Читать онлайн Не могу отвести глаза, автора - Майклз Кейси, Раздел - Глава 31 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Не могу отвести глаза - Майклз Кейси бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.09 (Голосов: 22)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Не могу отвести глаза - Майклз Кейси - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Не могу отвести глаза - Майклз Кейси - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Майклз Кейси

Не могу отвести глаза

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 31

Куинн с головой погрузился в составление компьютерных отчетов, сводя воедино разрозненную информацию, чтобы получить нечто связное для аудиторов, и просидел так все утро. Он оторвался лишь для того, чтобы тайком проследить за Шелби, которая около полудня отправилась к Тони.
Отчеты необходимо сделать, и это лучше, чем думать о Шелби, о том, как к ней подступиться и что сказать.
Ему было бы куда проще похитить Шелби, увезти в Лас-Вегас и предстать с ней перед каким-нибудь мировым судьей.
— Она знает, — произнес Куинн вслух и поднялся, что — бы налить себе кофе. Еще немного кофе, и он скорее всего сможет долететь вместе с Шелби до Лас-Вегаса без самолета. — Она должна знать. Но Шелби не знает всего, не может знать. И это делает тебя, Делейни, либо ее спасителем, либо самодовольным сукиным сыном, которому велят, чтобы он не совал свой нос в дела Шелби Тейт.
Информация Грейди о Паркере Уэстбруке Третьем была даже лучше — нет, хуже, на самом деле надо считать ее хуже, — чем предполагал Куинн, и добыть ее оказалось куда проще, чем думали они с Грейди.
Достаточно было заметить во время обеда с несколькими общими знакомыми из их клуба — так, походя, — что, похоже, у Уэстбрука какие-то затруднения, и поинтересоваться, удастся ли ему из них выпутаться, чтобы мужчины разговорились.
И они уже не могли остановиться. Как только что-то сказал один, другие с радостью присоединились, присовокупили свою долю сведений, обещающих вскоре похоронить Уэстбрука. Если только он не сделает большого денежного вливания, все эти затруднения вскоре превратятся в пожар и прижгут ему задницу.
Женитьба на Шелби и ее деньги были бы спасением для Уэстбрука.
Этот брак необходим ему, жизненно необходим. Но настолько ли, чтобы напугать Шелби и заставить тем самым вернуться домой?
— Все это так притянуто, — пробормотал Куинн, услышав стук в дверь и направившись открыть ее. — О, это добрый старый Ал! Ура, — с сарказмом промолвил он. — Что случилось? Вас уже уволили?
— Честная работа, — отозвался дядя Альфред, проходя и устраиваясь на диване как у себя дома, — не означает, что нужно стереть руки в кровь. Мое присутствие в заведении Энтони не требуется до двух часов.
— И вы решили пока прийти сюда и навестить меня. Еще раз — ура!
— Да, спасибо, я выпью кофе.
— Разве я предлагал кофе? Вы целый день разливали его у Тони, поэтому вполне справитесь сами.
— Какие перемены. Знаешь, я тут кое-что решил. В следующий раз, когда я захочу пожить настоящей жизнью — в чем сильно сомневаюсь, Сомертон или не Сомертон, — то привезу с собой по крайней мере одного из служащих Тейтов. Повара, полагаю, или одну из горничных, потому что я не в состоянии возместить тот ущерб, который за одну ночь нанес постельным принадлежностям. Благодарение небесам за Берту. Славная женщина, славная, но нервирует, как те дамы, за которыми я ухаживаю в городе. А теперь Табита. Ах, это совсем другое дело, и отчасти именно поэтому мои простыни были в таком беспорядке.
Дядя Альфред вздохнул, вспоминая свой вечер, затем взял чашку и наполнил ее, оставив место для капли ирландского виски из фляжки.
— Может, я и ошибаюсь, но, по-моему, ты чем-то расстроен?
Куинн усмехнулся, сохранил файл и отключил компьютер.
— Как вы догадались?
— Я сам раза три влюблялся, сынок, и узнаю симптомы. Вся эта сентиментальная чепуха — такая дешевка. Причиняет страдания. Вот что такое любовь, и вот почему я убегаю со всех ног, едва начинаю вздыхать и хандрить. Но ты не убегаешь, не так ли, сынок? И Шелби тоже. Интересно.
— Да, есть над чем поломать голову, — ответил Куинн, поймав себя на желании вздохнуть. — Мне надо сказать ей, Ал, признаться во всем. Скоро. Даже если, как мне кажется, она и знает об этом большую часть.
— Конечно, знает, — согласился дядя Альфред, потягивая свой сдобренный спиртным кофе, затем удовлетворенно вздохнул. — Она ведь моя племянница. Неужели, по-твоему, она глупа? Задай-ка себе такой вопрос… почему Шелби не стала объясняться с тобой? Почему не уехала из города? И не говори мне, будто из-за устройства этого маленького благотворительного вечера, потому что это смешно. Может, она и спланировала его, но все уже прекрасно движется само по себе, по словам Табиты, — кстати, дивная девушка и очень талантливая. В любом случае Шелби здесь больше не нужна, ее присутствие не обязательно. Итак — и вопрос этот риторический, поскольку вид у тебя такой, словно ты проглотил язык, — почему же тогда моя племянница до сих пор здесь? Шелби до сих пор здесь, потому что любит тебя. А теперь скажи мне, что ты собираешься предпринять в этом отношении, пока я не подумал, что она отдала свое сердце идиоту.
Куинн долго смотрел на собеседника, оценивая его, обдумывая ответ.
— Уэстбруку необходимы деньги Шелби, — выдал он наконец.
— Конечно, нужны, сынок» У нас никогда не бывает столько денег, сколько мы хотим, даже если у нас есть все, что нам надо. — Дядя Альфред нахмурился. — О! Ему необходимы ее деньги? Откуда ты знаешь?
— Это имеет значение? — осведомился Куинн, расхаживая по комнате. — Я только не знаю, сказать ли об этом Шелби.
Снова появилась фляжка.
— Полагаю, она выразит благодарность. Но сомневаюсь в этом. Вероятно, Шелби пожелает узнать, какого черта ты суешься в ее дела. И я бы не стал винить ее. Ну, понимаешь, указать на то, что Уэстбрук не идеальный жених и все такое, словно она собирается совершить ужасную ошибку… а ты намерен ее спасти. Не удивлюсь, если Шелби разъярится и врежет тебе.
Куинн запустил пятерню в волосы.
— Да, я представляю это себе так же. Только вот если за письмами и фальшивым похищением стоит Уэстбрук, мне придется объяснить ей причину. Сейчас Шелби подозревает завсегдатаев. Или меня. — Куинн умолк, так как эта мысль пришла к нему внезапно и вызвала очень противоречивые ощущения.
Дядя Альфред ударил себя по коленям и поднялся.
— Да, перед тобой стоит поистине трудная проблема, сынок. Жаль! Если ты способен переключиться на что-то другое, давай вернемся к проблеме денег, которые ты так щедро одолжил мне. Ты же понимаешь, я играю с чудесными парнями, которых Шелби называет завсегдатаями. Ну и конечно, Табита, и Мэт и Джеф. Эти двое были более чем счастливы присоединиться к нам, особенно потому, что им, похоже, надо держать меня в поле зрения. Вчера вечером мы остались у Энтони после закрытия и сыграли несколько партий в покер в задней комнате, и, к сожалению, сегодня мои финансы пришли в расстройство.
Куинн ущипнул себя за переносицу и сморщился.
— Покер. У Энтони. С Мэтом и Джефом? Это, должно быть, те два костолома. Меня устраивает. — Он тряхнул головой и достал три сотенные бумажки. — Сам не знаю почему, но устраивает. Вы так и не научитесь, да? — спросил он дядю Альфреда, который убирал деньги в карман.
— Надеюсь, нет, сынок, надеюсь, нет. — Он улыбнулся в свою ухоженную бородку. — Я уже стар, а старая собака не интересуется новыми трюками. Ты, однако, молод, вы оба — ты и Шелби. Вы еще не осознаете, что смертны, что жизнь коротка и ее нужно прожить по возможности без сожалений. Жизнь нужно хватать жадно, обеими руками. Другими словами, поговори с девочкой. Сейчас, сегодня.
Проводив дядю Альфреда, Куинн долго смотрел на дверь и размышлял. Он знал, что сегодня дядя Альфред присмотрит за Шелби. Дядя Альфред, Тони и завсегдатаи, даже Мэт с Джефом — все они за ней присмотрят. По многим причинам Шелби нельзя выпускать из виду. Она в полной безопасности до девяти часов.
Куинн снова вернулся к работе, забыв пообедать и съев вместо ужина два куска ветчины с почти зачерствевшим хлебом. Но к восьми часам вечера все отчеты были сделаны, и те, что он по электронной почте отослал в свою контору в Филадельфию, и те, которые распечатал и по факсу отправил аудиторам.
Куинн был абсолютно свободен, ничто не стояло между ним и Шелби, кроме их взаимной лжи… так он думал, придя к Тони перед самым закрытием и прислонившись к стене у кассы.
Затем Куинн с запозданием ощутил кое-что еще. Нечто удивительное и вообще-то нервирующее. Неуверенность. Нервозность. Куинн ли Делении это? Это точно не тот Куинн Делейни, которого он помнил. Он знал себя спокойным, уверенным в себе парнем, без сожалений оставляющим позади что угодно и кого угодно. Просто переместиться на более тучные пастбища. И вот теперь Куинн ищет ограду.
Молится об ограде.
— Я пришел проводить тебя домой, — сказал он Шелби, когда она рассчиталась с посетителем. — Если не возражаешь.
Шелби мысленно поздравила себя с тем, что не подскочила от радости. Она скучала по Куинну весь день, гадала, где он, беспокоилась о нем. Прокручивала разные варианты разговора, пытаясь выйти на тему их взаимной лжи со всех возможных сторон, так что у нее закружилась голова и она попала большим пальцем в миску с огуречным салатом для миссис Миллер. И только дядя Альфред убедил эту даму не жаловаться Тони на то, что Шелби пыталась ее отравить.
— Спасибо. Это было бы здорово. — Шелби закрыла! ящик кассового аппарата, не глядя на Куинна. — Ты ел? Тебя не было целый день.
— Вообще-то я бы что-нибудь съел. Мы можем пойти ко мне и заказать пиццу, а?
И поговорить, закончил он про себя.
— Я только предупрежу Тони, что ухожу, — сказала Шелби, стараясь, чтобы ее голос не дрожал. — Он… э-э… все равно будет здесь как минимум до полуночи.
— Играя в покер, — с ухмылкой добавил Куинн. Когда она, нахмурясь, посмотрела на него, он предложил: — Давай скажем, что прошел такой слух. Неужели начальник полиции еще не в курсе? Я бы поспорил, что да, а я не из тех, кто спорит.
Шелби кивнула и пошла к Тони. Она догадывалась, что Куинн знает про игру от дяди Альфреда. Да, только от него, поскольку Куинна целый день не было в ресторане. Как мило, что эти двое могут «поболтать». Она не сомневалась, что далеко не только об игре, а уж Шелби-то точно была не из тех, кто спорит.
— Идем. — Вернувшись из кухни, она прошла мимо Куинна и толкнула дверь.
Он последовал за ней, как щенок, только что окончивший школу хороших манер, затем взял за руку, попросив идти медленнее.
— Давай насладимся вечером.
Ей не хотелось наслаждаться вечером. Шелби хотела поговорить, черт возьми. Или не хотела. Может, она хотела, чтобы говорил Куинн.
Или предпочла бы, чтобы никто из них не говорил.
Они поднялись наверх. Шелби ждала, пока Куинн отопрет свою квартиру.
— К дверной ручке у Бренды привязан розовый шарф, — сообщил он, и Шелби, глянув напротив, состроила гримаску.
— Отлично. И что мне теперь делать?
— Съесть пиццу. — Куинн подтолкнул ее в свою квартиру и повернул лицом к себе. — Я закажу пиццу… через минуту. — Он наклонился к Шелби, сознавая, что это, возможно, первый из их последних поцелуев. — Через минуту…
Шелби почувствовала прикосновение его губ, легкое, дразнящее. Раз, другой, третий. Куинн не обнимал ее, даже не целовал по-настоящему. Она четко поняла, что он ждал приглашения.
И оно последовало. Шелби положила руки ему на плечи и шагнула к нему. Потом обхватила лицо Куинна ладонями и впилась в его рот. Ее жажда заглушила все остальное… даже то, что она называла доводами рассудка.
Этот человек был нужен ей. Шелби хотела его. Она любила его.
Ничто другое сейчас значения не имело. И не могло иметь.
Шелби вздохнула у его губ, когда он взял ее на руки и отнес в спальню. Слепо потянулась к Куинну, когда он опустил ее на кровать, а потом оставил на несколько мгновений, показавшихся целой жизнью, прежде чем снова вернулся. Он медленно раздел Шелби, следуя теплыми губами за своими пальцами по мере того, как освобождал ее от одежды, и прижимаясь к ней своим обнаженным телом.
Его поцелуи были долгими, дурманящими, и, прильнув к нему, Шелби почувствовала подступающие к глазам жгучие слезы, потому что не хотела отпускать Куинна. Потому что отпустить — значило потерять его, столкнуться с правдой, разрушить гармонию.
Губами и ладонями Куинн отыскал ее груди, пробуя их на вкус, проводя по ним пальцами, упиваясь тихими стонами Шелби, ее непосредственной реакцией на его прикосновения, непритворной, искренней.
«Я люблю тебя, я люблю тебя», — мысленно повторял он, не смея произнести эти слова вслух. Не сейчас. Чуть позже. Куинн уже произнес их однажды и напугал ее. Он должен сказать Шелби правду, всю правду, иначе его признание в любви будет бессмысленным.
Куинн медлил, приподнявшись над Шелби и запоминая каждый изгиб ее тела, пока она не потянулась к нему и, обняв, прошептала:
— Пожалуйста, пожалуйста. Прошу тебя, сейчас.
Слезы хлынули у Шелби потоком, когда Куинн опустился на нее, скользнул между ее бедер и глубоко вошел в нее. Она обхватила его ногами, заведя их ему за спину, а ее ладони ласкали, подгоняли, пленяли. Шелби хотела его целиком, так же как целиком отдавала себя, желая, чтобы ее тело сказало ему, как сильно она его любит, хотя и скрывает недоверие к нему.
Их губы слились, и теперь никто из них не мог ни солгать, ни сказать правду. Потому что ложь ранила, но правда все разрушила бы.
После они вместе принимали душ в старомодной ванне на ножках, и яркий цветастый полог отгораживал их от внешнего мира. Они смеялись, стоя вместе на резиновых маргаритках, которыми было выложено дно ванны, и их смех умолк, когда Куинн намылил руки и начал мыть Шелби, а она внезапно засмущалась, отворачиваясь и пытаясь оттолкнуть его ладони.
Но Куинн не сдавался, не спешил и сделал все, чтобы Шелби не вырвалась, дождался, пока она обмякнет в его руках, откинет голову с потемневшими от влаги волосами и отдастся его манипуляциям, пока ее тело станет единым пульсирующим центром, пока ее мышцы расслабятся и она почти выскользнет из его рук.
Он вынул Шелби из ванны, когда вода остыла, завернул в большую банную простыню, которую захватил с собой из Филадельфии, посадил на скамеечку, вытер маленьким полотенцем ей волосы. А Шелби сидела, глядя на него, время от времени прижимаясь к нему, вздыхая у него на груди.
— Проголодалась? — спросил Куинн и почувствовал, как она покачала головой, а затем зевнула. Он улыбнулся, поцеловал Шелби в кончик носа, поднял на руки и отнес в кровать. — Нам надо поговорить, — сказал Куинн, когда она легла на бок, свернувшись калачиком.
— Знаю. — Шелби закрыла глаза и поглубже зарылась в подушку.
Куинн выключил свет и лег рядом с ней.
— Ты хочешь поговорить?
— Нет, — ответила Шелби, которая провела две почти бессонные ночи. — Я хочу поспать. Здесь, с тобой. Можно?
Куинн заправил ей за ухо влажную прядь волос.
— Но ты знаешь, да? — спросил он, пристально наблюдая за ее лицом.
— Да, знаю. Ты негодяй, — пробормотала Шелби секунду спустя, ощущая себя, как во сне, в полной безопасности среди фантазий, где она может получить все, что пожелает, сказать все, что захочет, всегда побеждать и никогда не проигрывать. — Я люблю негодяя. — Она снова зевнула, вздохнула и провалилась в сон.
Куинн долго смотрел на Шелби, по которой скользили темные и светло-серые полосы лунного света, пробивавшегося сквозь жалюзи, потом осторожно встал, натянул шорты и вернулся в гостиную.
Включил там телевизор, оставил только одну лампочку и сел на диван. Куинн знал, что больше ничего не сможет сказать Шелби. Никаких объяснений, длинных или кратких, никаких графиков и диаграмм самоусовершенствования, никакого гладкого или не слишком гладкого препарирования правды, чтобы сделать себя попригляднее.
Это осталось позади. Худшее было позади, но никто из них в общем-то ничего не сказал. Нужно только дождаться утра и узнать, действительно ли Шелби его любит и способна ли простить.
Вот в чем состоял вопрос. Последний вопрос. Если только она уже не сказала то, что имела в виду, не сказала все, что ему надо было знать.
«Я люблю негодяя». Признание Шелби, находившейся на грани сна и яви, сообщило ему почти все.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Не могу отвести глаза - Майклз Кейси



Книга очень легко написана, нет затянутых моментов, но ближе к развязке стало похоже на сказку (не реалистически). Но читать можна.
Не могу отвести глаза - Майклз КейсиМарина
7.06.2013, 6.50





классное чтиво для отдыха
Не могу отвести глаза - Майклз Кейсияника
24.07.2014, 15.10








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100