Читать онлайн Мэгги без царя в голове, автора - Майклз Кейси, Раздел - Глава 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Мэгги без царя в голове - Майклз Кейси бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6 (Голосов: 4)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Мэгги без царя в голове - Майклз Кейси - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Мэгги без царя в голове - Майклз Кейси - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Майклз Кейси

Мэгги без царя в голове

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 1

Мэгги сгорбилась за компьютером в гостиной, уставившись на экран. Она смотрела туда уже минут пять в надежде, что слова на нем изменятся и перестроятся в более приятном порядке, но это не помогало. Все слова стояли на своих местах и осуждали ее.
— «Амазон.ком»? Опять? Мэгги, дорогая, самобичевание тебе не идет, — произнес Сен-Жюст, наклонившись над ее плечом и прилепив листочек в угол монитора. — Вот. Ну как, помогает?
Мэгги сняла очки, бросила их на стол и сдернула листок. «Ремесло литературного, музыкального и театрального критика — самое презираемое из всех ремесел. Марк Твен».
— Тебе ведь нравится Марк Твен? — продолжал Сен-Жюст, когда Мэгги повернулась и уставилась на него. — Я и сам немного им увлекся. Какая жалость, что он творил уже после Регентства. Я бы с величайшим удовольствием цитировал его в наших книгах.
Мэгги скомкала листок и бросила в мусорную корзину.
— Во времена Марка Твена читатели не писали рецензий.
— Мэгги. Дорогая моя Мэгги. На наш последний опус здесь уже семьдесят три рецензии опубликовано. Блистательный обзор от «Паблишере Уикли», довольно лестный от «Бук-лист» и, как обычно, завуалированная критика от «Кёркус». Плюс шестьдесят семь традиционно восторженных читательских отзывов.
— И три оценки «очень плохо», — добавила Мэгги, доставая никотиновый ингалятор. — Они меня задолбали. Я не могу им ответить, я вообще ничего не могу с ними сделать. Какого черта на сайте книжного магазина, где книжки должны продаваться, вывешивают отзывы, в которых люди пишут, что в жизни не читали подобной бредятины? — Мэгги опять повернулась к экрану. — А это? Ты это видел? Она же прямым текстом написала, кто убийца!
— Читательница из Айовы? Да нет, она не проболталась, лишь слегка намекнула. По-моему, она просто жалуется, что ты совершенно не разбираешься в том, что пишешь. Мол, иначе бы английский джентльмен эпохи Регентства в твоих книгах никогда не стал бы браниться или упоминать имя Господне всуе.
— Ну, конечно. Мы все это изобрели в последние лет пятьдесят. Я так и слышу, как Веллингтон произносит, — она изобразила британский акцент: — «Дороги-ие друзья, не бу-удете ли вы так любе-езны, если у вас хоро-ошее настроение и я не прерываю этим ваше чаепи-итие, немного развернуть вот эту ми-иленькую пу-ушечку вон в том направле-ении, потому что мне ка-ажется, что французы поднимаются по склону холма прямо к на-ам в несколько из-ли-ишне ре-езвой мане-ере».
— Кары господни, женщина, если ты хочешь, чтобы я и дальше ругался, вопреки надеждам нашей читательницы из Айовы, может, хватит меня мучить? А твой акцент просто ужасен.
Но Мэгги не слушала.
— А это? Парень пишет, что вычислил убийцу в середине книги. Это очень плохо, Алекс. Очень плохо.
Сен-Жюст придвинулся ближе.
— А он не пишет, часом, что для начала заглянул в конец книги?
— С чего ты взял, что он это сделал?
— А с чего ты взяла, что он этого не делал? Может, он просто еще один бездарный… нас просили их не называть? Ах да, еще один бездарный подражатель. Да, точно. Сам ничего не может, вот и пытается нам нагадить. Любой, у кого есть компьютер и модем — и некая корыстная цель, — может написать здесь отзыв. Ну что, ты уже закончила на сегодня с посыпанием головы пеплом?
— Нет, не закончила. Последнее — худшее из всех. Она пишет, что вы с Летицией мало были вместе. Ты понимаешь, что это значит, Алекс? Это значит, что, по ее мнению, в книге слишком мало секса. «Вместе» — это иносказание. Вроде «хорошо бы побольше чувств» и «маловато романтики». Есть дюжина способов на это намекнуть. Не хватает любовной интриги, не чувствуется связи между персонажами, и так далее, и тому подобное. Пустые слова. На самом деле они имеют в виду, что в книжке им не хватает горячего, жаркого, животного секса. Сказали бы прямо: «Эй, леди, пусть они бросятся в койку на третьей странице, да там и останутся. А лучше пускай займутся сексом публично. Верхом на лошади».
— Дорогая, а можно мне, как герою твоего монолога, вставить словечко? По-моему, это не самая плохая идея — если, конечно, исключить лошадь.
— Была бы неплохая, если бы я писала мягкое порно. Но я-то пишу детективы, черт бы их побрал! Я пишу о людях, а не о позах. Я придумываю образы, а не пятьдесят способов поиметь ближнего своего. Пускай подпишутся на «Плейгёрл» и перестанут притворяться, будто их интересует что-то, кроме дешевого возбуждения.
Мэгги откинулась на спинку стула, глубоко затянулась ингалятором и шумно выдохнула. Ее напускная храбрость сменилась обычной неуверенностью:
— Может, они и правы, Алекс. Может, в книгах должно быть больше секса.
— У меня есть право голоса? — спросил Алекс, выгнув бровь.
— Нет, нету. Да, возможно, ты больше не будешь восклицать «Христос распятый!».
— Не буду?
— Возможно. И «кары господни» тоже.
— Допустим, только допустим, что я попытаюсь соответствовать всем их пожеланиям. Кстати, это великое деяние кому-нибудь когда-нибудь удавалось?
— Только до победы на выборах. Ой, так тоже нельзя говорить. Демократы и республиканцы, эти твои тори и виги. Политики, в общем. Ты же видел письма, которые мне пишут? Некоторые просто спят и видят, как бы поставить меня к стенке да пустить пулю в лоб за государственную измену и ересь. Я всего лишь высказала свое скромное мнение насчет свободы слова на конференции ГиТЛЭР, но журналист вцепился в мои слова мертвой хваткой, и вот результат.
— А, — протянул Сен-Жюст, — «Гильдия творцов любовно-эротических романов». На редкость неудачное название.
— Ладно, ладно. Давай лучше поговорим обо мне. Это я тут страдаю, не забыл? — Мэгги кликнула мышью по кнопке «Выход». — Я идиотка, да? Берни считает, что я идиотка. Черт возьми, Берни сказала, если я еще хоть раз заговорю с журналистом, она меня пристрелит.
— Никогда не бойся высказывать свое мнение, Мэгги. Какая разница, кто что подумает? Пропускай это мимо ушей, вот и все. Не думай об этом.
Мэгги запустила пятерню в свои недавно подстриженные и мелированные волосы и встала.
— Да я об этом вовсе и не думаю. Ни капельки не переживаю. — Мэгги неэлегантно плюхнулась на диван, а Сен-Жюст грациозно присел напротив. — Ну ладно, ладно, не скалься. Да, я переживаю. Чуть-чуть. И зачем только я читаю эти отзывы?
— Я повторюсь, любовь моя: ты слишком не уверена в себе. Я в жизни не встречал такого закомплексованного человека, а ведь я всю жизнь провел подле Стерлинга. Хотя погоди, ты же знаешь. Ты же его и создала.
Мэгги посмотрела на свой никотиновый ингалятор, затем на пачку сигарет на кофейном столике. Интересно, продала бы она душу дьяволу за сигарету? Хорошо все-таки, что ее фантазии хватило только на Алекса со Стерлингом. Вызови она парня с рогами, копытами и хвостом, и ей пришлось бы по-настоящему туго.
— Бедный Стерлинг. Похоже, ему достались все мои слабости.
— Верно. А меня ты одарила всем, чем сама хочешь обладать. И обладала бы, если бы поверила, что чего-то стоишь. Кстати, о птичках: ты могла бы и заметить, что у меня в руке ключ.
В желудке у Мэгги что-то сжалось. Что это с ней? Похоже, сегодня будет особенный день. Готова ли она к нему?
— Ключ миссис Голдблюм?
— Раньше был ее. Но с утра он мой. Миссис Голдблюм вообще-то планировала уехать через пару недель. Но ее сестра упала, играя в шаффл-борд, и сломала шейку бедра. Миссис Голдблюм моментально собралась и уехала ни свет ни заря, оставив квартиру в нашем полном распоряжении. Ужасно печальный повод, бедняжка. Мы перенесем остатки вещей, как только Носокс вернется. Что же ты будешь без нас делать, Мэгги?
Мэгги выпятила подбородок (лучше не смотреть на сигареты). Вот оно как. Миссис Голдблюм сдала (на словах, не подписав никаких бумаг) свою квартиру в аренду Алексу и Стерлингу, а сама укатила на неопределенное время к сестре в Бока-Ратон.
— Вы переезжаете в квартиру напротив. Думаю, я как-нибудь справлюсь.
Сен-Жюст скрестил длинные ноги. Воплощение утонченной элегантности, даже в современной одежде. Но для Мэгги он идеальный герой, когда одет в костюм эпохи Регентства.
Она создала его совершенством — по крайней мере, он был совершенством в ее глазах. Но, если честно, он был мечтой любой женщины. Статный, с чувственными губами Вэла Кил-мера
type="note" l:href="#FbAutId_3">[3]
. Высокий, поджарый, мускулистый, как Клинт Иствуд в старых вестернах, что крутят по кабельному, — женщины рыдают над ними до сих пор. Голубые глаза, как у Пола Ньюмана в фильме «Хад»
type="note" l:href="#FbAutId_4">[4]
. Загорелая кожа, морщинки у глаз, копна черных как смоль волос. Голос как у молодого Шона Коннери в роли Джеймса Бонда — смесь шотландской хрипотцы с британским акцентом, от которой десятилетиями таяли девичьи сердца. Аристократический нос Питера О'Тула
type="note" l:href="#FbAutId_5">[5]
. До боли желанным, вот каким был виконт Сен-Жюст.
Она придала ему уверенность в себе, которой ей самой не хватало. Остроумие, которым она обладала на бумаге, но на людях — крайне редко. Она была из тех, кто просыпается в два часа ночи и говорит себе: «Так вот что надо было ответить, когда она пошутила насчет моих бедер!»
Она сделала его смелым, чтобы скрыть свои страхи. Независимым от родителей — сама она до сих пор силилась порвать стальной канат пуповины, которая связывала ее с семьей. Она сделала его дерзким, остроумным, убийственно-саркастичным, очаровательно-утонченным.
В общем, идеальным героем — идеальным героем эпохи Регентства.
Потом она добавила ему пару-тройку недостатков. Абсолютно совершенный герой — всего лишь стереотип, пластмассовая фальшивка. Недостатков, которые сделали его реальнее, но не считались недостатками в Англии эпохи Регентства, где правили джентльмены, а леди только разливали чай. Она сделала его высокомерным. Немного эгоистичным. Чуть-чуть деспотичным. Всезнайкой.
Все это было просто замечательно, пока он обитал на страницах ее книг, распутывая преступления и соблазняя прекрасных дам. Но жить с идеальным героем в одной квартире? Да, это проблема.
Мэгги знала, что могла бы броситься к нему в объятия и воскликнуть: «Возьми меня, мой прекрасный герой, я твоя!», будь она легкомысленной пустышкой, дурочкой. Не беспокойся она, что однажды он может исчезнуть из ее жизни так же внезапно, как появился. Будь она охотницей на мужчин… но она не была.
Хотя сейчас, вот прямо сейчас, он так привлекателен…
— Мэгги? Мэгги, ты бы хоть притворилась, что слушаешь.
— Что? Ой, Алекс, прости. Что ты сказал?
— Я предложил тебе поужинать со мной и Стерлингом в честь нашего первого вечера в новом доме. Я уже взял на себя смелость заказать столик у Беллини на восемь вечера. Но ты, конечно, можешь просидеть здесь сутки напролет, читая дурацкие рецензии, если хочешь.
— Все, все, все, больше никаких рецензий я не читаю. Вообще никогда. Потому что ты прав. Толку от них никакого.
— Ну, если им не удалось убедить тебя добавить в мою жизнь немного романтики, то и впрямь никакого.
— Ладно, расслабься, намек понят. Мне сегодня еще надо успеть поработать. Сколько времени?
Сен-Жюст взглянул на маленькие часы на тумбочке около дивана.
— Одиннадцатый час. Стерлинг рано встал и отправился на прогулку в парк. Скоро должен вернуться с сияющими глазами и омерзительно синими губами. А что?
— Я хочу позвонить Берни. Или ты не собирался ее приглашать?
— Столик зарезервирован на четверых, можешь пригласить кого хочешь. Я тоже думал о Бернис.
— Десять утра, говоришь? Я ее разбужу, если позвоню сейчас. Сегодня же суббота.
— А вчера была пятница, и наша Бернис пила и буянила. И в остальные дни недели тоже. Наша милая Бернис достойна восхищения, но в последнее время у нее появилась весьма прискорбная привычка. Я имею в виду ее растущую страсть к виноградной лозе.
Мэгги перегнулась через подлокотник и ухватила телефонную трубку. Нажала кнопку быстрого вызова, затем единицу.
— Ей сейчас непросто, Алекс. Кёрк после себя оставил жуткий бардак, она до сих пор пытается с ним разобраться. Черт, автоответчик. Она его никогда не проверяет. Ладно, перезвоню позже. Помочь тебе перетащить вещи через холл?
Сен-Жюст недоуменно моргнул:
— Что, прости?
— Перетащить. Через холл. Твои вещи.
— Помочь мне? — Он в картинном испуге прижал руки к груди.
— Ой, ну прекрати. Конечно, тебе. А ты собирался грузчиков нанять, чтобы перенести несколько костюмов да пару коробок?
В дверь постучали, и Сен-Жюст пошел открывать.
— А, Змей, Киллер, заходите. Носокс, любезнейший, и ты здесь, отлично. Как раз вовремя. Коробки в спальне, налево по коридору. Да, именно там. Поаккуратнее с одеждой в шкафу, если нетрудно.
Мэгги наблюдала, как Змей (неудачное прозвище Вернона), Киллер (ему очень шла мрачная, байроническая гримаса) и Носокс проходят в квартиру.
— Ты их все-таки нанял, всех троих? Нет, не может быть. Они добровольцы, да?
— Именно. Вернон и Джордж больше не работают по субботам, они продвинулись по службе. Теперь они руководят нашим маленьким предприятием.
— Твои уличные ораторы. Поверить не могу, что это приносит какую-то выгоду.
— Совсем скромную, согласен. Но я дал им шанс и доволен, что нашел законный способ помочь Джорджу и Вернону набить карманы. Я думаю, ты должна мною гордиться. А теперь, если ты не против, я переберусь в свои новые апартаменты и прослежу за тем, как они расставят вещи.
— Да, да, конечно. — Мэгги отмахнулась, поскольку зазвонил телефон. — Алло?
— Мэгги? Мэгги!
— Берни? Я тебе звонила, чтобы…
— Мэгги! Господи боже мой, Мэгги! Я спала! Телефон зазвонил! Я пошла пописать, и я — он мертв, Мэгги. Господи Иисусе, Бадди мертв!
Мэгги закрыла глаза, вцепившись в телефонную трубку. Ее подруга накануне изрядно набралась.
— Берни, успокойся. Конечно, Бадди мертв. Он уже давно мертв, золотко. Что ты делала ночью?
— Что? Он мертв, Мэгги! Это ужасно!
Мэгги поднялась с дивана и отправилась через холл за Сен-Жюстом.
— Берни, пожалуйста, успокойся. — Она глазами показала Сен-Жюсту на параллельный телефон.
— Разговаривай с ней, — приказал Сен-Жюст и взял трубку.
Мэгги старалась. Руки у нее тряслись. Это уж слишком даже для Берни.
— Хочешь поговорить о Бадди, Берни?
Может, Берни под кайфом? Но она обещала принимать кокаин только пару раз в год, из диетических соображений. Пьет, правда, как лошадь. А в последние недели — как целый слон. Жгучие слезы навернулись на глаза Мэгги. Почему она вовремя не помогла Берни бросить пить, не поддержала ее?
Сен-Жюст махнул ей рукой, мол, продолжай.
— Берни, солнышко, Бадди уплыл на лодке семь лет назад и не вернулся. Он мертв. Мы это знаем. И ты это знаешь. Еще пара недель, и это признают официально. Он мертв. Что случилось, детка? Тебе приснился кошмар? Берни? Хватит плакать, милая. Поговори со мной.
— Я… я не знаю. Я не знаю. Я не помню. Я — черт побери, Мэгги, он мертв. Я проснулась, а тут кровь. Все в крови. Кровь. И… и он. Боже, сколько крови! Я вся в крови! Помоги мне, Мэгги. Что мне делать?
— Бернис, — произнес Сен-Жюст, и Мэгги с надеждой посмотрела на него. Он был так спокоен. — Бернис, дорогая, это Алекс. Ты сейчас дома?
— Алекс, слава богу! Он в моей постели, Алекс! Мертвый Бадди в моей постели!
— Позвони 911, — предложила Мэгги. Сен-Жюст нахмурился. — Нет, это дурацкая идея. Не звони 911. Алекс?
— Бернис, — спокойно произнес Алекс, отключив трубку Мэгги, — мы с Мэгги будем у тебя через десять минут. Кстати, где точно ты сейчас находишься?
— В… в гостиной. Кровь, Алекс. Она… пожалуйста, приезжайте! Мэгги, мне нужна Мэгги!
— Мы уже едем. Присядь, пару раз глубоко вдохни и подожди нас. Ничего не делай. Ничего не трогай. Мы скоро приедем, ты пустишь нас в гостиную, и мы сами увидим всю эту кровь. Хорошо?
— Кровь? Что за кровь? Кто увидит кровь? — В гостиную вошел Носокс с половиной гардероба Сен-Жюста в руках.
— Не сейчас, Носокс, — отмахнулась Мэгги. Она схватила сумочку, проверила, на месте ли мобильник. Кинула туда же пачку сигарет. Сейчас не время для воздержания, она получит свою дозу никотина, несмотря на последствия. — Бросай это барахло и беги, поймай нам такси, хорошо?
— Маленькая поправочка: сначала положи мою одежду туда, где ты ее взял. Потом спустись по лестнице и поймай нам машину. Да, возьму-ка я вот эту синюю куртку, если не возражаешь. — Сен-Жюст пересек комнату и подобрал трость, в которой скрывалась шпага. (В книгах Мэгги все было так, как ей хотелось, а ей хотелось, чтобы ее герой ловко управлялся с оружием.)
— Алекс, у нас нет времени на…
— Мэгги, дорогая, всегда есть время правильно одеться. Если хочешь знать, это следует расценивать как вежливый намек… Спасибо, Носокс. — Он взял куртку. — Придержи для нас лифт, пожалуйста, мы сейчас подойдем. Мэгги? — Он протянул ей руку.
— Как ты думаешь, Алекс? Она пьяна? Или обдолбана? У нее был такой испуганный голос! А Бадди? Господи, она же его ненавидела. С чего бы ей снились сны про Бадди? Все, пойдем, хватит трепаться.
Сен-Жюст пропустил Мэгги вперед.
— Ты когда-нибудь слышала о ночных кошмарах? Боюсь, я прискорбно мало знаю о Бадди. Ты не восполнишь этот пробел в моих познаниях?
— Хорошо. — Лифт остановился, Носокс выскочил из него и бросился на улицу ловить такси. — Бадди — это Бадди Джеймс. Был. Второй муж Берни, после Кёрка. Бернис Толанд-Джеймс, помнишь? Я никогда с ним не встречалась.
— Интересно, — произнес Сен-Жюст и помахал рукой Стерлингу. Стерлинг ехал к ним на мотороллере. Губы Стерлинга показались бы болезненно синими любому, кто не имел представления о его кондитерских пристрастиях, подмышкой он держал большую книгу в красной обложке. — Поехали с нами, Стерлинг, — предложил Сен-Жюст. — Отдай мотороллер Носоксу и присоединяйся. Похоже, у Бернис случилась какая-то катастрофа.
Первым в такси забрался Стерлинг, затем Мэгги. Только сейчас она заметила, что на ней надеты шорты и пижамная куртка. Интересно, расчесала ли она волосы? Вроде бы нет. Зато почистила зубы после утреннего стакана апельсинового сока. Ну, хоть что-то.
Она посмотрела на Сен-Жюста, который спокойно указывал дорогу водителю. Аккуратно отглаженные широкие брюки, дорогая спортивная куртка и девственно белая рубашка.
— Еще немного, и я тебя возненавижу.
— Джентльмен всегда готов к любому повороту дел, — произнес он. — Так что там с Бадди?
— Понятия не имею, как его на самом деле зовут. После того как Кёрк десять или двенадцать раз изменил жене с женщинами помоложе, Берни спуталась с первым попавшимся парнем, лишь бы поменьше на Кёрка походил. Бадди Джеймс. Они поженились и купили дом где-то в Коннектикуте. У воды. Он вроде бы нигде не служил. Продавал страховки.
— Обворожительный мужчина, я уверен. Рассказывай дальше. Их брак был счастливым?
— Конечно, пока Берни не надоело мотаться туда-сюда и быть домашней курицей. Берни рождена для небоскребов, привратников и лимузинов. От хождения под парусом у нее волосы дыбом вставали. И от дома на побережье в Коннектикуте тоже. Вскоре у нее волосы вставали дыбом просто оттого, что она сидела и смотрела на свой садик, на кухоньку, на облупленные стены. Она хотела развестись с Бадди, но однажды он вышел на лодке в море. Налетел шторм, и с тех пор никто приятеля больше не видел. И лодку тоже. Нашли только обломки крушения.
— Трагедия на водах. Понятно.
Мэгги кивнула, потом наклонилась и постучала в стекло:
— Эй, приятель, срежь дорогу через парк, хорошо?
Стерлинг одновременно пытался застегнуть ремень безопасности и уловить суть разговора.
— Что-то я не понял. Берни вышла замуж за приятеля? За друга?
— Всему свое время, Стерлинг, всему свое время. Мэгги, давно произошел этот несчастный случай?
— Семь лет назад. Да, уже семь лет. Бадди оставил уйму долгов, но у Берни не было доказательств, что он умер. Она не могла даже получить деньги по его страховке. Точнее, по страховкам — у него их целая куча была, он же страховой агент. Она годами платила по его счетам. По-моему, она собиралась закатить вечеринку на следующей неделе. Его как раз должны были официально признать погибшим. Поминки по Бадди или что-то вроде того.
— Но, если верить Бернис, он сейчас лежит мертвый в ее квартире. В ее постели.
— Что? — Стерлинг перестал возиться с ремнем безопасности и покрепче за него ухватился.
— Вчера у Бернис явно был тяжелый вечер, — объяснил Сен-Жюст, поглаживая руку Мэгги.
— Не трогай меня за руки. — Мэгги отшатнулась. — Я вот-вот сорвусь. Никогда с ней такого не было. Думаешь, у нее галлюцинации? Боже, Алекс, что нам делать? Может, позвать доктора Боба?
— Для тебя? Ну нет. Для Бернис? Соблазнительная перспектива, пусть она его убьет и съест. Серьезно, Мэгги, мы сами справимся. Надеюсь. Ну, вот мы и приехали. По-моему, я не так хорошо собрался в дорогу, как мне сначала показалось. Мэгги, дорогая, ты не заплатишь джентльмену?
Мэгги уставилась на него, затем порылась в сумочке и нашла десятидолларовую купюру. Требовалось четыре доллара и восемьдесят пять центов. Понятно, что сдачи придется ждать до второго пришествия.
— Отлично, — произнес Сен-Жюст, выхватывая у нее банкноту. Такси съехало на обочину Парк-авеню.
— Да, да, я знаю. Последний любитель оставлять большие чаевые. Ты хоть квитанцию возьми.
— Ну конечно, раз ты такая скупердяйка. — Сен-Жюст помог ей выйти из такси. Сбитый с толку Стерлинг последовал за ними. Они назвали свои имена консьержу. Все они были в списке желанных гостей Берни. Консьерж надменно указал им на лифт, ведущий к пентхаусу.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Мэгги без царя в голове - Майклз Кейси



Ну, название книги соответствует сюжету.Что сказать, автор сразу предупредила.
Мэгги без царя в голове - Майклз КейсиАделина
28.09.2015, 21.40








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100