Читать онлайн Мэгги нужно алиби, автора - Майклз Кейси, Раздел - Глава 20 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Мэгги нужно алиби - Майклз Кейси бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 10 (Голосов: 1)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Мэгги нужно алиби - Майклз Кейси - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Мэгги нужно алиби - Майклз Кейси - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Майклз Кейси

Мэгги нужно алиби

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 20

— Напомни, зачем я согласилась, — произнесла Мэгги в вырез блузки и улыбнулась женщине, которая посмотрела на нее так, будто увидела одну из тех нью-йоркских чокнутых, о которых в Бейкерсфилде говорят на каждом углу. Слушайте, дамочка, я говорю со своими сиськами. А вы нет?
Женщина быстро отвернулась. Мэгги прижала ладонь к уху и постучала по передней застежке бюстгальтера.
— Эй, Стив? Ты меня слышишь? Я тебя нет.
— Мы слышим тебя, Мэгги, — голос Стива щекотал ей ухо. — Ты не слышишь меня, потому в эфире должно быть тихо. Только перестань стучать по микрофону, иначе я вообще больше никогда ничего не услышу. Эти микрофоны сверхчувствительные.
— Ладно, извини. — Мэгги едва удержалась, чтобы опять не постучать по этой штучке, и быстро опустила руку. — Знаешь, так прикольно, — она пробовала говорить, не шевеля губами. — Ты даже можешь услышать, как урчит у меня в животе. Или уже услышал? Я жутко хочу есть.
— Слышал, — сказал Стив. — Минут пять назад. Почему ты не поела?
— Я слишком нервничала. — Мэгги приложила ладонь ко рту, словно закашлявшись. — Алекс еще с тобой? Ради всего святого, Стив, не спускай с него глаз.
— Они здесь со Стерлингом. Мы сидим в углу главного обеденного зала, нас не видно, но в случае чего успеем добежать до тебя. Запомни, столик зарезервирован на твое имя. Хозяйка уже знает, куда вас посадить.
Мэгги кивнула, но вспомнила, что Стив не видит ее.
— Все в порядке. — Она чувствовала себя еще глупее. — Сейчас я лучше помолчу, вдруг Кларис уже идет.
— Правильно, — ответил Стив, — всем лучше помолчать, но микрофон не выключай. Будь осторожней, Мэгги. Говори о пустяках, пока вы не сядете за стол. Потом начни задавать вопросы.
— Угу, — буркнула она и прошлась перед входом в «Зеленую таверну» в ожидании Кларис Саймон.
Мэгги поправила на плече лямку сумочки, или торбы, как называл ее Алекс. Сумочка была тяжелее обычного из-за маленького серебряного пистолета, который Мэгги сунула туда в последнюю минуту. Ни Алекс не знал об этом, ни Стив. Стрелять ли ей, если вдруг что? Сколько лет тюрьмы ей дадут за ношение незарегистрированного оружия? Не дольше, чем лежать в могиле, это уж точно.
Она может выстрелить, защищаясь. Она сумеет это сделать. В ее книгах никогда не было слабых героинь. К тому же она сможет попасть в цель. Она ведь играет в шарики, так ведь? И умеет целиться.
Да и Стиву она верит, он поспешит на помощь, если все покатится в тартарары. Он ей все объяснил вчера, а потом два раза — Алексу, который оказался против этой затеи.
Странно. Они все считали, что Кларис — убийца, но каждый объяснял по-своему.
Довод Алекса — что в офисе у Пинкера стоял свежеприготовленный кофе — для Мэгги был самым слабым. Хотя то, что под автобус его толкнула женщина, казалось более обоснованным.
Ей нравился собственный довод: телефонный звонок, о котором на самом деле Кёрк и не просил Кларис. Это казалось логичным. И потом, это была ее собственная версия, и притом, черт возьми, весьма разумная.
Но она допускала (и даже Алекс допускал!), что лучшим оказался довод Стива: «Кларис Саймон родилась и выросла в Рочестере. У нее до сих пор там собственный дом».
Это был его довод, и когда Стив объяснил, почему он так важен, Алекс кивнул и, кажется, даже зауважал его.
— Смотрите, — начал Стив в тот вечер, когда они все ели пиццу и разрабатывали стратегию. — Я не могу арестовать ее только за то, что она приготовила кофе или позвонила Мэгги. Мне нужны доказательства, такие, на основании которых судья выпишет ордер на обыск и ее вызовут на допрос, вместо того чтобы просить отвечать на вопросы добровольно. Так что я провел целый день в поисках, и особо благодарен вам, Блейкли, за одну вашу фразу.
— Неужели? — Сен-Жюст смотрел на него свысока. — И что же такого я сказал?
— Две вещи. Одну вы сказали, а вторую нет. Я объясню. — Лейтенант поставил локти на стол. — То, чего вы не сказали, — имя Кларис Саймон во время нашей последней встречи на игре «Опусти копа». Вы упомянули каждого, кроме Кларис Саймон. Шеф позвонил насчет убийства Нельсона Пинкера, срезав вас в полете, так ведь?
— Срезав в полете? — повторил Сен-Жюст, непонимающе взглянув на Мэгги.
— Прервав в момент кульминации, — пояснила та и улыбнулась. — И Стив прав. Ему позвонили, когда ты чуть не объявил, что Кларис убила Кёрка.
— Вообще-то, — проговорил Венделл и почесал за левым ухом, — я рад, что вас прервали. Если бы я узнал, что ваш аргумент — это чашка свежего кофе, я не внял бы другому, более раннему вашему высказыванию.
— Высказыванию о… — подгонял Сен-Жюст. — Лейтенант, вам следует привести в порядок вашу речь. Воистину.
— Я знаю, к чему веду, и мне этого достаточно. Так вот, о высказывании. Может, вы вспомните. Это было, когда мы искали в Интернете информацию о мухоморах. Я не знал, что действие яда может растянуться на десять дней, а вы сказали…
— Здравомыслящий человек всегда проводит собственное расследование, — закончил за него Сен-Жюст. — Правильно?
— Совершенно верно. Так что я провел собственное расследование о Кларис Саймон и накопал еще кое-что об этих чертовых грибах. И знаете, что я нашел?
— Я сижу, затаив дыхание в предвкушении, — сказал Сен-Жюст и получил под столом пинок от Мэгги.
— Вся информация, которую я получил от больничного доктора и из Интернета, была слишком расплывчата. Что белые мухоморы растут по всей Северной Америке.
— Да, я помню, — согласилась Мэгги, — так что эти грибочки могли появиться откуда угодно. Даже из Центрального парка, так?
— Не совсем, — ответил Венделл с легким самодовольством, напомнив Мэгги, что ее персонаж не занимает почетное место на пьедестале самоуверенных типов. Все мужчины время от времени бывают такими. — Если копнуть, то можно увидеть, что понятие «Северная Америка» — слишком обширное. А конкретно эти грибы растут в Новой Шотландии и понемногу в некоторых других местах.
— Вроде Рочестера в штате Нью-Йорк? — Мэгги наконец сообразила, к чему он клонит. — С ума сойти.
— Ну да. Еще они растут на побережье Сан-Франциско и кое-где в Орегоне, на юге. Но происходят они никак не из Северной Америки и уж точно не из нашей области. В Рочестер их завезли вместе с европейской елью, которую в семидесятых годах посадили на севере города — в парке Истмен, если быть точным. Я теперь просто напичкан информацией о белых мухоморах.
— Мои поздравления, лейтенант, — Сен-Жюст поднял бокал. — Наконец-то вы нашли свое истинное предназначение. Король грибов-захватчиков.
И получил еще один пинок.
— Очень приятно, Блейкли, но это еще не все. Вначале эти грибы росли только под елями, но сейчас расползлись дальше — под дубы и другие деревья. Жители Рочестера уже много лет знают о том, насколько опасны эти грибы и все такое. И вот тут есть загвоздка. Белые мухоморы растут со второй половины сентября и до конца октября.
Он откинулся на спинку стула и улыбнулся Мэгги.
— Но сейчас май, — сказала она, — где она взяла их в мае?
Венделл покачал головой.
— Нет, нет, Мэгги, ты не поняла. Да, сейчас май. И это значит, что Кларис Саймон — а мы все еще не знаем, участвовал ли в этом Пинкер или нет — планировала убийство уже давно. Как минимум с прошлой осени. Преднамеренное, хладнокровное убийство. Теперь у меня есть все основания, чтобы обыскать ее дом в Рочестере. Что и делают сейчас ребята из местного департамента, которые сотрудничают с нами. Но мы не можем использовать это в суде, пока не запишем на пленку признание Кларис, и пройдет ещё немало времени, прежде чем за ней закроются тюремные ворота. Может, она хорошо замела следы. Она совсем не глупая женщина. Мы можем получить ордер, но вернуться ни с чем.
— Я согласен почти со всем, что вы сказали, лейтенант, — перебил его Сен-Жюст. — Но есть одна деталь. Кларис Саймон не глупа, но она пошла дальше своего изначального намерения избавить мир от Кёрка Толанда. В помраченном состоянии рассудка она отправила на тот свет человека, которого, как уверяет Мэгги, безумно любила. Произошло нечто непредвиденное, лейтенант, и наша мисс Саймон теперь в отчаянии, неуправляема и поэтому еще опаснее.
— На пленку, — повторила Мэгги, стараясь не смотреть на Сен-Жюста. — И тут в действие вступаю я, да? Верну должок Кларис за все мои страдания. Ладно, давайте.
И теперь она исполняла свою роль. Даже Сен-Жюст согласился, но только при условии, что они со Стерлингом тоже будут участвовать.
Рано утром она позвонила Кларис, пригласила ее на обед в «Зеленую таверну» в шесть вечера, чтобы обсудить похороны Нельсона и небольшую стипендию, которую хотела учредить в память обоих — Пинкера и Кёрка Толанда. Она сомневалась, что Кларис поведется на это, но все получилось, и они договорились о встрече.
Мэгги нацепила рацию и сунула в ухо наушник, чтобы слышать Стива. Лейтенант, Алекс и Стерлинг уже сидели в ресторане, готовые схватить убийцу, когда план сработает.
И теперь Мэгги разгуливала у ресторана, поджидая Кларис. Посмотрела на часы, обнаружила, что уже почти шесть, и направилась к входу в парк, чтобы взглянуть, не подъезжает ли Кларис.
Там стояли два запряженных лошадьми экипажа, чуть поодаль, на самой проезжей части, скорее всего, в неположенном месте. Толпы туристов с фотоаппаратами, камерами и картами загружались в экипажи и выгружались из них. Некоторые останавливались послушать какого-то идиота с мегафоном, который забрался на ящик и что-то орал о конце света.
Нью-Йорк. Вам он должен понравиться. Постойте на месте подольше, и вы все увидите. Все услышите.
— Послушайте меня, люди, я несу вам истину, Конец Света близок! — вещал этот тип. — Да! Не пройдет и года! Появятся Четыре Всадника — Смерть, Голод, Война и… э-э-э…
— Мор, — с улыбкой сказала Мэгги и покачала головой, выискивая Кларис. И заметила, как та приближается со стороны площади Колумба.
Выглядела Кларис ужасно. Снова надела тяжелый черный костюм и белую блузку с потрепанным воротничком. Волосы собрала в пучок на затылке, из-за чего глаза казались посаженными еще глубже.
— Кларис, дорогая, — проговорила Мэгги и протянула к ней руки, уверенная, что та сейчас разрыдается.
Кларис упала в ее объятия, тесно прижалась и даже погладила ее:
— О, Мэгги, Мэгги, спасибо, что пригласила меня. Но я не могу. Никак не могу. Мы были здесь с Нельсоном в прошлое Рождество, на праздничной вечеринке «Книг Толанда». Я… Я не могу оставаться здесь.
Мэгги отступила на шаг и попыталась закрыть волосами ухо, в котором был наушник.
— Но… Но я уже зарезервировала столик. Точно не можешь?
Кларис прищурилась, хотя куда уж дальше.
— Не могу, Мэгги. Я звонила тебе, но ты уже ушла. Я купила закуски, они у меня дома. Я не могу быть на людях сегодня, я ужасно выгляжу. Еще хочу показать тебе альбом с фотографиями. У меня много фотографий Нель… мистера Пинкера.
— Ну да… фотографии. — Мэгги чуть было не согласилась, но быстро пришла в себя. — Хотя нет. Куда мы сейчас поедем, там сплошные пробки. Давай найдем местечко поближе? А альбом покажешь потом. Кларис! Погоди, не лови такси… о, черт.
— Перестань, Мэгги, — заговорил Стив в ухе. — Она может почуять ловушку. Заканчивай и иди к нам.
— Черт, ведь почти получилось. Ладно, героиня из меня никакая. Заканчиваю. — Мэгги направилась к проезжей части, где Кларис ловила такси. — Кларис, на самом деле у меня сейчас нет времени. Прости, что я выбрала не тот ресторан, но мы же можем встретиться в другое время, да?
Кларис повернулась к ней. Ее глубоко посаженные глаза превратились в узкие щелки:
— Я сказала, мы идем ко мне домой, Мэгги. Разве ты не слышала?
— Мэгги, сейчас же! К черту вежливость. Уходи от нее, черт побери! Блейкли, сидите. Сидите, мать вашу! Я уже иду, Мэгги, иду к тебе.
Мэгги посмотрела на карман Кларис. Та сунула в него руку, явно что-то сжимая.
— Ты что? У тебя там что, пистолет? Ни за что не поверю.
— Нет, Мэгги. Поверишь. Знаешь, мне сегодня звонил управляющий. Как раз когда я уходила из дома на встречу с тобой. Он звонил из моего дома в Рочестере. Туда заявились полицейские с ордером на обыск. И если уж мне крышка, то я прежде избавлюсь от тебя, ты, болтливая сучка. Я точно знаю, что ты не просто так меня позвала. Именная стипендия памяти этой свиньи Нельсона? Да не смеши меня.
— Черт. Впервые слышу, чтобы окружной департамент так резво взялся за дело. У нее пистолет? Мэгги, задержи ее, я уже иду. Ты! Ну-ка посторонись, полиция.
Мэгги услышала, как что-то посыпалось, будто Стив бежал, роняя посудные полки, слышала, как Алекс спрашивает что-то, слышала тяжелое дыхание Стива и кучу проклятий.
Вдруг она с ужасом осознала, что еще где-то с минуту будет совсем одна. Мэгги попятилась, готовая броситься бежать. Ведь по движущейся мишени стрелять сложнее, верно?
Такси остановилось у тротуара, Кларис подошла к машине и открыла дверцу левой рукой, правая же так и лежала в кармане.
— Ты хочешь, чтобы я села в такси, Кларис? Вот в это такси? Десять — сорок семь? Большое, желтое…
— Да заткнись ты к чертовой матери! — Кларис выдернула пистолет из кармана. — Мне не до шуток, Мэгги. Быстро в машину, или я прямо тут тебя прикончу. Мне нечего терять.
— Меня прикончишь? Прикончишь? Боже, ты действительно обчиталась детективов. Ладно, не нервничай. Уже сажусь.
— Для начала вытащи эту штучку из уха. Или ты думала, я не заметила ее, когда прижалась к тебе? Наверняка еще и микрофончик есть, но от него я тоже скоро избавлюсь, а без наушника ты хотя бы не сможешь их слышать.
Мэгги отдала Кларис наушник, села в такси, украдкой порылась в сумочке, сжала пальцами серебряный пистолетик. Конечно, это глупо, но если уж у Кларис есть пистолет, то, черт возьми, чем она хуже? Око за око. Кроме того, наушника у нее уже не было.
Кларис привстала и продиктовала водителю адрес, который Мэгги не расслышала, затем села обратно и посмотрела на нее. Пистолет Кларис снова прятался в кармане, но явно целился прямо в Мэгги.
— У меня тоже есть, Кларис. — Мэгги чувствовала себя будто во сне, где может произойти что угодно, но все равно кончится хорошо — как в романе. Только на это раз героиней стала она. И уж точно не собирается лечь на спину и задрыгать лапками. — Нет, правда. У меня тоже есть пистолет. Видишь?
Мэгги выдернула его из сумочки и взвела курок так, будто делала это годами.
Верх пистолета с щелчком открылся, вырвался язычок пламени, и Кларис Саймон разразилась безумным хохотом. Такси тронулось с места!
— Поднимайтесь, — Сен-Жюст дернул Венделла за руку, когда тот поскользнулся и рухнул на пол, устланный лапшой в масляном соусе для устриц. — Давайте, давайте же.
— Да уже встал. — Венделл оттолкнул официанта, который пытался ему что-то высказать, и стряхнул с головы лапшу. — Мэгги сказала, что у нее есть пистолет. Это правда?
Но Сен-Жюст уже бежал вперед, прокладывая путь через переполненный ресторан, огибая столики, стоящие почти впритык друг к другу, и снующих вокруг них официантов с тяжелыми подносами.
— У нее есть зажигалка, — прокричал он через плечо, — штучка, которую подсунул мне один превосходный шулер. Должно быть, она подумала, что это настоящее оружие. Стерлинг, поторопись, если можно.
Стерлинг, на миг отвлекшийся на блюдо с таким гигантским лобстером, какого он в жизни своей не видел, очнулся и побежал за другом.
Сен-Жюст тихо проклинал себя, что не забрал пистолет из потайного ящичка Мэгги, когда обнаружил, что Луза облапошила его. Ужасно. Но тогда Мэгги узнала бы, кто повадился в ее маленький тайник, поэтому он и оставил игрушку рядом с ее сумочкой.
Сен-Жюст подавил отчаяние. Должно быть, Мэгги попробует выстрелить в Кларис Саймон из зажигалки. Но это слишком нелепо в таких обстоятельствах — и все может закончиться смертью Мэгги.
Сен-Жюст, Венделл и Стерлинг протолкались сквозь толпу туристов, ожидающих часа расплаты — и немаленькой — за отбивные, и выскочили на улицу, освещенную заходящим солнцем.
— Такси, где такси? — воззвал Венделл. — Такси десять — сорок семь? Черт! Его нет. Так, нужно быстро поймать другое. Проклятый шеф, отказался меня прикрыть. Погодите, Мэгги снова говорит.
Венделл остановился и приложил к уху ладонь:
— Скажи, Кларис, как ты это сделала? Вернее, зачем? И почему Пинкер?
— Мэгги, будь добра, закрой рот. Или забыла о микрофоне? Вот когда сниму его, тогда и поговорим. Улыбайся, чтобы водитель не заподозрил чего, иначе я пристрелю тебя прямо здесь.
— Кларис все еще целится в нее и знает, что на ней микрофон, — прокричал Венделл. Несколько человек обернулись к нему. И он помчался вслед за Сен-Жюстом. — Эй, вы что там затеяли?
Сен-Жюст не обратил на него внимания. С мегафоном в руках (и разъяренным пророком на хвосте) он вместе со Стерлингом бежал к конной упряжке, которая ждала своей очереди возле входа в парк.
Не останавливаясь, он запрыгнул на место кучера и схватил вожжи, а настоящий кучер сидел, развалившись, в экипаже и попивал шоколадный коктейль. Конечно, он завопил.
— Не кричите, пожалуйста, — пропыхтел Стерлинг, забираясь внутрь и садясь рядом с кучером. — Незачем волноваться, уверяю вас. Сен-Жюст отлично управляет экипажем, он отличный малый и все такое. Сен-Жюст, а лейтенант?
— Он уже идет. Стерлинг, садись рядом со мной. И поторопись. — Сен-Жюст снял коляску с тормоза.
Стерлинг перелез на сиденье рядом с Сен-Жюстом и взял мегафон.
— Что это? — спросил он.
Экипаж тронулся, как только Венделл запрыгнул внутрь. Он приземлился на кучера, и они оба рухнули на узкий пол.
— Очень приятно, что вы снова с нами, лейтенант, — проговорил Сен-Жюст, пока Венделл нашаривал в кармане полицейский значок, который не возымел никакого действия на возмущенного кучера.
— Опять ты! — заорал он, пытаясь оттолкнуть Сен-Жюста и сесть на свое место.
— Да, любезнейший, опять я. Как приятно снова увидеть вас. Стерлинг! Нажми на большую кнопку сбоку этого инструмента и покричи в него, чтобы нам дали дорогу.
— Покричать? — Стерлинг отыскивал кнопку, пытаясь удержаться и не вывалиться на улицу. — А что я должен сказать?
— Что хочешь, то и говори, — ответил Сен-Жюст, аккуратно объезжая автобус, чтобы лучше видеть дорогу.
Стерлинг вздохнул:
— Ну ладно. — Он нажал на кнопку, поднес мегафон ко рту и закричал: — Би-бип! Би-бип!
— Великолепно, Стерлинг, — проговорил Сен-Жюст. Венделлу наконец удалось забраться на сиденье, примыкающее к козлам, и он просунул голову между Сен-Жюстом и Стерлингом.
— Вы видите такси?
— Я вижу множество такси, лейтенант, их полно на улице, — прокричал в ответ Сен-Жюст, потому что Стерлингу полюбился мегафон и он не переставая изо всех сил вопил «би-бип». Эргил был прав — эти звуки действовали мгновенно: и прохожие, и автомобили тут же шарахались в сторону.
— Эй ты, береги колеса! — предупредил кучер. — Я их недавно покрасил. А то затаскаю твою задницу по судам, весь город затаскаю. Смотри у меня.
— Слышь, малый! А как тебе понравится, если я выкину тебя отсюда? — спросил Венделл, и тот сразу замолк. — Вон они! — воскликнул он спустя мгновение и указал на перекресток, прямо около Музея естественной истории. — Десять — сорок семь. Видите? Они стоят на светофоре. Умница, Мэгги. Подожди, мы идем!
Перед Сен-Жюстом простиралось море желтых автомобилей, и там, куда указывал Венделл, он наконец-то увидел номер десять — сорок семь на одном из такси.
— У вас же есть пистолет, лейтенант? Я обгоню несколько машин, заеду спереди такси и остановлю его. Но у меня в руках вожжи, так что придется доверить вам самое рискованное — вызволить красавицу, которую вы подвергли опасности.
— Даже когда вы мне нравитесь, у вас всегда найдется чем подковырнуть меня. Ладно, ковбой, я готов. Поезжайте за этим лимузином и поверните лошадь влево. Поторопитесь, пока горит красный. Стерлинг, давай!
— Би-бип!
Это был хороший план, он сработал бы чудесным образом, если бы Кларис не обернулась и не увидела компанию во главе с Сен-Жюстом, несущуюся за такси в конном экипаже.
Она выхватила из кармана пистолет и наставила его на водителя:
— Езжай! Плевать на светофор, давай езжай!
Последовала арабская брань, таксист надавил на газ и вылетел на перекресток.
Мэгги посмотрела в окно, увидела экипаж, Сен-Жюста на месте кучера и Стерлинга рядом с ним. Стерлинга она еще и слышала. Но тут ее глаза совсем округлились: Сен-Жюст — великолепный Сен-Жюст — аккуратно вписался между лимузином и почтовым грузовиком, лишь слегка задев запасное колесо, и пустил лошадь в галоп, так что вскоре повозка поравнялась с такси.
Тут Мэгги заметила Стива Венделла, который пытался встать ногами на сиденье, держась за плечи Сен-Жюста. Наконец он выпрямился, вытащил пистолет, зажал его в правой руке и прыгнул на крышу такси.
— Обалдеть, — проговорила Мэгги, глядя вверх. — Я бы в жизни такого не написала.
Водитель, то ли испугавшись, то ли наконец вспомнив, что между ним и задним сиденьем — хвала Аллаху, милостивому и милосердному — установлено пуленепробиваемое стекло, затормозил, как только экипаж подрезал его. Два женских вскрика, сочная ругань одного араба — и такси въехало в тележку с хот-догами прямо перед входом в музей, разгоняя толпу, которая собралась поглазеть на уличное представление.
Мэгги не пристегнула ремень безопасности, поэтому ее швырнуло вперед, головой в перегородку. И ей не пришлось увидеть, как Стив распахнул заднюю дверь, выдернул пистолет из ослабевшей руки Кларис (люди, помните о ремнях безопасности) и вытащил ее почти бесчувственное тело из машины.
Когда Мэгги открыла глаза, то увидела уличного мима с ярко-белым лицом и нарисованными глазами и губами. Он делал вид, будто упирается ладонями в стекло, и корчил ей рожи.
И вот тогда наконец она закричала, но тотчас снова упала в обморок.
— Я знал, что рано или поздно и ее привезут. Карма, наверное. — Доктор Томпсон вышел из-за шторы бокса в отделении скорой помощи больницы «Леннокс-Хилл» и оглядел ожидающую его троицу. — Да все нормально, правда. У нее на голове шишка величиной с яйцо, а так ничего. А теперь кто-нибудь расскажет мне, что случилось? Я вот думаю, не написать ли мне книжку.
— Это не оригинально! — прокричала Мэгги из своего бокса как бы в доказательство того, что с ней на самом деле все нормально.
— Я хочу шоколада. Почему бы это? Вообще-то, я чувствую его запах. И чеснок. Ой, и правда пахнет чесноком.
— Кажется, от меня, — проговорил Стив Венделл, потянув себя за рубашку, заляпанную шоколадным коктейлем и устричным соусом. — Теперь буду оставлять в участке сменную одежду. А ты уверена, что хочешь все услышать именно сейчас? Уже поздновато. Черт, эта женщина еще и говорить может.
Мэгги сидела на диване, откинувшись на подушки, и гладила мягкий шерстяной плед, которым ее накрыл Стерлинг, когда она вернулась из больницы.
— Уверена. Я же не усну, пока не узнаю, что сказала тебе Кларис.
— Согласна, — проговорила Бернис, наливая себе вторую чашку кофе. Видимо, дала зарок не пить, или просто на столе ничего не было, кроме кофейника. — Что она сказала?
— Сказала мне, сказала женщине-полицейскому, которая обыскивала ее, сказала парню, который брал у нее отпечатки пальцев, да и всем подряд в радиусе десяти миль. Просто не умолкала. — Венделл покачал головой. — Мне показалось, что она гордится собой. И запомните, я вам ничего не говорил, а вы ничего не слышали, ладно?
— Я вообще очень редко слышу то, что вы говорите, лейтенант, — заявил Сен-Жюст, заходя в гостиную. Он сел на диван рядом со Стерлингом, который уже бросился в наступление на жареного цыпленка, принесенного Венделлом. — Но сейчас, пожалуй, сделаю маленькое исключение, ибо сгораю от любопытства. Так кто же из нас был прав?
— Мы все, — ответил Венделл. Он придвинул к себе стул и оседлал его. — И никто из нас. Мэгги, ты была почти права насчет телефонного звонка. Кларис звонила не для того, чтобы услышать меню, а чтобы еще раз убедиться, что Толанд идет к тебе на обед. Ей хотелось, чтобы ему стало плохо у тебя, а спросить его прямо она не могла, они не общались.
— Это верно, — проговорила Берни. — Сомневаюсь, что Кёрк вообще помнил, как ее зовут, хотя она проработала в издательстве почти десять лет. Или пять? Да и кто ее помнит? Но зачем ей было нужно, чтобы Кёрк пришел сюда?
— Зачем? Потому что, по словам Кларис, Мэгги пишет классные детективы и ей хотелось, чтобы она оказалась в подобной ситуации и попыталась сама все распутать. Посостязалась бы с ней в находчивости, чтобы Кларис могла спокойно за всем наблюдать, радуясь, что перехитрила саму Клео Дули. Убивая, она получала от этого удовольствие. Эта дамочка немного не в себе. Даже очень не в себе.
— Мне от этого ни горячо, ни холодно. — Мэгги отложила пакет со льдом, который прижимала ко лбу. — Плохо то, что она все-таки одурачила меня, правда, совершенно по другим причинам.
— А кофе? Автобус?
Венделл слегка наклонил голову.
— Вы оказались ближе, Блейкли. Кларис толкнула вас под автобус, потому что услышала, как Пинкер намекнул вам на то, чего, по ее мнению, вы не должны были знать.
— Ах, вот как? Должно быть, имеется в виду упоминание о некоторых сложностях с документами? А я и не знал. Однако со временем узнал бы. Тем не менее я пришел к верному выводу. Кларис Саймон и есть убийца, а я догадался об этом первым.
— Да, Сен-Жюст, — Стерлинг светился от гордости. — Твой ум остер, как игла.
— Да, точно, — кивнул Венделл. — Но она не варила кофе. То есть не тогда. Она готовила его в тот день, когда Толанд пришел сюда на обед, и ему стало плохо.
— А, наконец-то мы знаем, когда ему подсыпали яд.
— Мне приятно порадовать вас, Блейкли. Она сварила кофе и подала к нему мед, настоянный на сушеных белых мухоморах. Мы узнаем концентрацию, когда отнесем его в лабораторию. Кларис подала Толанду отравленный мед, когда тот пришел к Пинкеру обговорить новый контракт Мэгги. И способ вернуть ее в издательство. Простите. Это слова Кларис. А вино и грибы, которые ты, Мэгги, подала на обед, оказались уловкой, которая сбила нас с толку на некоторое время. Ведь ты права. Кларис знала, что ты всегда подавала стейк и грибы. Но Кёрк Толанд был обречен после того кофе.
Сен-Жюст положил ногу на ногу и потрогал ленту монокля.
— А грибы? Вы сказали, что они были высушены и готовы к употреблению. Зачем же?
— Это самое интересное, — улыбнулся Венделл. — Только не для всех. Во-первых, у Кларис не только грибы. Я получил по факсу пока что неполный перечень, но… Ее дом в Рочестере забит ядами, нелегальным оружием, книгами об оружии и отравлениях и кучей детективов, которых хватит на целую библиотеку. Кажется, нашу серую мышку завораживают убийства. У нее есть собственная лавка убийств.
— Я всегда говорил, что у каждого должно быть увлечение, — сказал Стерлинг, не совсем поняв, о чем шла речь.
— Здорово, Стерлинг, — рассмеялся Венделл. — Кстати, представьте себе, что этот дом в Рочестере, очень даже не маленький, достался ей не от родителей. Это огромный особняк, порядка двадцати пяти акров земли, и все это купила она сама около трех лет назад.
— Но как же она…
Венделл поднял руку, и Мэгги замолчала. Сейчас была его очередь говорить. Она краем глаза взглянула на Сен-Жюста и обнаружила, что ему тоже все это крайне любопытно.
— Вот что мы накопали. Пинкер брал пару баксов тут, пару баксов там и всегда их возвращал. Нехорошо, конечно, но это не совсем хищение. Он вроде как брал взаймы. А Кларис грабила издательство годами.
— Погоди. Как это — грабила? — спросила Берни и села прямо.
— Черт, — Мэгги отложила пакет со льдом. — Могла бы получше одеваться и выглядеть.
— Она одевалась, но только в Рочестере. Она же умна. А вы спросите, и она расскажет вам. Если бы она начала швыряться деньгами здесь, в Манхэттене, все бы это заметили. А в Рочестере все думают, что она получила наследство от тетушки. Копы обнаружили чековые книжки оффшорных банков, драгоценности, антиквариат и тому подобное. А еще ее собственный филиал «Корпорации „Убийство“
type="note" l:href="#FbAutId_36">[36]
и юного любовника по имени Лэнс, который отдыхал в солярии. Он все еще клянется, что совершенно не понимает, о чем толкуют копы. Ваша серая мышка вела нехилую двойную жизнь, но совершила одну ошибку. Вообще-то две.
— Они все их совершают. — Сен-Жюст щелчком сбил пылинку со штанов.
— Эй вы, там, — Берни помахала рукой Венделлу. — Проехали любовничка. На сколько ограбила? Это все же мои деньги.
Мэгги погладила руку Берни.
— Подожди, дай ему закончить. Стив, так что было ее главной ошибкой?
— Это же просто. Начав все это, она не могла уволиться. — Венделл пошарил позади себя и взял из чашки пригоршню соленых крендельков. — Если бы она уволилась, то все выплыло бы наружу и ее бы замели. Так что она решила продать дом в Рочестере, перевести все, что есть, за границу и слинять. Она уже сидела на чемоданах. Местная полиция нашла у нее ящик, полный поддельных паспортов и удостоверений личности. Это становится настоящим бичом. Можно сказать, что любой может подделать документы на своем компьютере.
— Как интересно, — Сен-Жюст посмотрел на Мэгги, которая неохотно, но все же согласилась с тем, что Луза чертовски хорошо сделала свое дело. Настолько хорошо, что Сен-Жюст почти простил дерзкой розоволосой девчонке ее шуточку.
— Интересно, но не так уж и хорошо. Здесь она допустила вторую ошибку. Жадность. Она сделала недействительным страховой полис, прикарманив пять миллионов долларов годовой страховки Толанда. Ничего себе годовой вклад, да? Помните об этой страховке? Миссис Толанд-Джеймс говорила о ней. Толанду позвонили из страховой компании, он пришел в ярость и спросил Пинкера, в чем дело. Это было в пятницу накануне убийства. Убийства Толанда.
— О черт! — Берни снова свалилась в диванные подушки. — О черт!
— Кажется, я поняла. — Мэгги села, дрожа от возбуждения. Это случалось всегда, когда в голове выстраивался сюжет. — Когда Кёрк спросил о своем недействительном страховом полисе, Пинкер начал копаться в документах, потом доверил все Кларис, а сам принялся раскручивать свои тренажеры. Кларис поняла, что сейчас-то ее и поймают, поэтому помчалась в Рочестер, чтобы повидаться со своим мальчиком и захватить с полки пригоршню яда, убить Кёрка. Зачем? Ведь отсрочка была бы не больше недели.
— Точно. Она и прикинула, что примерно неделя потребуется, чтобы обставить все так, будто Пинкер забрал деньги. Она была его ассистентом, но в действительности выполняла всю его работу. Пинкер, по словам Кларис, только и делал, что занимался на тренажерах. Ей просто нужно было время, чтобы уладить все с бухгалтерией, личным счетом Пинкера и стать свободной и чистой, а Нельсона посадили бы за воровство и убийство. Она даже возместила страховой взнос из своего кармана в ту же пятницу после обеда — вроде как пошутила, — и страховая компания поверила ей, будто бы на почте потеряли конверт с чеком.
— В пятницу после обеда, — Берни глубоко вздохнула. — В пятницу перед убийством. Значит, полис был уже действителен, когда Кёрк умер. Слава богу. А то я уже заволновалась. Уф… Мне нужно выпить. Стерлинг, будь душечкой, налей виски. Сама я до бутылки сейчас не доползу.
Венделл сунул в рот крендель.
— Оцените эту женщину. Баночка с натуральным медом и ядовитые грибы. Пинкер всегда ел мед, потому что был повернут на своем здоровье. Но отпечатки пальцев на банке принадлежат исключительно ему. Кларис рассказала, где ее банка. За одним из его шкафов с папками. Я уже послал своего человека, чтобы он забрал ее. Кларис была недовольна, сказала, что мы слишком медленно соображаем.
Мэгги больше не могла молчать:
— Но тут есть одна загвоздка. Мы все думали, что Кларис помешана на Пинкере. Но в такси я узнала, что это не так. А сейчас ты говоришь, что она подстроила так, будто он убийца Кёрка?
— И сама убила Пинкера, — проговорил Сен-Жюст, и Стерлинг покачал головой. — Как прекрасно сказал Уильям Конгрив: «В раю нет ярости, сильнее любви, перешедшей в ненависть, в аду нет фурии, страшнее женщины, отвергнутой с презрением»
type="note" l:href="#FbAutId_37">[37]
.
Венделл посмотрел на него и кивнул:
— Да, что-то вроде. Вначале она, может, и любила его, но деньги все-таки любила больше, и любила чувствовать себя умнее других. Кларис вернула страховку, подстроила так, что Пинкер стал убийцей Толанда, решила, что теперь свободна, и опять начала планировать бегство. Она наслаждалась собой, глядя, как ты, Мэгги, пытаешься оправдаться. А тут появились вы и испортили ей все удовольствие.
— Разумеется, — Сен-Жюст выпятил подбородок. — А каким образом?
— На этих ваших детективных посиделках Пинкер запаниковал, когда вы стали спрашивать его об азартных играх и возможной аудиторской проверке. Он начал перепроверять бухгалтерию, хотел убедиться, что вернул все, и обнаружил пункты, с которыми нахимичила Кларис. А она не отходила от него ни на шаг, наблюдала, как он проверяет записи, на случай, если он сообразит что к чему.
— А вы уверены, что он отыскал эти неточности? — спросил Сен-Жюст. — Когда я пришел, он не производил впечатления, будто занят документами, а вскоре после этого погиб.
Венделл посмотрел на Мэгги.
— Верно. Но когда Кларис вернулась, пробежавшись по кварталу и толкнув под автобус Блейкли, Пинкер в лоб спросил о страховом полисе и поинтересовался, как она объяснит, что конверт с чеком потерялся на почте, когда везде указано, что платеж был электронным и поступил на один из счетов издательства. Лучше бы не спрашивал. Он повернулся к ней спиной, а она приложила его гантелей. Несколько раз. Голова его превратилась в кашу.
— Она потеряла контроль над собой, как я и предполагал, — сказал Сен-Жюст Мэгги. — Редко дело ограничивается одним убийством, а при таком количестве лжи одно убийство проистекает из другого. Но ведь не поэтому она потеряла голову. Она мечтала поставить тебя в тупик, а значит, и меня — что невозможно, — и это привело ее к неизбежному провалу.
— Эй, — Венделл поднялся со стула, — мы бы и сами все распутали.
— Сами, лейтенант? Неужели?
— Да какая теперь разница? — Берни допила виски и поставила тяжелый бокал на кофейный столик. — Лично я хочу знать, сколько денег Кларис стянула у компании? Особняк, говорите? Шмотки, украшения, любовник. Какого порядка цифры?
— Миссис Толанд-Джеймс, Берни, — Венделл подхватил бокал и отправился к бару, — вы же виски пьете, да? Давайте налью вам еще. Может, двойную порцию?




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Мэгги нужно алиби - Майклз Кейси


Комментарии к роману "Мэгги нужно алиби - Майклз Кейси" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100