Читать онлайн Опасные связи, автора - Майклз Кейси, Раздел - ГЛАВА 27 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Опасные связи - Майклз Кейси бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.27 (Голосов: 26)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Опасные связи - Майклз Кейси - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Опасные связи - Майклз Кейси - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Майклз Кейси

Опасные связи

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 27

…и посрамленный ДьяволПочувствовал могущество Добра.Он добродетели прекрасный ликУзрел…Джон Мильтон, «Потерянный Рай»
Утро после похорон Мелани выдалось ярким и солнечным, и его теплые лучи щедро лились на обновленные дождем зеленые деревья и траву и сверкали в прозрачных каплях в чашечках цветов, качавшихся на легком ветерке. И только прямоугольник свежевскопанной земли на кладбище, посреди буйно разросшейся зеленой травы и старых надгробий, напоминал о том, что в Тремэйн-Корте не все ладно. Так же и в миле отсюда, в просторном коттедже, который снимал граф де ла Крукс, все блестело после дождя: яркая черепичная крыша, дверной молоток, оконные стекла. Парадная дверь коттеджа была распахнута, а на пороге стояла высокая женщина с волосами цвета воронова крыла. Пришедшая с порога окликала хозяина.
— Бонжур, мсье, — поздоровалась она, заметив, что на лестнице появился мужчина, на ходу застегивавший большой дорожный саквояж. — Ах, Боже мой, неужели я ворвалась к вам в неудобный час? Ваша дверь была распахнута, никого из слуг не было, и мне пришлось войти самой.
— Мисс Харвей, — приветствовал ее граф, облаченный в изысканный дорожный костюм. Он спустился с лестницы и отвесил ей изящный поклон. — Вот уж воистину неожиданный, но приятный сюрприз.
Кэт покосилась на багаж, сложенный возле двери:
— Вы покидаете нас? И даже не заглянули перед этим в Тремэйн-Корт, попрощаться с друзьями? Я полагаю, что все у нас будут крайне разочарованы такой новостью. И даже Нодди. Мальчик просто околдован вашими часами, насколько я могу судить.
— Как он чувствует себя после того, как произошел этот ужасный несчастный случай на лестнице, оборвавший в самом расцвете жизнь нашего прелестного, благоуханного цветка, нашей милой Мелани? Бедное, дорогое дитя. — Гай сокрушено покачал головой, присоединяя саквояж к остальному багажу. — Но, оui, все так, я покидаю ваши благословенные берега этим вечером и уже отпустил всех своих слуг, кроме кучера. Понимаете ли, я получил послание от отца, в котором мне приказано не задерживаться долее среди своих новых друзей здесь, в Суссексе, а поспешить исполнить свой сыновний долг и равно позаботиться о счастливым образом сохранившихся поместьях нашей семьи. Я бы уехал раньше, если бы не задержался ради похорон Мелани, в надежде еще раз повидаться с дражайшим Люсьеном. Я не могу лгать и делать вид, что поверил истории, будто Люсьен срочно уехал в город по делам, как бы ни уважал дорогого Гарта, после того, как этот идиот констебль рассказал мне все без утайки. Что, Люсьена до сих пор не выследили и не арестовали? Я надеюсь, что нет. Ужасно. Просто ужасно. — Он снова занялся своими саквояжами. — Но ведь вы понимаете, мисс Харвей, я уже должен находиться в пути, чтобы успеть захватить отлив?
Кэт кивнула, но предпочла проигнорировать его прозрачный намек на то, что своим присутствием мешает его отъезду, пройдя следом за хозяином в просторную, хотя и с низким потолком гостиную.
— Ах, какая миленькая комнатка! Такая большая и в то же время такая элегантная! Вам повезло с хозяевами, сдавшими этот коттедж, сэр. — Она остановилась посреди гостиной, обернулась к нему лицом и принялась снимать перчатки. — Я понимаю ваше нетерпение, мсье, но я действительно должна настаивать, чтобы вы сделали мне одно маленькое одолжение. Мне жизненно необходимо поговорить с вами лично об одной чрезвычайно важной вещи. Вы ведь не откажете мне, не так ли? — закончила она, изо всех сил стараясь говорить как можно более равнодушно. Наконец сняв перчатки, Кэт бросила их на боковой столик, как бы бросая вызов противнику.
В воздухе возникло некое напряжение, ощущение сдерживаемой энергии, которое заглушало аромат свежего букета, стоящего в вазе, и даже звонкое пение птиц, суетившихся в ухоженном закрытом садике за окном.
Кэт стояла неподвижно, наблюдая за тем, как Гай перетащил саквояж почти к дверям гостиной и старательно пытался изобразить на своей физиономии светскую улыбку, — такой улыбкой обычно обмениваются дуэлянты, прежде чем перейти к обсуждению протокола предполагаемого поединка.
— Как я могу отказать в одолжении такой красивой леди, как вы — будь оно хоть маленькое, хоть большое? — спросил Гай, пожимая плечами с видом скорее недовольным, нежели вопросительным. Он подошел размеренным шагом к столику с напитками, словно отсчитывая расстояние до барьера, и налил себе вина из хрустального графина, не позабыв предложить выпить и ей, но получив отказ в виде взмаха руки.
— Но прежде чем мы перейдем к нашей занимательной беседе, я хочу заметить, что успел отстать от жизни, не так ли? Вследствие того, что торопливость вчерашней церемонии не предоставила мне возможности для душевной беседы, я самостоятельно пришел к выводу, что должен пожелать вам всяческого благоденствия, мисс Харвей? Ведь вы теперь обручены с нашим дорогим Люсьеном, оui?
Он пригубил свой бокал, занимая позицию, называемую в фехтовании en garde, но тут же легонько хлопнул себя по щеке, словно вспомнил нечто гораздо более важное, и начал свою словесную атаку:
— Но я такой глупый! Мадам сплетня — в данном случае принявшая облик самого бестолкового констебля — донесла до меня еще одну историю, случившуюся в последние дни, не так ли? Вы вовсе не мисс Кэт Харвей, а леди Кэтрин д'Арнанкорт. Ах, какие же вы, англичане! Полны сюрпризов! И так романтично, что вы с Люсьеном нашли друг друга.
Но тут он нахмурился, и выражение его лица приняло самый горестный вид:
— Но как надолго, мадемуазель? Этот записной дурак, этот безмозглый констебль заявил мне, что подозревает нашего дражайшего Люсьена в совершении этих ужасных преступлений, которые так скандализировали наше маленькое общество. Я протестовал, и даже грубо, уверяю вас, но ничто не способно было сдвинуть с места этого осла.
Кэт хотелось зааплодировать при виде искусства, с каким Гай вел поединок. Явно ему первому посчастливилось нанести удачный удар, но то была лишь царапина, и она нисколько не снизила ее боеспособность. Настало время Кэт провести атаку.
— Люсьен невиновен, — кратко заявила она, неотрывно глядя в его единственный глаз, который забегал, пытаясь улизнуть. — Но ведь вам и так это было известно, правда, мсье?
— Мне?! — Гай прижал растопыренные руки к груди с самым удивленным выражением, вновь становясь в en garde. — Почему вы так спросили? Ну конечно! Я уже сам сказал. Люсьен никогда бы не сделал такой вещи. Это невозможно!
Она устроилась на диване, обитом бело-зеленым атласом глядя на него снизу вверх.
— Но зато вовсе не невозможно то, что Люсьена схватят за чужие преступления. Схватят, осудят и повесят. Это тоже верно, не так ли? Правосудие, особенно когда оно спешит, зачастую совершает ошибки. И Люсьена Тремэйна могут повесить. Если, конечно, до того не схватят настоящего убийцу.
Гай допил вино, аккуратно поставил бокал и обернулся к Кэт, опираясь руками на край столика.
— О, несомненно, это должно случиться — со временем. И я лишь хотел бы иметь возможность отложить свой отъезд, чтобы принять участие в поисках этого монстра, но, увы, сие невозможно. Итак, леди Кэт, если именно это было целью вашего визита, мне придется принести вам глубочайшие извинения, ибо отлив не станет ждать простого смертного — пусть даже он спешит припасть к груди освобожденного отечества.
Кэт сложила руки на коленях.
— Совершенно верно, мсье, — мило согласилась она, чувствуя, как бешено колотится ее сердце, как напряглись ее нервы. — Мне лишь хотелось бы получить ответ на простой вопрос. Почему?
Граф нахмурился, и сердце у Кэт замерло, она видела, что противник готовит контрвыпад.
— Почему? Что же это за вопрос, мадемуазель?
— Совсем простой, как я уже сказала, — пошла в атаку Кэт. Она поднялась с дивана, не в силах усидеть на месте. Ей следовало начинать атаковать как можно деликатнее, чтобы он до последнего момента не подозревал, что она готовит. — Я уже знаю, как это произошло, как вы убили Мелани и остальных, в надежде свалить вину за это на Люсьена. Для меня все еще неясен мотив. Пожалуйста — вы не могли бы мне помочь разобраться?
Ага, прямое попадание! По крайней мере, ей так показалось. Сейчас он начнет ошибаться.
Но он не начал.
— Мелани? Но я не понимаю. Ведь она пострадала при падении, оui? Пожалуйста, мисс Харвей — леди Кэтрин, — позвольте мне все же налить вам вина. Вы явно не в себе.
Гай не спеша отодвинулся от столика, неуловимым движением выполнил разворот и оказался не далее чем в пяти футах от Кэт, значительно уменьшив пространство для поединка. Его улыбка говорила, что он явно развлекается ситуацией, и Кэт впервые ощутила угрозу, исходившую от этого человека. Возможно, в конце концов это было не такой уж гениальной идеей. Возможно, им с Гартом стоило послушаться Люсьена, который яростно возражал против их плана. Кэт засунула руки поглубже в карманы плиссированной юбки, зная, что так ей проще будет вновь обрести уверенность в себе.
— Ах, моя крошка, что вы за глупое, глупое дитя. Но любовь зачастую лишает свою жертву рассудка, и даже чувства самосохранения, оui? Какой же невероятно влюбленной вы должны быть, если отважились явиться сюда ко мне, одна, и предъявить такое серьезное обвинение, Ведь если бы я был виновен, а я вовсе не говорю, что это так, что могло бы меня сейчас удержать от того, чтобы убить вас с целью сохранения своей тайны?
— Я полагаю, что только вот это, — парировала Кэт, вынимая из правого кармана юбки руку с крепко зажатым в ней небольшим пистолетом. Кинжал — вещь отличная, но Люсьен уже преподал ей урок, что когда он в женских руках, на него не стоит возлагать большие надежды. Пистолет намного лучше. Молча помолившись о прощении за то, что она собирается сделать, Кэт с головой бросилась в омут составленной лжи. — Видите ли, мсье, я была с вами не совсем честной. Я знала заранее о том, что вы собрались уехать из Англии, поскольку у одной из ваших служанок сестра работает в Тремэйн-Корте. Я послала Гарта, чтобы он вызвал Люсьена, но я не могла позволить слепому случаю помочь вам благополучно удрать прежде, чем они успеют сюда. Ну а теперь, пожалуйста, — продолжала она, поведя дулом пистолета в сторону кресла, — присядьте вон там, чтобы я могла присмотреть за вами, пока к нам не присоединятся джентльмены. Я не вижу причины, почему бы нам не скоротать время с некоторыми удобствами.
— Я также не вижу никакой причины, — подтвердил Гай, послушно становясь возле кресла, на которое указала ему Кэт. — Но кроме этого, я думаю, нам не мешает постараться вести себя цивилизованно. Пожалуйста, леди Кэтрин, сядьте прежде вы. Ну, не надо так бояться, вы выиграли сегодня. И я не предприму попыток бежать. Даю вам слово.
Кэт несколько мгновений обдумывала его просьбу, после чего решилась согласиться и снова уселась на диван, не опуская пистолета. Она знала, что до окончательного выигрыша еще очень неблизко, но коль скоро она в нем не сомневалась, то должна была позволить Гаю сделать следующий ход.
— Ну вот, разве так не удобнее? — осведомился Гай, вальяжно развалившись на мягком сиденье, закинув ногу за ногу. — Какая странная сцена у нас получилась. Мы сидим здесь, а этот противный пистолет направлен мне в голову. Как он неподобающе выглядит в вашей нежной ручке. Люсьен наверняка сильно разгневается на вас, дорогая, когда узнает, что вы заставили меня отложить отъезд. Но постойте. Вы сказали, будто знаете, что я убил этих двух несчастных женщин. Ха, я уверен, что придумал прекрасный способ скоротать время, пока не прибудет Люсьен и наш дорогой друг Гарт. Пожалуйста, дорогая, развлеките меня. Отчего вы подумали, что все узнали?
Ей нельзя было казаться такой уверенной в себе.
— Не смейте дразнить меня, мсье, я хорошо знаю, как обращаться с этим пистолетом, — выпалила Кэт, стараясь заставить свои пальцы не дрожать, хотя ее сердце билось абсолютно спокойно. — Но так и быть, я отвечу на ваш вопрос. Сегодня утром я пошла в комнату Мелани в надежде отыскать там какую-нибудь улику, поскольку, как вы отлично знаете, мсье, Мелани тоже одна из жертв убийцы. Конечно, это может показаться глупым, но я была в таком отчаянии, так боялась за Люсьена, что чувствовала себя обязанной ему хоть как-то помочь. И я нашла дневник Мелани, который был засунут за заднюю стенку туалетного столика. Там были записаны все мужчины, с которыми она встречалась, все ее любовники, которых она принимала в мансарде. Ваше имя, мсье, стояло там последним, вы и были у нее последним.
Гай рассмеялся, и Кэт мгновенно пронзил страх. Она не была так уверена, что ее ложь может показаться кому-то смешной.
— В мансарде? Ну конечно, я бывал с Мелани. Я этого и не отрицаю. Но это вовсе не делает из меня убийцу, так же как не делает из Мелани жертву. И на этом шатком доказательстве вы и решились строить свое обвинение?! Да вы совсем обезумели от отчаяния, не так ли, дорогая? — Он поднялся, и Кэт тоже торопливо вскочила. — У вас нет против меня ничего, леди Кэтрин. Ибо всей округе известно, что Мелани была более чем щедра на увлечения, что у нее и без меня было множество любовников, в число которых, кстати, входил и ваш жених. И если я в чем-то виноват, то только в том, что не смог остаться равнодушным к красоте молодой сговорчивой женщины. И ничего более. Ну а теперь, пожалуйста, отдайте мне ваш пистолет, и мы вместе посмеемся, выпив по бокалу вина.
Кэт отступила на пару шагов назад, подальше от Гая, который двинулся в ее сторону с протянутой рукой. Граф не был рослым, он был не первой молодости, но крепким мужчиной, и она понимала, что должна держаться от него на расстоянии.
— Стойте на месте, мсье, — грозно предупредила она, поняв, что настал момент применить новый, неожиданный прием. Из своего левого кармана она извлекла маленькую, в затейливом пестром переплете тетрадку. — Я сказала, что нашла дневник. И в нем Мелани описала, как вы с ней убивали ту несчастную женщину, которую нашли на территории Тремэйн-Корта. Она описала все до мельчайших подробностей, вплоть до последнего удара ножа. И выглядит это так, словно она писала отчет про собственное убийство. Я полагаю, это можно счесть достаточно веской уликой, не так ли?
Лицо Гая покрылось мертвенной бледностью. Он одним резким движением вырвал у Кэт и дневник, и пистолет, а ее саму пихнул на диван.
— Отлично, мадемуазель! — воскликнул он.
Кэт зажала рот рукой, боясь выдать торжествующую улыбку, старательно изображая ужас, в этот момент ей действительно было не по себе: последний толчок едва не вышиб из нее дух.
Гай навис над Кэт, размахивая перед ее носом пистолетом.
— Эта сука! Эта тупая, наглая сука! И зачем я только с ней связался! Дневник! Ну видел ли свет еще одну столь подлую бабу?! — Он сунул тетрадь в карман, а сам зажал рот рукой и стал оглядываться, словно что-то потеряв.
— Что… что вы собираетесь со мной сделать?.. — спросила Кэт, как можно шире открывая глаза. Она распростерлась на диване, как будто вместе с пистолетом ее покинула вся ее отвага. — Люсьен с Гартом вот-вот будут здесь. Вы не можете меня убить, ведь тогда они точно будут знать, что это сделали вы! Вы не можете!
— Не могу? Вовсе наоборот, леди Кэтрин. Сдается мне, что я волен сделать все, что мне вздумается. — Он провел дулом пистолета по ее щеке, так что она в отвращении отдернула голову. — Но нет, это не будет полной правдой. Вы лишили меня времени, чтобы развлечься с вами, чтобы я обучил вас некоторым трюкам, которые так искусно проделывала Мелани. Жаль, жаль, похоже что в последние дни я постоянно вынужден куда-то спешить. — Он нахмурился.
— Как я ненавижу эту спешку. Эту, знаете ли, нетерпеливость. Боюсь, милая леди, что мне придется избавиться от вас, так чтобы успеть скрыться, пока ваш возлюбленный Люсьен будет оплакивать свою утрату. Какая жалость. Меня больше всего на свете позабавили бы его попытки глотнуть воздуха, когда он будет болтаться на веревке. Мелани лишила меня этого удовольствия, так ей не терпелось избавиться от этой женщины. А знаете, останься Мелани в живых, вы были бы у нее следующей на очереди. И с определенной точки зрения можно сказать, что я сейчас сделаю Мелани последнее одолжение, что причиняет мне ужасную боль. Ну да ладно, каждый должен делать то, что ему положено. Рано или поздно эта пародия на констебля найдет в мансарде кинжал с инициалами Люсьена, и тогда поднимется шум на всю округу. Мне, наверное, следовало бы нарисовать ему карту, по которой он нашел бы все улики, уж слишком он неповоротлив. А сейчас, моя милая леди, мне придется распрощаться с вами.
Говоря это, он направил пистолет в грудь Кэт.
— Погодите! Ох, погодите, пожалуйста! — взмолилась Кэт, заламывая руки. Этому человеку, пожалуй, не понадобится и пистолет, он способен заговорить до смерти кого угодно. Но он до сих пор не выболтал то, чего ей больше всего хотелось услышать. — Если я обречена на гибель, мсье, не могли бы вы хотя бы объяснить мне — почему? Смерть Мелани, все три смерти — и подозрения направлены на Люсьена. Я не понимаю. Ну как же я могу умереть, так и не узнав — почему?!
— Вы умрете весьма смертельно, позвольте вас заверить, — произнес Гай, засмеявшись собственной шутке. — Тем более если учесть, что сюда галопом несутся ваш Люсьен с Гартом, чтобы вас спасти, если, конечно, я захочу поверить в эту сказочку. Никогда не играйте в карты, мадемуазель. Вы ведете себя чересчур нервически, знаете ли, из чего я могу заключить, что действуете вы в одиночку. Ну, ладно, наверное, я могу вас кое в чем просветить, если только вы перестанете хныкать. Я просто ненавижу плачущих женщин. Я должен был бы рассказать это и Мелани, но она не пожелала слушать мои объяснения. Она примчалась ко мне в полном отчаянии, чуть ли не на грани самоубийства, однако потом отчего-то принялась отчаянно цепляться за жизнь.
Не спуская с Кэт пистолета, он подвинул к себе маленький стульчик и уселся напротив.
— На самом деле все просто. Сначала мы разберемся с несчастными леди, оui? Враг Мелани, леди Саусклифф, вела себя крайне невоспитанно, она шантажировала Мелани за прошлые проступки, в числе которых была и чересчур горячая «сестринская» любовь — прошу понять меня верно. Отцовская любовь там фигурировала также, я не слишком шокировал вас? И Мелани носилась с идеей отделаться от этой женщины, будучи уверенной, что это ей поможет расчистить дорогу к сердцу Люсьена. Меня это совершенно не волновало. Убийства были не более чем дружеской услугой, ну и конечно, прелюдией к убийству самой Мелани.
— Вы надеетесь, что Люсьена обвинят во всех трех убийствах. Зачем вам это?
— Это довольно просто. Кристоф Севилл — мой брат. Мой сводный старший брат и наследник отцовского имения и титула. Ах, вам, кажется, знакомо это имя?
— Кристоф Севилл — настоящий отец Люсьена, — произнесла Кэт, неловко елозя по дивану, чтобы краем глаза проверить, не захлопнул ли сквозняк дверь в сад. Он не захлопнул. Через небольшую щель лился солнечный свет, ложившийся ярким пятном на пол. — Но я все еще не понимаю. Люсьен — бастард. Он не может ничего унаследовать, даже если бы Кристоф его признал. Это ничего бы не изменило, если вы сын его отца от другого брака.
Гай улыбнулся такой убежденности:
— Я вижу, что вы знакомы с законами майората, дорогая, однако здесь они неприменимы. Мой дурачок братец тайно заключил брак с Памелой Кингсли, этой его минутной любовью, и таким образом младший брат, то есть я, прав наследования не имеет. Опять это несуразное чувство любви. Вы должны теперь понимать мою неприязнь к этому человеку.
Покуда Кэт сидела, затаив дыхание, опасаясь привлекать к себе внимание, Гай продолжал свои разглагольствования. Его взор устремился куда-то в голубую даль, он словно беседовал сам с собой, явно в который уже раз переживая старые обиды.
— Если бы только я знал, но Кристоф скрывал тайну до самого конца. Даже когда его бросили в тюрьму и он знал, что его вот-вот обручат с мадам Гильотиной, он продолжал молчать. Он только приказал мне отправить его последнее письмо в Англию и лично передать нашему отцу его последнее прости, вместе с трогательным признанием в браке с этим английским убожеством и рождении у нее малолетнего ублюдка. Подумать только, я, как последний дурак, выполнил его волю.
Он обратился к Кэт с застывшей улыбкой:
— Это то, что вы, англичане, называете иронией, оui? Но вскоре это уже не имело никакого значения, вскоре я прочел свое имя в списках лиц, подлежащих аресту, и оказался лицом к лицу с реальной возможностью потерять голову, как тогда случилось почти со всеми французами, у которых в жилах текла голубая кровь. Вы не можете знать, каково это, леди Кэтрин, когда сидишь в вонючей камере, в этом ужасном тюремном подземелье, и каждый Божий день ожидаешь, что услышишь свое имя среди тех, кого сегодня поцелует в шею мадам Гильотина. Я как раз навещал своего брата, я принес ему еду в тот день, когда вызвали его, когда он повыше задрал свой нос и с прямой спиной вошел в ту дверь, за которой его не могло ожидать ничего, кроме неминуемой смерти. Идиот! Все они идиоты! Как овцы, они вставали, услышав свои имена. Как овцы, они маршировали навстречу смерти, высоко подняв голову. Но не я, мадемуазель. Нет! Я не был овцой. Когда меня заточили, я нашел одного заключенного, который согласился встать, когда назовут мое имя, и занять мое место на эшафоте. Он умер вместо меня, а я обещал ему взамен содержать его умирающую от голода семью в Руане. И я это делал, даже после того, как его голова скатилась в корзину, даже после того, как и Робеспьер и Сен-Жюст встретили свой конец, а я был выпущен из тюрьмы и больше не боялся ни смерти, ни разоблачения — я делал это, потому что я честный человек.
Кэт до крови прикусила палец, чтобы не выложить все, что она думает. Бедный Люсьен, его отец действительно погиб. Но об этом она подумает позже. А сейчас необходимо вернуть Гая к главной теме их беседы.
— Так, значит, ваш отец узнал, что Кристоф женат и узнал про Люсьена? Но почему вам так необходимо отделаться от Люсьена? Наверняка ваш отец хорошо обеспечил и вас, несмотря на то что вы не могли стать основным наследником?
Гай наклонился к ней, и его лицо побагровело от гнева.
— Еще один идиот!!! Почему я не мог унаследовать все? Потому что я отказался умереть! Потому что я выбрал жизнь! Скажите мне, мадемуазель, что хорошего может быть в мертвом французе? Но этот упрямец, этот совершенно невозможный старик не мог этого понять! Он отказался понять, что я был более разумным, что я заслужил его наследство. Кристоф даже не освятил свой брак в церкви, и все же наш отец выбрал его. Мой недалекий, мой мертвый сводный брат стал для нашего отца кумиром, святым, тогда как я был назван трусом, ничтожеством, позором семьи.
Не помня себя от ярости, он продолжал:
— Что может понимать в мужестве старикашка, спокойно укрывшийся у себя в деревне, никогда не нюхавший парижских подземелий? Вы видите эту повязку? Когда-то там был глаз. Мой собственный глаз. В одну прекрасную ночь часовой выколол мне его — просто от скуки!
Он улыбнулся, и выражение ярости на его лице сменилось злорадством.
— Зато потом я выколол у него оба, мадемуазель, выковырял, как изюминки из кекса, прежде чем милосердно предать его смерти. Так что через много лет для меня не представляло трудности пустить в ход кинжал. Странно, не так ли, что из них троих служаночка умерла лучше всех. Храбро. Вот уж пустое слово. Смерть есть смерть, оui?
— Абсолютно правильно подмечено, дядюшка. Я называю вас дядей, поскольку вполне уверен в том, что вы живете сейчас под чужим именем. По-видимому, вас зовут граф де Севилл? Но я отклонился от темы. Я уверен, что мы услышали более чем достаточно, не правда ли, Гарт?
Кэт успокоилась, услышав голос Люсьена. Значит, ее роль в этом спектакле подошла к концу, и она не сказала бы, что это случилось слишком рано. С самой первой минуты она знала, что Люсьен здесь, поблизости, а также Гарт и констебль Клеменс. Однако ей все равно хотелось убежать подальше от этого человека, который с такой легкостью разглагольствовал об убийствах.
Она повернулась в сторону двери и увидела, как Люсьен, откинув портьеру, выходил на свет. Кэт взглянула на него, опасаясь, что он подавлен услышанным, а он слегка улыбнулся в ответ, давая знать, что все в порядке.
Гарт явился перед ее взором минутой позже, почти волоком притащив за собой Клеменса, выглядевшего изрядно сконфуженным. Во рту у него торчал кляп, а руки были связаны за спиной, ибо сей господин не согласился добровольно участвовать в этой дружеской встрече.
— Превосходно сработано, Кэтрин. Вы были неподражаемы. Люсьен напрасно переживал из-за вашего участия в этой маленькой комедии. Обратите внимание на нашего почтенного констебля, Кэт. У него глаза все еще готовы выскочить из орбит. Вы точно оценили его интеллект. Он ни за что не поверил бы нам. Даже выслушав только что все самолично, бедняга так до конца и не понял. — Тем временем Гарт успел вытащить изо рта Клеменса кляп, после чего развязал ему руки. — А вы как полагаете, уважаемый сэр?
Констебль пошевелил челюстью, но тут же схватился за голову.
— У него выкололи глаза?! — прохрипел он, словно пытаясь вообразить себе эту сцену. — Что… что вы сказали? О… о да. Да, наверное, я понял все достаточно хорошо. По крайней мере, я так полагаю.
Кэт закрыла глаза, вознося благодарственные молитвы. Но этого было все еще недостаточно, чтобы отвести от Люсьена подозрения. Повинуясь едва заметному кивку его головы, Кэт сделала вид, что собралась подойти к нему, но двигалась достаточно медленно и таким путем, чтобы оказаться поблизости от ставшего необычайно молчаливым Гая. Тот схватил ее за руку и привлек к себе, прикрываясь ею, словно щитом.
— Вы сочли себя очень умным, не так ли, мой иностранный племянничек. Но, как всегда, мой противник совершает роковую ошибку.
Люсьен рванулся было вперед, увидев, что Кэт невольно поморщилась, так как и хватка Гая, и дуло пистолета причиняли довольно сильную боль.
— Я должен строжайше предупредить насчет всяких глупостей, Люсьен, если вам и в самом деле дорога эта потаскуха, вдруг превратившаяся в леди, — сказал Гай, начиная пятиться к фойе и увлекая Кэт за собой. Он приостановился возле самых дверей, в последний раз окинув взглядом маленькую группу, со смесью ненависти и злорадства на лице. — Но у нас получилась довольно милая интерлюдия, не так ли? Наша маленькая игра, в которой играли мы все, кто по своей воле, кто против нее?
Люсьен вынул из внутреннего кармана сигару, но оставил ее, незажженную, в углу рта.
— А я не сомневаюсь, дядюшка, что игра еще не закончена.
— Ха! Примите комплименты вашему самообладанию! Это наша фамильная черта, не так ли? Я передать вам не могу, как был рад тому, что те дурачки, которых я нанял, чтобы убрать вас с дороги, потерпели неудачу и вы сами заявились в Суссекс! Живое воплощение моего мертвого братца явилось преследовать меня! Но я, конечно, постарался подстраховать свои ставки, как это говорите вы, англичане. Моя небольшая беседа с Эдмундом Тремэйном, в которой я постарался детально описать ему подробности нашего времяпрепровождения с его супругой, послужила причиной значительного ухудшения его здоровья. Я был уверен, что если вы ускользнете от моих убийц, вы неизбежно притащитесь в Суссекс. Вы ведь понимаете, я не мог рисковать сталкиваться с вами в Лондоне, на вашей территории. Я хотел выманить вас сюда, где я был принят, а вы были нежеланным гостем.
— Ну да, он же был несчастным изгнанным бастардом, — заметил Гарт, взяв со стола спичечницу и поднося огонь к сигаре Люсьена. — Мелани наверняка выложила ему твою душещипательную историю, дружище.
— Так же точно, как это сделали вы, мой дорогой Гарт, своей милой сказкой о том, что все лондонское общество не сомневается в сделке Люсьена с дьяволом, — возразил Гай, а Гарт проклял себя за такое легкомыслие.
Гай, не обращая внимания на Гарта, еще больнее заломил руку Кэт за спину. Она заставила себя стерпеть, опасаясь, что гнев Люсьена не даст болтливому графу выложить все до конца и ответить на последний вопрос.
— Ах, ваш вид добавил мне ненависти и решимости, Люсьен. И для меня стало своего рода игрой сделать так, чтобы вас вместо меня вздернули за убийство Мелани. Ах, милая Мелани, такое безумное, ненасытное создание. С самого начала, с того самого дня, как мы познакомились, я уже знал, что из нее получится превосходная жертва.
Констебль вмешался, демонстрируя, что он до сих пор понял отнюдь не все:
— Что-то мне это кажется чертовски сложным. Коли уж вы так его ненавидели, наняли бы кого-нибудь, чтобы застрелили его в спину, да и дело с концом?
— Люсьен, — произнес Гай, — этой небольшой превосходно сыгранной пьеской вы показали, что в вас течет кровь Севиллов. И этим, и созданной самому себе репутацией в Лондоне. Возможно, вам доставит удовольствие лично просветить джентльмена?
— Нет ничего проще, — согласился Люсьен, отвесив Гаю изысканный поклон. — Здесь ведь еще участвует мой дед во Франции. Я почему-то не уверен, что он вообще так уж сильно любит вас, дядюшка. И если бы я случайно оказался застреленным в спину, он обвинил бы в этом вас. А вот если бы меня повесили за зверское убийство невесты — ну, как бы мог мой дед заподозрить, что в этом деле замешан его сын? И у него больше не оставалось бы выбора, кроме как вставить в завещание последнего оставшегося в живых наследника.
— Ах, Люсьен, если бы только Кристоф был младшим сыном! Мы бы тогда могли стать большими друзьями, оui? Но довольно об этом. Я требую, чтобы вы оставались совершенно неподвижны, пока мы с леди Кэтрин покинем вас. Если вы повинуетесь, то, может быть, вам посчастливиться найти ее живой где-нибудь на дороге. Если не повинуетесь… — Он красноречиво пожал плечами, предоставляя им делать выводы самостоятельно.
Люсьен, однако, не обратил внимания на его грозное предупреждение. Он швырнул окурок сигары в камин и направился прямиком к дяде.
— Нет, эта игра для вас закончена, — заявил он, вынимая свой собственный пистолет. — Вы были чистосердечны до наивности, но совершили роковую ошибку. Вы распинались перед нами слишком долго. А теперь настало время кончать, вы ответили на все вопросы. Вы проиграли, дядюшка.
Гай отступил еще на шаг, помрачнел и навел на Люсьена дуло пистолета. Но тот в ответ лишь угрожающе улыбнулся, и в этой непривычной на любимом лице гримасе Кэт вдруг впервые увидела их слабое фамильное сходство. Граф освободил ее руку и опустил пистолет.
Люсьен извлек оружие из непослушных пальцев Гая, потом раскрыл объятия, и Кэт бросилась в них, прижавшись к его груди.
— Пистолет так же пуст, как и страницы «дневника Мелани», — и вы бы убедились в этом, если бы дали себе труд проверить, — сказал Люсьен, отстраняя Кэт от себя и передавая ее под попечительство Гарта.
— Мелани! — взорвался Гай, воздев сжатые в кулаки руки. — Я не любил ее, вы же понимаете! Я никого не люблю, кроме себя. Я взял это за правило очень давно. Но в ней было очарование, и вы наверняка должны меня понимать, племянничек, — это влечение к ее совершенному телу и к ее неожиданным выходкам в постели. Каждую ночь, идя в мансарду, я шел, чтобы убить ее и покончить с этим делом. Но каждую ночь она умудрялась показать мне что-то новое. Я слишком затянул, я слишком поддался ее безумию. Если бы она не любила с такой страстью вас, племянничек, если бы она не упорствовала в этом, я бы, может, и оставил ее жить. Я мог бы завершить все выстрелом в спину, как советовал наш констебль, и сбежать с ней во Францию.
Он вытащил из кармана тетрадь и, не потрудившись заглянуть в нее, швырнул на пол.
— Я должен был сам догадаться, что она ничего не писала. Мелани никогда не жила прошлым, она жила лишь настоящим. Всегда только настоящим. Кроме вас, племянничек. Она уверила сама себя, что вы ее счастье, что вы, вы один способны дать мир ее душе, ее телу, ее рассудку, и мечтала о вас постоянно. Но ведь это я подарил ей вечный покой, не так ли? Вечное успокоение в могиле. Я счастлив, что убил ее, Люсьен. Она предала нас обоих и к тому же уничтожила меня, уже лежа в могиле, тогда как вас спасла. А я стал последней жертвой Мелани Тремэйн.
Люсьен покачал пистолетом:
— Если этими речами вы надеетесь пробудить к себе жалость, то с грустью должен заметить, что вам не удалось до конца удержать фамильную марку.
Гай обвел взглядом всех, кто находился в комнате, и опять уставился на Люсьена:
— Итак, вы полагаете, что можете сейчас меня пристрелить, племянничек? Убить, несмотря на то что за нами наблюдает невероятно смущенный констебль, столь осторожно ковыряющий пальцем у себя в носу? Не думаю. Я достаточно хорошо узнал вас за эти последние недели, Люсьен Севилл, маркиз де Суассон, законный наследник герцога Компьенского. Нет, я думаю, что вы позволите мне уйти. Я как-никак член вашего семейства. Вы не позволите себе явиться во Францию и представиться вашему деду в качестве человека, который прикончил его последнего сына. Вы для этого чересчур благородны.
— Ох, дорогой, — взорвался издевательским смехом Гарт, — и этот малый утверждает, что он знает тебя?
Кэт поняла, что Гарт не без умысла употребил это слово, и молила Бога, чтобы Люсьен не нажал на курок, не столкнул себя обратно в те сумерки, с которыми так долго и упорно боролся. Она понимала его ярость, его боль, но самому убить человека? Это путь к вечному проклятью на его душу.
— Вы правы, дядюшка, я не могу вас пристрелить, — Люсьен передал свой пистолет Гарту, и Кэт заметила у того на лице злорадное выражение. Может быть, Люсьен ошибся? Может быть, этот тип заслужил немедленную смерть? — Я не могу убить тебя, — неторопливо продолжал Люсьен, — но я могу передать тебя в руки констеблю. И тебя повесят, дядюшка, хотя я не уверен, что меня позабавит твой последний танец на конце веревки. Однако я должен все же признаться, что не в силах удержаться вот от чего…
Одно неуловимое движение — и кулак Люсьена обрушился на сиявшую злорадством физиономию Гая. Тот без чувств упал на пол.
— Констебль Клеменс, я уверен, что на вашем месте я бы поспешил связать этого человека прежде, чем он придет в себя, — промолвил Люсьен, беря Кэт под руку и выводя ее мимо бесчувственного Гая к солнечному свету. — И еще одно замечание, досточтимый сэр. Примите мои извинения за то, что мы похитили вас из дома во время завтрака. Я заверяю вас, что вы найдете подобающее угощение, если почтите своим присутствием Тремэйн-Корт во время ланча.
Гарт выглянул следом за ними из двери, предупредив, что останется помочь констеблю переправить пленника в полицейский участок.
— А куда направят свой полет влюбленные голубки теперь?
Кэт гордо взяла под руку Люсьена. Она улыбалась, хотя щеки ее были влажны от слез.
— Мы с Люсьеном, — с достоинством произнесла она, глядя на него снизу вверх, — намереваемся начать нашу совместную жизнь, Гарт, и окончательно оставить в прошлом последние годы. Но прежде, — она замялась, но все же решила, что Люсьен поймет ее правильно, и закончила: — Но прежде всего мы пойдем на кладбище и положим цветы на могилу Мелани Тремэйн.






Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Опасные связи - Майклз Кейси

Разделы:
…Долог путь, безмерно тяжекОт преисподней к свету…Джон Мильтон, «Потерянный Рай» (Все стихи даны в переводе Арк. Штернберга)

Часть первая

Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5ИнтерлюдияЛ.К.Т.»


Часть вторая

Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14Глава 15

Часть третья

Глава 16Глава 17Глава 18Глава 19Глава 20Глава 21

Часть четвертая

Глава 22Глава 23Глава 24Глава 25Глава 26Глава 27Эпилог

Ваши комментарии
к роману Опасные связи - Майклз Кейси



Эта книга заставляет об многом задуматься! Но прежде всего в нем показывается сила истинной и светлой ЛЮБВИ, что меня очень порадовало, так же мне пришелся по душе сюжет который интригует! Кому хватит терпения этот роман дочитать до конца, не то что бы этот роман был нудным или тяжелым просто его надо осмыслить, будет приятно впечатлен! Этот роман сильный и стоющий! Читайте и наслаждайтесь, как говориться приятного чтения! Автору спасибо за превосходный роман!
Опасные связи - Майклз КейсиНаталья Сергеевна
30.08.2012, 4.03





Отличная книга
Опасные связи - Майклз КейсиИра
21.10.2012, 13.54





Мне понравилось тоже.
Опасные связи - Майклз КейсиВлентина
6.12.2013, 19.32





Замечательный роман ( все 10 баллов)
Опасные связи - Майклз КейсиA.R
13.01.2015, 18.19








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа
…Долог путь, безмерно тяжекОт преисподней к свету…Джон Мильтон, «Потерянный Рай» (Все стихи даны в переводе Арк. Штернберга)

Часть первая

Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5ИнтерлюдияЛ.К.Т.»


Часть вторая

Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14Глава 15

Часть третья

Глава 16Глава 17Глава 18Глава 19Глава 20Глава 21

Часть четвертая

Глава 22Глава 23Глава 24Глава 25Глава 26Глава 27Эпилог

Rambler's Top100