Читать онлайн Не могу отвести глаза, автора - Майклз Кейси, Раздел - Глава 28 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Не могу отвести глаза - Майклз Кейси бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.09 (Голосов: 22)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Не могу отвести глаза - Майклз Кейси - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Не могу отвести глаза - Майклз Кейси - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Майклз Кейси

Не могу отвести глаза

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 28

Куинн с головной болью проснулся на следующее утро в девять семнадцать. Он узнал это, посмотрев на часы у кровати, и тут же вскочил, ибо понял, что опоздал проводить Шелби на завтрак к Тони.
Одной рукой схватившись за ноющую голову, другой Куинн искал брюки, пока не сообразил, что должен ответить на непрекращающийся стук в дверь. Шелби? Нет, вряд ли. Миссис Бричта? Нет, она воспользовалась бы ключом, как сделала два дня назад и столкнулась с ним, выходящим из душа в одном полотенце, обернутом вокруг бедер. Она не извинилась, а только сообщила ему, что уже давно не испытывала такого «кошмарного ужаса», а потом начала вытирать пыль с мебели в гостиной.
Во рту у Куинна пересохло, а вкус был такой, словно он жевал грязные носки, но он запустил пальцы в волосы, проморгался, встряхнулся, как мокрый щенок, и переместился к входной двери.
— Кто там?
— Друг. А теперь открой дверь и выпусти меня из этого коридора, или с полной уверенностью пообещаю тебе, что мы оба пожалеем о том дне, когда явились в этот бренный мир.
Глаза Куинна распахнулись, вобрав в себя слишком много света для человека, страдающего от похмелья. Он отпер дверь и сердито посмотрел на того, кто стоял перед ним — с улыбкой на лице и чемоданом в руке.
— Дядя Альфред?
Альфред Тейт прошмыгнул мимо остолбеневшего Куинна и захлопнул за собой дверь.
— Он самый, дорогой мальчик. О Боже! Ты выглядишь, как обычно я по утрам. Пьянство — это сам дьявол, сынок. — Держись от него подальше — вот мой совет. А теперь — куда мне положить это?
— Куда положить это? — Куинн покачал раскалывающейся головой. — Не заставляйте меня отвечать, ответ вам не понравится.
— Ясно, напился с горя,
— Вообще не напивался, черт побери! — возразил Куинн, падая на диван и все еще держась за голову. — Я с колледжа не пил столько пива за один присест. И никогда не стану пить такое количество снова. Я только хочу убедиться, что у меня галлюцинация и на самом деле вас здесь нет. Знаете, другие люди видят розовых слонов. Почему я должен видеть ухмыляющихся Тейтов?
— Из-за своего доброго сердца, — ответствовал дядя Альфред, оглядывая крошечную квартирку. — Полагаю, это не прихожая?
Куинн через силу улыбнулся.
— Да. Это прихожая. За исключением одной маленькой спальни. Поэтому с чемоданом вы или нет, но здесь вы не останетесь. Но вас ведь не посещала такая мысль, верно?
Дядя Альфред подошел к дивану, наклонился и потянул за подушки.
— Довольно удобный, наверное, раздвижной. — Он махнул Куинну рукой. — Подъем, хороший мальчик. — Затем под взглядом Куинна две цветастые подушки полетели на пол, и дядя Альфред с удовлетворением указал на раздвижной диван. — Я спал и на худшем. Ты тут прекрасно устроился, мой мальчик.
— Вы не… я не… О черт! — Куинн подобрал подушки и водворил их на место, прежде чем снова развалиться на диване. — Ладно, я долго боролся. Полагаю, пришло время Для вопроса на шестьдесят четыре миллиона долларов. Зачем вы здесь?
Дядя Альфред лукаво улыбнулся в свою изящную серебристую бородку и усы.
— Я уж думал, ты не спросишь, — Он знаком велел Куинну убрать ноги с одной из подушек и уселся рядом, аккуратно поддернув брюки, чтобы не повредить острую, как бритва, складку. — Дело в том, что меня вышвырнули вон. Сомертон достаточно часто меня этим пугал, но, спасибо моей дражайшей племяннице, наконец-то осуществил свою угрозу. Упрямый мальчишка Сомертон и почти невыносимо самодовольный с тех пор, как отправил Уэстбрука в нокдаун.
Куинн несколько минут смотрел на дядю Альфреда, пытаясь заставить себя соображать хоть что-то.
— Кофе, — наконец выдал он. — Мне нужен кофе. Галлона два. Присоединитесь?
— С большим удовольствием. — Дядя Альфред встал и последовал за Куинном, отправившимся на кухню, представлявшую собой часть гостиной. Он уселся на один из двух табуретов у небольшой стойки, вытащил из кармана серебряную фляжку и поставил перед собой. — Я пью черный, милый мальчик, а следом глоточек спиртного. Хотя не думаю, что могу заинтересовать тебя… как это называется у низших классов? Ну да, конечно. Не хочешь ли пропустить со мной стаканчик?
Заправляя кофеварку, Куинн не сводил глаз с серебряной фляжки.
— Вы, наверное, поливаете этим даже кукурузные хлопья. — Он обошел стойку и сел на второй табурет. — Поговорите со мной, дядя Альфред, медленно и не повышая голоса. Но поговорите.
— Так-так, я и не предполагал, что у тебя такая склонность к мелодраме, сынок. О, очень хорошо. Если я должен, значит, должен. Похоже, у меня… э… финансовые затруднения. Полностью на мели, а долгов больше, чем мне хотелось бы думать, особенно в такую рань. Кроме того, я как раз в промежутке между двумя чеками на содержание, что крайне неловко и опасно, принимая во внимание то, кому я должен, если ты сечешь мою мысль. Сечешь мою мысль. Бог мой, а я отлично справляюсь с жаргоном, а? Должно быть, это имеет отношение ко всем этим отвратительным игрокам, с которыми я якшаюсь.
В кофейник натекло кофе; Куинн вытащил емкость и поставил на ее место свою чашку. Глядя, как она наполняется, он прокручивал в голове слова дяди Альфреда. Наполнив чашку и для гостя, он снова сел.
— Вы на мели, должны каким-то игрокам, вы между чеками на содержание, а Сомертон выгнал вас на улицу. Это я понимаю. Чего я не понимаю, так это почему виновата Шелби и почему, черт возьми, вы здесь.
Дядя Альфред сделал глоток кофе, запив его глотком из фляжки.
— А вот так-то лучше. Ни глотка не было во рту с тех пор, как Джим привез меня сюда на лимузине. Да, нельзя забыться, если не путешествуешь с шиком. Во всяком случае, это не дано нам, Тентам. О чем бишь я? Ах да. Если бы твоя голова не была так затуманена алкоголем, сынок, ты бы уже все понял.
— Ну а я не понял. — Куинн сделал большой глоток кофе и выругался, потому что обжег язык. — Я никогда, даже за миллион лет не пойму, почему из всех мест, доступных всем, вы выбрали Восточный Вапанекен.
Дядя Альфред, сделав последний глоток из фляжки, убрал ее в карман.
— Сомертон считает, что его сестра своего рода героиня. Истинная Тейт. Независимая до безобразия и способная твердо стоять на ногах, найти себе — помоги нам, Боже — работу и прожить в этом мире. Я же, напротив, позор Тейтов, просто и ясно. Поэтому, когда я попросил у Сомертона своз содержание вперед, чтобы покрыть двадцать тысяч, он отказал мне. Окончательно и бесповоротно. Я должен проявить себя, как Шелби: отправиться в мир, прокормить себя и вернуться домой с чеком на зарплату, выписанным на мое имя. Тогда, и только тогда, он примет меня назад, под сень семейства Тейтов. Поэтому, зная, сколь богат — как же это называется? — рынок труда здесь, в Восточном Вапанекене, вполне естественно, что я приковылял сюда. Здесь у меня родственница, здесь у меня друг — это ты, сынок, — а у друга есть квартира. Это был вполне логичный шаг, правда.
Куинн посмотрел на него из-под полуопущенных век.
— Пожалуй, логично. Кто за вами гонится?
Дядя Альфред потянулся за своей фляжкой, но передумал.
— Да, а еще говоришь, что не соображаешь. Ты очень проницателен, сынок. Но не волнуйся. Им не удалось выследить меня. Кто же поедет сюда?
— Вас привезли сюда на лимузине Тейтов, дядя Альфред. Полагаю, вам не пришло в голову, что те, кому вы должны двадцать тысяч, могли установить за особняком наблюдение?
— О Боже! — Дядя Альфред достал из кармана фляжку. — Об этом я не подумал. Ты считаешь, что за мной следили? То есть каковы ставки?
— Я не играю в азартные игры, дядя Альфред. — Куинн подошел к стойке и выплеснул остаток кофе в раковину. — Едва ли вы не сознавали, что за вами могут следить. В конце концов, вы же не к Шелби пошли, верно? Нет, вы явились ко мне, телохранителю Тейтов. Предполагается, что ближайшие десять дней я буду охранять вас от этих костоломов, так?
Дядя Альфред смахнул невидимую пушинку с рукава своей наимоднейшей спортивной рубашки — именно такой, в какой, по его мнению, он не вызовет подозрений в Восточном Вапанекене.
— Я только надеюсь, сынок, что Сомертон много тебе платит. Ты стоишь каждого пенни. О, не волнуйся насчет Шелби. Я уже скоро повидаюсь с ней, я быстренько отведу девочку в сторону и объясню, что сам догадался, куда она уехала, поговорив с Джимом, и приехал сюда поддержать ее на свой лад, а заодно пережить собственное приключение. Она мне поверит. Шелби хорошая девушка, она всегда мне верит.
— Угу, — поддакнул Куинн, сильно в этом сомневаясь, но держа свои сомнения при себе. — Но как вы собираетесь объяснить Шелби свое пребывание в моей квартире? Кстати, вы здесь не останетесь.
— Ты не хочешь? Я уничтожен. Однако я разговаривал с изумительнейшей женщиной внизу, и она сказала мне, что на третьем этаже свободна такая же квартирка, как твоя. Представляешь, сынок… в этом здании нет лифта. Ужасно! Кстати, если ты одолжишь мне денег на месячную квартплату, моментально освобожу тебя от своего присутствия.
Куинн достал из кармана бумажник.
— Это шантаж, знаете ли, и по некоторым причинам я не поддамся на него.
— Ну будет, будет, не бранись, — промолвил дядя Альфред, прикарманивая несколько стодолларовых банкнот. — Пока все идет прекрасно и продолжится в том же духе, уверен. Но теперь, когда все улажено, как насчет работы для меня? Ничего слишком сложного, ты же догадываешься. Что-нибудь такое, где я мог бы стоять и делать вид, будто занят. Джим, кажется, говорил что-то про компанию «Уол-Март». Его дядя, если я правильно понял, встречает там посетителей. Надеюсь, мне это по силам, я даже привез смокинг.
— Смокинг для «Уол-Марта»? Ну, это уж слишком, — рассмеялся Куинн и отправился в душ. Холодная вода на полную мощность. В надежде, что тогда он проснется и поймет, что ему всего лишь приснился кошмар.
Но он вовсе не спал и прекрасно осознал это, когда вернулся в гостиную и увидел дядю Альфреда, надевавшего белейшие кроссовки с режущей глаз отделкой пурпурного и голубого цветов. Он завязал вторую, слегка покрутил носом, потом выпрямился и прошелся по ковру, наклонив голову и обозревая свою новую обувь, пока не наткнулся на Куинна.
— А, сынок, что скажешь? Никогда не носил ничего подобного. Разумеется, у меня бывали теннисные туфли, но ничего похожего на это. Однако Джим считает это безумно модным, и я не хочу отставать. Даже купил десяток таких рубашек, — добавил Альфред, похлопывая себя по животу. — Всех цветов радуги и две белые. И слаксы. Тоже новые. Нельзя же погубить все дело неправильно подобранным гардеробом, вот что я говорю.
— Мне показалось, вы на мели.
— Так и есть, мой мальчик. И единственное, что может сделать человек с расстроенными финансами, — купить себе что-нибудь. Это значительно поднимает настроение, не говоря уже о том, что концентрирует мозги. — Он сделал глубокий вдох и медленно выпустил воздух. — Так куда ты меня отведешь, чтобы подыскать мне место, без которого, по мнению Сомертона, мне не удастся поднять свои моральные устои, избавиться от угрызений совести или от другой подобной ерунды?
— Это еще надо посмотреть. — Куинн подошел к окну и взглянул на улицу.
Он знал все автомобили, которые обычно там парковались, и сегодня увидел среди них один новый. Черный, с двумя дверцами, но не взятый напрокат. У прокатных в соответствии с законом не затемнялось стекло со стороны водителя.
— По-моему, Тони нужна посудомойка. — Куинн повернулся к дяде Альфреду и ухмыльнулся от уха до уха. — Думаю, вы подойдете.
Дядя Альфред выставил перед собой руки, словно отражая удар.
— О нет! О нет, нет, нет! По-моему ты не совсем понял, сынок. Тейты не занимаются ручным трудом. И вообще, я только что сделал маникюр… и не имею ни малейшего представления, как выглядит кухня… и не горю желанием узнать… и… и… Почему ты все время смотришь в окно?
— Потому что, сдается мне, у нас появилась компания. — Куинн подошел к дяде Альфреду и грубо вытащил его рубашку из брюк, стоивших двести долларов. — Если уж мне придется следить за вами и за Шелби, то будет легче присматривать сразу за вами обоими в одном месте. А теперь взъерошьте немного волосы. Вот так, хорошо. Надо немного поцарапать ваши кроссовки, когда выйдем на улицу — кстати, мы уходим через черный ход. Вы курите?
— Время от времени выкуриваю сигару. Разумеется, гаванскую. А что? — спросил дядя Альфред, послушно ероша свою роскошную седую гриву.
— Теперь вы курите сигареты, вот что. У меня тут где-то была пачка. — Куинн нашел ее в ящике, открыл, вытряхнул три сигареты, засунул картонку спичек между коробкой и целлофаном, а затем закатал пачку в рукав дяди Альфреда. Отступил и оглядел дело своих рук. — Бороду отныне не подстригаем, хорошо? Так как же мы вас назовем?
— Можешь звать меня Ал. Я всегда хотел, чтобы меня называли Ал.
— Ал так Ал. А дальше?
— Смит? — предложил дядя Альфред и поморщился. — Ал Смит. Нет, на это я не пойду. Тот Ал Смит был демократ, да? Да, в этом я уверен. Пять поколений Тейтов перевернутся в могилах. Как насчет О’Хара? Я всегда считал, что ирландцы умеют повеселиться, и никто не обратит внимания на мою фляжку.
— Я ирландец, Ал, и не заставляйте меня посылать вас в нокдаун. — Куинн вытащил из кармана дяди Альфреда его фляжку. — Это, мой друг, останется здесь. Ясно?
— В отличие от меня ты не рассматриваешь это как большое приключение, да, сынок? — спросил дядя Альфред, идя за Куинном к двери, и поперхнулся, когда Куинн обернулся и сердито посмотрел на него.
— Послушайте, старина. Шелби вас любит. Мне вы тоже нравитесь, хотя не знаю почему. Иначе вы уже давно оказались бы на улице, и пассажиры одного автомобиля могли бы отработать на вас свои удары. Но это не большое приключение. Прежде всего Шелби почует неладное, а тут и так происходит достаточно всякого, чтобы она подхватилась и сбежала.
Дядя Альфред автоматически потянулся к карману слаксов, затем опомнился и спросил:
— У нее какие-то неприятности, да? Ты упомянул об этом два дня назад, но не стал распространяться, поэтому я решил, что ты говорил несерьезно. Но сейчас у тебя слишком уж сердитый вид, так что проблемы, видимо, настоящие. Могу я чем-нибудь помочь?
Куинн посмотрел на старика с серебристой бородкой, искрящимися глазами и розовыми носом и щеками. Первейший, если не уникальный, щеголь с Мейн-лейн, он оделся так, чтобы сойти за посудомойку, и все равно смотрелся вельможей, приехавшим с визитом. Он взял дядю Альфреда за локоть и повел назад, к дивану.
— Сядьте. Нам надо поговорить.
Спустя полчаса, задав друг другу несколько дюжин вопросов, они снова предприняли попытку покинуть здание, но у подножия лестницы встретили миссис Бричта, которая надела свежее домашнее платье и от нее пахло так, словно она только что искупалась в духах.
— Еще раз здравствуй, Альфред, — проворковала миссис Бричта, поправляя свой тугой перманент. — Так ты решил снять одну из моих меблированных квартир? Ты сказал, что, возможно, снимешь после визита к другу. — Она одарила Куинна жестким взглядом, потом посмотрела на Альфреда, и ее взгляд оттаял и смягчился.
Дядя Альфред взял ее руку и поднес к губам, от чего она по-девичьи захихикала. Это потрясло Куинна: он видел миссис Бричта в разных настроениях, но ни одно из них не имело ничего общего с веселостью.
— Моя дражайшая Берта, как я мог не сделать этого, увидев роскошные апартаменты мистера Делейни? А вот и мой задаток…
Он умолк и медленно потянулся к карману брюк.
— О, не глупи, Альфред! Мне совсем не нужен задаток. Уж что-что, а в людях я разбираюсь. Можешь заплатить мне на следующей неделе или в конце месяца. Когда хочешь, как хочешь, — закончила миссис Бричта, проводя пальцем по своей груди, отчего вырез платья слегка оттянулся вниз.
— Я сражен. — Дядя Альфред еще раз поцеловал хихикающей и покрасневшей женщине руку, а затем последовал за Куинном по коридору к черному ходу.
Когда они вышли на улицу, Куинн задался вопросом, что подумает добрая старушка Берта, узнав, что у дяди Альфреда нет ни гроша и что он, вероятно, уедет, не заплатив по счету.
— Отдайте. — Он повернулся и протянул руку за одолженными дяде Альфреду деньгами.
— Нет, сынок, ты не сделаешь этого.
— Отдайте. Сейчас же. — Куинн взял банкноты и пересчитал их. — Ладно, двести долларов оставьте себе. Но это все.
— А ты было мне понравился. — Дядя Альфред печально покачал головой. — Теперь мне понятно, почему Берта заставила тебя заплатить вперед. Да, твое лицо не внушает доверия. Слишком угрюмое и мрачное. Неудивительно, что Сомертон вызывает мистера Салливана.
Куинн взял немного гравия, устилавшего автомобильную стоянку, и потер им слишком новые и слишком белые кроссовки.
— Да, уж этот Грейди. Прямо принц. Так. — Он выпрямился и отряхнул руки. — Пойдемте, я представлю вас Тони и пристрою до того, как Шелби придет на свою смену. Кстати, меня нигде нельзя будет найти. Я появлюсь позже, и мы встретимся в первый раз. Согласны, Ал?
В ответ дядя Альфред вытащил из рукава пачку сигарет, достал одну и прикурил, защищая спичку сложенными ладонями. Глубоко затянулся, выпустил дым через нос и утер его тыльной стороной ладони. Фыркнул. Сплюнул.
— Да, приятель, я готов.
— Матерь Божья, да мы просто щенки перед ним, — прошептал Куинн и пошел по улице. Плохой парень Ал направился за ним.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Не могу отвести глаза - Майклз Кейси



Книга очень легко написана, нет затянутых моментов, но ближе к развязке стало похоже на сказку (не реалистически). Но читать можна.
Не могу отвести глаза - Майклз КейсиМарина
7.06.2013, 6.50





классное чтиво для отдыха
Не могу отвести глаза - Майклз Кейсияника
24.07.2014, 15.10








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100