Читать онлайн Не могу отвести глаза, автора - Майклз Кейси, Раздел - Глава 18 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Не могу отвести глаза - Майклз Кейси бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.09 (Голосов: 22)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Не могу отвести глаза - Майклз Кейси - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Не могу отвести глаза - Майклз Кейси - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Майклз Кейси

Не могу отвести глаза

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 18

Табби поставила перед Куинном две тарелки и кинулась принимать заказ у кого-то другого. Он посмотрел на сандвич с отбивной, занявший всю тарелку, потом на гору жареного картофеля на другой тарелке. И прикинул, что, если продолжит три раза в день столоваться у Тони в течение ближайшего месяца, его вес достигнет трехсот пятидесяти фунтов. По самым скромным оценкам. Именно поэтому, только из самосохранения, Куинн возобновил свою старую привычку — пробежку рано утром перед утренней же поездкой в Филадельфию.
В ресторан вошли миссис Бробст и миссис Финк, бодро поздоровались со всеми и уселись за свой обычный столик. Они походили на сморщенные грибы в ортопедических башмаках, но глаза у них искрились весельем, как у подростков во время пирушки. На их седых головах красовались соломенные шляпы с цветами, а в руках они держали книжки карманного формата, какие берут с собой на долгий уик-энд.
— День добрый, сынок, — обратилась миссис Бробст к Куинну, и тот поздоровался с ней.
— Как сегодня ваш автомобиль? — спросил он, вспомнив о вишневом «кадиллаке» 1967 года выпуска, который в руках миссис Бробст напоминал оружие нападения с белыми покрышками.
— Прекрасно, просто прекрасно. Сбили вчера белку, когда уезжали, правда, Беттиэнн? Одна из этих маленьких серых чудовищ, которая больше не будет таскать корм для птиц. Со мной лоб в лоб лучше не сталкиваться, молодой человек, я так Беттиэнн и сказала. Не забудете об этом, когда в следующий раз будете перебегать улицу в белье и увидите, что мы едем. А теперь ешьте, пока не остыло, не обращайте на нас внимания.
— Совершенно верно, — радостно согласилась миссис Беттиэнн Финк. — Во всяком случае, вы слишком стары для любой из нас. И это не белье, Амелия, а спортивные трусы. Я тебе объясняла. Честно говоря, если ты не проверишь свой слуховой аппарат, я скоро охрипну, поскольку мне приходится все время кричать.
Куинн спрятал за салфеткой улыбку, восхищаясь любовью к жизни двух старых дам, которые уже приближались к девяноста годам.
Да, за эти первые несколько дней он запомнил всех посетителей если не по именам, то по виду. Разумеется, Куинн знал больше имен, чем Шелби, потому что она была женщиной красивой, умной, замечательно трудолюбивой, но не способной запомнить два имени зараз.
Она обращалась ко всем пожилым дамам «мэм», к детям — «солнышко», а к постоянным посетителям, грубоватым мужчинам среднего возраста, почти поселившимся в угловой кабинке, — «завсегдатаи». И пожилые дамы улыбались, дети смеялись, а завсегдатаи краснели и кивали ей.
Потому что даже если Шелби и не запомнила их имена, то точно знала, что они едят и что пьют, а обитатели Восточного Вапанекена были людьми привычки. Она уже переходила от столика к столику с двумя кофейниками в руках (в одном был обычный кофе, в другом — кофе без кофеина) и подливала каждому его напиток. И все это с улыбкой, шутками и с таким видом, от которого Куинн лишился покоя.
Он сидел в своем углу и ел. И делал ненужные пометки в блокноте. И пил галлоны кофе. И ел. Завтрак, ленч и ужин.
И наблюдал за Шелби.
В эту субботу она впорхнула почти в полдень, с раскрасневшимися щеками, растрепанными волосами и с улыбкой, очень смахивавшей на коварную. Шелби увидела его, словно ее взгляд притягивало к нему, и коротко приветственно помахала, прежде чем приступить к работе.
К работе. Куинн все еще не мог переварить этого факта. Наследница, пусть и не официантка, была чертовски близка к этой должности. И судя по всему, наслаждалась каждой минутой своего рабочего дня. Одно за другим Шелби разбивала все представления Куинна о Богатых и Отвратных. Он не понимал, нравится это ему или нет. Куинн только знал, что по-прежнему замирает, глядя на нее.
Шелби не сдавалась. Не звала ни дядю, ни брата, ни кого-то еще. Она просто закатывала рукава своего костюма и ныряла в ресторан Тони, в очень чужой ей мир, и уже на полном ходу клала это заведение к своим ногам, обводила всех вокруг пальца, или как там, черт возьми, это называется.
— Здравствуй, солнышко, — сказала Шелби, взяв два стеклянных кофейника и проходя мимо девочки — маленького светловолосого херувимчика, — обедавшей с утомленной бабушкой. — Как хорошо ты сегодня выглядишь. И будешь выглядеть еще лучше, если сядешь прямо и положишь салфетку на колени.
Херувимчик, который только что показывал своей бабушке кулаки, а та суетилась и причитала, выпрямился и потянулся за салфеткой. Бабушка просияла. А Шелби двинулась дальше. Куинн почти не сомневался, что увидит шлейф сверкающей волшебной пыли.
Мимо нее промчалась Табби, что-то бормоча себе под нос.
— Добрый день, Табби, — сказала Шелби. — Как ты сегодня?
— По сравнению с чем? — автоматически отозвалась официантка и, подавшись вперед, так что голова опередила тело на добрых два фута, полетела на кухню передать очередной заказ.
Шелби покачала головой и улыбнулась вслед Табби.
— Дамы, — обратилась она к миссис Бробст и миссис Финк, — вы прекрасно выглядите. Признаться, я в восторге от ваших шляп. Они так вам идут. Как жаль, что носят их лишь немногие, а ведь шляпа — самый точный признак настоящей леди. Без кофеина, я не ошибаюсь?
— Какая милая, — проревела миссис Бробст, когда Шелби отошла. В ответ последовала тирада на языке жестов от миссис Финк, означавшая: «Ради Бога, Амелия, включи слуховой аппарат, чтобы услышать собственный рев! «
Шелби легко перемещалась между столами, пока не подошла к угловой кабинке. Там сидели шестеро мужчин: курчавые седеющие волосы, кожаные куртки с черепами, раздувшиеся от пива животы и руки и ногти, никогда не отмывающиеся до конца. Отцы семейств, все до единого; двое уже дедушки. Они работали всю жизнь, пока не закрылся местный завод металлических изделий в Бетлехеме, и теперь жили на пособие по безработице, попивая кофе Тони и предаваясь воспоминаниям. По мнению Куинна, они были безвреднее котят, хотя чужие не подошли бы к ним близко, чтобы убедиться в этом.
Куинн, приоткрыв рот, смотрел, как два здоровых, все еще крепких мужика склонили головы и пробормотали неуклюжие извинения.
Шелби пошла дальше, не подозревая о том, что только что пожурила двух из шести бывших «зеленых беретов», которые, как Куинн узнал от Гарри, в общей сложности имели три дюжины медалей за храбрость. Они не принадлежали к тем людям, которые следят за своей речью, которые, возможно, до сих пор, несмотря на свой уже средний возраст, помнили, как убить человека двенадцатью разными способами и даже не вспотеть при этом.
Сумеречная зона. Куинн чувствовал, что переезд в Восточный Вапанекен явно переместил его на шаг или два в глубь сумеречной зоны.
Куинн наблюдал, как Шелби заканчивает обход помещения и с обоими кофейниками останавливается у его стола, терпеливо дожидаясь, пока он отодвинет для нее стул. Она ничего не говорила, но одним своим видом заставляла мужчин открывать ей дверцу автомобиля, отодвигать стул, бросаться на гранату.
— Как твои дела? — спросила Шелби, наполняя чашку Куинна. Потом откинулась на спинку стула и улыбнулась. — Вчера вечером я прекрасно провела время. Еще раз спасибо.
Такая воспитанная, такая вежливая, даже когда сидит в ресторане Тони. Леди в белых перчатках, которая назавтра после приема пишет на великолепной бумаге с личным гербом письмо с выражением благодарности за вчерашний вечер.
— Не стоит благодарности, Шелли. Я тоже прекрасно провел время. Бренда сказала тебе о наших планах на сегодня? Если ты не слишком устала, конечно. Миниатюрный гольф. Ты когда-нибудь играла?
Шелби улыбнулась: он сформулировал свой вопрос так, что ей не пришлось лгать.
— Нет. Я никогда не играла в миниатюрный гольф. Но ничего страшного. Я знаю, что не слишком-то помогала тебе вчера в кегельбане. Кстати, я уже договорилась с Брендой, что сегодня вечером мужчины играют против женщин, раз уж ты держался таким молодцом, несмотря на то что сильно проиграл вчера.
Куинн почувствовал, что дело нечисто, но лишь улыбнулся Шелби.
— Ладно, если не возражаешь.
— Совсем не возражаю, честно. — Глянув налево, в сторону угловой кабинки, Шелби наклонилась и тихо прошептала: — Не знаю, стоит ли мне вообще говорить, но…
Она умолкла, и Куинн тоже подался вперед, желая услышать продолжение.
Шелби вздохнула. Она думала сказать об этом Бренде, но, поскольку та ничего не смогла бы с этим сделать, это показалось ей бессмысленным. Шелби не знала, с чего вдруг взяла, — что Куинн способен ей помочь. Просто он казался тем, кто в силах справиться почти со всем. — Или Куинн хотя бы скажет, чтобы она не волновалась.
— Вероятно, я ошибаюсь, да и невозможно услышать правильно, если слышишь только часть чего-то, но…
— Шелли, — прервал ее Куинн. — Выкладывай.
Она еще раз посмотрела на угловую кабинку, затем склонила голову, делая вид, что заинтересовалась солонкой.
— Хорошо, но помни: может, тут ничего нет. Вообще ничего. Они очень милые, если присмотреться. Наверное, вполне безобидны.
— Клянусь молчать, — Куинн приложил ладонь к груди. — А теперь давай, не тяни.
— Я слышала их разговор. Вчера днем, когда они пришли сюда выпить кофе с восхитительным шоколадным тортом, который печет дома эта милая девочка и приносит сюда три раза в неделю. Вообще-то я пробовала отличные шоколадные десерты в… словом, множество шоколадных десертов, но этот — лучший… Я отклоняюсь от темы, да?
— Ты пару раз сбилась с дороги, но теперь снова на ней, — улыбнулся Куинн. — Позволь мне помочь. Вчера ты слышала разговор Джорджа с другими, правильно?
Шелби наморщила лоб.
— Джордж? А кто такой Джордж?
— Не важно. Продолжай, пожалуйста.
— Да. Медленно, не привлекая внимания, обернись. Чингисхан пяти футов ростом и весом восемьдесят фунтов, в соломенной шляпе с розовыми розами.
Шелби сосчитала про себя до трех, уронила на пол салфетку, наклонилась, чтобы поднять ее, и посмотрела назад.
— Нет. — Она взглянула на Куинна своими милыми карими глазами размером с блюдца.
— Да, Шелли. — Куинн в который раз уже вспомнил, что метафорически положил на полку шпионские навыки Шелби. — Миссис Бробст уже шесть лет мэр Восточного Вапанекена, с тех пор как умер ее муж. А он, кстати, был мэром тридцать семь лет.
— Откуда ты знаешь?
Куинн улыбнулся, довольный собой и своей ложью.
— Помнишь: я здесь для того, чтобы живописать местный колорит? Я всего лишь сходил в здешнюю библиотеку. Так что объясни мне, зачем завсегдатаям лишать ее жизни? Что она сделала — наехала своим танком на их мотоциклы?
Шелби бросила еще один взгляд украдкой на Амелию Бробст, которая с большим трудом донесла до рта тяжелую коричневую кружку с кофе, не расплескав ее содержимое. Шелби уже собиралась поговорить об этом с Тони. Кружки хороши для мужчин, но для дам должны быть чашки с блюдцами. Тонкие фарфоровые, возможно, с цветочками. Казалось бы, мелочь, но все складывается из мелочей, особенно когда содержишь пользующийся популярностью ресторан.
Наверное, Шелби еще не видела бухгалтерских книг Тони…
Она заставила себя сосредоточиться. Улыбнулась старым дамам и повернулась к Куинну.
— Они собираются убить ее? Но это же нелепо!
— Эй! — Куинн поднял руки. — Не смотри на меня. Это сказала ты.
Ее плечи поникли.
— Да, конечно. — Шелби снова выпрямилась. — Это имеет какое-то отношение к военному мемориалу, мэр не разрешает поставить его в городском парке. По-моему, если я правильно расслышала — а я действительно старалась не слушать, — мэр считает, что того мемориала, который есть, достаточно для всех войн. Завсегдатаи так не думают.
Куинн кивнул.
— Ладно. Теперь твои слова обрели смысл. Завсегдатаи, как ты их называешь, все ветераны вьетнамской войны. Вероятно, они на самом деле хотят поставить отдельный мемориал. Но из этого не следует, что они собираются убить Амелию. Они просто разговаривают, вот и все. Мужчины так делают. Разговаривают.
— И они все говорят о том, чтобы перерезать тормозной шланг? — спросила Шелби и вскинула одну бровь, ожидая ответа Куинна.
Он помолчал, обдумывая эти слова. Куинн служил в полиции. Работал телохранителем. Сейчас он был служащим, и уже более года не занимался практической деятельностью. Куинн посмеялся бы над страхами Шелби, если бы был вполне уверен в своей правоте.
— Уж очень определенно для грез наяву, — заметил он.
— Значит, по-твоему, они могут попытаться навредить ей?
— Позволь мне вернуться к этому немного позже, ладно? Я проведу небольшое расследование.
— Будь осторожен. — Куинн ухмыльнулся.
— А что, Шелли, тебе не все равно? Я тронут, очень тронут. Что ты настолько мне доверяешь. Что тревожишься обо мне.
Шелби вспыхнула.
— А сейчас ты просто невежлив, — сказала она, сожалея о том, что его улыбка оказывает на нее такое неожиданное воздействие, вызывает такие неподобающие для леди мысли… мысли, которых не должно быть у помолвленной женщины.
Отодвинув стул, Шелби» жестом попросила его не вставать. Ей нужно было убраться подальше от Куинна, пока она не протянула руку и не откинула с его лба прядь черных волос. Пока Ничем не выдала себя.
— Мне, пожалуй, пора идти писать на доске названия наших сегодняшних специальных блюд, пока это не сделал Тони. Я все пытаюсь заставить его писать слово «филе» с одним «л».
Не плотоядно, не толкая друг друга локтями и не отпуская тихих замечаний, завсегдатаи смотрели на нее. Один из них даже вытащил свою бумажную салфетку из-за ворота рубашки, разгладил и положил на колени.
Шелби остановилась рядом с херувимчиком, поставила кофейник и достала из кармана две монетки по двадцать пять центов для видеоигры, находящейся в коридоре, который вел к туалетам. Девочка взяла монетки и сказала: «Большое спасибо», прежде чем побежать играть, оставив бабушку спокойно допивать свой кофе.
— Спасибо, Шелли, — сказала та.
— Мой дядя всегда говорил, что хорошее поведение должно вознаграждаться, — подмигнула ей Шелби. — А поскольку вы вели себя хорошо, я решила немного поощрить вас.
Бабушка рассмеялась и еще раз поблагодарила Шелби.
Завсегдатаи вернулись к своему обеду, положив салфетки на колени.
А Тони, только что затянувший свое известное «ну почему я вам все прощаю», увидел приближающуюся Шелби, закрыл рот, в последний раз бросил полный бессильной злобы взгляд на Табби и удалился на кухню.
— Ну надо же! Думаешь, он хоть на минуту испугался мисс Хорошие Манеры? Но все равно я твоя должница, лапа. — Табби дружески хлопнула Шелби по плечу, отчего та покачнулась.
Куинн посмотрел в свою тарелку и осознал, что умудрился съесть весь сандвич с отбивной. Взяв кружку кофе, он пошел к угловой кабинке, знаком показал, что хотел бы присесть рядом и поговорить об отличных мотоциклах, которые видел на стоянке. Не бог весть какой предлог, но для начала сойдет.
Завсегдатаи пригласили Куинна присоединиться, а тот, которого звали Джордж, даже стукнул ногой в перегородку, да так, что из соседней кабинки навстречу Куинну выехал пустой стул.
— Спасибо, Джордж.
Цивилизация приходит в Восточный Вапанекен. Цивилизация и возможный сговор с целью убийства? Потрясающе!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Не могу отвести глаза - Майклз Кейси



Книга очень легко написана, нет затянутых моментов, но ближе к развязке стало похоже на сказку (не реалистически). Но читать можна.
Не могу отвести глаза - Майклз КейсиМарина
7.06.2013, 6.50





классное чтиво для отдыха
Не могу отвести глаза - Майклз Кейсияника
24.07.2014, 15.10








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100