Читать онлайн Мэгги без царя в голове, автора - Майклз Кейси, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Мэгги без царя в голове - Майклз Кейси бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6 (Голосов: 4)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Мэгги без царя в голове - Майклз Кейси - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Мэгги без царя в голове - Майклз Кейси - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Майклз Кейси

Мэгги без царя в голове

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

— Погоди, — Мэгги остановилась перед лифтом и принялась копаться в сумочке в поисках мобильника.
Она выглядела измученной, но все равно невероятно красивой. Высокая, стройная женщина в мятых шортах и небесно-голубой пижамной куртке с вышитой на ней маленькой смеющейся овечкой. Женщина с нечесаными волосами и без макияжа. Женщина, которая выставила напоказ свою беззащитность, словно медаль за отвагу, женщина, которая пыталась доказать всему миру, что она чего-то стоит, хотя это и так не вызывало ни у кого сомнений.
Сердце Сен-Жюста сжалось, и он немедленно принял невозмутимый вид. Не только Мэгги приходилось скрывать свои слабые места.
— Моя дорогая, что опять не так? Ты внезапно вспомнила, что овценосна?
— Очень смешно. Скажи спасибо, что я хоть туфли надела. Может, нам не стоит туда идти? Может, мне позвать Стива? Я имею в виду, на тот случай, если это не галлюцинации.
Сен-Жюст не ответил, хоть сам тайком подумывал об этом. Бернис очень милая женщина, только чуточку… непредсказуемая.
— Мэгги, пошевели мозгами. Неважно, галлюцинирует ли Бернис оттого, что наглоталась какой-то дряни, или у нее в постели и впрямь лежит мертвый Бадди, а руки все в крови. В любом случае, на кой черт нам сейчас нью-йоркская полиция?
Она запустила пальцы в свою шевелюру.
— Я не знаю. Мне страшно. — Она дернула себя за волосы. — Ненавижу, когда мне страшно.
— Иди сюда. — Он притянул ее к себе, и четко, аккуратно нажал кончиком трости на кнопку вызова лифта. — Все в порядке, Мэгги. Все будет хорошо. Я здесь.
Мэгги обвила его руками, вцепилась в него. Лишь на секунду.
— Я тебе не верю, братец. Если у Берни случилась беда, какая разница, кто здесь.
— Я тоже здесь, Мэгги. — Стерлинг нежно похлопал ее по плечу.
Сен-Жюст вздрогнул. Стерлинг жалеет Мэгги? Алекс достал из кармана чистый носовой платок и протянул его Мэгги, которая продолжала тихонько подвывать.
— Никогда не жалей ее, Стерлинг. Это можно делать только мне, потому что в душе она знает: я предлагаю ей помощь только для того, чтобы она хорошенько разозлилась и не утонула в слезах.
— Я никогда не смогу вас понять, Сен-Жюст, — Стерлинг вошел в лифт, придерживая дверь перед Мэгги, которая утирала слезы. — Я никогда не пойму ни тебя, ни ее. Я вас очень люблю и все такое, но понять вас? Никогда.
Сен-Жюст бросил надменный взгляд на недоумевающего консьержа. Двери плавно закрылись, и они поехали вверх. Алекс принялся изучать лифт.
— Это единственный лифт? Другого пути наверх нет?
Мэгги высморкалась в платок и попыталась вернуть его владельцу.
— По-моему, единственный, — сказала она. — Но я всего пару раз была у Берни с тех пор, как она сюда переехала. Постой, еще должен быть служебный лифт. И лестница, на случай пожара. А что?
— Ничего. Просто думаю. Если Бернис притащила в пентхаус вчера ночью кавалера, кто-то должен был ее видеть. Например, тот недоверчивый джентльмен в фойе. И кавалер должен был расписаться в журнале, как это сделали мы, даже если он пришел с Бернис. Надо бы взглянуть на регистрационный журнал. Стерлинг, ты согласен со мной?
— Конечно, Сен-Жюст.
Мэгги потрясла пальцем перед его носом:
— Если она пришла с Бадди. Вот что ты сказал. Но она не могла прийти с Бадди, потому что Бадди рыбы съели семь лет тому назад.
— Не говори так, Мэгги, пожалуйста. — Стерлинг вздрогнул. — Ты же знаешь, что я не умею плавать. И никогда не умел.
— Стерлинг, помолчи, пожалуйста. Да, Мэгги, все считают его мертвым. Это усложняет ситуацию, но для тренированного ума нет ничего невозможного, если приложить его надлежащим образом.
— Ну вот, опять он за свое. — Стерлинг взглянул на Мэгги. — Он ищет разгадку.
Сен-Жюст проигнорировал его слова и уставился на панель управления лифтом. Есть только кнопки первого и последнего этажа, промежуточных остановок нет.
— Неплохо Кёрк устроился, — обратился Сен-Жюст к Мэгги. Он знал, что пентхаус этот раньше принадлежал Кёрку Толанду, безвременно и весьма эффектно погибшему совсем недавно.
— Я знаю, — сказала Мэгги. — Берни пришлось отказаться почти от всего, но этот пентхаус она сохранила за собой. Кёрк за свою жизнь сделал только одно доброе дело: забыл изменить завещание после развода. Наверное, думал, что будет жить вечно.
Лифт остановился, двери прошелестели, открываясь, и Сен-Жюст увидел фойе из черного и белого мрамора, с потолками в двенадцать футов и толстыми беломраморными колоннами. На круглом столе возвышалась цветочная композиция. Совершенно очевидно, что Кёрк, полностью лишенный вкуса, нанял декоратора.
— Стерлинг, ты не мог бы побыть здесь с Мэгги?
— И не думай даже! Я иду с вами. Берни! Берни, это Мэгги! Где ты, милая?
Откликнулось только эхо под сводами фойе.
— Боже, она не отвечает. Не к добру это. — Мэгги попыталась вырваться из рук Стерлинга, но тот получил инструкции от самого Сен-Жюста и держал крепко.
Сен-Жюст медленно пошел вперед. В левой руке он держал шпагу-трость, правая рука свободна. Он сделал вид, будто его ничуть не впечатляет открывшаяся взору роскошь, мебель, достойная Букингемского дворца или даже Версаля. Но на самом деле он был поражен.
— Бернис? — тихо позвал он, пытаясь сориентироваться в сумраке — тяжелые драпировки закрывали высокие окна, не пропуская солнечный свет. — Бернис, дорогая, это Алекс.
И тут он увидел ее. Она скорчилась в углу, колени прижаты к груди, голова спрятана между коленей, роскошная грива блестящих длинных тициановских кудрей — точно воронье гнездо. Одета в лимонную атласную пижаму с необычным рисунком.
— Бернис?
Берни посмотрела на него, глаза ее расширились. Она глухо застонала.
— Бернис, дорогая. Мэгги тоже приехала. И Стерлинг. Ты же не хочешь, чтобы они увидели тебя такой?
Бернис Толанд-Джеймс была прекрасна. И старалась сохранить свою красоту с тех самых пор, как ей исполнилось сорок (по крайней мере, она говорила, что сорок). Пластическая хирургия, липосакция, инъекции ботокса, изнурительные диеты, шикарный гардероб, гениальный парикмахер.
Прекрасны были не только ее волосы, но и ее душа. Она была доброй, щедрой, забавной. Она была верным другом; верной подругой Мэгги, а также ее редактором. В настоящий момент она была единственным владельцем издательства «Книги Толанда».
В последние недели она изменилась. Она пила все больше, и ей это нравилось.
— Алекс?
Берни почти шептала.
— Да, Бернис. Конечно, Алекс. Позволь я помогу тебе добраться до стула. — Он протянул руку, и медленно, неохотно Бернис ее приняла. Когда она поднялась на ноги, стало понятно, что на пижаме не рисунок, а кровь. Много крови, влажной, липкой. Кровь на руках и лице. Даже на волосах.
— Алекс? Бадди…
— Да, дорогая, — ровно произнес он, мысленно желая, чтобы Мэгги оказалась за тридевять земель. Но так как она была здесь, он понимал, что должен позвать ее и попросить о помощи. — Вот так, хорошо. Просто посиди на этом миленьком диванчике, а я схожу за Мэгги. Договорились?
— Мэгги, — Берни с трудом сглотнула. — Да… да… Мэгги. Я позвонила Мэгги. Я помню.
Сен-Жюст посмотрел на свои руки. Правая ладонь в крови — он пожалел, что отдал свой носовой платок. Он засунул руку в карман, чтобы Мэгги не сразу заметила кровь, мысленно попрощался с любимой курткой и вернулся в фойе.
— С ней все в порядке? — Мэгги не двигалась, хотя Стерлинг ее уже не держал. — Я слышала, как вы разговаривали. Она все еще ловит глюки?
— К сожалению, нет. — Сен-Жюст посмотрел на Стерлинга. — Мэгги, мужайся. Похоже, у нас проблемы. Пижама Бернис вся в крови. Я только мельком взглянул, но уверен, что это не ее кровь. Иди к ней, только не спрашивай про кровь, просто посиди с ней. Можешь принести ей что-нибудь тонизирующее. Стерлинг, за мной. Ничего не трогай. Уверен, нам придется вызвать лейтенанта Венделла.
Мэгги уже прошмыгнула мимо них. Войдя в гостиную, Алекс со Стерлингом увидели, что женщины уже сидят на роскошном диване, крепко обнявшись. Берни беззвучно рыдала.
— Там ступеньки, Стерлинг. — Сен-Жюст указал на лестничную площадку. — Вероятно, спальни наверху. Пойдем. И еще раз: ничего не трогай.
— Думаешь, там труп, Сен-Жюст?
— Не вижу смысла строить догадки, раз мы сейчас сами все увидим. Но — да, Стерлинг, боюсь, что мы найдем там труп.
Он поднялся по широкой спиральной лестнице к длинному коридору, куда вели несколько дверей. На восточном ковре кровь. На стене три кровавых отпечатка ладоней, словно Берни шла из спальни, периодически хватаясь за стены. Бедная испуганная женщина.
— Стерлинг, будь так любезен, — Сен-Жюст снял куртку и протянул ее другу. Возможно, ее еще удастся спасти. Потом он расстегнул и снял рубашку.
Он так любил эти моменты, эту ясность мышления во время расследования. Он был для этого рожден. Ну хорошо, как минимум придуман.
Он осторожно шагнул, стараясь не наступить в кровь, и, используя рукав рубашки вместо перчатки, пусть и неубедительной, распахнул слегка приоткрытую дверь — вторую слева.
— Боже милостивый, — произнес из-за его спины Стерлинг, когда они вошли в тускло освещенную спальню.
— Да уж. — Сен-Жюст поднес рубашку к лицу, пытаясь спастись от сладковатого запаха крови. — Я не знаю, кто это, Стерлинг, но данный джентльмен определенно решительно мертв.
— Так много крови, Сен-Жюст. На кровати, на потолке, на стенах. Везде. Совсем как в «Деле об убийстве содержанки». Только там речь шла о женщине, а это, конечно, мужчина. Он такой бледный, Сен-Жюст. Там, где не в крови, я имею в виду.
— Он обескровлен, Стерлинг. Он умер от потери крови. — Сен-Жюст придвинулся ближе, стараясь запомнить все, что видит. Он боялся, что его выгонят из комнаты, когда прибудет Венделл. Шея мужчины перерезана от уха до уха, обе сонные артерии вскрыты. — Хочешь осмотреть рану?
— Э… нет, спасибо. Я ведь уже сказал, что похожий случай был в «Содержанке». Я прекрасно помню, как Мэгги описала рану. — Стерлинг попятился из комнаты.
— Ну хорошо, спускайся к дамам. Чем меньше мы тут наследим, тем лучше. Мэгги звать не надо, она не была знакома с мистером Джеймсом. Нам остается только поверить Берни на слово. Если, конечно, она ничего не перепутала от страха. Как это ужасно, проснуться и обнаружить такое. Я же еще немного побуду здесь.
Слова Стерлинга не выходили у него из головы. Сцена и впрямь весьма напоминала «Содержанку», третий детектив Мэгги о Сен-Жюсте. Жертва была женщиной, конечно, и лишь первой из четырех, убитых подобным образом, пока он, Сен-Жюст, не раскрыл убийства и не арестовал могущественного и титулованного негодяя. «Содержанка» три месяца держалась в списке бестселлеров «Нью-Йорк Таймс».
Но это? Это уже не фантазии. Это жизнь.
А он, Сен-Жюст, снова при деле.
Он не мог подойти ближе, не наступив в кровь. Но он стоял достаточно близко, чтобы увидеть место, где спала Берни. Контуры ее тела были грубо очерчены брызгами крови. Достаточно близко, чтобы увидеть обнаженного мужчину с перерезанным горлом. Будь рука, державшая нож, чуть сильнее — и голова совсем отделилась бы от тела. Он стоял достаточно близко, чтобы увидеть огромный нож в складках простыней.
Ступая по своим же следам, Сен-Жюст закрыл за собой дверь и отправился по коридору в поисках ванной комнаты. Он вымыл руки, забрал куртку с лестничной стойки, где Стерлинг ее оставил, достал мобильник и наизусть набрал номер.
— Алекс?
Он быстро повернулся, загораживая от Мэгги кровавые пятна на обоях; накинул рубашку и принялся застегивать пуговицы.
— Да, там тело. Я звоню лейтенанту Венделлу. Пожалуйста, вернись в гостиную к Стерлингу и Бернис.
— О боже! Стерлинг только кивнул, когда спустился по лестнице, и я подумала… Но я не хотела расспрашивать его при Бернис. Это Бадди?
— Я не знаю. Прошу тебя, Мэгги. Плохие новости со временем лучше не становятся. Пусть уж лучше Венделл сюда приедет, чем кто-нибудь другой. — Он отвернулся. — Да, Венделл, какое счастье, что ты все-таки снял трубку. Это Блейкли. Ты не мог бы подъехать на Парк-авеню? Точнее, в квартиру Бернис Толанд-Джеймс. Секундочку. Мэгги, напомни точный адрес. Угу, спасибо. — Он повторил адрес лейтенанту. — Да, действительно, рядом с музеем. Весьма фешенебельный район, ты в таких еще не бывал, так что рекомендую стряхнуть крошки от пончиков с рубашки, прежде чем присоединиться к нам. Что? Нет, нет. Никаких проблем. Всегда рад дать совет насчет одежды тем, кому это необходимо.
Сен-Жюст выключил мобильник.
— Почему ты ему не сказал?
— Не сказал, потому что не хотел, чтобы он примчался сюда во главе отряда своих коллег. Он считает, что я с придурью, как ты это называешь, и я не хочу его разочаровывать. Он коп, и друг он нам или нет, но думает он как коп.
— Хорошо, я поняла, хотя он наверняка разозлится.
— Мне чертовски полегчало от того, что ты тоже так считаешь. Только недовольного Венделла нам и не хватало для полного счастья. Кстати, ты в курсе, что теперь тоже вся в крови? Боюсь, по возвращении домой нам придется пристрелить твою овечку. Но хватит веселиться. Как там Бернис? И как ты?
— Берни пьет виски и оплакивает свою окровавленную пижаму. Я помню, что ты сказал «тонизирующего» и наверняка имел в виду что-то вроде «Эрл Грэй», но это же Берни. Да, и я вымыла ей руки. Я знаю, что не должна была этого делать, но они ее пугали. И лицо тоже вымыла. А я? Я… я в порядке.
— Правда?
— Нет, неправда. На самом деле, ничего подобного. А то я ответила бы тебе что-нибудь остроумное насчет моей пижамы. Это была моя любимая пижама, черт побери. Алекс, что происходит?
— В постели Бернис лежит мужчина, мертвее не бывает, повсюду его кровь. На кровати, что очень удобно, лежит нож. А Бернис, что еще удобнее, с ног до головы вымазана кровью. Уверен, что на ноже найдут отпечатки ее пальцев. Что еще происходит? Ну, я забыл сегодня утром позавтракать, потому что Стерлинг ужасно торопился в парк. Но, думаю, теперь я могу спокойно обойтись и без обеда.
— О боже. — Мэгги присела на верхнюю ступеньку. Точнее, рухнула. — Я спросила ее, что случилось прошлой ночью, а она сказала, что не помнит. Просто она проснулась, а рядом Бадди. Как ты и сказал, весь в крови и мертвый. Все решат, что это она его убила.
— Почти наверняка.
— Но она этого не делала! Ты же знаешь, что не делала. И я знаю. Берни и мухи не обидит.
— Напротив. Если бы мне пришлось ввязаться в бой, я был бы очень рад, если бы отважная Бернис прикрывала мне спину. У этой женщины потрясающая сила воли. Вспомни, она много раз говорила, что не моргнув глазом убьет любого, кто осмелится ей угрожать. Мне больно тебе об этом напоминать, но ведь она совсем недавно была первой подозреваемой в смерти Кёрка.
— Но мы же знаем, кто убил Кёрка, и Бернис тут ни при чем. А Бадди исчез семь лет назад. Знаешь, что? Наверняка это не Бадди. Берни ужасно нервничает, вот и думает, что это он. Как-то раз я видела его фото. Можно я взгляну на тело?
— Нет, даже если встанешь на колени и будешь меня об этом умолять, — произнес Сен-Жюст, когда Мэгги поднялась на ноги. — Поскольку Венделл уже в пути, нам лучше ничего не трогать. Мы можем случайно уничтожить что-нибудь, свидетельствующее в пользу Берни.
— Очень много крови, да? — Мэгги сморщила нос. — Ты так сказал.
— К тому же покойник голый. Не стоит тебе смотреть на обнаженное мужское тело.
Мэгги, как он и предполагал, закатила глаза.
— Ну, укуси меня. По-твоему, я голого мужика никогда не видела?
— При мне — точно не видела. Иди вниз. Венделл говорил со мной из машины, так что где-то через полчаса он будет здесь. Зависит от ситуации на дорогах. Ты уже была на кухне?
Мэгги потерла лоб.
— Нет. Я сходила только в дамскую комнату за полотенцем и губкой для Берни. А что?
— Хотелось бы взглянуть на коллекцию кухонных ножей Бернис, если я правильно понимаю, что под этим подразумевают. — Он забрал свою спортивную куртку с перил. — Это такая деревянная штука, из которой торчат ножи, как у тебя на кухне?
Мэгги спустилась на первый этаж вслед за ним, затем остановилась и свернула направо, за лестницу, прошла через шикарную столовую и распахнула двери.
— Вот, — произнесла она, — кухня. Офигенно большая кухня. Но мне казалось, что ты собирался ничего не трогать? Да, и если я тебя еще не утомила расспросами — почему ты снял рубашку?
— Потому что не сообразил захватить с собой резиновые перчатки. — Он обошел вокруг колоды для разделки мяса. На колоде стояла деревянная подставка для дюжины ножей.
Ножей было одиннадцать.
— О, а вот и орудие преступления. Знакомые рукоятки. И ходить далеко не надо.
Мэгги оттолкнула его и взглянула на ножи:
— Я знаю, что ты терпеть не можешь, когда кто-то озвучивает очевидные вещи, но одного ножа не хватает. Ты думаешь, Бадди убили недостающим ножом? Это уже что-то, Алекс. Я имею в виду, что так оно похоже на случайное убийство. Как раз то, что могла бы сделать Берни, внезапно столкнувшись с Бадди. Она думала, что он умер. Надеялась, что он умер. Это уже убийство со смягчающими обстоятельствами. Или даже непредумышленное убийство. Мы сможем взять ее на поруки.
Сен-Жюст выгнул бровь:
— Ты уже вынесла ей обвинительный приговор? Своей лучшей подруге?
— Нет, конечно, нет. Но выглядит все это очень плохо. И если ее обвинят, я хочу, чтобы ее выпустили под залог. Я же говорила, она ничего не помнит. Она была пьяна. Черт, да она в последнее время несколько раз напивалась до полной отключки. Я упрашивала ее сходить к доктору Бобу. Уехать. Взять пример с Бетти Форд[Бетти Форд (р. 1918) — супруга экс-президента США Джеральда Форда. Публично признала зависимость от алкоголя и долго от нее лечилась. В 1982 году основала Центр реабилитации алкоголиков и наркоманов, названный в ее честь.
]. Сделать хоть что-нибудь. Но она все отказывалась, потому что в «Книгах Толанда» неурядицы.
— Мне это напоминает, как ты пообещала бросить курить, если успеешь сдать книгу в срок. Или когда похудеешь на пять фунтов? Или, может быть, когда мы со Стерлингом съедем и ты останешься одна в квартире? Я знаю тебя достаточно хорошо и уверен, что у тебя есть список отговорок, которыми ты время от времени пользуешься. Какая отговорка у тебя на этой неделе, Мэгги?
— Поди ты к черту.
— Вот теперь я узнаю свою Мэгги. Хватит уже думать о том, как Бернис уведут отсюда в кандалах. Сейчас не время и не место думать вслух, хоть ты это и любишь. Лучше вспомни, кто ее адвокат.
— Ее адвокат? Секундочку. — Мэгги глубоко вдохнула. — Прости, я от страха с трудом соображаю. Я никогда не находилась рядом с трупом, если, конечно, не считать поминок по дяде Джону. Но он был в костюме, и ребята из похоронного бюро изобразили улыбку на его лице, как будто он радовался, что умер. У меня мысли путаются. Адвокат Берни, говоришь? Понятия не имею. В любом случае это юрисконсульт. А ей нужен специалист по уголовному праву. Но Стиву не понравится, если мы вызовем адвоката раньше, чем он успеет сам с ней поговорить.
— Мой соболезнования лейтенанту, но Бернис ни с кем не будет говорить без адвоката. Ни с хорошим полицейским, ни с плохим. Ни звука.
— Опять насмотрелся «Закона и порядка»?
type="note" l:href="#FbAutId_6">[6]
— Мэгги кивнула. — Хорошо, ты прав. Совершенно прав. Но так все подумают, что она виновата.
— Девочка моя, все и так уже подумают, что она виновата. Молчание вряд ли усугубит ситуацию. Ты не знаешь, где она хранит телефоны?
— Скорее всего, в палме. Пойти поискать?
Сен-Жюст кивнул, уже открывая ящики стола в поисках телефонного справочника Манхэттена. Он просто хотел чем-нибудь занять Мэгги. На самом деле имя юрисконсульта Берни его не интересовало. Ему нужен был адвокат-хищник, настоящая акула в море законов. Адвокат без личной жизни, трудоголик, работающий по выходным. Адвокат, который сможет посвятить всего себя Бернис Толанд-Джеймс. Если не удастся найти его сразу, то сгодится первый попавшийся адвокат, а свою акулу он найдет потом.
Он взял телефонную книгу, взвалил ее на конторку, пролистал и нашел списки адвокатов. Списки эти сами по себе составляли уже целую книгу в книге.
Он вел пальцем вниз по странице, бегло изучая персональные рекламные объявления, пока не наткнулся на: «Дж. П. Боксер, уголовное право». В углу объявления был помещен рисунок оскалившегося пса-боксера и номер телефона. Дж. П. Боксер обитал на Парк-авеню, более того — всего в трех кварталах отсюда. Похоже, его послало само провидение.
Сен-Жюст набрал номер. Трубку сняли после первого же гудка.
— Боксер у телефона. Поговорите со мной. Раз вы звоните в субботу, значит у вас тоже нелады с личной жизнью, вы крепко влипли, но я вам помогу, — произнес хриплый голос, вдобавок еще и изуродованный помехами на линии.
— Вы нужны мне прямо сейчас, — мягко произнес Сен-Жюст. Дж. П. Боксер начинал ему нравиться. Сен-Жюст продиктовал адрес, пообещав встретить законника в вестибюле. — Через десять минут, или я позвоню кому-нибудь еще. Да, меня зовут Блейкли. Алекс Блейкли.
— Умница. Кстати, я не берусь за дела, которые мне неинтересны.
— Хорошо. А я не нанимаю адвокатов, которые мне несимпатичны. Осталось девять минут, дружище. Полиция уже в пути.
— Вы их сначала вызвали? Я не работаю с идиотами. Что у вас стряслось? Ваша жена превысила свой счет у Тиффани и вы разбили ей голову ракеткой для сквоша?
— Восемь минут, — констатировал Сен-Жюст, бросил трубку и направился в гостиную, на ходу натягивая спортивную куртку. — Мэгги? Можешь больше не искать. Я спущусь вниз за нашим адвокатом. Будь так добра, позвони консьержу, скажи ему, что ты Бернис и что Дж. П. Боксер может подняться.
— Я сама ему скажу, — Берни, шатаясь, поднялась на ноги. Стерлинг подхватил ее. — Я смогу.
— Конечно, сможешь, — успокоила ее Мэгги. Сен-Жюст вызвал лифт, и инкрустированные золотом зеркальные двери распахнулись.
Он стоял в вестибюле и улыбался консьержу. Консьерж разговаривал с Бернис по телефону и заинтересованно посматривал на Алекса.
Через пять минут Венделла все еще не было. Привратник распахнул двери, и в фойе вошла настоящая амазонка.
Глаза Сен-Жюста лишь чуть-чуть расширились, когда Дж. П. Боксер раскатистым баритоном представилась консьержу.
Женщина была одета в ярко-зеленый тренировочный костюм с синими лампасами. Рост — шесть футов два дюйма, не меньше. Волосы, точнее, то, что от них осталось, ровным слоем в полдюйма толщиной покрывали ее правильный, но весьма большой череп. Ярко-оранжевые ботинки доходили до лодыжек, шнурки не завязаны. Она переливалась всеми цветами, как радуга, и явно этим гордилась.
— Блейкли? Англичанин, как я и думала, — рявкнула женщина и сняла зеркальные солнечные очки.
— Боксер? — отозвался Сен-Жюст, все еще в некотором замешательстве.
— Да, это я. — Она схватила ручку со стойки и расписалась в регистрационном журнале. — Здоровенная черная уродина. Мне пятьдесят шесть лет, у меня климакс, и я — твой лучший друг или твой ночной кошмар. Зависит от того, зря или нет я сюда приперлась, не доев свой луковый рогалик. Давай приступим к делу.
— Конечно, пожалуйста. — Сен-Жюст провел ее к лифту. — Ваш клиент…
— Не сейчас, красавчик. Подожди, пока двери закроются.
— Конечно, — Сен-Жюст продолжал улыбаться, хотя в душе уже сомневался в правильности своего выбора. — Ну, вот мы и наедине. Итак, как я уже сказал, ваш клиент — Бернис Толанд-Джеймс.
— Знаю, знаю, это хорошо, — кивнула Дж. П. — Классная рыжуля. Не смотри на меня так, англичанин. Мы с ней вращаемся в одних кругах, хоть по виду и не скажешь. Я с ней встречалась. Кого пришили-то?
— Простите, что?
— Пришили, прирезали, прикончили. Это ведь убийство, да? По субботам звонят только из-за убийств. Так кого убили-то?
— Мы не уверены, — начал Сен-Жюст. Боксер треснула по кнопке «стоп».
— Вы не уверены. А в чем ты уверен, трепло? Труп-то там есть? Ты не забыл про мой рогалик?
Сен-Жюст понял, что пора перехватить инициативу. Но как? Он был запуган и подавлен. Женщиной! Как это унизительно.
Он попытался ввести ее в курс дела, включая тот факт, что Венделл вот-вот приедет.
— Венделл. Знаю такого. Парень упрямый, но славный. Паршиво одевается, любит играть в хорошего полицейского. Кто там еще есть? Похоже, ты любишь зрителей. А я не люблю сюрпризов.
— Серьезно? Я думаю, они вам понравятся. А не понравятся, так выгоните их вон.
— Забавный парниша, — она уставилась на него. — Терпеть не могу весельчаков. Так кто там есть?
Сен-Жюст рассказал.
— Не знаю таких. Писательница, ха. Ненавижу писателей, особенно детективщиков. Вечно они все переврут. Так вы — друзья моей клиентки? Много она вам рассказала? Вас вызовут в суд, ясно?
— Бернис почти ничего не рассказала. Она утверждает, что ничего не помнит, кроме того, что проснулась утром и нашла в своей постели усопшего. Она считает, что это тело ее мужа, Бадди Джеймса. Все думали, что он утонул в море семь лет назад. Труп там и вправду есть.
— Экий вздор! — Боксер ухмыльнулась. Очень нехорошо ухмыльнулась. Затем отпустила кнопку «Стоп», и лифт поехал вверх. — Ах, Блейкли, Блейкли, сладенький мой красавчик, у нас намечается презабавнейшее дельце.
— Весьма поучительно. — Сен-Жюст почувствовал наконец некую солидарность с Мэгги. Та всегда боялась больших, шумных и крайне самоуверенных людей. Женщина? Кары господни!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Мэгги без царя в голове - Майклз Кейси



Ну, название книги соответствует сюжету.Что сказать, автор сразу предупредила.
Мэгги без царя в голове - Майклз КейсиАделина
28.09.2015, 21.40








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100