни, что вообще происходит?
Джаред налил себе еще бренди и пустился в подробный рассказ о происшедших событиях, упустив только моменты собственной слабости на лугу и в гостинице – и один раз неприкрыто солгав. Он рассказал тете, как убедил Аманду отправиться в Сторм Хейвен, где он защитит ее куда лучше, чем старая няня, однако ни словом не упомянул о том, что угрожал девушке сделать ее своей любовницей.
К тому времени, как он закончил рассказывать о своем третьем падении с лошади, его тетя чуть не рыдала от смеха, промокая глаза тонким батистовым платочком.
– О, Джаред, наконец-то ты встретил себе ровню! Но мне кажется, что ты чересчур преувеличиваешь так называемую ненависть Аманды к тебе. Я тоже женщина, и, хотя мои романтические годы давно позади, я уверена, что девушка к тебе неравнодушна. Ты прекрасный молодой человек, Джаред, а она – умная девушка. Теперь мне понятно, почему она тебя так очаровала. Ты сделал правильный выбор – воз можно, впервые в жизни, хотя и бросил вызов всем условностям. Но поступи ты иначе, ты бы не был сыном своей матери. Ах, какие приключения случались со мной и моей сестрой, пока… – Тут тетя Агата опомнилась и продолжила: – Нет, ты никогда не был бы счастлив ни с одной из этих вялых девиц, которых я тебе подсовывала, и мне кажется, я всегда это знала. А вот эта заставит тебя покрутиться, и я уже представляю, как весело мне будет за этим наблюдать. Это добавит немного пикантности моему существованию.
Она встала, подошла к Джареду и поцеловала его в лоб:
– Ах, дорогой мой, этот брак – твой главный успех в жизни! А теперь я пойду и помогу нашей невесте с туалетом, потому что уже становится поздно. С твоей легкой руки мне очень захотелось познакомиться с ней поближе. Женщина, сумевшая привести тебя в такое волнение, – это бесценная жемчужина. – Уже направившись к двери, леди Чезвик снова расхохоталась в полный голос: – Угрожать тебе ножом! Ах, как жаль, что я этого не видела!
После ухода тети Джаред еще долго просидел в этой громадной мрачной комнате, разглядывая уродливую темную мебель, которую знал и ненавидел с раннего детства. Почему он ничего здесь не изменил? После смерти отца прошло десять лет, но память о нем так и не изгладилась из этой комнаты.
После похорон отца Джаред уехал из Сторм Хейвена в Лондон сразу же, как только смог, и не возвращался почти пять лет. Он вел жизнь такую веселую и невоздержанную, что об этом много говорили в столице, а визиты сюда наносил только по мере необходимости, и даже в этом случае не задерживался в поместье дольше нескольких дней. Возможно, он ничего не изменил в доме, потому что считал его своего рода наказанием, живым напоминанием о своем темном наследии. Но пожалуй, пришло время заняться своим обширным имением. Кстати, адвокат говорил ему об этом достаточно часто.
Он даст Аманде полную волю, пусть украшает дом, как пожелает. Может быть, она сумеет вдохнуть жизнь в эти безрадостные комнаты? Он задал бы этот вопрос своей тете, она бы, наверняка, сказала ему, что несколько юных Делани, бегающих по коридорам, обязательно рассеют мрачную атмосферу.
Стук в дверь прервал его размышления. В комнату вошел слуга и сообщил, что лакей его светлости прибыл. Кинув последний взгляд на голую стену над камином, Джаред повернулся и, тяжело ступая, вышел из столовой.


После ванны и легкой закуски, принесенной Хиггинс, Аманда почувствовала себя бодрее. Она отдыхала между шелковыми простынями на огромной кровати с пологом в очень красивой комнате, скромно одетая в старомодную ночную рубашку леди Чезвик. Перед тем как уйти, Хиггинс задернула полог над кроватью, и Аманда чувствовала, как отдыхает ее измученное тело на удобном матраце.
Тело её казалось невесомым, она сонно парила между бодрствованием и сладким сном, успокоившись в уверенности, что «тетя Агата», как называла девушка про себя леди Чезвик, защитит ее от Джареда.
– Нет, нет, нет! Так не пойдет, это совершенно не годится! Вставай, дорогая моя, не теряй времени!
Аманда резко села, услышав этот властный голос, нервы ее натянулись до предела, а сердце бешено заколотилось. Спросонья она плохо соображала. Девушка тряхнула головой, чтобы сознание прояснилось, и, повернувшись, увидела леди Чезвик, которая как раз раздергивала полог. Последние лучи заходившего солнца ударили Аманде прямо в лицо.
– Давай, давай, дорогая, вставай и сияй! У тебя будет полно времени поваляться в постели после церемонии. О, дорогая, это было некрасиво с моей стороны! Не обращай внимания на старуху. Ты должна помочь мне разобраться в этих коробках и выбрать подходящее платье. Молю небеса, чтобы ты сама выбирала себе одежду, потому что, если к ней приложил руку Дентон, все можно выбросить. Я его всегда терпеть не могла. – Тетя Агата остановилась посреди комнаты и начала нетерпеливо постукивать ногой: – Ты меня что, не слышишь? Вставай скорее!
Церемония? Платья? Какая церемония? Чьи платья? Должно быть, я вижу сон, подумала Аманда и ущипнула себя за руку.
– Ой! – Нет, она не спит. Тут в дверь постучали, и в комнату вошел лакей с какими-то потрепанными чемоданами. Это же ее вещи! Как они сюда попали?
Но времени на размышления ей не дали. Леди Чезвик уже открыла чемодан и безжалостно рылась в нем, одно за другим откидывая платья в сторону. В одну коробку она нырнула так глубоко, что едва не исчезла в ней целиком, потом изнутри раздалось торжествующее:
– Ага!
Леди Чезвик вынырнула обратно, раскрасневшаяся и улыбающаяся. В руках она держала белое шелковое платье, купленное для предполагаемого появления Аманды при дворе.
Это было самое любимое платье Аманды, обманчиво простое, сшитое точно по ее фигуре и шелестевшее при ходьбе. Еще один нырок в чемодан – и на свет появились белые атласные туфельки и мягкая белая кружевная шаль, которую леди Чезвик окинула испытущим взглядом:
– Это отлично подойдет. Очевидно, Дентону хватило ума позволить тебе самой выбирать наряды. У тебя исключительно изысканный вкус, дорогая. Все платья очень хороши, но это будет просто идеальным для церемонии.
Аманда скинула с себя покрывало и встала босыми ногами на пол. Почувствовав ступнями холодный камень, она окончательно убедилась, что не спит.
– Если позволите, леди Чезвик…
– Тетя Агата, моя дорогая, пожалуйста, называй меня так. Не вижу никакого смысла придерживаться формальностей, если мы все равно станем одной семьей, ты согласна? И надо же было этому случиться как раз тогда, когда я окончательно утратила надежду! Мы попросим Хиггинс сделать что-нибудь с твоими волосами – у тебя их довольно много, правда? Но не волнуйся, мы справимся. Хиггинс, знаешь ли, чудовищно талантлива.
Аманда в шутливом отчаянии воздела руки к небесам.
– Прошу вас! Леди Чез… э-э-э… тетя Агата, будьте так добры, объясните, что происходит? Я ничего не понимаю!
Леди Чезвик некоторое время недоуменно смотрела на девушку, но потом вспомнила рассказ Джареда. Ее так захватили приготовления к поспешному венчанию, что она совершенно забыла: невеста еще не знает, что она невеста.
– О, извини меня, Аманда, – я буду называть тебя Аманда, это такое прелестное имя! Ты и сама прелестная девушка, о, моя сестра была бы просто счастлива. Вообще-то я уверена, что она все знает – смотрит на нас сверху прямо сейчас и улыбается. Вот Карлтон – тот нет. Карлтон сейчас хмурится и смотрит вверх, потому что я уверена, он попал…
– Леди Чезвик! Пожалуйста!
– Что? О, извини, дорогая. Ты меня останавливай, меня иногда заносит. Джаред говорит, что я неисправимая болтушка. Ну как же, только третьего дня у леди Флемингтон…
– Тетя Агата! У меня случится нервный припадок, если вы сию минуту не скажете мне, почему мои чемоданы здесь и о какой церемонии вы толкуете. – Аманда не знала, то ли смеяться над этой очаровательной пожилой женщиной, то ли схватить ее и начать трясти, пока у той зубы не застучат.
Леди Чезвик вернулась к основному вопросу и совершенно хладнокровно объявила:
– Ну как же, разумеется о твоем венчании с моим племянником! У нас на подготовку осталось меньше часа. Я считаю, что мы вполне могли бы подождать до завтра, но… Что такое, дорогая? Ты выглядишь просто ужасно! Ну-ка сядь, я позову Хиггинс. Ты сейчас точно упадешь в обморок, – осуждающе воскликнула она, – а ты обещала, что ничего не случится, если я объясню тебе про церемонию.
Леди Чезвик помогла ошеломленной девушке добраться до кровати. Та рухнула на постель, а тетя Агата побежала к двери, громко призывая Хиггинс. Поскольку горничная ждала прямо за дверью, у нее зазвенело в ушах: леди Чезвик принялась распоряжаться насчет нюхательной соли, необходимой, чтобы помочь лишившейся чувств Аманде.
Однако Аманда не упала в обморок. Самой себе она призналась, что была очень близка к этому, но хотя желание впасть в забытье было очень соблазнительным, девушка понимала, что в ее интересах – хоть что-то соображать.
Поиски нюхательной соли еще продолжались, когда Аманда села на кровати и объявила, что уже полностью пришла в себя. Ее трясло то ли от гнева, то ли от облегчения. Девушка попросила старушку объяснить ей, с чего вдруг Джаред решил, что они должны немедленно обвенчаться.
– На самом деле все очень просто, дорогая моя. Мой племянник скомпрометировал тебя. Он не только проехал с тобой без единого сопровождающего через пол-Англии, но, кроме того, тебя видели в его обществе не меньше двадцати членов высшего общества в той ужасной гостинице. Стало быть, ты должна выйти за него замуж как можно быстрее. Джаред получил специальную лицензию, и приходский священник появится здесь в любой момент. Так что давай одевайся, прохлаждаться некогда.
Аманда понятия не имела о том, что такое специальная лицензия. Она поняла только одно: Джаред почему-то вынужден на ней жениться. То, что он послал за нарядами, ее ничуть не удивило. Ясно же, что он с самого начала собирался привезти ее в Сторм Хейвен. Разумеется, даже любовница должна во что-то одеваться. То, что Дентон согласился прислать сюда ее вещи, только подтверждало его угрозу продать ее как можно дороже. Аманде даже в голову не пришло, что об этой угрозе отчима Джаред ничего не знал.
Но в этом объяснении не было места тете Агате. Несомненно, на свадьбе настояла она, но зачем же Джаред за ней посылал? И Аманда решила задать прямой вопрос.
– Я здесь по просьбе Джареда, ты и сама знаешь, – честно ответила леди Чезвик. – Мой племянник рассказал, что ты отправилась в деревню, чтобы спасти коня или что-то в этом роде. Надо признаться, я не очень разобралась в этой части истории – что-то связанное с каким-то ураганом или чем-то подобным, и какими-то стариками и… кажется, нищим попрошайкой. Зато мне понравилась история про нож! Это было замечательно. – Леди Чезвик увидела, что Аманда густо краснеет, и поторопилась прояснить ситуацию: – Когда мы возвращались домой из «Олмака», племянник сказал, что собирается на тебе жениться. Но сначала он хотел немножко повеселиться, я полагаю. Думаю, он пригласил меня сюда, чтобы пресечь сплетни и насчет того, что ты сбежала с возлюбленным. В Лондоне – так сказал Джаред – все уверены, что мы уехали из города все втроем и прибыли прямо сюда для проведения брачной церемонии. Ту ночь в гостинице скоро забудут, потому что не так уж многие тебя там видели и никто не знал твоего имени. В чем дело, моя дорогая, что я такого сказала? Ты выглядишь по-настоящему разгневанной!
Аманда в бешенстве металась по комнате:
– Вот как! Значит, он с самого начала собирался жениться на мне! Он заставил меня провести целых три дня в постоянном страхе, он шантажировал меня Хэрроу и Томом, скомпрометировал меня в той дурацкой гостинице, запугал меня до смерти предложением стать блудницей! И все это только для того, чтобы поразвлечься за мой счет! Все это время он смеялся за моей спиной! Я-то убежала из дома на полном серьезе, а для него все это было просто шуткой – способом неплохо провести время! И у него еще хватило нахальства рассказать вам про нож! Я что, не имею права на личные секреты? Он веселился, когда рассказывал вам, как едва не взял меня силой в той гостинице? Разумеется, веселился! А теперь он хочет на мне жениться?! Ха! Не слишком ли поздно думать о приличиях?
Она резко остановилась, и леди Чезвик потерла занывшую шею – девушка металась так быстро, что на ней было очень сложно уследить. Это дитя несет какую-то чушь. Джаред спас ее от отчима и собирался на ней жениться. Что в этом плохого? Изнасиловать ее? Джаред не упоминал ни о каком насилии. У девочки просто истерика.
Внезапно Аманда схватила прелестное белое платье, скомкала его, швырнула на пол и придавила босой ногой.
– Я не вышла бы замуж за Джареда Делани, будь он самим принцем-регентом! – выкрикнула она.
Наступила очередь леди Чезвик лишиться чувств. Она так и поступила с привычной легкостью. Очнулась леди от запаха жженых перьев и увидела, что Аманда торопливо одевается в темно-зеленую амазонку, которую вытащила из чемодана. Хиггинс помогла старушке сесть. Та ахнула:
– Куда ты собралась?
Аманда нахлобучила на черные кудряшки зеленую шляпку с перьями.
– Куда-нибудь! – выкрикнула она. – Никуда! Лишь бы подальше, отсюда! Вы тут все сумасшедшие!
Леди Чезвик с трудом поднялась на ноги:
– Подожди, Аманда, ты не понимаешь. Джаред мечтает на тебе жениться, просто он хотел немного повеселиться. Ведь ты убежала от отчима, так? У него не было времени прийти к Дентону и попросить твоей руки. Ты сразила Джареда сразу же, как только он тебя увидел, клянусь, что так оно и было.
Аманда остановилась. Леди Чезвик вот уже второй раз говорит, что Джаред всё это время собирался на ней жениться. Она вспомнила кое-какие приятные моменты их совместного путешествия, вспомнила, как добр он был к Хэрроу и. Тому. Теперь понятно, почему Хэрроу так спокойно отнесся к ее судьбе. Должно быть, Джаред ему все рассказал.
Девушка подошла к зеркалу и поправила шляпку. Она смотрела на свое отражение, и щеки ее постепенно розовели – она вспоминала его поцелуи и его бормотание: «Не здесь. Не сейчас». Значит, он хотел сначала произнести обеты и лишь потом овладеть ею? Аманда честно призналась самой себе, что хотя одна ее часть испытывала отвращение при мысли, что ей придется стать любовницей лорда Сторма, другая, совсем незнакомая ей часть трепетала в предвкушении этого.
Замужество? Этого она не ожидала. Она может стать леди Сторм, женой одного из самых богатых людей в Англии. Аманда представила рядом с собой Джареда, а вокруг – маленьких ребятишек. Детей Джареда. Голова у нее закружилась.
Неужели это будет так плохо? В конце концов, Джаред ведь не собирался брать ее силой. Он все это время знал, что они поженятся. Аманда осеклась. Знал! Вот в чем все дело. Вот что ее мучает. Все это время он с ней просто играл, развлекался за ее счет и даже не потрудился попросить ее руки – он просто отправил наверх свою тетушку, чтобы нарядить ее и сообщить о венчании.
Что за самонадеянность! Он просто невыносим! Грудь ее вздымалась от волнения, когда Аманда думала о характере мужчины, выбравшего ее в невесты. По сверхъестественной аналогии с прежними мыслями Джареда Аманда сравнивала себя с лошадью.
Для нее это выглядело так, словно он осмотрел всех пони на аукционе «Тэттерсоллс»,
type="note" l:href="#n_5">[5]
ему понравилась молодая кобылка, и он решил проехаться на ней, чтобы проверить, хороша ли она будет под седлом. Так вот, Аманда Бойнтон – это вам не милая молодая кобылка, и будь она проклята, если согласится стать породистой лошадью! Как он смел предполагать, что стоит ему поманить пальчиком, и она с благодарностью кинется ему на шею?! Только покинув этот ужасный дом и хлопнув дверью, она сумеет сохранить свое достоинство! Не обращая внимания на отчаянные мольбы леди Чезвик, Аман да взяла с туалетного столика перчатки и вышла из комнаты, не сказав больше ни слова. Леди Чезвик обезумела:
– Немедленно позови моего племянника, Хиггинс! Если она уйдет, Джаред с нас обеих шкуру сдерет!
Аманда выскочила из комнаты, остановилась на секунду, чтобы взять себя в руки, и помчалась к лестнице – и к свободе. На середине лестницы она замедлила шаг и кинула быстрый взгляд назад – не преследуют ли ее. Никого не видно; должно быть, леди Чезвик ищет утешения в еще одном обмороке, а Хиггинс занята, хлопоча вокруг нее.
Аманде было жалко старушку, но она твердо решила выбраться отсюда. Девушка на цыпочках преодолела последние ступеньки и тихонько прокралась к двери. Она уже положила руку на щеколду, как услышала голос:
– Чертовски соблазнительная амазонка, Аманда, но боюсь, у вас нет времени покататься верхом. – Джаред спокойно подошел к ней и взял под руку: – Я уверен, что вы предпочтете вернуться в свою комнату и переодеться к обеду, – меня заверили, что он будет просто восхитителен.
– Я очень хочу проехаться верхом, милорд, – слабым голоском отозвалась Аманда. Он ее до полусмерти напугал.
– Это странно. Я готов был бы поклясться, что восемь часов подряд в седле вполне достаточно даже для вас. Если нет, то пожалейте хотя бы своего коня. Пойдемте со мной в гостиную, я налью вам шерри. Думаю, нам нужно кое-что обсудить.
Поняв, что сбежать не получится, и внезапно слишком ослабев для отпора, Аманда позволила отвести себя в гостиную. Она опустилась в кресло, обвела глазами комнату и с отвращением сморщила носик.
Джаред это заметил.
– Полностью согласен, Аманда. Это ужасно. Собственно, целиком отражает личность моего отца. Держите бокал – возможно, немного шерри облегчит вам бремя этого неприглядного зрелища.
Аманда с благодарностью взяла бокал. Они некоторое время молча изучали друг друга. Какой он красивый в вечернем костюме, подумала Аманда. Почему же он такой гадкий?
– Ваша тетя сказала, что вы затеяли наше бракосочетание, милорд, – наконец решилась девушка. – Благодарю вас за заботу о моей репутации, но заверяю вас, нет никакой необходимости идти на такую жертву. Я сама себя обесчестила. – Аманда изо всех сил держала себя в руках и надеялась, что сумеет закончить разговор, не упустив поводья.
– А как же наша сделка, Аманда? – Его синие глаза заискрились: Джаред не мог скрыть веселья при виде ее замешательства. – Вы обещали оставаться со мной в Сторм Хейвене до тех пор, пока я от вас не устану.
Ба-бах! Аманда с отвращением швырнула свой бокал на пол, и он разлетелся на сотню осколков.
– Ради вашей тети я пыталась вести с вами нормальный разговор, но это просто невозможно! Леди Чезвик рассказала мне все о ваших планах жениться на мне. По какой-то извращенной причине, известной только вам одному, вы задумали это в тот самый вечер, когда мы встретились. Все, что происходило между нами после этого, было сплошным фарсом и ничего для меня не значит!
Джаред вскинул темную бровь и посмотрел ей в глаза. Они оба уже стояли, и напряжение в комнате было почти осязаемым.
– Все? Аманда, вы действительно имели в виду то, что сказали? – Голос его звучал негромко и хрипловато. Казалось, он смотрит ей прямо в душу, пытаясь отыскать там ее истинные чувства – чувства, которые нужно прятать во что бы то ни стало. Если Джаред поймет, как он на нее действует, она навеки окажется в его власти.
Аманда все же открыла рот, пытаясь что-то сказать, и снова его закрыла. Он наверняка слышит, как грохочет ее сердце. Девушка попыталась отвести взгляд, но поняла, что не в силах шевельнуться.
– Джаред, я… – начала она, но Джаред остановил ее. Он прильнул к ее губам с силой, какой она не ожидала, и так сжал ее в своих объятиях, что под закрытыми веками Аманды загорелись искры, а по позвоночнику словно пробежала молния.
Да какая разница, если он ее и обманул? Почему не признать, что она хочет выйти за него замуж? Ведь это правда! Она здесь, верно? Здесь, рядом с ним – сердце давно сказало ей, что здесь ее место.
Аманда покорилась собственным чувствам и вернула ему жаркий поцелуй, и еще один, и еще… но тут раздался голос, и они отскочили друг от друга.
– Джаред, я должна сознаться, что… о Боже! Я вижу, что ты уже нашел ее. Ну, теперь-то я уверена, что венчание пройдет, как задумано. А еще я вижу, что я тут совершенно не к месту. Дурой бы я была, если бы не заметила этого. Ну разве это не чудесно? Это как раз то, на что я надеялась давно, о, как давно…
– Агги! – добродушно воскликнул Джаред. – Убирайся отсюда к дьяволу, пока я не свернул тебе шею!


Мисс Аманда Бойнтон стала леди Сторм два часа спустя.
Церемония была простой, ничем не примечательной – разве только молодой приходский священник смущенно запинался, да леди Чезвик непрестанно всхлипывала. Но Аманде церемония казалась исполнением мечты всей ее жизни. Она выходила замуж за мужчину, которого любила, и верила, что будет с ним так же счастлива, как счастливы были ее родители. Джаред не сказал, что любит ее, для таких слов еще слишком рано, но нет никаких сомнений – она ему небезразлична, иначе он бы на ней не женился. – В одном Аманда была совершенно уверена – Джаред Делани никогда ничего не сделает вопреки своему желанию, даже под угрозой.
Она и сама не сказала ему, что любит его, хотя не сомневалась, что любовь отражалась у нее на лице всякий раз, как она смотрела на жениха во время венчания.
После того как леди Чезвик им помешала, времени у них осталось только на то, чтобы поспешно пообедать, быстро привести себя в порядок и надеть наскоро поглаженное платье.
После тех объятий в главной гостиной они так и не сумели поговорить наедине, а те слова, которыми они обменивались, были вполне пристойными и годились даже для ушей леди Чезвик. Но глаза Джареда говорили красноречивее всяких слов, и Аманде этого было достаточно.
Однако теперь, оставшись в спальне наедине с Хиггинс, Аманда внезапно взволновалась. Она до дна выпила бокал вина, присланный ей в комнату Джаредом, но это почти не ослабило напряжения. Она такая неопытная – а вдруг это разочарует Джареда?
По лестнице-то она бежала с поспешностью, не подобающей леди, а теперь тянула с вечерним туалетом. Аманда сидела за туалетным столиком, медленно расчесывая длинные черные волосы, и вдруг увидела в зеркало Хиггинс, вытащившую из чемодана ее девичью ночную рубашку. Аманда от ужаса ахнула. Дентон тратил деньги только на необходимые вещи, поэтому все ее ночные рубашки были старыми. Хиггинс держала в руках самую лучшую из всех – белую батистовую рубашку почти трехлетней давности, вышитую по лифу розовыми бутонами – детским рисунком Аманды, под горлышко, с длинными рукавами.
– О, Хиггинс, – взвыла девушка, – что подумает лорд Сторм, когда увидит эту рубашку? Она совершенно детская! Быстро заплети мне волосы и заколи их наверх, может быть, я стану выглядеть хоть немного старше!
Хиггинс громко фыркнула. Какое вообще значение имеет ночная рубашка? Мужчина и есть мужчина, неважно, слуга он или лорд, и насколько Хиггинс знала лорда Сторма, в одном она не сомневалась – эта рубашка в любом случае будет быстро снята. Бедняжечка. Вышла замуж за такого чертова повесу, как лорд Сторм, да еще и вынуждена жить в этом доме, полном призраков. Возможно, любое дитя, родившееся под этой крышей, будет чудовищем.
После того как Хиггинс вышла из комнаты, Аманда едва сдержалась, чтобы не позвать ее обратно. Мать девушки умерла задолго до того, как они могли бы начать серьезно разговаривать о любви и браке, а все просвещение няни сводилось к словам «долг», «подчинение» и «муж тебе расскажет». Аманда мысленно отругала себя за глупость: Джаред будет к ней добр, в этом она уверена. Девушка поглубже забилась под одеяло и натянула его до подбородка. И стала ждать.
Так ее Джаред и обнаружил – крохотное создание, едва придавившее матрац; пальчики ног дотягивались лишь до половины длины кровати. Его глаза долго блуждали по покрывалу, прежде чем он увидел наконец ее бледное лицо с огромными золотистыми глазами.
– По-моему, ты там совсем потерялась, плутовка. Лучше сядь, – ласково произнес он. Аманда медленно подтянулась к спинке огромной старинной супружеской кровати (о том, что эта кровать – супружеская, ей сказала леди Чезвик), придерживая одеяло у подбородка. Она настороженно смотрела, как Джаред снимает халат и ныряет к ней под одеяло, и ей в голову пришла безумная мысль: как хорошо, что он не надел ночной колпак!
Джаред тоже прислонился к спинке кровати и, повернувшись к Аманде, спросил:
– Скажи, дитя, ты хоть немного представляешь себе, что должно сейчас произойти?
– Н-н-нет, – заикаясь, ответила Аманда, изо всех сил браня себя за невежество. – Я только знаю, что это похоже на то, чем однажды вечером занимался под окнами кот нашей кухарки с бродячей кошкой. – Она отвернулась и нервно подергала простыню. – Во всяком случае, я так думаю.
Джаред хрипловато рассмеялся:
– Согласен, суть одна и та же для всех Божьих созданий, сердечко мое. Но я тебя заверяю, мы, люди, достигли гораздо большего в смысле изощренности исполнения.
Аманда с негодованием выпрямилась.
– Вы надо мной смеетесь, милорд! – с осуждением оказала она.
– Господи! – воскликнул Джаред, глянув на лучшую ночную рубашку Аманды. – Как ты называешь эту штуку, мадам? Ты похожа в ней на послушницу, жившую в обители. И зачем, ради всего святого, ты причесалась, как гувернантка? Мне кажется, ты вооружилась против меня, как могла.
Аманда в бешенстве выпрыгнула из постели.
– Это вы, если я ничего не путаю, милорд, настояли на столь поспешном браке. У меня было слишком мало времени, чтобы собрать приданое. Я понимаю, вы больше привыкли к ночным одеяниям – или к их отсутствию – своих многочисленных дам, но до тех пор, пока вы не выманили у меня согласие, я совершенно не собиралась выходить замуж и не видела причин менять свои ночные рубашки.
Она повернулась лицом к камину, не подозревая о том, что, освещенная пламенем, ее фигура четко вырисовывается под старенькой ночной рубашкой, а вокруг скромных кос дрожит золотистый ореол.
Боже, она соблазнительна даже в этом девственном наряде, подумал ее муж. При мысли о прекрасных округлостях, заключенных в просвечивающие кружева, лоб у него покрылся мелкими бисеринками пота. Джаред медленно поднялся и подошел к своей невесте.
– Прости меня, плутовка, – произнес он, нежно положив руки ей на плечи, и наклонился, чтобы поцеловать ее в шею. Неумолимая Аманда стояла, не шелохнувшись. – Я последний негодяй, раз позволил себе расстроить тебя, и искренне прошу прощения. – Его губы, медленно, дразняще скользившие по ее шее, и вино, к которому Аманда не привыкла и которое Джаред уговорил ее выпить за обедом и после церемонии, затуманили ей голову, и она уже не помнила, из-за чего разозлилась.
Джаред медленно повернул жену к себе лицом и обхватил ладонями ее щеки.
– Я знаю, что ты боишься, Аманда, но обещаю, что буду предельно осторожен, поскольку моя невеста, безусловно, имеет на это право. Я все-таки не законченный негодяй.
Аманда испытующе вгляделась в его лицо, заглянула ему в глаза и не заметила никаких следов насмешки. Она медленно опустила взгляд и невольно задрожала – от страха или от предвкушения? Джаред ловкими пальцами начал распускать ее волосы. Его сноровка не ускользнула от Аманды – она поняла, что у него большой опыт в этом деле, но вместо гнева ощутила облегчение. Девушка хихикнула, и Джаред, прекратив расплетать косу, с удивлением посмотрел на жену.
– Что такое, плутовка? – спросил он. Аманда густо покраснела.
– Просто я подумала, милорд, что совсем невежественна; если бы мы оба были такими, сегодняшняя ночь стала бы для нас настоящим испытанием.
Джаред широко улыбнулся и воскликнул:
– Ты неисправима, Аманда, просто неисправима!
Теперь Аманда рассмеялась по-настоящему, и вся неловкость испарилась. Когда они отхохотались, две пары глаз встретились и почувствовали, как нарастает ощущение чуда – невинность удивляла пылкостью, а опыт поражал волнением.
Потом комнату долго заполняла тишина. Но вот в камине затрещало полено, возвращая их обратно в мир; два тела на кровати неторопливо расплелись, и Джаред уложил голову Аманды к себе на плечо. Тишину нарушил сонный, одурманенный вином голос:
– Так вот как это бывает, милорд. Думаю, няня просто ничего не понимает в этих вещах. – Одарив супруга этим глубокомысленным откровением, Аманда икнула и доверчиво запуталась пальцами в мягких завитках на груди мужа. Прежде чем он успел придумать подходящий ответ, она уже уснула.
К лорду Сторму сон не шел. Он лежал, чувствуя, как немеет его рука, но боясь пошевелиться, чтобы не потревожить свою хрупкую жену, и понимал, что еще никогда ни к кому не чувствовал того, что испытывал к этой золотоглазой девчонке.
Он ложился в постель со многими женщинами – их было больше, чем ему сейчас хотелось бы, и кое о ком он предпочел бы не вспоминать, – но никогда не испытывал ничего похожего на то чувство обладания и желания, что охватило его сейчас. Свободной рукой Джаред натянул на себя и жену одеяло и легко поцеловал Аманду в волосы.
Сегодня он совершил ошибку, но завтра тетя поговорит с Амандой насчет предохранения от беременности. Одна ночь не страшна – в конце концов, он спал с Бланш целый год, и ничего не случилось.
При мысли о бывшей любовнице его лицо приняло жесткое выражение. Что ж, этот отрезок его жизни завершен. Утром он отправит ей чек.
Джаред ничуть не устал. Ему казалось, что он может не спать всю ночь, прислушиваясь к спокойному дыханию Аманды, свернувшейся рядом с ним в клубочек. Джаред долго желал Аманду, но сейчас, когда желание было удовлетворено, он с нетерпением ждал, когда же она проснется и он снова услышит ее милый голосок и увидит пленительную улыбку. С Амандой даже ссориться в радость!
Да к черту все! Он совсем не собирался этого делать.
Джаред осторожно переложил Аманду на ее половину громадной кровати, повернулся к ней спиной, с раздражением взбил подушки и лег. Не может он не любить эту плутовку!
Не может.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Вызов гордости - Майклз Кейси

Разделы:
ПрологГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Эпилог

Ваши комментарии
к роману Вызов гордости - Майклз Кейси



Ужасная книга!!!!!!!!!Нудятина!!!ПлоХХо,очень скучно написанаааа!!!Эротических сцен тоже нет,ну просто очень и очень скучно!
Вызов гордости - Майклз КейсиАнастасия
16.06.2012, 19.26





Не огласна с Анастасией.Роман интересен, читается легко.Какое трагическое детство главного героя. Главная героиня обладает характером и может настоять на своем. Советую читать.
Вызов гордости - Майклз КейсиВ.З.,64г.
28.09.2012, 22.08





зря потратила время. не советую читать
Вызов гордости - Майклз КейсиМарина
12.06.2013, 13.44





Можно почитать.
Вызов гордости - Майклз КейсиКэт
22.10.2014, 14.17








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100