Читать онлайн Мэгги нужно алиби, автора - Майклз Кейси, Раздел - Глава 18 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Мэгги нужно алиби - Майклз Кейси бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 10 (Голосов: 1)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Мэгги нужно алиби - Майклз Кейси - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Мэгги нужно алиби - Майклз Кейси - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Майклз Кейси

Мэгги нужно алиби

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 18

— Полагаю, это своего рода наказание за мои грехи, — заявил Сен-Жюст, глядя на миску, которую Табита Лейтон поставила на кофейный столик и убежала на кухню в порыве хозяйственности. — К этому добавлю и все остальное, включая число дам, полных решимости привести сильного мужчину в угнетенное состояние духа своими суетливыми хлопотами. Стерлинг, будь добр, налей вина.
— Мэгги не разрешила тебе вино, Сен-Жюст. — Стерлинг склонился над ним, будто курица над цыпленком. — Это вредно для твоей головы.
— Для моей головы вредно, если всё будут смотреть на меня так, словно я взбешусь сию секунду, — отметил Сен-Жюст, с подозрением глядя на пресную похлебку. — Вино — это лекарство.
— Да, да. А не дать тебе нюхательной соли? Или нашатырного спирта? О, а еще жженые перья. Чудесно восстанавливают силы, если ты чувствуешь слабость и все такое.
— Я чувствую слабость, Стерлинг, — Сен-Жюст осторожно сел и сбросил шерстяной плед, которым его накрыла Бернис Толанд-Джеймс, — словно я долго скакал верхом и весь взмок. Но это не означает, что мне грозит неминуемая гибель. Только если в ближайшие десять секунд не принесут бокал вина.
— Сейчас принесу, — Стерлинг испустил тяжкий вздох и отправился к бару. — Только я совершенно не представляю, где достать перья. Можно распороть подушку. Только Мэгги это не понравится.
Сен-Жюст взял бокал, снова опустился на гору подушек, которую соорудила для него Мэгги, и глубоко вздохнул.
— Так намного лучше. Стерлинг, если ты хоть кому-нибудь проговоришься, я поколочу тебя. Но, должен признаться, у меня болит в таких местах, о существовании которых я не подозревал. Теперь объясни мне еще раз, что тут делают Бернис и миссис Лейтон?
Стерлинг подошел к дивану и сел.
— Мне кажется, Бернис платит Носоксу, чтобы он ей все рассказывал, с тех самых пор, как умер мистер Толанд. Он немедленно докладывает ей обо всех неприятностях, что происходят здесь. Мы, конечно же, сказали ему, куда идем, когда спешили к тебе в больницу. Он позвонил Бернис, Бернис позвонила миссис Лейтон, и обе приехали. Приятно, когда все заботятся о тебе, верно?
— Мне было бы приятно, Стерлинг, если бы они все убрались к себе домой и занялись своими делами, особенно лейтенант.
— Ты бываешь таким неблагодарным, Сен-Жюст, — нахмурился Стерлинг. — И не забывай, что лейтенант сегодня вечером собирался сопровождать Мэгги на ужин. Ты нарушил его планы. Мэгги сказала, что тебя нельзя оставлять одного. Вдруг голова совсем разболится.
Сен-Жюст глотнул вина и посмотрел в сторону кухни.
— Ах да, тот самый ужин. Как ты думаешь, Стерлинг, не пора ли попросить лейтенанта определиться в намерениях?
— Ты назначил себя ее телохранителем?
Сен-Жюст бросил шерстяной плед на спинку дивана.
— У нас есть свои интересы, Стерлинг. В каком положении мы окажемся, если дело дойдет до свадьбы? Меня не приводит в восторг пресловутая Ассоциация молодых христиан.
— Да уж, — снова нахмурился Стерлинг, — я как-то не подумал об этом. Но ведь еще рано об этом, и ты еще не вышел из игры. Ты ведь в этом заинтересован, да, Сен-Жюст?
— Пожалуй, да. Вероятно, — проговорил Сен-Жюст, медленно поворачивая бокал с вином в руках и думая о чем-то своем. — Ну что ж, друг мой. Сохрани все в тайне, чтобы Мэгги не обрушила на мою больную голову нотаций о вреде вина и о сотрясении. И еще, будь добр, пригласи всех сюда, в гостиную. У нас имеется кворум, и я хотел бы снова обсудить убийство мистера Толанда. Мне всегда удавалось воспользоваться любой ситуацией.
И тут у Стерлинга случилось одно из тех озарений, за которые его так любят читатели Мэгги. Он забрал пустой бокал из руки друга и проговорил:
— Воспользоваться ситуацией, чтобы обсудить убийство или встать между Мэгги и лейтенантом? В данном случае, Сен-Жюст, тебе не помешает одержать победу.
Глядя вслед Стерлингу, Сен-Жюст задумчиво произнес:
— Кажется, мне сделали выговор. Определенно выговор. Такое впечатление, что на меня напал пушистый кролик.
Гости, один за другим, вошли в гостиную, расселись по местам или остались стоять (лейтенант занял любимое место Сен-Жюста, место оратора, у камина). Мэгги устроилась в кресле возле окна, рядом со столом, обхватив колени руками. Еще один пушистый кролик, только зубы острее.
Стерлинг обосновался рядом с диваном, где возлежал Сен-Жюст, а обе дамы присели на диван напротив. Табита Лейтон выискивала взглядом, нет ли у него ссадин и синяков, Бернис Толанд-Джеймс расслабленно откинулась на спинку дивана, от всей души вливая в себя, кажется, уже третью порцию виски… а вечер еще только начинался.
— Мы опять играем в «Чарли Чен собрал подозреваемых»?
type="note" l:href="#FbAutId_35">[35]
— спросила Бернис, улыбаясь Сен-Жюсту. — Я хочу быть «сыном номер один». Мне нравится этот старый фильм.
— Не имею ни малейшего понятия, о чем ты говоришь, Бернис, — ответил Сен-Жюст, — но если ты хочешь поучаствовать в дискуссии, воздержись от дальнейших возлияний. Это просто совет.
Берни расхохоталась, совсем не обидевшись.
— Ты просто завидуешь, потому что тебе можно только похлебку Табби. Хочешь, я положу туда оливку? Или, может, декоративный зонтик?
— Берни, оставь его. Его все-таки сбил автобус, — проворчала Табита Лейтон, глядя на Сен-Жюста. — У вас точно все нормально?
— Благодарю, никогда не чувствовал себя лучше, — ответил Сен-Жюст и, зачерпнув полную ложку похлебки, мужественно проглотил безвкусную, едва теплую жижу. — Должен признать, мне доставляет куда больше неудобств то, что меня принимают за неопытного юнца.
— О чем это он? — спросил Венделл у Мэгги.
— Понятия не имею, — ответила она. — Алекс, о чем это ты?
Наконец, завладев всеобщим вниманием, как и планировалось, Сен-Жюст повернулся и посмотрел на каждого присутствующего в гостиной.
— Сегодня я покидал кабинет Нельсона Пинкера в полной уверенности, что убийца не он. И до сих пор не представляю, кто все-таки убил.
Далее прозвучали следующие высказывания:
Табита Лейтон: «Вы подозревали Нельсона?»
Сен-Жюст: «Я этого не говорил».
Стерлинг: «Нет. Ты сказал, что идешь подышать воздухом, а я могу оставаться дома. Как тебе не стыдно, Сен-Жюст».
Стив Венделл: «Когда вы научитесь не совать свой британский нос в дела полиции?»
Мэгги: «О черт, Алекс, я так и знала, что должна пойти с тобой. Что ты натворил?»
Берни: «Стерлинг, золотце, там есть еще лед?»
— Волнения прекратились? Хорошо. — Сен-Жюст подавил желание помассировать пульсирующие виски. — Да, сегодня я нанес короткий визит нашему мистеру Пинкеру в «Книги Толанда». Он говорил, что собирается сегодня работать, однако, когда я увидел его, он увлеченно пытался довести себя до апоплексического удара.
— Занимался на тренажерах, — кивая, перевела Берни. — Я всегда хотела узнать, кто же заплатил за это оборудование. Думаю, сейчас представится возможность. Простите, — она поморщилась, — я не хотела перебивать. Продолжай, Алекс.
— Спасибо, я как раз и собирался. Я отправился к Пинкеру в надежде раз и навсегда убедиться в том, что он либо виноват, либо нет. Он доказал, что является тряпкой, как я всегда и подозревал. И я мысленно вычеркнул его из списка подозреваемых. Однако по дороге домой, когда я прошел два квартала, меня толкнули под автобус.
— Пинкер шел за вами и толкнул? — предположил Венделл. — Он настолько глуп? Не знаю, Блейкли. По-моему, это очевидно.
— Как это малодушно. Что за жалкий тип, — покачал головой Стерлинг.
Мэгги замахала руками со своего насеста возле окна.
— Погоди, ты говоришь, Пинкер шел за тобой и толкнул под автобус? А мне казалось, он занимался у себя в кабинете. Ты хочешь сказать, никто не заметил потного мужика в шортах и футболке, который бежит очертя голову по улице, толкает тебя под автобус и несется дальше? Это слишком даже для Нью-Йорка. Вполне допустимо, но все равно слишком.
— Он может заниматься в кабинете, потому что там у него душ. Целая ванная, черт подери. А я радуюсь тому, что у меня хотя бы окошко есть. — Берни сделала глоток. — Интересно, кто заплатил и за это. Мэгги, лапочка, не перебивай его своей логикой. Продолжай, Алекс. Мне начинает нравиться мысль, что Нельсон убийца. Но ты все равно меня запутал. Ты сказал, что он уже вычеркнут из списка подозреваемых. Или ты снова вписал его, когда попал под автобус?
Венделл покинул свое место возле камина, выдвинул стул из-за стола и уселся, широко расставив ноги.
— Это снова наводит на мысль об азартных играх, так? Толанд стал жертвой, потому что обнаружил мухлеж Пинкера. Кто-нибудь может доказать, что он воровал у компании, или это всего лишь домыслы и сплетни? И как он это делал? Запомните, мне нужны факты. Я не могу просто так вызывать в суд или выписывать ордер на арест.
— Бернис, — подсказала Мэгги.
Та пожала плечами, упакованными сегодня в темно-синее платье от «Армани».
— Не знаю. Я слышала то, что слышала. Вы видели, что Нельсон задергался, когда мы заговорили о его поездке в Атлантик-Сити. И вряд ли мы что-то узнаем, пока аудиторы не проверят всю бухгалтерию.
— Вы не можете арестовать его? — спросила Табита, глядя на Венделла. — Или хотя бы допросить?
— Только если он сам придет, — ответил Венделл. — Он под защитой адвоката, а у нас на него ничего нет. В довершение всего он знает, что мы следим за ним, и может даже уничтожить улики. Сейчас у нас недостаточно оснований для ареста.
— Так, значит, все? — Мэгги отошла от окна и села рядом с Сен-Жюстом. — Мы решаем, что это Пинкер? Не знаю, Алекс, тут что-то не то.
— А что делать. Лейтенант! — Берни сияла. — А если мы проголосуем за Нельсона Пинкера? Я что угодно сделаю, лишь бы сбежать с электрического стула.
— Кларис будет раздавлена, — тихо сказала Табита. — Бедняжка, она готова целовать землю, на которую ступала его нога.
Берни вылила в себя остатки виски.
— И не знаю почему. Он же совершенный лох в постели.
— Бернис Толанд-Джеймс! — набросилась на нее Мэгги. — Ты спала с Пинком? Фу и еще раз фу!
— Да что вы как маленькие. У нас общие интересы, — объяснила Бернис Сен-Жюсту, который с некоторым любопытством смотрел на нее. — Во-первых, фитнес. Витамины, пищевые добавки. Во-вторых, в прошлом году он сделал неплохой лифтинг, можете поверить? — Она ущипнула себя за щеку. — Только это не помогло. Ему пора бросать добавки и начать принимать виагру, вот что я вам скажу.
— Есть ли хоть кто-нибудь на Манхэттене, с кем не спала Берни? — спросила Мэгги и направилась к бару, но достала оттуда не лимонад.
— Мы уходим от темы, — заявил Венделл. — Давайте посчитаем. Мы вычеркнули Мэгги, скорее всего, вычеркнули и миссис Толанд-Джеймс…
— Зовите меня Берни, — перебила она. — И — да, вы исключили меня из списка. Это точно.
— Берни, — он кивнул. — Также мы исключили вашего мужа, миссис Лейтон… Табби, — добавил он, когда агентша приоткрыла рот, чтобы поправить его. — Я не скажу почему, но все же исключили.
— Он развлекался с какой-нибудь малышкой в те выходные, когда Табби была у себя в Грейт-Нек, да? — подмигнула Берни.
— Я этого не сказал, — Венделл заметил, как побледнела Табби.
— Да ты и не должен был, — парировала Берни. — Продолжай. Мы исключены из списка подозреваемых.
— Позвольте мне, — произнес Сен-Жюст и медленно поднялся с дивана. Он подошел к камину и взял свой монокль, который лежал на каминной полке. Ему лучше думалось с моноклем в руках. — Мы со Стерлингом, как гости этой страны, не можем быть подозреваемыми, у нас нет мотивов для убийства Кёрка Толанда и, кстати, вообще кого бы то ни было. Вы, дамы, теперь тоже вне подозрений. Мистер Лейтон исключен из списка — спасибо, лейтенант. Я бы допросил его более основательно, но он, если честно, и без того в самом конце моего списка преступников. Мы исключаем Эргила, который тоже был на той вечеринке, за день до рокового обеда. У него тоже нет никаких мотивов.
— И опять мы вернулись к Пинкеру, — сказала Мэгги. — Ладно. Но что тогда делать с остальными? Почему мы обращаем внимание только на тех, кто был на той вечеринке?
Сен-Жюст приготовился загибать пальцы:
— Хочешь проговорить все сначала? Хорошо. Первое: все слышали, что Толанд собирается прийти к тебе в гости в понедельник вечером. Второе: все могли видеть записку с меню или слышать разговоры о ней. Все, кроме тебя, Табби. Мы со Стерлингом случайно заглянули к тебе в кабинет — ты в это время спала, потому и не заметила — и обнаружили, что у тебя встреча с Кёрком Толандом. Ты не упоминала об этом, Табби.
Агентша стиснула руки.
— Никто и не спрашивал, — сказала она, обращаясь к Венделлу. — Мы говорили о новом контракте с Мэгги. Я сказала ему, что подыскиваю ей нового издателя и ему лучше подумать о том, как платить ей побольше. Но я не травила его. Мы же обедали в ресторане на Плаза.
— Я знаю, что ты не убивала его, Табби, — проговорил Сен-Жюст. — Тем более что вы достигли договоренности по контракту.
— Как же ты узнал? Тебе все рассказала Миранда? Я должна заткнуть рот этой девчонке.
— Только сначала я сама поговорю с ней, — вставила Мэгги. — Так ваш разговор прошел удачно? Почему я не знала? Вообще-то я тоже немного заинтересована, Табби.
— Пока ничего определенного, Мэгги, тем более что Кёрк умер. Я собиралась тебе рассказать, когда станут известны точные цифры. Мы с Берни еще обсудим это на следующей неделе, но пока все как бы висит. Так ведь, Берни?
— В общем так. — Берни улыбнулась. — И кстати, да, мне можно давать взятки. Начнем вон с тех соленых крендельков, которые ты хранишь как зеницу ока. С твоего позволения. Да, благодарю.
Венделл вытер лицо и посмотрел на Сен-Жюста.
— Знаете, я чувствую, что лучше бы мне снова работать патрульным в Бронксе. Вы заходили в кабинет миссис Лейтон и обнаружили, что она где-то с Толандом. Каким образом?
— Миранда сказала, лейтенант. Моя ассистентка, она бегает за каждыми штанами. — Табби явно злилась. — Эта дура только взглянула на тебя, Алекс, и сразу выложила все, что ты хотел, правильно?
— Твоя ассистентка была рада сотрудничать с нами, — насмешливо согласился Сен-Жюст. — Но ты пока вне подозрений, потому что у тебя не было причин убивать Толанда. Я из тех, кто уверен в том, что для убийства нужны причины, даже если опираться на интуицию, а не на факты. А фактов у лейтенанта, кажется, совсем нет.
— Тяжеловато искать улики, если мусорщик успел тебя опередить. Но вы ошибаетесь, — отметил Венделл. — Есть люди, которые считают убийство неким интеллектуальным упражнением и совершают идеальное преступление, словно играют в игру. Может, кто-то просто не любил Кёрка Толанда и решил, что он подходящая жертва. У парня и друзей-то особенно не было. Лучше всего убить того, кого и так никто не любит.
— Что я и делала всегда, — сказала Мэгги, посасывая соленый крендель и поигрывая зажигалкой.
— Прости? — Венделл поднялся со стула и занял освободившееся на диване место Сен-Жюста. — Я не очень понял.
— О, я имею в виду в книгах. Я всегда убиваю только плохих людей.
— Потому что?.. — подсказал лейтенант.
— Потому что никому нет дела до их смерти и читатель может сосредоточиться на романтических похождениях Сен-Жюста и разгадке преступления. Я только не ставлю под угрозу детей и женщин. И убиваю лишь негодяев. Дело в том, что… в общем, я застреваю, когда пишу. Провисает середина и так далее. А когда я висну, мне нужно как-то подогреть свой интерес, потому что до концовки еще далеко. Самое лучшее в этом случае — убить кого-то еще. У меня так. Когда ты в тупике — убей кого-нибудь. Помогает.
— Ну, если речь о книжках, то ладно. — Венделл вытащил из пакета на кофейном столике соленый кренделек. — Мне совсем не нужен еще один труп. И без того начальство дышит мне в затылок.
Мэгги наблюдала, как он ест крендели. Главное, чтобы ей оставил. Он симпатичный и все такое, но это не значит, что ему разрешается съесть все ее крендели.
— Бедный Кёрк. Значит, Алекс, в процессе исключения ты вернулся к Пинку. Не знаю, считаешь ли ты его убийцей. Но ведь это может быть кто угодно, так? Даже Венера Сисястая.
— Не будь такой вульгарной, Мэгги. Венера Бут Симмонс? Твоя Немезида? Ей не нравился Толанд? — спросил Сен-Жюст, недовольный тем, что в ряду подозреваемых появился еще один. Только не сейчас, когда все представляется так ясно.
Мэгги откусила от кренделя.
— Я не знаю, нравился он Венере или нет. Я только знаю, что мне она не нравится. Мне и Нельсон не нравится, но я не могу представить, чтобы он накормил Кёрка ядовитыми грибами.
Наконец-то. Сен-Жюст улыбался, довольный тем, что Мэгги согласилась с ним. Умная девочка Мэгги, с головой, полной сюжетов и сценариев, здравомыслящая — если, конечно, не считать промаха с лейтенантом Венделлом.
— Совершенно верно. И мы пришли к тому, что случилось сегодня. Я побывал у Пинкера, и сразу после этого меня толкнули под автобус. Следующие несколько часов я размышлял над тем, что Пинкер намного хитрее и менее осмотрителен, чем я думал. Что он действительно выбежал следом и толкнул меня. Но потом я понял кое-что еще, отчего и чувствую себя неопытным… проклятие. Возьмите, пожалуйста, трубку.
Стерлинг поднял трубку, сказал в нее несколько слов и протянул Венделлу.
— Лейтенант, с вами хотят поговорить.
Сен-Жюст вздохнул. Конечно, только лейтенант способен прервать его, когда он собрался сделать грандиозное заявление. От этого типа одни неприятности, и он того не стоит.
Теперь весь эффект лопнул, как мыльный пузырь, и нужно начинать все с начала.
— Это был мой шеф, — Венделл вернул трубку Стерлингу. — Я ни черта не понимаю в этих «провисших серединах», но, наверное, кто-нибудь решил, что мы подвисли. Охранники только что нашли тело Нельсона Пинкера в его кабинете в издательстве. Девушка из медэкспертизы предполагает, что он умер три-четыре часа назад. Кто-то размозжил ему голову его же собственной гантелей. Блейкли, вы ничего не хотите сказать по этому поводу?
— Погодите, — Мэгги схватила его за руку. — Пинкер мертв? Но они уверены, что это он?
— Абсолютно. Его нашли в кабинете. Что скажете, Блейкли?
— Уверяю вас, лейтенант, он был очень даже жив, когда я уходил от него.
— И некто, кого никто не видел, толкнул вас под автобус. И вас тоже едва не убили. Отличный ход — притвориться жертвой, а потом вычеркивать подозреваемых. Я заметил, как быстро вы вычеркнули себя.
— Господи, что за ерунда, — сказала Мэгги, отдирая никотиновый пластырь. — Черта с два бросишь курить в таких условиях. Лейтенант, Стив, ты же, черт возьми, знаешь, что Алекс не убивал Пинкера. Знаешь ведь.
— Я уже ничего не знаю, Мэгги. — Венделл встал и направился к двери. Потом остановился и указал на Сен-Жюста: — Я никогда не думал, Блейкли, что скажу это, особенно человеку, который доводит меня до белого каления, но не уезжайте из города.
Сен-Жюст выпрямился.
— Лейтенант, вы можете быть уверены в том, что я не покину окрестности в ближайшем будущем. Возможно, вообще никогда.
— День удался, — сказал Венделл и закрыл за собой дверь.
После ухода Венделла в гостиной на несколько мгновений воцарилась мертвая тишина, потом все заговорили одновременно.
— Нельсон мертв? Убит? О боже правый, его убили прямо в том угловом кабинете. Я не хочу даже думать об этом.
— Так лейтенант подозревает тебя, Сен-Жюст? Ты не говорил, что такое возможно, когда мы решили сюда прибыть.
— Я приготовлю кофе.
— Алекс, ты тоже догадываешься? Теперь, когда Нельсон умер? А может, и раньше догадывался?
Сен-Жюст улыбнулся Мэгги:
— Все может быть, моя дорогая. О чем ты догадываешься?
Она схватила его за руку и отвела в угол.
— Кларис. Ты не думаешь, что это Кларис? Серая мышка, о которой сразу забываешь. Ты же оправдал всех, кто был на той вечеринке, кроме Кларис. Почему?
Сен-Жюст рассеянно покрутил монокль и улыбнулся ей:
— Ты увидишь, Мэгги, лейтенант тоже не заметил, что я не позаботился упомянуть Кларис Саймон. Это должно что-то говорить тебе о нем, не так ли?
Мэгги сморщила нос.
— Ага. Это говорит о том, что тебе нравится его забывчивость. Вы же не меряетесь, кто дальше пустит струю, Алекс, это расследование. Расследование двух убийств. Боже мой. Я не могу поверить. Пинок мертв!
Глаза Сен-Жюста сверкнули.
— Я предупреждал его, что он доведет себя до смерти своими экзерсисами. — Он потер руку, потому что Мэгги стукнула его. — Можно вам напомнить, мадам, что я и без того ранен?
— Да? А могу я напомнить тебе, что это не книга? Это чертова реальность, а Кёрк с Нельсоном мертвы.
— Да, и теперь мы знаем, кто убил хотя бы одного из них, — сказал Сен-Жюст. — А сейчас, будь любезна, найди способ выпроводить отсюда Бернис и Табби, чтобы мы могли закончить разговор.
Мэгги подставила Табби щеку для поцелуя и закрыла дверь, предоставив своей агентше погрузить Берни в такси. Она заперла замки, накинула цепочку, повернулась и взглянула на Сен-Жюста.
— Все. Они ушли, Стерлинг на кухне занимается уборкой. Теперь объясняй. Мы уже знаем одного из убийц? То есть их двое?
— Возможно, — ответил Сен-Жюст спокойно, и ей снова захотелось стукнуть его. — Ты понимаешь, что у нас одинаковый набор персонажей — подозреваемых, — которые знали, что Толанд будет обедать у тебя в тот роковой день, и знали, что Пинкер собирается сегодня работать в кабинете? Я уверен, это не ускользнуло от тебя, да? Не знаю, как тебе, но мне все это нравится. Я был совершенно прав, считая, что убийца — кто-то с нашей вечеринки. Но я пока не уверен, то ли недавно почивший мистер Пинкер рассорился со своим соучастником, то ли стал жертвой того же убийцы.
— А убийцей ты считаешь Кларис, — сказала Мэгги, подняв глаза. — Теперь я вижу, что у тебя сотрясение мозга. Кларис даже комара не прихлопнет. А ты говоришь, Пинкер. Его-то она тем более не смогла бы убить. Она боготворила его. Не знаю, любит ли она его или просто видит — видела — в нем некое божество. Может, и то и другое… Нет, фу-фу-фу, не хочу даже продолжать.
Сен-Жюст налил себе бренди, сел на диван и изящно закинул ногу на ногу.
— Благодарю тебя, Мэгги. Я бы тоже не стал. А теперь вернемся к мотивам.
— Хорошо, — Мэгги схватила сигареты, зажигалку и уселась на диван напротив. — Поговорим о мотивах. Зачем Кларис убивать Кёрка? Нет! Подожди. Вначале скажи, что ты подразумевал, когда говорил сегодня о неопытном новичке?
— Я всегда к вашим услугам, моя дорогая, — ответил Сен-Жюст, и Мэгги захотелось шлепнуть его по ухмыляющимся губам. Раньше она и не представляла себе, как же чертовски он раздражает, когда разгадывает преступление.
— Как я уже говорил, я был у Пинкера в кабинете сегодня, в его последний день жизни.
— Ага, и, вероятно, очень осчастливил его, — вставила Мэгги, выпуская струйку дыма.
— Нет, он не обрадовался, — протянул Сен-Жюст. — Я отправился к нему, дабы прояснить ситуацию — обвинить его или оправдать. И убедился, что он не убийца. Потом меня толкнули под автобус.
— Ну да, под автобус. И Пинкер не толкал тебя? Ты в этом уверен?
— Пинкер показал мне свои руки, — Сен-Жюст закрыл глаза, вспоминая. — Очень мускулистые. Судя по всему, он очень гордился ими. Если бы он толкнул меня, я получил бы более серьезные травмы. Нет, человек, который это сделал, вовсе не был так силен. Это женщина, Мэгги. И чем больше я об этом думаю, тем больше убеждаюсь, что прав.
— Женщина? Ладно. За тобой не следили от дома? Кто-то следил за тобой, а потом попытался убить. Так?
— Нет. Я думаю, что кто-то следовал за мной от издательства и попытался убить. Безрассудный, торопливый акт, и это, увы, говорит нам о том, что наш убийца тут ни при чем. Отравление требует тщательной подготовки. А толчок в спину, удар по голове — такие преступления совершаются в порыве чувств, спонтанно. Или от отчаяния.
— Кларис… — Мэгги представила себе эту женщину, о которой несколько дней назад сама заявила, что она «и мухи не обидит». Все это не стыкуется. — Ты хочешь, чтобы я поверила, что Кларис способна на хладнокровное, обдуманное убийство? И одновременно на порыв? Вряд ли. Не способна. Можешь объяснить, почему ты ее подозреваешь?
— Сию секунду. Для начала я объясню, почему уверен, что из наших дам именно Кларис толкнула меня под автобус. Табита просто не смогла бы вначале толкнуть, а потом сдувать с меня пылинки и предлагать похлебку. Бернис слишком броская — из-за своих ярких рыжих волос. Значит, это должен быть человек неприметный, почти невидимый, который мог толкнуть меня и пойти дальше, и никто этого не увидел.
— Кларис… Ладно, я уже начинаю соглашаться с этим. Немного. Давай дальше.
Сен-Жюст поджег сигару, зажал ее в белых зубах. Настоящий книжный Сен-Жюст, человек, ослепляющий своим неожиданным великолепием.
— Я пил свежесваренный кофе у Пинкера в офисе, — сказал он. — Не знаю, почему сразу не обратил на это внимания, почему до меня не дошло, пока я не оказался на том больничном топчане, ведь это же очевидно. Нельсон Пинкер никогда не стал бы варить себе кофе. Это всегда делает кто-то другой.
Мэгги ждала, но Сен-Жюст, видимо, закончил.
— Это все? — спросила она и покачала головой. — И только поэтому ты подозреваешь Кларис? Потому что решил, что Пинкер не стал бы готовить себе кофе? — Она пожала плечами. — Да уж, тебе хорошо знакомы такие. Ты ведь тоже никогда не варишь кофе сам.
— Попробуй сосредоточиться, Мэгги. Если Пинкер не варил себе кофе, значит, кто-то еще был в кабинете. А я в это время излагал свои подозрения, давал понять, что узнал о его пристрастии к играм. Он довольно откровенно сознался в этом, а еще сказал, что если я кому-то передам наш разговор, он станет все отрицать. Обычный ответ для преступника, и все они свято верят, что выкрутились, хотя это вовсе не так. Я уже убедил лейтенанта проверить финансовое положение Пинкера, так что истина все равно выплывет. С той или другой стороны.
Подняв брови, Мэгги смотрела на него с уважением.
— Ты заставил Пинкера признаться, что он подтасовывал документы? Шутишь.
— Можешь поверить на слово. Пинкер, увы, не сможет подтвердить, он покинул наш бренный мир. Правда, он поклялся, что вернул все до последнего пенса, но сказал, что в документах все еще есть неувязки, над которыми он собирается поработать… Боюсь, тонкости делопроизводства не для меня.
— Это потому, что я и баланс-то в своей чековой книжке с трудом считаю. Я никогда не строила сюжетов о растратах или хищениях, потому что не отличаю дебета от кредита. Может, написать об этом в следующем романе, сделать тебя ловким счетоводом? Я напишу, и ты им станешь, да?
— Видимо, так и есть. Но давай вернемся к нашим баранам. Кто еще мог прийти в издательство в субботу после полудня, кроме Пинкера, который пытался… м-м-м… подправить что-то в документах? Кто еще, Мэгги? Кто мог варить ему кофе?
— Его верноподданная Лесси, — пробормотала Мэгги себе под нос. — Кларис, — произнесла она наконец и взъерошила волосы. — Верная, трудолюбивая, в лепешку расшибется, чтобы побыть рядом с Пинкером. М-да. То есть ты считаешь, она была там, слышала ваш разговор и решила ради Пинка убить тебя, покалечить или напугать? Именно так ты полагаешь?
— Не совсем. А, Стерлинг, спасибо, — поблагодарил он, когда Стерлинг подал ему миску с сырными шариками, новым увлечением Сен-Жюста. — Садись, присоединяйся к нам. Мы распутываем убийство.
— Да, я слышал, когда вошел в комнату. Кларис Саймон толкнула тебя под автобус. Мы можем это доказать?
Мэгги потушила сигарету.
— Конечно, можем, Стерлинг. Надо просто сказать Стиву Венделлу, что Пинок никогда бы не стал готовить себе кофе на работе. Убийственная улика. Он так быстро упечет Кларис за решетку, что у нас головы закружатся. Да уж, — она откинулась на подушки. — Именно.
— Сарказм тебе не к лицу, Мэгги, — проговорил Сен-Жюст, попыхивая сигарой. — Версия следующая: Пинкер и Кларис вместе спланировали убийство Толанда, или кто-то из них решил уничтожить Толанда, чтобы он не нашел подтасовок в бухгалтерии, а если уже нашел, то ничего не смог бы сделать. Теперь понимаете? Либо они сообщники, либо, поскольку Пинкера уже не заподозришь, Кларис Саймон действовала сама. Неясно лишь, зачем она убила Пинкера, если хотела убить меня, чтобы защитить его.
— Да уж, серьезный пробел в твоей теории. — Мэгги поднялась с дивана. — Посему, пока ты разбираешься с этим, Шерлок, я буду по-прежнему считать, что Кларис Саймон — та, кем является. Добрая, застенчивая девушка. Прости, Алекс. Я не принимаю твою версию.
— Она накинулась на тебя на поминках Толанда, — напомнил Сен-Жюст.
Мэгги призадумалась.
— Верно. Но она думала, будто я убила Кёрка. Думаешь, она устроила сцену, чтобы отвести от себя подозрения? Но зачем? Ведь никто и не обвинял ее. Бедняжка, никто даже не помнит ее.
— Может, Мэгги права, Сен-Жюст. — Стерлинг зачерпнул пригоршню сырных шариков. — Тебе нужно больше фактов, чем обычно. Одного кофе недостаточно. Особенно сейчас, когда мистер Пинкер мертв.
— Вот именно. — Мэгги взяла сумочку, посмотрела на часы и обнаружила, что всего лишь десять вечера. — А сейчас я пойду повидаюсь с Кларис. Когда найду ее адрес. — Она подошла к рабочему столу и начала листать адресную книгу. — У меня он есть, для рождественских открыток… Нашла. Она не должна узнать о Пинкере из новостей или завтрашних газет.
— Блестяще, — проговорил Сен-Жюст и тоже поднялся. — Мы пойдем с тобой.
— Разбежался. — Мэгги направилась к двери. — Ты попал под автобус, не забывай. Останешься здесь, а Стерлинг приглядит за тобой, чтобы ты не сбежал. Да, Стерлинг?
— Совершенно верно. — Стерлинг прожег Сен-Жюста взглядом, но тут же сник, стоило Сен-Жюсту пристально посмотреть в ответ. — В общем, постараюсь.
— Не просто постарайся, — проговорила Мэгги, возвращаясь к столу. Она взяла записную книжку и сунула ее в сумочку. — Я вернусь где-то через час. Кларис — убийца, — проворчала она и, качая головой, вышла за дверь. — Ну и дела.
— Будь осторожнее, Мэгги, — попросил Сен-Жюст. — Скажи ей только, что Пинкер мертв, и пусть она заливается слезами.
— Как-нибудь соображу, Алекс, — ответила Мэгги. — Естественно, я не скажу Кларис, что ты думаешь, будто она убийца. Тем более что я считаю это бредом.
— Странно, но я верю в твое благоразумие. Но мы поставим для тебя свечку на окошке, так что, пожалуйста, не задерживайся.
Она поймала такси сама, потому что привратник, который дежурит в выходные, даже не показался, и поехала, прокручивая в голове слова Сен-Жюста.
Нелепо. У Кларис не было повода убивать Кёрка. Если только она не сделала это из дурацкого убеждения, что должна оберегать Пинка, ведь Кёрк всем насвистел бы о том, что его грабят, а может, и ее втравил бы в это дело. И если Пинок мухлевал с бухгалтерией, Кларис, как его личная помощница, должна была это знать.
Так, это понятно. Но тогда зачем убивать Пинка? Нестыковка, и Сен-Жюст ничего не сможет с этим поделать. Кларис любила Нельсона Пинкера, буквально помешалась на нем. И никогда не убила бы его.
А как тогда она могла убить Кёрка? Ядовитыми грибами. Кларис знала о грибах, потому что именно она звонила узнать меню. Любимое блюдо Кёрка — стейк с грибами и луком, печеный картофель и салат. Ладно, может, и не самое любимое, но Мэгги всегда готовила ему такой стейк, когда он приходил. Просто потому, что больше ничего не умела.
И все это знали. То, что Мэгги может приготовить только картофель и мясо, вовсе не секрет, и самым экзотичным для нее блюдом являются тушеные грибы с луком поверх куска говядины.
Это означает, что человек, который позвонил ей тогда — ладно, звонила Кларис, — и так знал, кстати, Кёрк знал тоже, что именно она приготовит. В таком случае зачем Кёрк просил выяснить меню? Он уже был в курсе и не раз жаловался на такое вот «разнообразие».
Да, звонок очень подозрителен.
Так, может, Кларис — а она тоже знала меню — позвонила оттого, что слишком нервничала? Чтобы лишний раз убедиться, что на обед он ел грибы, раз она отравила его грибами?
— Да, — проговорила вслух Мэгги, — но она не знала, что у меня больше не останется свежих грибов или приготовленных, если предполагать, что они были нормальными. Допустим, она собиралась подставить меня, но с первого взгляда на эти грибы меня бы оправдали. Так зачем эта морока? Зачем ждать возможности, чтобы и меня вовлечь в это? И зачем вообще морочиться с грибами? И почему нужно было отравить его именно у меня?
Мэгги поискала в сумочке сигареты, но увидела табличку «Не курить» на передней панели.
— Черт, — ругнулась она. Ей всегда лучше думается, когда в руках сигарета. Ровно через семь секунд после первой затяжки приходит умная мысль. Воображение и вдохновение поставляются в организм вместе с никотином. А ей нужно и воображение, и вдохновение.
Такси остановилось у довольно обшарпанного многоквартирного дома. Мэгги заплатила водителю, вылезла из машины и вдруг усомнилась, а правильно ли поступает?
Что, если Алекс прав? Ведь Алекс — ее персонаж. Его воображение — это ее воображение. Разве сам он способен делать умозаключения?
Но если способен…
Мэгги посмотрела на третий этаж и увидела, что в окнах горит свет. Квартира Кларис — одна из двух на этаже. Это ее окна? Она не спит? Нужно ли беспокоить ее, портить ей вечер?
Мэгги расхаживала по тротуару, курила и надеялась на свое воображение.
— Нет, ну это смешно. Хотя… — Она остановилась как вкопанная. Какой-то прохожий врезался в нее, чертыхнулся и пошел дальше. — Если яд был в вине, а Кларис хотела знать, буду ли я пить и какое из вин предпочитаю. Красное вино для Кёрка, розовый «Зинфандель» — мне. Я сказала ей, что не пью красного вина, только «Зинфандель». Так вот как она это сделала! Ей нужно было как-то подсунуть ему яд, а когда я сказала о вине, она отравила красное и вручила его Кёрку.
— Что с вами, леди?
Мэгги, мигая, посмотрела на копа, который появился из ниоткуда.
— Со мной? Ничего.
— Тогда не стойте на дороге, — посоветовал он и двинулся дальше.
— Пора прекращать разговаривать с собой, — сказала она и обнаружила, что снова говорит сама с собой. — Пора перестать думать, что Кларис убийца. И вот еще что. Полиция ведь может проверить бутылку, если она осталась у меня дома.
И до нее дошло.
— Ах ты, мать твою, — проговорила она, останавливая такси. Теперь она ехала в «Книги Толанда».




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Мэгги нужно алиби - Майклз Кейси


Комментарии к роману "Мэгги нужно алиби - Майклз Кейси" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100