Читать онлайн Мэгги нужно алиби, автора - Майклз Кейси, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Мэгги нужно алиби - Майклз Кейси бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 10 (Голосов: 1)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Мэгги нужно алиби - Майклз Кейси - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Мэгги нужно алиби - Майклз Кейси - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Майклз Кейси

Мэгги нужно алиби

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

Было утро понедельника. Прошла уже целая неделя (минус несколько часов) с тех пор, как крепость Мэгги пала под натиском британских завоевателей.
Сен-Жюст и Стерлинг Болдер жили здесь, и очень даже неплохо.
Стерлинг оказался приятным человеком, пробовал помогать на кухне, каждое утро застилал постель и забавно хихикал, когда смотрел в ее спальне «Никелодеон»
type="note" l:href="#FbAutId_15">[15]
по восемь часов кряду.
Стерлинга, милого и дурашливого, всегда хотелось обнять, правда, у него была одна малоприятная страсть — Сен-Жюст. Он почти боготворил этого человека. Мэгги же полагала, что сотворила двух действительно превосходных персонажей, но она явно недооценивала Стерлинга.
Но был еще Сен-Жюст. И был он повсюду. Никогда не убирал свою одежду — Стерлинг взял на себя роль камердинера. Не считал нужным относить в мойку грязные тарелки. Прикинулся невинным — и весьма высокомерно, — когда Мэгги уличила его в том, что он не закрыл тюбик с зубной пастой. Дважды в день заказывал пиццу и ел в гостиной, сидя перед телевизором и тщательно оберегая пульт, как, собственно, и все мужчины.
На этой неделе он все время переключался на дурацкий «Си-эн-эн», если не смотрел Исторический канал, «Дискавери» или два канала телесети «Покупки на диване». Уже к субботе Сен-Жюст потратил все деньги на одной кредитке Мэгги и принялся за другую. В эту же субботу позвонил Носокс и позвал ее вниз забрать двенадцать — только посчитайте, двенадцать! — посылок.
Наконец-то она стала счастливой обладательницей электрического набора для чистки обуви, гриля с подогревателем булочек, ноутбука, скутера с газовым мотором, шестифутовой «кошачьей башни» для Веллингтона и Наполеона, футболки с автографом бейсбольной звезды Майка Пьяцца
type="note" l:href="#FbAutId_16">[16]
(пятьсот баксов!) и сногсшибательного ювелирного гарнитура.
Скутер и набор для чистки обуви предназначался Стерлингу, гриль — Сен-Жюсту, потому что теперь он был убежден в том, что мужчина может готовить, но только мясо и только на гриле. Ну а гарнитур, конечно, Мэгги и, несомненно, для того, чтобы она не убила виконта сразу.
В остальных пяти коробках лежали видеокассеты с разными программами от всяческих телекомпаний. Он приобрел весь сериал «Горацио Хорнблауэр»
type="note" l:href="#FbAutId_17">[17]
плюс несколько выпусков «Рассказов об оружии»
type="note" l:href="#FbAutId_18">[18]
, поскольку он признал, что огнестрельное оружие его покорило.
Сен-Жюст остался совершенно безучастным, когда Мэгги схватила кухонные ножницы и разрезала свою кредитку у него на глазах. Скорее всего, он уже запомнил номер. Правда, потом он заявил (повторяя фразу из «Дела графа-самозванца», чтоб он лопнул):
— Джентльмен со средствами несет ответственность за обеспечение работой торговцев.
Надо заметить, что при этом он не имел ни цента собственных средств. Но, по его представлениям, был богат и тратил соответственно.
Однако и Вилли, и Наппи были счастливы в новой «башне», а Стерлинг радостно объезжал скутер, не обращая внимания на то, что на дверных косяках появились царапины, которые нужно было шпаклевать и перекрашивать заново. Что в этом плохого?
Все плохо. И все из-за Сен-Жюста.
Берни заглядывала дважды. В первый раз что-то невнятно промямлила, во второй лишь сказала «ты понимаешь почему, милочка». Сен-Жюст целовал ей руку, наливал выпить и отвешивал комплименты ее волосам, коже, тому, как она держит сигарету, всему остальному. В следующий раз, когда Берни заглянула, Мэгги почти ожидала, что та притащит надувной матрас, перестанет изобретать дурацкие предлоги и просто останется на ночь.
Но неделя все-таки прошла, несмотря на все неровности. Сен-Жюст и Стерлинг все еще обитали у нее, и Мэгги, временами по-прежнему сомневаясь в себе («Я спятила? Я совсем рехнулась?»), начала привыкать к ним. Все-таки она прожила бок о бок с этой парочкой целых шесть лет.
— Хочу сообщить вам кое-что, — сказала она, обращаясь к ним за завтраком в понедельник. — Я ухожу из дома, а вы — остаетесь. Поняли?
Сен-Жюст недовольно взглянул на нее и снова сел, стряхивая с футболки несуществующие крошки от тоста (выглядел он в ней шикарно).
— Прости, Мэгги, но я уже обещал Стерлингу сводить его в парк покататься на скутере. Ты же расстроишься, Стерлинг, если мы отложим прогулку?
— Ничего, если Мэгги сказала не… — начал тот, но Сен-Жюст многозначительно кашлянул. — Это разобьет мне сердце. Я так ждал этого дня, Мэгги.
— Нет, нет, — запротестовал Сен-Жюст. — Все в порядке, Стерлинг. Я только хотел заглянуть в несколько магазинчиков, выбрать говяжью вырезку на ужин, но обойдемся. Закажем пиццу, старина.
— Опять? — вздохнул Стерлинг. — Вообще-то я предпочел бы говядину. А то все время пачкаю рубашку томатным соусом.
Мэгги внимательно слушала их беседу. Сен-Жюст раздражал своей любезностью, Стерлинг оставался Стерлингом.
— Я сама куплю три стейка по дороге домой, а после ланча мы все вместе пойдем в парк, — предложила она, когда Стерлинг принялся собирать тарелки. Его завораживала посудомоечная машина, он все еще не верил, что так бывает — кладешь внутрь грязные тарелки, а через час вынимаешь чистые. А вопрос: «Гаснет ли свет в холодильнике, когда закрываешь дверь?» — Стерлинг Болдер хотел изучить на себе — Мэгги застукала его, когда он вынимал оттуда всю еду, чтобы забраться самому.
— Да? Слышишь, Сен-Жюст? Мэгги уже все уладила.
— Да, она такая. — Сен-Жюст аккуратно сложил льняную салфетку (еще одна телепокупка) и покинул кухню с деревянной спиной, словно аршин проглотил.
— Ох, не к добру это, — заметил Стерлинг, остановившись на пороге кухни с тарелками в руках. — Ему не нравится такой распорядок. Он рассердился.
— Пусть сердится. Привыкнет. — Мэгги собрала ножи и вилки. — Обещаю вернуться не позднее, чем через два часа. Кстати, сегодня показывают «Брэди Банч»
type="note" l:href="#FbAutId_19">[19]
.
Стерлинг заметно оживился.
— Да, точно. Весь день. Больше всего мне там нравится Элис. Можно ли написать ей? Я хочу ей сказать, что она слишком чиста, чтобы бегать за тем бабником.
Мэгги открыла рот, чтобы объяснить еще раз, что Элис, да и все Банчи, такая же выдумка, как и сам Стерлинг, но улыбнулась и сказала:
— Конечно. Может, ближе к вечеру. Пока, Стерлинг, — она нагнулась и поцеловала его. — Будь умницей.
Мэгги прошла в свою личную ванную, оперлась на раковину и посмотрела в зеркало шкафчика. Если ты улыбаешься, значит, счастлив, кажется, так сказал Сен-Жюст?
Но она хмурилась. На переносице будет морщинка. Значит, не так уж она счастлива.
Угадайте почему.
Мэгги взяла губную помаду (она терпеть не могла краситься), прошлась расческой по волосам и поправила воротничок розовой блузки.
Пора. Сейчас или никогда.
Она вынула из кармана маленький ключик, открыла двустворчатый секретер вишневого дерева, который служил ей прикроватной тумбочкой, достала кошелек и снова заперла его, оставив там ключи от автомобиля, дорожную сумку, дневник и коробку с противозачаточными колпачками.
Засунув кошелек в сумочку, она вернулась в холл и прошла мимо Сен-Жюста, который уже в пятый раз смотрел старый фильм «Тумстоун».
Он поднял на нее взгляд и протянул:
— Я твоя сладкая черничка.
— Иди к черту, — бросила она на ходу, зная, что он уже понял, с кого она срисовала его губы и почему. — Я вернусь еще до полудня. Сиди дома, ладно?
Он нажал паузу на пульте.
— Что ты ему скажешь?
Мэгги остановилась, вцепившись в дверную ручку.
— Скажу? Кому?
— Как кому? Доктору Бобу, конечно. Сегодня понедельник. Я знаю, ты не ходила к нему на прошлой неделе, потому что заканчивала наше последнее произведение, но ты видишься с ним каждый понедельник в девять тридцать. Мне он, кстати, не нравится, если тебе интересно мое мнение. Он делает тебя несчастной. Так что ты собираешься ему сказать?
— Ничего, — поколебавшись, ответила Мэгги. — Абсолютно ничего. А почему тебе он не нравится? Ты же никогда не встречался с ним.
— Нет, но каждый понедельник я видел, какой ты возвращаешься после этой встречи. Он знает твои слабости, Мэгги, и использует их, чтобы ты считала, будто тебе необходимы его консультации.
— Это нелепо, Алекс. Доктор Боб — профессионал. Он… он очень помог мне.
— Но ты ведь не расскажешь ему обо мне и Стерлинге?
— Ни за что.
— Ах ты, моя сладкая черничка, — промурлыкал Сен-Жюст. Мэгги рванула дверь и захлопнула ее за собой.
— Ох, завидую! Просто класс, — произнес Эргил Носокс, притормозив перед домом. Он слез со скутера и передал его Стерлингу. — Но вам нужно установить гудок. Чтобы люди не лезли под колеса.
— Гудок? — тупо повторил Стерлинг. — Но я не музыкант.
Сен-Жюст шагнул вперед и обратился к привратнику:
— Прекрасное предложение, Носокс, — он сделал знак Стерлингу, чтобы тот помолчал, запустил руку в задний карман штанов и вынул свернутые купюры, которые недавно покоились в кошельке Мэгги. Он не сказал ей, что у секретера изначально было два ключа и один из них он присвоил. — Возьми сколько нужно и, будь любезен, купи этот… гудок.
Носокс пересчитал деньги.
— Но… но вы дали почти две сотни. А гудок стоит не больше десяти, максимум пятнадцати баксов. Я возьму двадцать и принесу сдачу.
— Необязательно, друг мой. Принеси гудок, сдачу можешь оставить себе за труды. Но интересно, как Стерлинг будет держаться за руль да еще и за гудок? Боюсь, грядет авария.
— Нет-нет, — Носокс замахал руками. — Гудок привинчивается к рулю, на него нужно просто нажимать. Вот так — би-бип, би-бип.
Сен-Жюст улыбнулся и закивал. Главное, чтобы Носокс не догадался, что ему непонятно ничего из объяснений привратника.
— Би-бип, би-бип. Очень удобно предупреждать прохожих. Не будешь ли ты так любезен показать нам дорогу в ближайший парк?
— Центральный парк? Конечно, без проблем. Он через две улицы от угла. Перейдете Бродвей, спуститесь вниз по улице, повернете направо и увидите парк. Напротив входа будет «Зеленая таверна». Это ресторан. Там еще конные экипажи. Мимо не пройдете.
Стерлинг помахал Носоксу, и они двинулись в путь. Он посмотрел налево, направо и вверх.
— Тут такие высокие дома, Сен-Жюст. Сомневаюсь, что в Вестминстере такие же.
— Это небоскребы, Стерлинг, — сказал Сен-Жюст, поклонившись женщине, которая быстро прижала к себе сумочку и пошла дальше.
— Небоскребы? Это потому, что они…
— Нет, Стерлинг, нет. Может, сядешь на скутер?
— А ты не хочешь взять экипаж? — спросил Стерлинг.
— Что? В такой славный день? Еще Публий Сир сказал: «Приятный спутник не менее важен для прогулки, чем экипаж».
— Знаешь, ей это не нравится.
— Мэгги? Не нравится что, Стерлинг?
— То, что ты все время говоришь фразы, которые она вложила в тебя. Наши современники — если так можно сказать о джентльменах Англии времен Регентства — всегда бросались цитатами, но сейчас этого никто не делает. Она просит тебя перестать говорить так, будто ты всезнайка. Да, всезнайка. А еще она сказала, что подумывает кое-что изменить в нас для следующей книги. Как тебе это?
— Мне? Да никак, Стерлинг, — ответил Сен-Жюст, сжав золотой набалдашник трости. Так, что пальцы побелели.
За десять минут случилось следующее: Стерлинг неловко повернул скутер и порвал штаны на колене, почтальон из «Федерал Экспресс» пришел в ярость, а по тротуару рассыпался ящик апельсинов. Сен-Жюст и его друг вошли в парк.
— Оазис покоя посреди безумного мира, — проговорил Сен-Жюст, лениво покачивая тростью. Стерлинг все лучше управлял скутером. — Почему мисс Келли думает, что мы попадем в неприятности на прогулке? Эта дама должна учиться доверять нам, Стерлинг, причем целиком и полностью. Мы гораздо лучше преуспеем, если она поверит в нас.
Стерлинг послал вперед свой скутер, стараясь поворачивать осторожно, потом вернулся к Сен-Жюсту и объехал его кругом.
— Послушай, Сен-Жюст, там продают мороженое. Видишь? Я люблю мороженое. Как ты думаешь, оно такое же хорошее, как у Гюнтера?
— Нет ничего лучше, чем мороженое Гюнтера, — напомнил Сен-Жюст, но все же порылся в карманах и вытащил две пятидолларовые купюры. — Идем, Стерлинг. Попробуем это мороженое.
Стерлинг выбрал голубое, вкусное, но неэстетичное. Через пять минут он испачкал рубашку, а зубы, язык и губы стали голубыми.
— Я готов есть такое утром, днем и вечером, — сообщил он, голубым языком слизывая мороженое с голубых пальцев.
Сен-Жюст протянул ему салфетку.
— Ты выглядишь нелепо, — сказал он, даже не подозревая, что его язык и губы стали ярко-вишневыми. — Как мы объясним твой вид Мэгги? Идем, Стерлинг, нам лучше вернуться домой.
Стерлинг, сама покорность, оттолкнулся, разогнался и покатил впереди Сен-Жюста, довольно умело прокладывая себе дорогу среди пешеходов. Он уже был на расстоянии доброй сотни ярдов от виконта, как вдруг от него шарахнулась запряженная в повозку лошадь, которая шла своей дорогой по периметру парка.
Описание этой сцены заняло бы у Мэгги целых полдня.
Однако Сен-Жюсту потребовалось несколько секунд: он помчался на своих длинных ногах, огибая коляски с детьми, семенящую почтенную даму и ее кавалера, выскочил на улицу и бросился наперерез обезумевшей лошади.
Стерлинг съежился от страха, кучер тщетно натягивал вожжи, а в открытой повозке как резаные орали туристы. Сен-Жюст ухватил лошадь под уздцы и побежал рядом с животным, которое скакало в самую гущу автомобильного потока.
Вцепившись в гриву, Сен-Жюст набрал в грудь побольше воздуха и прыгнул лошади на спину. Она поднялась на дыбы и начала бить копытами в воздухе.
— Отпусти ее! — крикнул он кучеру. — Отпусти, олух! Перестань тянуть вожжи, я держу их.
И сигналящие такси, и с визгом тормозящие автомобили, и человек, который в это время говорил по мобильному телефону, — все отметили мировой рекорд по затяжному прыжку задом наперед (если можно так выразиться). Сен-Жюст придержал лошадь прямо перед перекрестком.
Почти бездыханный Стерлинг, волоча скутер и трость Сен-Жюста, подбежал и схватил коня под уздцы, чтобы Сен-Жюст спешился.
— Превосходно, Сен-Жюст! — воскликнул он, когда его друг пошел проверить туристов, которые, как оказалось, прибыли в Нью-Йорк из Годдарда, штат Канзас, на съезд сантехников. Так что, если Сен-Жюсту понадобится чинить канализацию, пусть позвонит. Правда, лишь до пятницы, а потом они вернутся в Годдард, говорили гости, фотографируя Сен-Жюста и Стерлинга.
— Еще разок, пожалуйста, — умолял турист с фотоаппаратом, когда Сен-Жюст встал рядом со Стерлингом, а по бокам к ним пристроились жена и дочь сантехника.
Вообще-то им не стоило задерживаться, наоборот, нужно было поскорей уходить. Но виконта охватило радостное возбуждение оттого, что его чествовали как героя, которым, собственно, он и являлся. Его фотографировал сантехник, другие туристы снимали на видео, кучер же грозился «до скончания века таскать по судам эту задницу на скутере. Где полицейский? Мне нужен полицейский!».
Звук сирен уже приближался, Сен-Жюст ливо отстранился от веснушчатой уроженки Годдарда, которая совала ему жвачку.
— Кажется, Стерлинг, нам пора, не находишь?
— Совершенно верно, Сен-Жюст, — ответил Стерлинг, когда кучер отшвырнул карандаш и смятый лист бумаги, выспрашивая у каждого имя и адрес, чтобы «затаскать по судам все ваши задницы».
Они быстро пошли прочь, не бегом, но и не прогулочным шагом, пока не свернули за угол, где Сен-Жюст велел Стерлингу забираться на скутер и «осторожнее спешить» к дому Мэгги.
— Би-бип, би-бип, друг мой.
— Она ведь не узнает? — спросил Стерлинг через пятнадцать минут, когда отмывал намыленной салфеткой голубые губы.
— Нет, если ты сам ей не скажешь. — Сен-Жюст изучал в зеркале свой язык. — Ужасно, конечно, но весело, правда?
— В общем, да, — проговорил Стерлинг, — но, если ты не возражаешь, старина, я не хочу больше так веселиться в ближайшее время.
— Ну где же ты? — пробурчала Мэгги, вздыхая, и уже в пятый раз посмотрела на часы.
Сможет ли доктор Боб принять ее? Ну да, на прошлой неделе всего за час до приема она предупредила, что не явится. Велика важность. Ничего страшного, что он потребовал от нее оплаты. Но записать кого-то на ее время? Это несправедливо.
Она взглянула на коричневый бумажный пакет, который лежал рядом на стуле. Мэгги втайне надеялась, что сок трех стейков уже протек на белую обивку сидений.
Пассивная агрессия? Она это хотела узнать?
Нет. Она до сих пор пыталась объяснить себе, почему так нуждается в этой терапии сейчас, а когда денег не было, не нуждалась. Без денег и несчастный — это нормально. Но иметь деньги и не бросаться на стены от радости — как-то неправильно. Да, успех таит в себе опасность.
Она снова посмотрела на часы.
— Ну давай же скорее.
В конце концов, ей пора бежать домой со стейками, но только после приема… который должен был начаться двадцать минут назад. Доктор сказал, что задержится на час. Смешно — Мэгги всегда думала, что час у психотерапевта — это пятьдесят минут, а не все восемьдесят.
Наконец дверь открылась, и доктор Боб улыбнулся ей, зазывая в свой кабинет. Она не увидела его предыдущего клиента, тот, по-видимому, скрылся за другой дверью — доктор Боб не хотел, чтобы его посетители встречались. Вроде потому, что личная жизнь неприкосновенна. Но Мэгги подозревала, что на самом деле ему не хотелось, чтобы клиенты обсуждали стоимость его услуг. А цены эти были почти неоправданными.
По комнате стелился аромат дорогого парфюма. Значит, у доктора только что была женщина или пациент неопределенного пола. Проблема половой принадлежности — так называлась седьмая глава в книге «Люби и будь свободным». Лучшая, черт возьми, глава в этой книге.
— Здравствуйте, Маргарет, — сказал доктор Боб, усаживаясь за стол напротив стены. Он кивком пригласил ее сесть в одно из двух кресел, стоявших под прямым углом, заглянул в открытую папку и повернулся к ней.
Мэгги никак не могла привыкнуть, что сидит всего в трех футах от доктора в его тесном кабинете. Пациенты-клаустрофобы, видимо, с трудом выносили это место.
— Здравствуйте, доктор Боб, — ответила Мэгги, натягивая улыбочку и старательно избегая смотреть на него и на коробку салфеток, которая стояла на маленьком столике между креслами. Она не пользовалась ими больше двух лет. — Простите, что не пришла на прием на прошлой неделе. Я всю ночь работала и, должно быть, потеряла счет времени.
— А как вы думаете, Маргарет, почему вы так поступили? — спросил психолог, глядя на нее поверх очков в золотой оправе. Ниже среднего роста, полноватый, доктор Боб выглядел немногим лучше, чем в начале своей карьеры, но, надо отдать ему должное, он старался, поскольку его книга значилась в списке бестселлеров.
Мог бы позволить себе кабинет побольше или кресла поудобнее. Или прическу поприличнее.
— Я уже сказала, почему так получилось, — ответила Мэгги, мысленно ругаясь, поскольку позволила себе защищаться. — Я не спала всю ночь, работала.
— Всю ночь, Маргарет? Но это слишком. И, конечно же, курили?
Мэгги опустила подбородок, стараясь не чувствовать себя подростком, которого вызвали к директору школы за то, что подложил жвачку на стул учителя.
— Да, курила.
— И до сих пор курите? Я чувствую запах. Это некрасиво, Маргарет, вы же понимаете. Не потому ли вы собирались бросить вредную привычку? Здоровье прежде всего, но если вас тревожит именно запах, мы можем поработать над этим, после чего вы найдете свою привычку социально неприемлемой.
Он наступил на больную мозоль Мегги, и у нее просто сорвало крышу.
— Привычку? Доктор Боб, мы уже проходили это. Грызть ногти — это дурная привычка. А вот когда копаешься в мусорке, чтобы найти окурок, это уже не привычка. Когда стоишь на улице посреди метели, чтобы вдохнуть никотин после обеда в ресторане, это тоже не привычка. Это зависимость, — закончила она недовольно.
— Да, да, мы много говорили о зависимости. И я не хочу повторять, что у вас оральная фиксация. Сигареты, чипсы, шоколадки. Вся беда в том, что вас рано отняли от груди и не было теплых отношений с матерью. Мы это обсуждали.
«Да пошел ты…» — хотела сказать Мэгги, открыв рот, но получилось:
— Я знаю, доктор Боб. Я пробую бросить. Правда.
Трусиха. Она ходит к психиатру, потому что трусиха, а вовсе не потому, что хочет бросить курить и все такое.
— Да, у меня новости. Я не говорил, что мы с Бернис подписали соглашение на вторую книгу? И я должен сказать вам спасибо, Маргарет.
Мэгги усмехнулась и поискала салфетку. Нет, она не плакала, но ей нужно было чем-то занять руки. Почему доктор Боб не видит, что и рукам нужно все время что-то вертеть?
— Спасибо, только я не сделала ничего особенного. Лишь познакомила вас.
— Конечно. Книгу ведь написал я. Но я о другом, Маргарет. Мы договариваемся на отказ от курения и избавляемся от дурной привычки жевать что ни попадя. — Он коротко рассмеялся и добавил: — Не подводите меня, бросайте свои дурные привычки, Маргарет. Иначе попадете в категорию «А», в которую входят те, кто бросал курить, но не смог, потому что на самом деле и не пытался.
— Ух ты, круто. — Мэгги скомкала салфетку и представила, что сделает доктор Боб, если она скатает ее трубочкой и подожжет. — Простите, может, нам сменить тему? Мне казалось, что мы бросаем курить уже больше года, но, оказывается, мы только начали.
— Нет, не бросаем, Маргарет. Это лишь для отвлечения внимания. Мы работаем с вашим страхом быть отверженной и с заниженной самооценкой. Для творчества ваше детство — просто золотое дно, но эмоционально это высохший колодец. Погодите… Я, кажется, перепутал метафоры. Это была метафора?
— Откуда мне знать? Для этого бог сотворил редактора. — Мэгги подалась вперед. — Послушайте, доктор Боб, у меня есть проблема. Творческая. Я хочу поделиться с вами неким сюжетом.
Доктор Боб сел прямо и сложил руки на коленях, посверкивая кольцом с бриллиантом.
— Вы просите у меня профессионального совета? Это лестно, Маргарет. Спасибо.
— Пожалуйста. — Мэгги на мгновение закусила губу. Ведь она никогда не распространялась насчет своих идей. Писатели пишут, а не разговаривают. — Ну, ладно, слушайте. У меня есть сюжет для книги. О писателе.
— Как мы с вами?
Мэгги поразмыслила, пытаясь представить доктора Боба коллегой.
— Ну да, — она кивнула. — Как мы с вами. И дело в том, что у этого писателя проблема.
— У него проблема, Маргарет?
— Да. У него. Знаете, я думаю о том, чтобы начать новую серию, где главным героем будет писатель. Автор детективов с некоторыми… личными проблемами.
— Пишите то, о чем знаете, — доктор Боб удовлетворенно вздохнул.
Мэгги стиснула зубы и сосчитала до пяти.
— Разумеется, доктор Боб. Значит, автор детективов. В его книге есть персонаж, как бы продолжение самого автора, и он расследует все детективные истории. Вы понимаете?
Доктор Боб великодушно улыбнулся:
— Думаю, что понимаю.
— Хорошо. Итак, однажды автор книги, написав десятую или какую-то по счету книгу, обернулся и — бац! — увидел своего персонажа.
— А где он его увидел?
Вновь появилось желание заорать. Мэгги прикусила губу, чтобы не сказануть лишнего.
— В гостиной. Персонаж. В гостиной этого автора. Автор писал настолько сильно, что его герой ожил. Хоп! И прямо в гостиной.
— Вы слишком долго работали, Маргарет, — улыбнулся доктор Боб. — Может, вам устроить себе отпуск?
Мэгги скорчилась в кресле.
— Нет-нет, мы говорим не обо мне. Мы говорим о моей книге, о новой серии. Автор детективов и его выдуманный герой, который ожил. Кто-нибудь поверит в это?
— Думаю, я смогу назвать нескольких пациентов, которые поверят, — медленно проговорил доктор Боб, сцепив пальцы на обширном животе. — Конечно, кое-кто из них госпитализирован и в своем состоянии не имеет доступа к развлекательному чтиву.
— Так что, это неправдоподобно?
— Я храню верность книгам о Сен-Жюсте, Маргарет. Сейчас это самый правдоподобный герой.
Мэгги откинулась в кресле.
— Ага, рассказывайте…
Час спустя Мэгги уткнулась в подушку рядом с Наполеоном и Веллингтоном. Она вспоминала прошедший день и улыбалась.
Доктор Боб оказался не таким уж расчудесным, но все же не попытался упечь ее в дурдом.
После обеда она немного вздремнула, а Сен-Жюст и Стерлинг вместо прогулки решили посмотреть фильм. Кстати, на обед она подавала салат и печеный картофель, а стейки, которые Сен-Жюст зажарил на гриле, даже не подгорели.
Сейчас виконт сидел за своим ноутбуком и лазил в Интернете, а Стерлинг читал книжку про Гарри Поттера. Мэгги же с удовольствием погрузилась в ванну с пеной, покрасила ярко-розовым лаком ногти на ногах и забралась в постель почитать. По привычке она включила телевизор на десятичасовые новости.
Правительство продавалось по самым высоким ценам — тоже мне, новость. На Шри-Ланке попал в аварию автобус, футбольные беспорядки где-то там… Синоптики обещали теплую и солнечную погоду, будто им известно, что произойдет через десять минут. «Нью-йоркские горожане» проводили ночную игру где-то за городом на побережье.
Одно и то же. Черт, они могут показывать новости недельной давности, все равно никто не поймет.
Она взяла пульт, собираясь выключить телевизор, когда ведущая с улыбкой сообщила:
— А сейчас мы снова показываем нашего героя из Центрального парка, о котором уже сообщалось в пятичасовых новостях на канале «Фокс Ньюс».
Держа палец на кнопке, Мэгги смотрела зернистые, прыгающие кадры любительского видео. Несущаяся лошадь с экипажем. Человек, который распластался на спине лошади. Фирменная футболка с автографом Майка Пьяцца.
У Мэгги отвисла челюсть, и она наступила на хвост Наппи. Кот царапнул ее, но она не обратила внимания и села на край кровати.
— Он появился из ниоткуда. — Краснолицый мужчина в клетчатой рубашке и ярко-синей бейсболке с надписью «Я люблю Нью-Йорк» нервно улыбался в камеру. — Настоящий герой, как я сказал своей Нэнси. Он даже не назвал своего имени, но зато поклонился, честное слово, поклонился и исчез. — Мужчина вздохнул и промокнул слезы. — Спас нам жизнь. Кто сказал, что Нью-Йорк негостеприимный город?
— Действительно гостеприимный, — проговорил репортер. — Мы еще раз покажем запись туриста из штата Огайо и надеемся, что если сам герой не пожелает объявиться, то кто-нибудь все же узнает его, потому что мэр нашего города хочет лично поблагодарить его. Пожалуйста, посмотрите внимательнее, и если вы узнаете этого человека, позвоните нам по…
— Сен-Жюст… — прохрипела Мэгги, когда снова стали крутить запись. — Сен-Жюст, — позвала она, чуть не свалившись с кровати, не в силах оторвать глаз от экрана. — Сен-Жюст! Я убью тебя! — завопила она, выбегая в холл.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Мэгги нужно алиби - Майклз Кейси


Комментарии к роману "Мэгги нужно алиби - Майклз Кейси" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100