Читать онлайн Мэгги по книжке, автора - Майклз Кейси, Раздел - Глава 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Мэгги по книжке - Майклз Кейси бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 10 (Голосов: 1)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Мэгги по книжке - Майклз Кейси - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Мэгги по книжке - Майклз Кейси - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Майклз Кейси

Мэгги по книжке

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 14

— Доброе утро, Блейкли, — Венделл прошаркал в комнату. — Как жизнь?
— Как всегда, наслаждаюсь своим отменным здоровьем, спасибо.
— Да? Ну хорошо. Устроились на работу?
— Напротив, я настойчиво пребываю в праздности, как подобает зажиточному джентльмену, и посвящаю свое время благотворительности, чтобы оказать поддержку менее удачливым. О, бравый сержант тоже почтил нас своим присутствием, — Сен-Жюст пропустил Деккера в комнату. — Прекрасно выглядите, сержант. Как чудесно, что вы согласились присоединиться к нашему маленькому собранию.
Деккер, который молча направлялся к бубликам и кофе, застыл на месте.
— Какое собрание? Я пришел допросить Мари-Луизу… — он полез в карман спортивной куртки, достал блокнот и пролистал его. — Мари-Луизу… Странно, у меня нет ее фамилии. А почему, собственно говоря?
— «Луиза» — это и есть фамилия, сержант, — быстро соврала Мэгги, осознавая, что раз Сен-Жюст здесь, то она должна разделять с ним и неприятности. — Помните Тину Луиз? Которая играла кузину Джинджер в «Острове Джиллиан»? Возможно, вы заметили сходство? Мари-Луиза — потомок Луизов из Омахи.
— Серьезно, что ли? Ух ты, — сказал Деккер и продолжил путь к столику.
Мэгги наблюдала, как он взял ложку, зачерпнул сливочный сыр и стал намазывать его на целый бублик с изюмом и корицей.
Испачкав три салфетки и облизав два пальца, он в конце концов взгромоздил на бублик полфунта сыра.
Сен-Жюст прав. Этот человек не может даже толком намазать масло на булочку, вернее, на бублик.
— А мармелада нет? Я люблю виноградный. Нет? Ну хоть какого-нибудь? — Деккер пошарил среди чашек и блюдец.
— Простите, сержант, но мы его уже съели, — сказала Мэгги, а Берни хихикала в кулак. — Не могли бы вы сесть? По-моему, Алекс уже начинает.
— Начинает что? Венделл, во что вы меня втянули? И вообще, у меня уже есть главный подозреваемый.
— Надеюсь, сержант, что у вас также есть голова на плечах, — холодно произнес Сен-Жюст. — Мне кажется, мы могли бы побудить вас начать ею пользоваться, раз уж выдалась такая возможность.
— Слушайте, Венделл, вы говорили, что знаете его. Что за чушь несет этот пижон?
Венделл пожал плечами, поцеловал Мэгги и пожелал ей доброго утра. Какой он замечательный. Он так ей нравился, честно. Такой милый и помятый…
Сен-Жюст присоединился к ним, а Табби тем временем пригласила Деккера сесть возле нее и расстелила ему на коленях салфетку. Возможно, так она надеялась спасти обивку.
— Он вам еще ничего не рассказал? — поинтересовался Сен-Жюст.
— Например, что собирается делать с призом? — поморщился Венделл. — Знаете, где я застал его утром? В фирменном магазине «Феррари», где он — с ума сойти! — приценивался к красному автомобилю. Этот болван убежден, что он — второй Джанкарло, хоть я не знаю, что это за тип. Будь у меня хоть малейшая надежда, что этот придурок способен самостоятельно найти выход из телефонной будки, я бы не стал подыгрывать вам, Блейкли.
— И я ценю вашу жертвенность, Венделл, воистину ценю. Не так ли, Мэгги? Смею надеяться, что во время моего расследования мы неплохо поладим. Осмелюсь заявить, что в результате моего исследования мы продвинемся вперед.
— Вашего расследования? Все ясно. Мне нравится, как вы водите за нос Деккера, но сейчас я ухожу.
— Не уходи, Стив, — вскочила Мэгги. — Ведь Алекс в прошлый раз помог нам. Смотри, он всех собрал. Ну, кроме Веры, но она придет, как только наштукатурится. Мы даже добыли эти доски.
— Доски, — мрачно повторил Венделл. — Замечательно. А смех за кадром будет? Ладно, ладно. Не хмурься, Мэгги, я остаюсь.
— Да, прошу вас, останьтесь, — невозмутимо произнес Сен-Жюст, и Мэгги очень захотелось затолкать ему в рот салфетку, чтобы он замолчал. — Держу пари, мы неплохо повеселимся. А теперь давайте заключим временное перемирие, Венделл. Можем снова взяться за оружие, как только разоблачим Шутника и найдем Убийцу. Венделл поднял брови:
— Ладно, будем считать, что я вас понял. Вы сказали — Шутник и Убийца? Вы тоже так считаете? Хорошо. Мне казалось, я единственный, кто понял, что у нас два разных преступления и два разных мотива. Если вы не начнете тут расхаживать, размахивать моноклем и строит из себя напыщенного болвана, я смогу с вами работать.
— Не волнуйся, Стив, — Мэгги придвинула к себе стул, намекая, чтобы он сел рядом с ней за стол. — Алекс только делает вид, что он напыщенный и высокомерный всезнайка. Может быть, ты этого еще не заметил, но он далеко не глуп.
— Дражайшая Мэгги, я недостоин столь лестного отзыва, — Сен-Жюст поклонился. — А теперь давайте начнем.
Он обошел стол и остановился перед досками.
— Дамы, господа констебли, прошу вашего внимания.
— Констебли? — Стив рухнул на стул. — Ты обещала, что он не будет издеваться.
— Алекс всегда такой, — Мэгги похлопала его по руке. — Я сказала только, что он не глуп.
В дверь снова постучали, и сержант быстро открыл ее (предварительно слизав с пальцев сыр, и Мэгги подумала, продается ли в сувенирной лавке отеля дезинфицирующее средство). Вошла запыхавшаяся Венера.
— Я опоздала? Только что разговаривала по телефону с очаровательным мужчиной из Чикаго.
— С мужчиной? — Деккер напрягся. — У вас есть лицензия на секс по телефону, мисс Симмонс?
Венера вытаращила на него глаза и открыла рот.
— Я… Что вы сказали? О господи, Вилли, что за глупости. Я просто давала по телефону интервью радиостанции. Рекламировала новую книгу, — добавила она, заметив, что Деккер еще не понял. — Все в порядке?
— Мне показалось, что она даст ему пинка под зад, — прошептала Мэгги Сен-Жюсту и Стиву. — Вам не кажется, что у нее странный взгляд? Интересно, она приняла успокоительное или просто не в себе? В любом случае хорошо, что она сообразила, что еще нужен этот придурок.
— Искренне надеюсь, что ненадолго, — Сен-Жюст подошел к Венере и усадил ее рядом с Верни, поскольку Табби внезапно захотелось расправить юбку на весь диван. Деккер сел на стул около рояля.
— Что-нибудь узнала, Вера? — Мэгги чувствовала, что Стив снова занервничал. Она была готова сделать что угодно, лишь бы не дать ему уйти раньше времени.
— Да, Мэгги, узнала. И на самом деле это так забавно. В смысле — шпионить. Я чувствовала себя прямо Джессикой Флетчер из сериала «Она написала убийство». Я ведь все-таки женщина и писатель… В общем, вы поняли, к чему я. У меня нет велосипеда, но Джессика переехала в Нью-Йорк, когда начал падать рейтинг сериала. Я могу купить велосипед, если так нужно, — она обвела всех взглядом и опустила голову. — Извините. Просто мне так… у меня словно выросли крылья.
— Господи помилуй, крылья у нее выросли. И зачем она нам нужна? — процедила Мэгги сквозь зубы.
Венера достала из сумочки несколько сложенных листов бумаги.
— Я была очень серьезной маленькой Джессикой Флетчер. Вот список участников, которые все еще здесь, — она протянула листки Сен-Жюсту, а тот передал их Венделлу. — Восемьсот двадцать шесть. Уехала примерно половина и уезжают до сих пор.
— Уезжают? — Деккер побледнел. — Но они не имеют права. Пока у меня нет веских оснований для ареста Луизы Омахи, они остаются подозреваемыми.
— Ну и придурок, — прошептал Венделл, потирая лоб. — Деккер, вы не можете подозревать полторы тысячи человек. Мэгги уже дала мне список всех зарегистрированных участников. Или вы собираетесь держать здесь этих дамочек за счет налогоплательщиков, пока не раскроете преступление? Дай бог, если это случится к следующему Рождеству, и то если повезет.
Никто бы не доверил Вилли расследовать убийство, но раз уж он здесь оказался, то он главный, и ничего с этим не поделаешь, закончил он мысленно.
— Могу я продолжать? — вкрадчиво поинтересовался Сен-Жюст, постукивая маркером по правой доске. — Благодарю. Теперь, как вы все видите… Надеюсь, вы все видите? Сержант, может, вам сесть поближе?
— Нет, не надо, — Деккер проглотил последний кусок бублика.
— Как вам будет угодно, сержант, — вздохнул Сен-Жюст. — Как большинство из вас видит, на этой доске я написал «Первый негодяй», а на второй… Как видите. В настоящий момент я бы хотел кое-что изменить. Мэгги, как мне стереть надпись?
Мэгги намочила салфетку в стакане с водой.
— Вытирай вот этим.
— А она не испортится? — спросил Сен-Жюст, стирая надпись.
— Слушай, после того, как я вчера просидела в этом проклятом лифте, меня одарили двумя жалкими купонами на бесплатную выпивку. Я уж добавлю к этому одну салфетку.
— Банни рассказала мне, что собирается подать иск, — добавила Венера. — После чего улетела домой. Вот курица. А курицы летают? Что-то сомневаюсь. Нет, наверно, она улетела, как… индюшка.
— Индюшки тоже не летают, — хмыкнула Мэгги.
— Как всегда, умничаешь. А я ведь просто так сказала, к слову. В общем, она останется в истории как худший председатель за время существования ГиТЛЭРа.
— Восставший любовный жезл, — пробурчала Верни. Она подошла к мини-бару и налила себе скотча. — Мне ночью снились кошмары.
— Итак, отложим на время список подозреваемых. Пожалуйста, не обращайте внимания на то, что я сейчас напишу на первой доске, — сказал Сен-Жюст.
Мэгги обернулась и увидела, что он написал «Второй негодяй» в центре первой доски своим идеальным каллиграфическим почерком. А затем вернулся к чистой второй доске.
— Что ж, можно продолжать. Предлагаю начать с перечисления событий, которые произошли с самого начала конференции, и вспомнить их не обязательно по порядку, но все. Мы обсудим и впишем — либо сюда, — Сен-Жюст написал «Шутник» наверху второй доски, — либо сюда, — в центре доски он написал «Убийца», — поскольку мы уже пришли к выводу, что преступников двое и у каждого своя цель. Мэгги, начнем с тебя. Ты присутствовала при первом розыгрыше.
— Она? Стреляли-то в меня, помните? — возмутилась Венера.
Деккер достал из внутреннего кармана куртки свой верный блокнот.
— В вас стреляли? И вы не вызвали полицию?
— Пистолет был игрушечный, — объяснила Венера. — Впрочем, неважно. На меня напали, несколько раз. Но дело не в этом. Посягнули на ГиТЛЭР в первый же день. Вот почему я здесь, Вилли. Пока я дышу, никто, никто не смеет посягать на мой возлюбленный ГиТЛЭР! Я пролью свет на происки врагов. Мы сделаем это вместе, правда? Один за всех, и все за одного!
— Вы это слышали? Она просто ходячее клише. Да еще и выглядит как обкуренная. Наверняка начала глотать какое-нибудь экстази, — Мэгги подперла руками голову.
— Благодарю вас, Венера, — Сен-Жюст мягко похлопал ей. — Я восхищен вашей решимостью. Ну что, в бой за ГиТЛЭР?
— За ГиТЛЭР! — Венера улыбнулась и отсалютовала ему кулаком.
— ГиТЛЭР — это чего? — спросил Деккер, снова потеряв нить разговора. Сен-Жюст строго посмотрел на него.
— Первый розыгрыш, — виконт взял красный и синий маркер. — Ковбой с пистолетом. Кто что думает?
Чувствуя себя ужасно глупо, Мэгги подняла руку. Сен-Жюст вызвал ее.
— Шутник, — уверенно произнесла она, надеясь, что сейчас все закрутится и Венделл не уйдет.
— Согласны? — спросил Сен-Жюст. Никто не возразил, и он записал «ковбой» под словом «Шутник». — Следующий?
— Можно я! Можно я! — закричала Венера, вытягивая руку, словно первоклассник.
Если подумать, решила Мэгги, то все это напоминает комедийное телешоу.
Сен-Жюст вздохнул и позволил Венере говорить.
— Потом у меня в номере были мыши, это сделал Шутник.
— Шутник в номере с мышами, — тихо пропела Мэгги, спрашивая себя, нет ли в сумочке Веры еще таблеток счастья и не захочет ли она поделиться.
— Мыши в номере? Здесь, в отеле? — снова встрял Деккер. Да, этот парень тот еще тугодум, но если повторить фразу несколько раз, он мог ее уловить.
— Молчите и слушайте, Деккер, — бросил Венделл. — Съешьте бублик или еще что-нибудь.
Деккер послушно подошел к столу и пошарил на подносе. Обнаружив недоеденный бублик Мэгги, он выложил на блюдце остатки сливочного сыра, вернулся к роялю, сел на стул и принялся есть бублик, обмакивая его в сыр.
Под «ковбоем» появились «мыши».
Потом к списку добавились «засохшие цветы», «пропавшие книги и карточки», «телефонные звонки Морин Бейтс Оукли», «горилла», «потоп в библиотеке» и, наконец, «Банни Уилкинсон на крыше».
— Что ж, с этим покончено, — сказал Сен-Жюст. — Теперь перейдем к происшествиям с телесными повреждениями. Начнем с Джанкарло.
— Телесными чего?
— Жуйте, Деккер! — рявкнул Венделл. — Мэгги рассказала мне об этом, Блейкли. Вы говорите о парне, которому заехали носком по физиономии? Это и есть Джанкарло?
— Да, Джанкарло, король моделей. У меня есть версия, что его ударили носком, набитым монетами, возможно, четвертаками, чтобы сорвать фотосессию, в которой он собирался участвовать вместе с мисс Симмонс.
— Опять она? — Венделл уставился на Венеру. Та пыталась выглядеть одновременно оскорбленной и прекрасной. По мнению Мэгги, на самом деле она выглядела замороженной, но при этом довольной.
— Да, но я считаю, что в данном случае объектом посягательств был Джанкарло. Так что же это — выходка Шутника или дело рук Убийцы? Имейте в виду, что к этому моменту мы уже стали свидетелями, — он начал указывать маркером на доску, — ковбоя, мышей, сухих цветов, телефонных звонков, которые сорвали речь мисс Оукли, и так далее.
— Я понял, к чему вы клоните, Блейкли, — Венделл поднялся и принялся ходить по комнате. — В первый день и утром следующего дня было достаточно розыгрышей, чтобы навести на мысль о том, что эти выходки послужат хорошим прикрытием для чего-то более серьезного вроде убийства. Или, по крайней мере, нападения.
— Совершенно верно. Кроме того, есть двое, которым было выгодно отстранение Джанкарло от конкурса. Это Дамьен и Люциус, участники конкурса «Лицо с обложки». Я сам, естественно, не в счет.
— Почему естественно? — спросил Венделл, ухмыляясь Мэгги, которая показала ему язык. Ох уж это мужское соперничество! Это, конечно, приятно, но порой здорово досаждает. — Ладно, ладно, забудьте. Но удар в челюсть носком, набитым четвертаками, — это не убийство.
— Правильно, — согласился Сен-Жюст. — Так что, это работа Шутника или Убийцы?
— Убийцы, — заявила Берни. — Джанкарло получал солидный куш за то, что позировал для обложек. Если он не участвует в конкурсе, в котором побеждал уже четыре раза — ему давали выигрывать так часто, как только возможно, — то это открывает двери Дамьену и Люциусу.
— Прошу меня простить, Бернис, но я тоже конкурсант. И позволю себе нескромность — уже фаворит.
— Ну да, точно. Прости, Алекс. Сен-Жюст слегка наклонил голову. Табби робко подняла руку и была вызвана.
— Спасибо, Алекс. Я думаю, Берни хотела сказать, что Джанкарло может стать следующей жертвой, если убийцу Розы не найдут. Роза и Джанкарло были близки. Я слышала от разных людей, что Джанкарло собирается уходить. Его слишком часто использовали в качестве модели, поэтому издатели теперь ищут новую грудь, то есть лицо. Зачем его вышибать из конкурса, если он и так уже одной ногой за дверью? Тем более что за него стали бы голосовать из сочувствия.
Мне, например, было его жалко. Если не он следующая жертва, я могла бы предположить, что он сам себя ударил в качестве рекламного трюка. Ведь в зале его ждала пресса. И еще откуда ни возьмись появился визажист, чтобы замазать ему синяк.
— Все очень логично, Алекс. Эта женщина всегда меня удивляет, — Мэгги посмотрела на Сен-Жюста. — Стоит лишь подумать, что ее мозги завязаны розовыми ленточками и придумывают елочные украшения из картонок от туалетной бумаги, как она сражает тебя наповал.
Сен-Жюст молча повернулся к доске, провел линию и начал новый столбец, «Джанкарло». Под этим именем он написал: «Шутник?», «Убийца?», «Рекламный трюк?»
— Ну что ж, дамы, вернемся к Джанкарло позже.
— Убийца, Алекс? Ты уверен? А ты не хочешь написать «вероятная жертва»?
— Сейчас мы просто перечисляем события, Мэгги, стараясь связать их либо с Шутником, либо с Убийцей. В случае с Джанкарло я просто добавил третью возможность.
— Понятно. Хотя так он больше похож на подозреваемого, чем на жертву. Получается, что насчет него у нас три версии.
— Можно и так сказать, — Сен-Жюст в ответ спокойно посмотрел на нее. — Интересно. Мне нравится ход твоих мыслей, дорогая.
— Мне теперь так тепло и хорошо, — Мэгги скорчила рожицу.
— Я, как всегда, рад быть к твоим услугам. Вернемся к списку. Кто следующий?
— Снова Венера, — выдал Деккер. Все обернулись и увидели, как он слизывает с блюдца остатки сливочного сыра. — Удар током, помните? Я думаю, это сделал Убийца.
— А я, пожалуй, с вами не соглашусь, — Сен-Жюст демонстративно повернулся к нему спиной. — Будь это Убийца, наша дорогая мисс Симмонс не почтила бы нас своим присутствием. Прямо сейчас она отправлялась бы в последний путь. Нет, это был еще один розыгрыш. Злой розыгрыш, но тем не менее это дело рук Шутника, — он поднял маркер. — У кого есть возражения?
— У меня нет, — Венера откинулась на спинку дивана. — Не хочу думать, что меня собирались убить.
— Просто кому-то ты слишком нравишься, Вера, — Мэгги улыбнулась. — Пора бы привыкнуть.
— Не смешно, — буркнула та.
— Вы заметили, что большая часть розыгрышей досталась Венере? — подала голос Берни. — Возможно, Мэгги права и кто-то правда ее не любит. Все-таки здесь было более полутора тысяч человек. Широкий простор для деятельности.
— Мисс Симмонс — главный докладчик, Берни, — напомнил Сен-Жюст. — Любые неприятности, связанные с ней, привлекают внимание журналистов. И мы подошли к очень важному вопросу. Мотив.
— Может, сначала внесем в столбец «Убийца» смерть Розы? — предложила Табби, как примерная ученица. — Тогда список будет полным.
Сен-Жюст послушно записал Розу Шервуд под словом «Убийца».
— Да уж, Роза незабываема, — заявила Берни. — Ее убийство явно опровергает твою теорию о том, что Шутником была она, верно, Табби?
— Это было предположение, — Табби заново расправила вокруг себя юбку. — Я не слишком ее любила, но это не преступление. Она умерла, и бог с ней.
— Мне казалось, она была довольно милой старой девой, — произнес Сен-Жюст.
— Не говори так, это шовинизм, — предупредила Мэгги и объяснила: — Роза была деловой женщиной и не всегда играла в открытую, о чем упоминали многие. Скажем прямо, она шла по головам, когда создавала свою империю любовных романов. За такое вряд ли будут любить.
— Ладно, вернемся к делу, — перебил Венделл. — Пока мы выяснили только, что преступников двое. Один устраивал розыгрыши, другой зарезал в лифте симпатичную — или не очень симпатичную — пожилую леди. Что еще?
— Подозреваемые, лев-тенант, — ответил Сен-Жюст, и Венделл сел. — Будьте добры, достаньте вашу записную книжку и внесите туда имена, которые я продиктую.
— Вы знаете имена? — удивился Венделл, открывая книжку. — Ну что ж, давайте.
— Перед тем как я начну говорить, должен предупредить вас, что в данный момент целиком и полностью полагаюсь на интуицию, и потребуется раздобыть факты, дабы подкрепить мои туманные предположения.
— Он странно говорит, но до меня дошло. Он ни черта не знает, — Деккер закрыл блокнот и сунул его в карман.
— И этот человек считает, что блещет остроумием. Забавно. Итак, начнем, — Сен-Жюст устремил на сержанта бесстрастный взгляд. — Я бы попросил проверить компанию «Свет Для Всех», поскольку видел человека, возможно, работающего там. Этот человек поспешно покинул место происшествия сразу после того, как мисс Симмонс получила удар током. Этот человек был одет в мешковатую коричневую униформу, на спине куртки было написано название компании, а под надписью — грубое изображение лампочки.
— Это сокрытие свидетельских показаний, Блейкли, — Деккер выдвинул свою внушительную челюсть. — Вы должны были рассказать мне.
Мэгги закрыла глаза, ожидая взрыва, но Сен-Жюст великолепно владел своими эмоциями.
— Насколько я помню, сержант, — ровным тоном произнес он, — вас не слишком интересовало, что я говорю. Вы были погружены в мечты и думали о том, как оказаться на обложке. Так что мы бесконечно счастливы удостоиться наконец вашего внимания. Венделл, можете ли вы как-то использовать эту информацию? В передаче про Полицейский департамент Нью-Йорка «Стражи в синем» смогли бы.
— У этого сериала денег больше, чем у настоящего Департамента, — ответил Венделл. — И удар током — не самое главное в этом деле. Или вы считаете, что это связано с убийством?
— Давайте так считать, это будет проще, — кивнул Сен-Жюст. — Связь была бы более очевидной, если для того, чтобы вывести из строя противопожарную систему в библиотеке, необходимо уметь обращаться с электричеством.
— Вроде бы она работает от электросети. Ладно, вы меня убедили. Я проверю этот «Свет Для Всех». Но в Нью-Йорке может оказаться куча отделений этой компании. А если я их найду, тогда что?
— Тогда, друг мой, я попрошу вас проверить сотрудников, чьи фамилии значатся в списках участников конференции. Я недавно заметил, что в написании любовных романов может принимать участие супруг писателя, и полагаю, что мы должны иметь в виду такого рода связи. Кроме того, когда вы будете искать этого человека, постарайтесь также проверить прошлое следующих людей. И он начал называть имена.
— Начните, пожалуйста, с самого Джанкарло — жертва он, потенциальный преступник или даже убийца. Далее — Дамьен, затем Люциус. Не стоит забывать, что в этом обложечном бизнесе все готовы друг другу глотку перерезать. А также о том, что Роза Шервуд, которая руководит — руководила — этим конкурсом, могла повлиять на результаты голосования так, как ей выгодно.
— А Лиза Лэнг? — подала голос Мэгги, решив, что слишком долго молчала. — Интересно, почему она все эти годы оставалась в журнале и терпела нападки Розы? Вряд ли ей платили бешеные деньги, и мы все слышали, как Роза обозвала ее шлюшкой. Я считаю, что Лиза неровно дышит к Джанкарло.
— Да уж, конечно, — фыркнула Венера из глубин дивана, где лежала, свернувшись калачиком. — Лиза-подлиза. У Джанкарло любовь с Джанкарло. Все эти модели любят только сами себя.
— Я ее проверю, Мэгги, — Венделл записал еще одно имя.
— Затем, — Сен-Жюст посмотрел на Мэгги, — я попросил бы проверить Марту Коловски.
— Марту? — Венера села. — Ладно, с Лизой все понятно. А Марта здесь при чем? Она не могла убить Розу.
— Я согласен, Венера, — кивнул Сен-Жюст. — Но мы исходим из предположения, что негодяев двое.
— Действительно, — Венера нахмурилась, глаза ее сузились, уши слегка покраснели. — Если эта дрянь напустила мышей ко мне в номер, я…
— Нет, Вера, — Мэгги вскочила. — Ты сейчас с нами, поэтому будешь молчать о том, чем мы занимаемся. Иначе я тебя выгоню. Мы продолжим вести расследование, но тебе ничего рассказывать не будем. Поняла?
— Ты не смеешь мне приказывать, — Венера скрестила руки на своей пышной груди.
— Возможно, и нет, — вмешался Венделл. — Зато я смею, мисс Симмонс. Если только вы не хотите, чтобы я проверил и вас тоже. Можно даже обратиться в налоговое управление. Насколько мне известно, ради рекламы люди совершают очень странные поступки. Если Джанкарло это сделал, могли сделать и вы.
— Это… оскорбление, — возмутилась Венера, но потом сникла. — Ну хорошо. Бдительность — мать безопасности. Я буду нема как рыба, — она провела пальцами по рту, словно закрывая его на «молнию», и промычала, почти не разжимая губ: — Вот, теперь довольны?
— Мы вам чрезвычайно благодарны, — вкрадчиво произнес Сен-Жюст. — Сержант Деккер, вам, наверное, уже пора вернуться к работе.
— Да, хорошо, потому что так мы далеко не уедем, — Деккер встал и направился к двери. — Вы идете, Венделл?
— Ступайте вперед. Встретимся внизу через несколько минут, — Венделл подождал, пока Деккер вышел. — Блейкли, это ведь солидный список. Ну и задали вы мне работу.
— Да, я знаю. Надеюсь, он станет короче. Как сказал д'Алленваль: «Чем больше возможностей, тем сложнее выбирать». Но боюсь, нам придется проверить всех, постепенно отсеивая лишних. Вы можете почерпнуть кое-какие сведения из буклета конференции. Мэгги, будь добра, подай буклет. Если, конечно, вы способны справиться с этим заданием, Венделл.
Венделл посмотрел на Мэгги. Она явно не собиралась ничего «подавать». Алекс что, решил, будто она — Лесси?
— Сам возьми, Алекс. Вон он, лежит на столе. К удивлению Венделла, Сен-Жюст послушался и направился к столу.
— Он специально машет передо мной красной тряпкой, — буркнул Венделл и добавил, когда Сен-Жюст вернулся: — Да, Блейкли, я способен справиться. И это не задание. Мы расследуем это дело вместе. Мы команда, не забывайте.
— Конечно, конечно, — примирительно сказал Сен-Жюст, покачивая монокль на ленточке. — Прошу прощения. А вот и Стерлинг. Чудесно. Стерлинг, все прошло удачно? Просто кивни. По крайней мере, я вижу, что ты нашел уличного торговца. Можешь спокойно доедать свой хот-дог.
Стерлинг кивнул, не переставая жевать, прошел к доскам, поправил очки и посмотрел на список.
— Фто эфо факое?
— Мы занимаемся расследованием, Стерлинг, — ответил Сен-Жюст и снова обратился к Венделлу: — Возможно ли проследить — кажется, так говорят? — телефонный звонок, сделанный из одного номера отеля в другой?
— Хороший вопрос. Не знаю. А что?
— Меня интересуют телефонные звонки, которые досаждали Морин Бейтс Оукли, так что она проспала завтрак и свою речь, — объяснил Сен-Жюст. — Было бы неплохо узнать, кто звонил.
— Да, — кивнул Венделл. — Но для этого потребуется ордер, а я не думаю, что у нас для этого достаточно оснований. Что-нибудь еще?
— Я хочу сказать, — Берни откинулась на спинку дивана, и Мэгги увидела у нее на коленях телефонный справочник. — Ты был прав, Стив. «Свет Для Всех» — это сеть компаний. Только на Манхэттене их две. А если они по всей стране? Нам это не сильно поможет.
— Да уж, — вздохнул Венделл. — Кстати, чуть не забыл. Я попросил как можно быстрее проверить нож Мари-Луизы и утром получил отчет из лаборатории. Нож чист, так что она вне подозрений. Я решил, что не стоит говорить об этом при Деккере, ведь он еще ждет результатов экспертизы того ножа, который вы ему подсунули.
— Благодарю, Венделл, — поклонился Сен-Жюст. — Я в неоплатном долгу перед вами.
Мэгги прикусила губу и попыталась сделать вид, что ей все равно. Почему Алекс так заботится о Мари-Луизе? И что там между ними? Ей от силы двадцать один, она слишком молода для него. Хотя, по мнению джентльмена эпохи Регентства, она даже старовата. Большинство юных леди начинали выезжать в свет в семнадцать или восемнадцать и вскоре выходили замуж, часто за мужчину много старше себя. Почему ей никогда не приходило в голову, что герои эпохи Регентства — старые развратники? Фу, какая гадость.
— Да, Стив, спасибо, — поблагодарила Мэгги, поскольку именно так поступают хорошие люди. Ну ладно, ей тоже нравится Мари-Луиза, она хорошая девушка, только невоспитанная. Но к этому можно привыкнуть.
Венера собралась уходить, но по дороге к двери остановилась.
— Я не говорила, что регистрационный взнос за конкурс «Лицо с обложки» можно вернуть? Это имеет значение?
— Имело, — ответил Сен-Жюст. — Но поскольку Роза умерла, то теперь вряд ли. Вам есть что добавить?
Венера скисла, и Мэгги воспряла духом.
— Не забывай держать язык за зубами, Вера. Ни слова Марте, особенно теперь, что она в списке подозреваемых.
— Знаю. И еще Лиза Лэнг, — по лицу Венеры было понятно, что она не воспринимает эти подозрения всерьез.
— Да, мисс Лиза Лэнг, — Сен-Жюст поправил несуществующий галстук. — Ведь это ты предложила внести ее в список, Мэгги? Очень своевременно. Думаю, мне стоит отправиться к ней, чтобы принести соболезнования и утешить в час скорби.
— Вам не положено допрашивать подозреваемых, Блейкли, — заявил сержант Деккер, который стоял за дверью, когда Венера открыла ее.
— Деккер? — Сен-Жюст медленно повернулся к нему и поднес монокль к глазу. — Вы подслушивали? А я решил, что вы проводите следствие.
— Нуда, это ваши трудности, — Деккер выглядел будто клоун, переодетый полицейским. — Что вы там несете про скорбь? Я уже говорил с Лизой Лэнг, она очень расстроена. Зачем лишний раз тревожить ее?
— Видите ли, сержант, — протянул Сен-Жюст, убирая монокль. — Заботы большинства людей представляются мне несущественными. Возможно, у вас есть время на праздность, я же намерен раскрыть это преступление. Я бы сказал, что мне было приятно ваше общество, но для этого я слишком честен. С вашего позволения.
Мэгги расплылась в улыбке. Губы у нее были сжаты, а брови подняты. Она знала, что выглядит глупо, но куда ей до Вилли Деккера, который с отвисшей челюстью смотрел, как Сен-Жюст неторопливо удаляется, помахивая тростью.
— Пойдемте, Деккер, — окликнул сержанта Венделл. — Вам уже наверняка прислали отчет по результатам экспертизы того ножа. Как знать, если ваша версия подтвердится, то вы очень скоро арестуете преступника.
— Так и будет, а все это — пустая трата моего времени, — отрезал Деккер. Он шагнул в коридор, резко повернул налево и направился к лифту.
— Не пора ли нам послать его к чертям собачьим? — Стерлинг проводил сержанта взглядом. — Он просто олух.
— Может, Деккер и олух, Стерлинг, но он ведет это дело, так что придется его терпеть, — развел руками Венделл. — Передай Блейкли, что к вечеру мы уже получим какую-то информацию. В крайнем случае завтра утром, — он поцеловал Мэгги и двинулся по коридору, возможно, хотел удостовериться, что Деккер покинул отель.
За ним ушла Берни, чтобы проверить, как идет подготовка к приему, а потом и Табби, окутанная шарфом, отправилась на деловой ланч с клиентом. Мэгги проводила их и вернулась к столу.
— Очень любопытно, — Стерлинг стоял перед досками, сцепив за спиной руки. — Я мог бы написать про это неплохой рэп. Правда, Мэгги? — Она не ответила. — Разве тебе не понравился мой рэп?
— Мы ведь одни, да? — спросила Мэгги.
— Да, одни. Так что скажи мне честно.
— Хорошо, Стерлинг, скажу, — вздохнула она. — Как бы так выразиться… А, знаю. Выражусь, как Алекс. — Мэгги выпрямилась, посмотрела ему в глаза и серьезно произнесла: — Никогда, повторяю, никогда больше не пиши рэп.
— Ох, — Стерлинг сник. — Все настолько плохо?
— Нет, дело не в этом, — быстро произнесла она. — Просто рэп… это не твое. Стерлинг Болдер — тот самый Стерлинг Болдер — не стал бы выступать на публике.
— Я очень волновался, — согласился он.
— Тебе было неловко.
— Да, и это тоже. И еще…
— Тебе больше подойдут сонеты. Куплеты. Что-то в этом роде.
— Да, что-то в этом роде. Спасибо, Мэгги. Хорошо, я больше не буду писать рэп. Ладно. А вдруг Носокс и Мари-Луиза расстроятся?
У Мэгги было свое мнение по поводу Носокса и Мари-Луизы. Она считала, что они от души веселятся, глядя на Стерлинга. Не со зла, просто ради забавы. Но ей никогда не нравилось смеяться над человеком, который выглядит глупо.
— Нет, Стерлинг, думаю, они переживут. Ну что, с рэпом покончено?
— Покончено, — согласился Стерлинг и опять повернулся к доскам. — Все так запутано, Мэгги. Как ты думаешь, кто убил?
Мэгги встала рядом со Стерлингом, и они вдвоем посмотрели на записи.
— Не знаю. — Она помолчала. — Посмотри-ка.
— На что?
— На Джанкарло, — Мэгги ткнула пальцем в доску. — Я не заметила слов «рекламный трюк». Это означает, что Джанкарло либо Шутник, либо Убийца. Может, Алексу известно что-то, чего мы не знаем?
— Вряд ли. Он, конечно, знает много такого, чего я не знаю. Но как он может знать что-то, чего не знаешь ты? Ведь ты его придумала.
— Да, точно. Наверняка профессор Франкенштейн утешал себя тем же.
Стерлинг нахмурился.
— Знаешь, Мэгги, мне часто бывает сложно понять тебя, как и Сен-Жюста. Вы так похожи, хотя и такие разные.
Мэгги слабо улыбнулась, подняла испачканную салфетку и отправилась стирать ее в раковине.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Мэгги по книжке - Майклз Кейси


Комментарии к роману "Мэгги по книжке - Майклз Кейси" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100