Читать онлайн Не могу отвести глаза, автора - Майклз Кейси, Раздел - Глава 25 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Не могу отвести глаза - Майклз Кейси бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.09 (Голосов: 22)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Не могу отвести глаза - Майклз Кейси - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Не могу отвести глаза - Майклз Кейси - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Майклз Кейси

Не могу отвести глаза

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 25

Шелби пробралась в свою квартиру незадолго до полуночи. Ее глаза все еще выражали мечтательность, потому что Куинн любил Шелби дважды. Их второе соединение было таким неторопливым и продолжительным и увенчалось таким взрывом…
— Ты мне вот что скажи, — начала свернувшаяся на диване Бренда. — Если у «Снэппла» возникнут большие денежные трудности, как некоторое время назад, ты могла бы купить их? Тебе ведь очень нравится их чай со льдом. У тебя хватит денег?
— Боже мой, не знаю. — Шелби отправилась на кухню за бутылкой чая со льдом, ибо Бренда напомнила ей, что она умирает от жажды. И от голода. По пути в гостиную Шелби взяла еще и пачку шоколадного печенья «Тестикейк». — А сколько денег нужно? Да, ты права, я действительно люблю этот чай. Но было бы очень обидно, если бы у «Тестикейка» начались трудности, потому что кажется, я не смогу прожить без их шоколадного печенья. — Шелби опустилась на диван. — А я-то думала, что много знаю. Бренда, как я вообще существовала двадцать пять лет без «Снэппла» и «Тестикейка»?
— Мне не обойтись без них и десяти минут, и мой вес это доказывает. — Отпивая из своей бутылки, Бренда разглядывала подругу. — Ты можешь купить контрольный пакет акций?
Покраснев, Шелби опустила голову.
— Мне следует взять под контроль собственные деньги, да? Я никогда раньше не думала об этом, потому что всегда кто-то делал это за меня. Да, конечно, хотя бы из чувства самосохранения, я обещаю купить пакеты акций. Ты довольна?
— Ну еще бы, — улыбнулась Бренда. — По твоему расслабленному виду, беспечности и всему прочему… я правильно понимаю, что ты пришла от Куинна, где вы занимались любовью два или три часа?
— Бренда!
Бренда подобрана под себя ноги и натянула на пухлые колени ночную рубашку в розовый и желтый цветочек.
— Что? Мы подруги или как? Ты же прекрасно знаешь, чем я занималась сегодня вечером, верно? Так что давай начистоту. Как это было?
Шелби уронила голову на диванную подушку и закрыла глаза.
— Это было… это было чудесно. Я на такое и не надеялась, я никогда не представляла себе, что такое возможно. — Она подняла голову и посмотрела на ухмылявшуюся Бренду. — Кажется, я люблю его, Бренда. Разве это не чудесно? — Шелби сморгнула внезапные слезы. — И ужасно.
Бренда задумалась.
— Потому что ты не сказала ему правду, да? — Шелби со вздохом кивнула.
— Быть богатой такое испытание.
— Ага, — с сарказмом согласилась Бренда. — Должно быть, ужасно не ходить на работу и ни о чем не беспокоиться. Путешествовать, есть все самое вкусное, покупать, не глядя на ценники. Смерти подобно.
— От этого устаешь, Бренда. — Шелби склонила голову набок и теребила бахрому шелковой подушки, на одной стороне которой были вышиты слова: «Любить в Атлантик-Сити приятнее».
— Полагаю, да, моя радость… лет через пятьдесят или восемьдесят. Но такой срок я бы точно продержалась. Я даже купила бы маме дворец в Испании, или в Катманду, или где-нибудь на Гавайях. Да, на Гавайях. Я никогда не хотела побывать на Гавайях. Испания или Катманду гораздо привлекательнее.
— Ты чокнутая, — усмехнулась Шелби и прижала к себе подушку, все еще чувствуя обнимавшие ее руки Куинна, тепло его последнего поцелуя.
— И у тебя серьезная проблема, да? — Бренда внимательно посмотрела на Шелби. — Ты любишь его? Но если ты не любишь его, все не так страшно. Впрочем, я не представляю тебя в постели с нелюбимым человеком. Не потому, что ты богатая, а потому, что ты настоящая… настоящая леди. Хм, пожалуй, я ответила на свой вопрос. Ты любишь его.
— Я люблю его, — согласилась Шелби. — Бренда, как по-твоему, бывают ли счастливые концы?
— Ха! Посмотри, с кем ты говоришь, моя милая. Я помолвлена с Гарри и его мамой уже двенадцать лет. Мне бы добраться до счастливой середины, не говоря уже о счастливом конце.
Полушутливое замечание подруги Шелби вспомнила наутро и поэтому почти обрадовалась, что Куинн не пришел к Тони завтракать. Сама она позавтракала с Брендой, проводила ее на автобус и пошла домой одна.
Шелби переходила переулок между двумя длинными кварталами, отделявшими ресторан от пансиона, когда рядом с ней с визгом затормозил автомобиль.
Внутри было двое мужчин, ни одного из них Шелби не знала. Пассажир выпрыгнул из машины, подбежал к Шелби, схватил за руку к попытался подтащить к открытой задней дверце седана.
— Пожар! — закричала Шелби, быстро сообразив, что так привлечет больше внимания, чем если просто закричит. Так кричать она научилась во время уик-энда, организованного женским землячеством ее колледжа, когда их учили простым приемам самообороны.
Те уроки вдруг всплыли в памяти. Внуши нападающему, что ты не станешь жертвой. Дай это понять и ему, и себе криком «нет» так громко и убедительно, как можешь.
— Нет! — завопила Шелби. — НЕТ! — Она уцепилась за руку, крепко державшую ее за запястье, и начала отгибать большой палец мужчины, стараясь причинить ему боль.
— Ой! — взвизгнул мужчина, но, отпустив Шелби, тут же схватил ее другой рукой. — Больно!
— Отлично! — воскликнула Шелби, быстро и резко ударив коленом мужчине в промежность.
Она не знала и не хотела знать, удалось бы ей одолеть незнакомца, потому что в этот момент на улице появился Куинн. Корзина с бельем полетела на чей-то газон, и его лицо выразило ярость.
— Садись! Садись! Он бежит! — позвал водитель, и напавший на Шелби мужчина посмотрел в сторону Куинна сказав нечто странное: — Почти вовремя. — Он прыгнул в машину, и та рванула с места как раз в тот момент, когда к ней подбежал Куинн.
— Номер пенсильванский, замечена только часть, Адам, тридцать восемь с чем-то. Коричневая «тойота»-седан, 1999 года выпуска. Возможно, взята напрокат, — быстро проговорил остановившийся Куинн в основном для себя и, по мнению Шелби, так, как человек, привыкший быстро усваивать подобную информацию.
А потом Шелби оказалась в объятиях Куинна, который спрашивал, все ли с ней в порядке, не пострадала ли она, узнала ли того, кто пытался ее похитить.
— Похи… похитить меня? — Шелби высвободилась, пораженная, и посмотрела ему в лицо. — Так вот что случилось? Кто-то пытался похитить меня? Почему?
Куинн знал один возможный ответ на этот вопрос. Шелби знала тот же самый возможный ответ на этот вопрос.
В этом ответе содержалось множество нулей. Но никто из них не сказал об этом вслух.
— Не знаю, Шелли, — солгал Куинн. — Но сообщу об этом в полицию. Может, в этом районе участились попытки похищения. В газетах я ничего не видел, но иногда полицейские придерживают такие сведения, чтобы не перепугать жителей до полусмерти. Однако я запомнил часть номера, надеюсь это поможет.
— Ду… думаю, да. — Шелби задрожала, и у нее застучали зубы. Ее чуть не похитили, едва не оправдался худший из страхов Паркера! Она сопротивлялась как могла и обещала себе сопротивляться в подобном случае, не сдаваясь, ни разу не произнеся «пожалуйста, не надо», не позволив случиться ничему страшному.
Но Шелби прикоснулась к похитителю. Почувствовала на своем лице его горячее, отдававшее кислым, дыхание. Отгибала его палец. Ударила его. Боже! Неужели она все это проделала? А что было бы, если бы Куинн появился минутой позже?
— Кажется… кажется, мне надо присесть. Куинн обнял ее за талию и повернул к дому, но Шелби воспротивилась.
— Нет, я хочу сесть сейчас же. — Она села на бордюр тротуара и почувствовала ладонь Куинна на своей шее — он нагнул ее голову между колен,
— Дыши медленно, глубоко, моя хорошая. — Вдыхай через нос, выдыхай через рот. И не закрывай глаза, иначе дурнота усилится.
— Боюсь, слишком… слишком поздно для подобного совета. Извини, — услышала Шелби свой лепет, под веками полыхнула одна, потом другая вспышка света, как раз перед тем, как весь мир погрузился во тьму.
Она очнулась на диване в гостиной Бренды, недоумевая, что случилось и как она сюда попала. Подняв глаза и поморщившись, когда желудок снова попытался взбунтоваться, Шелби увидела Куинна. Он стоял над ней с ключами от квартиры в руке. Она дотронулась до кармана юбки, поняла, что он держит ее ключи, и удивилась, почему не испытывает такого волнения при виде Куинна, как во время сражения с напавшим на нее человеком.
И тут же вспомнила: «Садись! Садись! Он бежит! „ «Почти вовремя“.
Эти люди знали Куинна? Узнали его? И что это значило: «Почти вовремя»? Они словно ждали его, а он запаздывал. Но запаздывал к чему? Помочь им похитить ее или притвориться, что спасает?
— Я… я хочу пить, пожалуйста, — попросила Шелби, отводя взгляд от его озабоченного лица. Если это было действительно озабоченное лицо. Откуда ей знать? Честен ли он и правдив, потому что уложил ее в постель? Боже, так говорят все глупые жертвы!..
— Вот, пожалуйста. — Куинн вернулся из кухни со стаканом воды и приподнял голову Шелби, чтобы она могла сделать глоток. — Знаешь, ты пару раз приходила в себя и отключалась, но мне не составило труда отнести тебя домой на руках. Хотя, думаю, я должен пойти и забрать свое белье.
— Твое?.. О! Ах да, теперь я вспоминаю. Ты ходил в прачечную? Тебя не было за завтраком. — Шелби села, опираясь на подушки. — Пойди забери белье, пока это не сделал кто-то другой.
— Я уже позвонил в полицию, Шелли. Поскольку я видел то же, что и ты, мне предложили самому зайти попозже в участок и оставить заявление. Если только ты не захочешь поговорить с полицией. Ты узнала кого-нибудь из них, можешь описать?
Шелби покачала головой и тут же пожалела об этом, потому что голова у нее раскалывалась.
— Я никогда еще не падала в обморок. — Она подняла на Куинна глаза, сожалея, что не знает его, не знает по-настоящему. — Ведь со мной это и произошло, да? Я потеряла сознание?
Куинн улыбнулся ей.
— Ты поникла, как сорванный цветок. Но вела себя, как подобает леди. Даже извинилась перед тем, как внезапно обмякла в моих руках. Эта часть мне, пожалуй, понравилась, — Он наклонился и поцеловал ее в кончик носа. — Мы с моим бельишком сейчас вернемся, хорошо?
— Хорошо. — Шелби слабо улыбнулась. Глядя, как Куинн идет к двери, она увидела стопку почты, которую, должно быть, он положил на стол. Как только Куинн ушел, Шелби встала и взяла почту. Два журнала, счет за телефонные переговоры, счет по кредитной карточке, три письма с явной макулатурой.
Ничего адресованного ей и написанного печатными буквами. Шелби не знала, плохо это или хорошо. Если первое письмо было первым предупреждением, если почти удавшееся похищение сегодня утром было вторым?..
Что же тогда будет третьим?
Как же она хотела рассказать все Куинну. Но что именно? Можно ли сказать ему, что этот человек, похоже, узнал его, ждал его появления? Потому что теперь, задумавшись над этим, Шелби осознала, что, вероятно, не так уж хорошо владеет приемами самозащиты. Тот мужчина спокойно мог затащить ее в машину, если бы захотел.
Но хотел ли он ее похитить? Или только напугать?
И зачем?
Она положила почту так же, как ее сложил Куинн, и вернулась на диван. Странно…
Куинн появился в Восточном Вапанекене очень своевременно. Совпадение ли то, что они оказались в этом городке с разницей в один день? Или это имеет отношение к тому, что Шелби Тейт, наследница, находилась в бегах, в открытом мире, без всякой защиты?
Теперь, поразмыслив об этом, она поняла, что Сомертон вел себя слишком спокойно для человека, желающего видеть свою сестру замужем за Паркером, а не пробующей свои крылья в свободном полете. И доказал это, отрезав Шелби доступ к ее деньгам.
Но что еще он мог сделать? Узнай Шелби, что брат сбежал, желая обрести себя или удариться в приключения, что бы сделала она?
— Я не лишила бы его денег, — ответила себе Шелби. — Это жестоко.
Она глотнула воды и снова задумалась. Шелби не пошла бы в полицию, это она знала. В конце концов, Сомертон совершеннолетний. Он волен отправиться куда пожелает и когда пожелает. Разумеется, это дело не для полиции.
Но оставила бы она все как есть? Пожелала бы ему всего хорошего в надежде, что он прекрасно проведет время и вернется домой удовлетворенным?
Нет, не оставила бы. Шелби очень любила Сомертона, но считала, что у него не больше способностей для выживания в реальном мире, чем у Принцессы — в джунглях. Шелби закрыла глаза и вздохнула. Поэтому что-нибудь она предприняла бы. Позвонила бы в «Д. энд С. секьюрити» и предложила бы им найти его. Не гнать его домой, как какого-то прогульщика, а просто найти и сообщить ей, что с ним все в порядке.
А затем, возможно, попросила бы наблюдать за ним, пока брат не изживет то, что должен изжить, и не вернется домой.
Вот что она сделала бы.
И затем в мозгу Шелби словно что-то щелкнуло, все части головоломки встали на место, а сама она сжала руки в кулаки и ударила по коленям.
Шелби вспомнила слегка насмешливую улыбку, взлет темной брови. Свое смущение, когда ока прошла мимо, толком и не взглянув на Куинна, не позволив себе узнать его. Это он заменял Грейди Салливана в тот вечер, это на него она даже не потрудилась взглянуть, пока проводила очередной вечер в печали, желая оказаться дома, в постели. Где угодно, но только не там, где была.
Грейди Салливан. Куинн Делейни. «Д. энд С. «. Сомертон всегда требовал участия одного из партнеров. Теперь все это стало так очевидно.
— Делейни! — процедила Шелби сквозь зубы. — «Д. энд С». Это не случайность. — У нее задрожали губы. — И ты не мужчина моих грез. Вот почему ты показался мне знакомым. Будь ты проклят, Сомертон, и будь проклят ты, Куинн Делейни. И будь проклята я за то, что не узнала тебя, за то, что не обращаю внимания на имена и лица. Ты мой телохранитель. Разрази тебя гром, Куинн, ты мой телохранитель!
По щекам ее потекли слезы. Шелби вскочила и пошла закрыть дверь на задвижку, чтобы Куинн не мог войти в квартиру. Задвижка щелкнула в тот самый момент, когда Куинн повернул дверную ручку.
— Шелли? С тобой все в порядке?
Она должна оставаться холодной, спокойной, не выдать себя. До тех пор, пока не решит, что делать дальше.
— Да… да, все в порядке. Я просто подумала, что мне следует запереться, — сообщила Шелби из-за закрытой двери. — Мы… мы тут в Восточном Вапанекене совсем не думали о безопасности. Бренда несколько дней вообще не запирала дверь. Ну разве это не беспечность?
Шелби закусила губу, поняв, что несет чушь. Глубоко вздохнув, она закрыла глаза и сказала:
— Спасибо тебе, Куинн, если я еще не поблагодарила тебя. Большое спасибо. Но сейчас я хочу побыть одна, если не возражаешь. Принять ванну, смыть с себя ощущение грязи после этого человека,
— Хорошо, — отозвался Куинн. — Не надо ли предупредить Тони, что ты сегодня не выйдешь? Уверен, он пой…
— Нет! — Шелби поморщилась. — Нет, спасибо, не нужно. Думаю, мне станет лучше, если я пойду на работу, а не останусь сидеть здесь и думать. Увидимся позже?
Последовала еще одна пауза, во время которой Шелби лихорадочно прикидывала, не собирается ли он взломать дверь, но тут Куинн проговорил:
— Увидимся за ленчем, как обычно. И завтра у тебя свободный день, помнишь? Может, съездим на пикник или еще куда-нибудь?
— Или еще куда-нибудь. — Шелби закрыла глаза, ожидая, пока в коридоре напротив закроется дверь.
— Проклятие, проклятие, проклятие! — бормотала она, торопливо возвращаясь в гостиную и на ходу срывая с себя одежду. Все вставало на свои места, равно как и распадалось на части. Все внезапно обретало смысл.
Куинна послали найти ее, а затем остаться и защищать. Пока она немного побудет «в бегах».
— Интересно, он получит премию за то, что стал частью этого приключения? — спросила себя Шелби, открывая краны и насыпая в ванну ароматическую соль. — Как он внесет это в список своих расходов? И сколько за это попросит?
По надо отдать этому парню должное. Он умеет выбивать денежки из клиентов.
Куинн поселился в квартире напротив, чтобы держать ее под наблюдением.
Шелби хотела немного пожить самостоятельно, просто пожить, как другие нормальные люди. Но на самом-то деле она никогда не была одна. Не жила самостоятельно с самого первого дня. Не подозревая об этом, Шелби все время шла над страховочной сеткой, кто-то был рядом, следил, не споткнется ли она, готовый подхватить, если это случится.
Телохранитель. Нянька.
Да какая разница!
Куинн придумал байку, будто он писатель — писатель, ха! — чтобы, не вызывая лишних вопросов, быть свободным целыми днями, сидеть у Тони и следить за ней. Все время следить за ней.
Он так чертовски хорошо знал свое дело, что спокойненько вынудил Бренду и Гарри пригласить его на ужин. А они-то привели Куинна для нее, устроили что-то типа свидания с незнакомым человеком.
Что ж, теперь Шелби знала, кто был незнакомцем в том сценарии, верно?
И письмо с угрозой. И это неуклюжее, неудавшееся похищение. Полиции не нужно с ней встречаться? Неудивительно, раз Куинн скорее всего просто не заявил о происшествии.
Теперь Шелби все было так ясно, до ужаса очевидно. Это письмо послал Куинн. Он же организовал это неудачное похищение, и все для того, чтобы напугать ее, заставить собрать вещи и вернуться домой, скова стать милой, послушной Шелби.
— В чем дело, Куинн, тебе так скучно здесь, в Восточном Вапанекене? Тебе так наскучила я? Мои поцелуи были так отвратительны? Неужели я настолько разочаровала тебя в постели?
Шелби зажала ладонью рот, подавляя рыдания и стараясь предотвратить начинающуюся истерику.
— Ты уложил меня в постель, — сказана она, размазывая слезы, которые текли не переставая. — Как ты мог это сделать, Куинн? Как ты мог это сделать?




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Не могу отвести глаза - Майклз Кейси



Книга очень легко написана, нет затянутых моментов, но ближе к развязке стало похоже на сказку (не реалистически). Но читать можна.
Не могу отвести глаза - Майклз КейсиМарина
7.06.2013, 6.50





классное чтиво для отдыха
Не могу отвести глаза - Майклз Кейсияника
24.07.2014, 15.10








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100