Читать онлайн Мэгги без царя в голове, автора - Майклз Кейси, Раздел - Глава 19 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Мэгги без царя в голове - Майклз Кейси бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6 (Голосов: 4)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Мэгги без царя в голове - Майклз Кейси - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Мэгги без царя в голове - Майклз Кейси - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Майклз Кейси

Мэгги без царя в голове

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 19

Мэгги открыла глаза и перевернулась на бок, чтобы посмотреть на часы.
— Всего семь утра? А должно быть никак не меньше десяти.
Она сбросила одеяло и поплелась в ванную. Состроила рожу своему отражению в зеркале, разделась и пять минут стояла под душем, прежде чем нашла в себе силы толком помыться.
Почистить зубы. Причесаться (неудачно). Чистое белье, джинсы, футболка.
Можно идти.
Бекон и яйца. Неплохо. К тому же Стерлинг заслужил хороший завтрак. А Алекс? Ладно, пусть тоже поест.
Она поджарила бекон и омлет, выложила их на одну тарелку и накрыла сверху другой, чтобы не остыли, засунула два куска белого хлеба в тостер и босиком зашлепала через гостиную в холл.
— Алекс? — Он стоял к ней спиной и засовывал ключ в замок.
— Доброе утро, Мэгги. — Он медленно повернулся к ней — подмышкой утренняя газета и неизменная трость. Вопросительно выгнул бровь. — Ты сегодня причесывалась граблями?
Мэгги запустила пальцы в еще влажную шевелюру.
— Ну, укуси меня, — она подошла ближе и недоверчиво оглядела Алекса. — Ты небрит. По-моему, на тебе вчерашняя одежда.
— Увы, да. Я уснул ночью на диване и решил, не приводя себя в порядок, спуститься к Марио, выпить чаю. Мне очень стыдно.
На ее взгляд, ему очень шла утренняя щетина, но она ни за что ему об этом не скажет.
— Я поджарила бекон и яйца и как раз собиралась позвать тебя и Стерлинга. Главным образом, Стерлинга, — добавила она, потому что Алекс выглядел до неприличия привлекательно даже в таком помятом виде. Она легко представила себе, как просыпается рядом с ним, видит его голову на соседней подушке, его медленную, сонную улыбку. — Ты будешь есть или нет?
— Разве я могу отказаться от столь любезного предложения? Пойду, посмотрю, не проснулся ли Стерлинг.
Мэгги прошла вслед за ним в его квартиру и выхватила у него газету.
— А до того как ты отправился к Марио, он еще не проснулся?
— Боже, как много вопросов. Но всего один ответ: я не знаю. Эта квартира просто огромная, знаешь ли, гораздо больше, чем твоя, — может, он уже встал, а я не услышал.
— Не надо так нервничать, — съязвила Мэгги, — а я-то думала, что это я не выспалась.
— Ты действительно не выспалась, — ухмыльнулся Алекс. — А сейчас прошу меня простить, я должен удалиться на пару минут, чтобы умыться ледяной водой и почистить зубы. Доброе утро, Стерлинг.
— Привет, Сен-Жюст. — Стерлинг вошел в гостиную. Левая сторона его лица и особенно область вокруг глаза живописно переливалась всеми оттенками фиолетового, красного и желтого. — Доброе утро, Мэгги.
— Стерлинг, — Мэгги склонила голову набок, — синяк еще болит? Выглядит просто ужасно. Я приготовила тебе завтрак, солнышко.
— Спасибо, Мэгги. — Они подождали Алекса и все вместе отправились к Мэгги.
Стерлинг и Сен-Жюст сидели за столом, а Мэгги накрывала им завтрак, чувствуя себя необычайно хозяйственной. Впрочем, к моменту мытья посуды это чувство, наверное, испарится.
— Ты прочитала информацию, которую нам предоставила мисс Спивак, Мэгги? — спросил Алекс. Он промокнул губы полотняной салфеткой (бумажных он категорически не признавал), затем аккуратно сложил ее и оставил на столе.
— Частично. Я прочитала биографии Деттмера и Бадди. Ну и что? Какая между ними связь?
— Ты будешь есть этот последний тост, Сен-Жюст?
— Нет, Стерлинг, съешь его сам, благословляю тебя. Прочитай целиком, Мэгги. Думаю, ты поймешь.
— Давай, Мэгги, я сам все приберу, — предложил Стерлинг, и Мэгги не заставила себя упрашивать.
— Я оставила бумаги в спальне, — сказала она Алексу, — сиди, я сейчас принесу.
Когда она вернулась в гостиную, Алекс с комфортом расположился перед ее компьютером, по-видимому, опять удаляя спам. Почему-то ее умиляло, что он старается защитить ее от информации, не подходящей, по его мнению, для глаз благородной леди.
— Прекрати это, — приказала она, потому что он этого ждал, села на диван, нацепила очки для чтения и вытащила все из конверта. — И что я тут ищу?
— Ты правда хочешь, чтобы я подсказал? Но это же неспортивно.
— У меня неспортивное настроение.
— Ладно, — Алекс сел на диван напротив, — как ты знаешь, я вчера утром нанес визит окружному прокурору Деттмеру. Хотя погоди, ты, кажется, не знаешь.
— Теперь знаю, — сказала Мэгги. — Зачем ты к нему ходил?
— Как проситель. Я надеялся воззвать к его лучшим чувствам, чтобы он стал менее… агрессивен в своем преследовании Бернис.
— Очень мило. Тебе здорово повезло, что он тебя не арестовал.
Алекс принялся усердно разглядывать свои ногти.
— Да, мне уже говорили. Во всяком случае, когда я был у него в кабинете…
— Ты пробился к нему в кабинет? Ух ты! Ладно, извини, что перебила. Продолжай.
— Спасибо. Так вот, когда я был у него в кабинете — кстати, этот грубиян даже не предложил мне кофе, — я заметил у него на полке семейную фотографию. У него есть жена и двое детей. Мальчик и девочка, подростки.
Мэгги сузила глаза и потрясла головой.
— И что?
— Они сняты в весьма… я бы сказал, непритязательной обстановке. Очень похожей на дом Бернис в Коннектикуте.
— Ранний американский стиль, — понимающе кивнула Мэгги.
— Определенно не современный, — согласился Алекс, и Мэгги еле удержалась от улыбки. — Кроме того, за спиной у них большое окно, в которое виден пляж и океан.
— То есть они были в отпуске. Все равно не понимаю.
— Деттмеру не слишком понравилось, что я стал разглядывать фотографию, — возможно, ему вообще мало что нравится. Но он согласился, что пляж — это часть фотографии.
— Давай уже колись, или я полезу за сигаретами и это будет целиком твоя вина.
— Пляж, Мэгги. Мы совсем недавно видели такой же, ты и я. Как по-твоему, я верю в совпадения?
— Между нами и Коннектикутом настоящая прорва пляжей, Алекс.
— Верно. Именно поэтому я и попросил Холли Спивак собрать информацию по нашему другу Деттмеру.
— И Бадди.
— И Бадди, — согласился Алекс. — Ну что, будешь читать бумаги, или мне просто сказать, что я нашел в них?
— А можно я попробую угадать? Пляж за спиной у Деттмера и его семьи находится в Коннектикуте?
— Верно. Деттмер давно не живет со своей женой, но до сих пор не развелся — может, из-за политической карьеры, может, из-за природной лени. Это во-первых. Во-вторых, до того как Деттмер переехал на Манхэттен и занялся политикой, он работал прокурором у себя дома. В Коннектикуте. Его жена и дети до сих пор живут там.
Мэгги машинально полезла за сигаретами.
— Где именно в Коннектикуте? В том же городке, что и Берни с Бадди? Но Берни об этом никогда не говорила.
— Бернис никогда не утруждала себя встречами с соседями.
— Верно, — нахмурилась она. — Деттмер — прокурор округа последние лет десять, так?
— Он уехал из Коннектикута пятнадцать лет назад, задолго до исчезновения Бадди. Я должен признать, что его политическая звезда взошла весьма быстро. Если ты читала отчет Холли, то, наверное, заметила, что его очень хорошо финансировали на выборах.
— Я должна это записать, — Мэгги схватила ручку и нацарапала что-то на конверте. — Отлично. Итак, Деттмер и Бадди жили в одном городке в Коннектикуте. Деттмер уехал оттуда пятнадцать лет назад. Бадди исчез семь лет назад. — Она посмотрела на свои заметки. — Ерунда какая-то. Все равно не понимаю. Ну жили они когда-то в одном городе. Ну и что с того?
Алекс скрестил длинные ноги.
— Они не просто жили в одном городе. Они оба увлекались яхтами — собственно говоря, они ходили в один и тот же парусный клуб. На последней странице, Мэгги, написано, что они часто ходили в море вместе, как одна команда, вместе выигрывали соревнования. Они были настоящими друзьями, друзьями на всю жизнь.
Мэгги пролистала бумаги.
— Так почему он этого не сказал, когда распинался перед Холли Спивак? Он легко мог обратить это в свою пользу. Что он скрывает?
— Дорогая, ты все поняла намного быстрее, чем я ожидал. В этом-то и состоит проблема. Он что-то скрывает, но я не знаю, что именно. Честно говоря, я обещал отдать ему фотографии, если он перестанет чернить репутацию Бернис в СМИ, но он отказался.
Мэгги выпрямилась:
— Ты обещал ему альбом? Боже, Алекс, а кому ты его не обещал? Мы могли бы выставить его на торги и сорвать изрядный куш!
— Ты свяжешься с Венделлом сегодня утром?
— Да. Знаешь, я жду не дождусь, когда он станет счастливым обладателем этой штуки. Как только альбом окажется у полиции, Тотила и его банда перестанут нам докучать. Они, конечно, разозлятся, но уже не вернутся в наш дом. Так ведь?
Алекс подошел к столу и взял пакеты, перевязанные розовыми лентами.
— По-моему, ты так и не открыла подарки Венеры.
— Что? Ах да. А что, надо? Я бы лучше подумала про Деттмера и Бадди.
— Как хочешь. Тогда, если позволишь, я пойду умоюсь и переоденусь.
— Да-да, конечно, — рассеянно произнесла Мэгги, проглядывая страницу за страницей.
Час спустя она занималась все тем же, когда позвонил Носокс и сказал, что Дж. П. ждет внизу.
— Замечательно денек начинается, — вздохнула Мэгги, велела пропустить ее наверх и вышла в холл.
— Есть какие-то новости от Берни? — спросила Мэгги, едва открылся лифт. За широкой спиной Дж. П. она заметила Стива. — О, привет.
— И тебе привет. — Стив поцеловал ее в губы. — Мм-м, как вкусно.
— Это все бекон, — улыбнулась Мэгги. Какой он все-таки хороший, добрый и милый. Так не похож на Алекса. Как просто все было бы, если бы Стив привлекал ее хотя бы вполовину так сильно, как опасный — да, именно опасный — уже не воображаемый герой ее грез.
— Начну с главного, — сообщила Дж. П. — Берни в порядке. На самом деле она настолько в порядке, что ей даже разрешили сделать личный телефонный звонок. Но только один, поэтому я здесь — я выпросила отсрочку в суде по тому делу, которое сейчас веду. Так вот, вы поговорите с ней, я поговорю с ней, все, кто захочет, поговорят с ней, и она снова будет отрезана от мира — еще на неделю. Годится?
Мэгги смахнула непрошеную слезу.
— Это так мило с вашей стороны, Дж. П., что вы подумали о нас. Когда она позвонит?
Дж. П. бросила взгляд на свои мужские часы:
— Уже вот-вот. Что это за бумаги? Это насчет Берни?
Мэгги посмотрела на ворох бумаг на диване.
— Ну… может быть. Мы не уверены.
— Мы — это твой дружок-англичанин? Кстати, а где он?
— Он живет в квартире напротив и скоро придет.
Стив принялся просматривать бумаги, а Мэгги разрывалась между радостью от того, что он ими заинтересовался, и желанием их у него отнять. Глупость какая. Он же на их стороне.
Дело в том, что она хотела сама раскрыть преступление, распутать клубок противоречий, оправдать Берни. Вместе с Алексом, конечно. Он ведь уже обнаружил связь между Деттмером и Бадди.
В надежде отвлечь Стива, она произнесла:
— О боже, совсем забыла. Стив, мы нашли то, за чем охотился Тотила!
Что ж, это сработало. Он отложил бумаги.
— Что это? Где оно?
Мэгги сходила за фотоальбомом и бросила его на колени Стиву.
— Об отпечатках пальцев можешь не беспокоиться. Думаю, на нем есть пальчики половины Манхэттена.
— Что?
— Нет, ничего. — Она смотрела, как он листает альбом. — Алекс нашел его за холодильником миссис Голдблюм. — Она решила притвориться дурочкой, это показалось ей безопаснее всего. — Как по-твоему, это важные фотографии?
— Важные? Это… это… я должен отнести это в ФБР. Мэгги, Дж. П., я хотел сообщить Алексу, что должен прислать сюда людей для обыска, но это… мне пора. — Он крепко сжал альбом. — Круто. То есть круто. Спасибо. — Он схватил Мэгги и крепко поцеловал в губы. — Мне надо идти.
— Он мне всегда нравился, — заявила Дж. П., как только Стив захлопнул за собой дверь. — Совсем не строит из себя крутого. Это стоит ему продвижения по карьерной лестнице, зато он один из лучших. Кстати, что это было, детка?
— Ничего особенного. — Мэгги взяла свою коробку. — Думаю, самое время это открыть.
— Думаю, самое время мне перестать лезть в чужие дела. — Дж. П. хлопнула себя по коленям.
— Ой, простите… — Мэгги села на место. — Это просто… ну, у меня… у меня есть знакомая. Да, знакомая, и она постоянно дарит мне дорогие подарки, даже когда я прошу ее этого не делать.
— Мне бы твои проблемы. Открывай.
Мэгги вздохнула, сняла розовую ленту и содрала обертку. В пакете оказались два листка бумаги, один — маленький и надушенный, другой — плотный, формата А4.
Она начала с большого листка:
— Невероятно. Кажется, она подарила мне акции. Зачем она подарила мне акции?
Дж. П. выхватила у нее листок и присвистнула сквозь зубы.
— Пятьсот акций «Джонсон и Джонсон»? Интересные у тебя друзья, Солнышко.
— Дорого они стоят?
— Достаточно. Что в записке говорится?
Мэгги поборола безрассудное желание поправить Дж. П.: в записке ничего не говорилось, Вера в ней что-то написала. Но ей удалось подавить своего внутреннего писателя и не произнести это вслух.
— Еще чуть-чуть завитушек, и никто не сможет это прочитать. — Она сощурилась на затейливый почерк Венеры и нацепила очки. — По крайней мере, она не понаставила сердечек вместо черточек над й. Я должна быть благодарна за этот маленький знак внимания.
— Она знает, что ты ее терпеть не можешь? — спросила Дж. П. — Если она ищет новую подругу, то…
Но Мэгги ее не слушала. Она читала и злилась.
— Поверить не могу. Я просто поверить не могу. «Дорогая Мэгги, это на тот случай, если твоя писанина закончится ничем, чтобы тебе не пришлось искать вторую работу. Ха-ха. С любовью, Венера». Боже, как я ненавижу эту женщину. Она не может сделать ничего хорошего, не подлив в него добрую ложку дегтя. Вторую работу, моя сладкая…
Она закрыла рот и моргнула. Вторую работу? Что-то знакомое. Но почему знакомое?
— Что-то не так, Солнышко? — спросила Дж. П., протягивая руку к вазочке с драже «М&М», перманентно обосновавшейся на рабочем столе у Мэгги.
— Не знаю, — Мэгги перечитала записку. — Вторая работа. Вторая работа… не трогайте синие, я их оставляю напоследок.
— А я-то еще беспокоилась насчет своей любви к оранжевым ботинкам, — съязвила Дж. П. — Так что? Что там со второй работой?
Мэгги скомкала записку Венеры, встала и принялась ходить туда-сюда.
— Вторая работа, вторая работа. Если ты мало зарабатываешь, надо найти вторую работу. Левый заработок. Нет, не левый, просто вторую работу. Если тебе нужны деньги. Если ты не можешь заработать их у себя на работе, ты должен найти вторую работу…
— Блестящая работа мысли. — Дж. П. отправила в рот очередную порцию конфет. — Ты уже вступила в «Менсу»?
type="note" l:href="#FbAutId_41">[41]
Они чудаков любят.
— Тсс! — отмахнулась Мэгги. — Вторая работа, вторая работа. Есть! Я поняла! Сейчас вернусь.
Алекс был в спальне, все еще обнаженный до пояса. Мускулистые, сильные плечи и руки, идеальный пресс. Так бы и съела или хотя бы изнасиловала, и она уже почти совсем твердо решила включить этот пункт в свои планы на ближайшее время.
— До меня дошло, Алекс, до меня дошло!
— Мои поздравления. — Он вынул из шкафа темно-синий шелковый пуловер, натянул его и еще раз пригладил волосы. — Хочешь поделиться?
— Бадди. У него была вторая работа. — Мэгги опять принялась мерить шагами комнату. — Я помню, Берни говорила, что не хочет смешивать — так это называется, да? — не хочет смешивать их доходы. Он продавал страховки. Бадди продавал страховки. Но ему нужна была вторая работа. Например, чтобы содержать лодку. Особенно потому, что Берни не интересовалась лодками и ему не помогала.
Алекс потер лоб:
— Прости, но я не знаю, что из этого следует.
— Вот и хорошо. Потому что я знаю. Готова поспорить, что Бадди работал на Деттмера в свободное время.
— Помогал ему вести адвокатскую практику?
— Может, занимался бумажной работой, рылся в архивах. Не знаю. Смотри: Бадди работал на Деттмера и что-то нашел… нет, я по-прежнему думаю про шантаж. Почему я все время все свожу к шантажу?
— Может, потому, что предыдущий владелец этой квартиры зарабатывал им на жизнь?
— Да, точно, — Мэгги присела на краешек его кровати, — это звучит так правильно. Берни… о боже, Берни позвонит с минуты на минуту, пойдем.
Дж. П. разговаривала по телефону и махнула им рукой, призывая к тишине.
— Конечно, Рыжая. Да, я тебе скажу, если узнаю. Оставайся на месте, пока можешь. Я легко могу выпросить для тебя еще неделю-полторы. А вот и твои друзья.
Мэгги схватила телефонную трубку:
— Берни? Как ты?
— Очень хочется пить, — ответила Берни, и Мэгги ухмыльнулась.
— Но все в порядке?
— Все просто отлично. Я не могу рассказать тебе, кто еще тут лечится, но думаю, что в «Рэндом-Хаусе» будут рвать и метать, когда у одного из авторов закончится срок контракта. Дж. П. говорит, что я могу остаться.
— Я знаю. Мы с Алексом и Стивом рыщем в поисках настоящего убийцы, так что можешь оставаться там… сколько тебе потребуется.
— Вы прямо как три мушкетера. Мне не о чем волноваться. Слушай, Мэгги, это общественный телефон, веришь или нет — я вот не могу поверить, учитывая, сколько мне стоит пребывание здесь, — но все пользуются одним и тем же телефоном. Тут очередь, так что мне пора.
— Хорошо, — Мэгги обеими руками вцепилась в телефонную трубку. — Я скучаю по тебе. Стой, погоди, не вешай трубку. Бадди, Берни. Ты говорила, что ему пришлось найти себе вторую работу, помнишь? Какую?
— А что?
— Неважно. Мы просто… просто собираем информацию. Ты помнишь, что за работу он себе нашел? Может, он работал на Деттмера?
— На кого? Эй, синеглазый, я ничего не слышу. Спасибо. Ох, Мэгги, подчас я чувствую себя здесь как в тюрьме. Но я справлюсь.
— Я знаю, что ты справишься, солнышко. Ты настоящий кремень. Послушай. Деттмер. Окружной прокурор. Он жил в Коннектикуте. Ты там с ним не встречалась?
— Нет. Там я старалась ни с кем не встречаться. Толпа уже проявляет нетерпение, Мэгги, я должна освободить телефон.
— Работа, Берни. Какую работу нашел Бадди?
— Налоговый инспектор. Ты представляешь? Ну все, пока.
Мэгги выключила телефон и бросила его на диван.
— Ну? — спросил ее Алекс.
— Он работал налоговым инспектором. — Она посмотрела на Алекса. — Что такого может натворить налоговый инспектор, что заставит его сымитировать смерть? Из-за чего его могут убить?
Дж. П. фыркнула:
— Что угодно, Солнышко, перечислить? Например, три года закрывать глаза на неуплату налогов за энную сумму наличными. Прикарманивать часть собранных денег, подделывать счета. Ну и, конечно, традиционно популярный шантаж.
Мэгги резко подняла голову:
— Шантаж?
— Конечно. Садись, и я тебе кое-что расскажу.
Мэгги села, Алекс устроился рядом. Она схватила его за руку и ничего не сказала, даже когда Дж. П. цапнула из вазочки синее драже «М&М».
— В общем, представь, что ты — налоговый инспектор в маленьком городишке. Долгие годы это ничего не значит. Частичная занятость, скромная зарплата, работаешь всего раз или два в год, крупными делами не ворочаешь. Никто тебя даже не ненавидит за то, что ты налоговый инспектор. Но потом федеральное правительство начинает сокращать налоги.
— Но федеральное правительство не устанавливает местные сборы, налог на собственность и все такое прочее, — озадаченно произнесла Мэгги.
— Помолчи, детка. Конечно, не устанавливает. Федеральное правительство сокращает налоги. Это единственный надежный способ выиграть выборы. Но — в нашем случае это очень важное «но» — низкие федеральные налоги означают, что непосредственно штатам перепадает меньше федеральных денег. Взамен они получают ничем не обеспеченные распоряжения.
— Я понимаю, о чем ты, — перебила Мэгги. — Федеральное правительство рисуется, разглагольствует о доступной медицине, образовании, экологии и прочих благах, подписывает все эти указы, но не дает штатам денег на их выполнение. В общем, много хороших и благородных слов, но баксов — шиш. Зато президент и конгресс могут приколоть себе еще по одной медальке.
— И уйма штрафов, если штаты откажутся следовать этим предписаниям. Итак, что дальше? У штатов все меньше денег, верно? Это значит, что города, городки и городишки получают все меньше поддержки от государства.
— И местные сборы начинают расти, — медленно произнесла Мэгги. Ей казалось, что она вот-вот поймет что-то очень важное.
— Как и налоги штата, верно. Но штаты не задирают налоги чересчур высоко, это чревато потерей рабочего места в день выборов. Поэтому они в основном рассылают полезные советы насчет того, как городкам заработать денег и покрыть дефицит бюджета. Новые сборы, повышение сборов, новые виды налогов. Целая куча новых налогов и сборов. И в чем вся прелесть? Когда налогоплательщик осознает, что он разорен, концов уже не найти, федеральное правительство и правительство штата тут вроде как ни при чем. На выходе мы получаем кучу раздосадованных, но неорганизованных налогоплательщиков без малейшего политического влияния. У них полно проблем из-за всех этих новых налогов и сборов, но они уже ничего не могут поделать, и никак не могут повлиять на результат выборов. Это все равно как если бы тебя до смерти защипали утки, и с каждым годом все тяжелее. Так что при словах «сокращение налогов» покрепче держи бумажник. При этом обещанные программы занятости молодежи, пенсии для пожилых, помощь неимущим, образование, чистые вода и воздух и так далее лучше не становятся, только хуже.
Алекс крепко сжал руку Мэгги, затем отпустил и встал.
— Поправь меня, если я ошибаюсь, но, по-моему, это ее конек.
— Ладно, ладно, порой меня заносит. Видимо, душа болит.
— Я был бы очень рад, если бы ты согласилась поделиться секретами своего красноречия с одним небольшим предприятием, за которым я сейчас приглядываю.
— Боже мой! — Мэгги закатила глаза. — Давайте все-таки вернемся к нашим баранам.
Дж. П. подняла руки:
— Так вот, на местном уровне полно таких вот «утиных» налогов, а также новых постановлений. И во многих городках налоговый инспектор имеет право расследовать деятельность любой фирмы. Причем ни повод, ни формальное согласие налогоплательщика или владельца фирмы не требуется. Он может ходить где угодно, рассматривать что угодно — инструменты, оборудование, все бухгалтерские книги.
— Без повода? — Алекс снова сел.
— Совершенно без повода. И это очень часто происходит. Я с этим столкнулась, когда практиковала за пределами штата. Выдержала, кстати, всего год и вернулась обратно в Нью-Йорк. Тут, по крайней мере, можно враждовать в открытую. Так вот, городок ввел новый налог, но никто о нем на самом деле не знал. Мой клиент переехал в этот городок, открыл магазин, уплатил все налоги, которые, по его мнению, должен был уплатить, и только через десять лет обнаружил, что забыл уплатить этот самый новый налог. Налог хоть и «утиный», но если собрать кучу уток, вместе они сумеют отщипнуть преизрядный кусок.
— Незнание закона не освобождает от его выполнения, — произнесла Мэгги. — Всегда считала, что это очень глупо. То есть одно дело, если вы хотели сделать что-то противозаконное — это одно, но если вы просто не знали? В конце концов, закон в таких случаях мог бы и делать поблажки.
— Давай потом к этому вернемся, хорошо? Ограничимся пока одним поводом для возмущения. В общем, он честно платил все остальные налоги. Налоговый инспектор знал, что он не платит «утиный налог», но молчал, молчал долгих десять лет. А потом на него набросился.
— Как это?
— Потребовал отчетность за последние десять лет. Это была настоящая охота. Я читала постановление. Мой клиент даже не мог ходатайствовать о его отмене. Налоговый инспектор имел право делать все, что угодно, без ограничений. А потом он предъявил моему клиенту счет. Налоги за десять лет, штраф за неуплату, плюс ежемесячные проценты, ежемесячные взыскания — не забудьте помножить их на десять лет, — плюс реальная угроза провести изрядное время за решеткой. Мой клиент до смерти перепугался. Город нанял частного аудитора, который мог, как по приказу налогового инспектора, так и по собственной инициативе — хорошенько запомните это, а уж потом беспокойтесь о нашем правительстве, — проверить отчетность моего клиента хоть до сотворения мира. Налоговое управление — просто сосунки по сравнению с тем, на что способны эти парни.
— Прошу прощения, — произнесла Мэгги, — речь по-прежнему идет об Америке?
— Сама наивность. Это все законно, вот что плохо. Но хуже всего, когда аудитор и сборщик налогов договариваются и принимаются пугать проверкой всех вокруг. Единственный способ от них спастись — дать им на лапу. Закон на их стороне, а жадность довершает остальное.
— Шантаж, — произнесла Мэгги. — Я так и знала. Я с самого начала это знала. Бадди наверняка шантажировал половину города, и кто-то из них напугал его так, что он притворился мертвым. Потом он вернулся, его увидели, и кто-то из них его убил. Боже, я гениальна.
— Конечно, моя дорогая. Эта теория весьма привлекательна, и я уверен, что она весьма похожа на мотив интересующего нас преступления. И мы даже знаем, кто убил Бадди, не так ли? Осталось только узнать, как. Может, нам следует объединить усилия?
Дж. П. подмигнула Сен-Жюсту:
— Знаешь, красавчик, это лучшее предложение, что я получала за последний месяц.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Мэгги без царя в голове - Майклз Кейси



Ну, название книги соответствует сюжету.Что сказать, автор сразу предупредила.
Мэгги без царя в голове - Майклз КейсиАделина
28.09.2015, 21.40








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100