Читать онлайн Мэгги без царя в голове, автора - Майклз Кейси, Раздел - Глава 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Мэгги без царя в голове - Майклз Кейси бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6 (Голосов: 4)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Мэгги без царя в голове - Майклз Кейси - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Мэгги без царя в голове - Майклз Кейси - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Майклз Кейси

Мэгги без царя в голове

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 14

Сен-Жюст максимально тщательно отнесся к своему туалету. Он скинул черные брюки, которые в спешке натянул утром, опасаясь, что Мэгги сорвет дверь с петель. Вместо них он надел желто-коричневые слаксы с отутюженными стрелками, ничуть не помявшиеся оттого, что их бросили на пол вместе со всем остальным его гардеробом.
Белую рубашку он оставил. Это была одна из его любимых рубашек, и к тому же свежевыстиранная. Поверх рубашки он накинул очередной темно-синий блейзер. Галстук решил не надевать, зато подпоясался желто-коричневым ремнем. Светло-желтые ботинки и носки в тон. Небрежно уложенные волосы, на шее — монокль, стеклышко спрятано в нагрудный карман куртки.
Конечно, это не вестон из мягкой оленьей кожи и не его любимые гессенские сапоги
type="note" l:href="#FbAutId_27">[27]
, но ансамбль весьма неплох.
Жаль, он не мог взять с собой шпагу-трость, без нее он чувствовал себя практически голым. Но он боялся, что в присутственных местах стоят металлодетекторы и ему в лучшем случае придется объясняться, что привлечет к нему излишнее внимание, а в худшем — лишиться шпаги.
Чтобы хоть чем-то занять руки, он по пути купил зонт в маленьком магазинчике, чей владелец понимал, что зонты должны быть большими, черными, с тяжелой изогнутой ручкой и длинным острым наконечником.
Дождя не намечалось, но с зонтом наперевес он почувствовал себя намного увереннее. В своей тарелке.
Внутри здания он изучил указатель на стене и направился прямиком к своей жертве.
— Доброе утро, мисс Анжела Перкинс, — произнес он, быстро прочитав имя на табличке. Табличка стояла на столе, а стол — в приемной жертвы. — Я — Александр Блейкли, разумеется, прибыл с визитом к мистеру Деттмеру. Будьте так любезны, сообщите ему о моем прибытии.
— Кто? — Мисс Анжела Перкинс одновременно восхищенно — как и предполагалось — таращилась на Сен-Жюста и машинально листала ежедневник. — Кажется, я не…
— О, конечно, — мягко произнес Сен-Жюст и почтительно склонил голову. — Как глупо с моей стороны. Я забыл предложить вам свою визитную карточку. — Он достал из внутреннего кармана куртки тонкий белый конверт. — Уверен, если вы покажете это глубокоуважаемому мистеру Деттмеру, он непременно вспомнит о назначенной мне встрече.
— Эээ… ммм… — Мисс Анжела Перкинс медленно встала из-за стола и протянула руку.
Сен-Жюст поймал ее восхищенный взгляд, поднес к губам ее руку, поцеловал пальчики. Затем вложил в эти пальчики конверт.
— Какие чудесные у вас губы, моя дорогая. Должно быть, вы устали от постоянных комплиментов вашей красоте?
— Ммм… Эээ… — Не опуская руки, она сделала шаг назад, чуть не опрокинула стул, развернулась и влетела в кабинет.
— Кто вы такой, черт побери?
Сен-Жюст обернулся и увидел трех джентльменов, которые сидели в кожаных креслах и смотрели так, словно хотели выставить его из приемной через окно.
— Какие-то проблемы, джентльмены? — Сен-Жюст элегантно оперся на ручку зонта.
— Да. Мне назначено на десять утра, — произнес один.
— Вам? Ни в коем случае. Это мне назначено на десять утра, — возмутился другой.
— А мне назначено на половину десятого, так что я в любом случае впереди вас обоих. И все мы впереди него.
— Мистер… мистер Блейкли?
Сен-Жюст выгнул бровь, усмехнулся, отвесил поклон, развернулся, взял зонт подмышку и произнес:
— Да, мисс Перкинс?
— Вы можете войти. — Она застыла напротив отворенной двери, прижав пальцы к губам и завороженно наблюдая, как он проходит в кабинет, раза в три больше, чем отнюдь не маленькая гостиная Мэгги.
— Вы принесли это?
— Разумеется, — Сен-Жюст слегка поклонился полному краснощекому мужчине среднего роста. Мужчина выбрался из-за стола, размеры которого вполне позволяли сервировать обед на двенадцать персон, и еще осталось бы место для канделябров, конфитюрниц и фамильных серебряных солонок.
Окружной прокурор Чедвик Деттмер помахал фотографиями:
— Это что еще за чертовщина?
— А я думал, это-то как раз понятно. — Сен-Жюст пересек обширный ковер, чтобы изучить два стула у противоположного конца стола. Стулья ему не понравились — слишком низкие и хлипкие, стул Деттмера намного выше и солиднее. Не то чтобы Сен-Жюста это волновало, но Деттмер явно использовал любую возможность, дабы возвыситься над посетителями. Обойдется.
Сен-Жюст направился обратно. По пути он остановился, чтобы полюбоваться фотографиями на полках серванта вишневого дерева.
Деттмер и мэр. Деттмер и президент. Обязательное семейное фото: Деттмер, его жена, дочь и сын. Эту фотографию Сен-Жюст взял в руки. Восхитился:
— Какая замечательная у вас семья. Должно быть, вы их очень любите.
— Вы угрожаете?
Сен-Жюст недоуменно моргнул:
— И в мыслях не было. Всего лишь комплимент. А что это у вас за окном, пляж?
— Да, пляж.
— Ваша дочь — настоящая красавица. — Сен-Жюст удержался и не добавил, что девочка должна еженощно на коленях возносить хвалу богу за то, что тот создал ее похожей на мать, а не на отца. — А это ваш сын?
— Поставьте фотографию на место.
— Весьма… крепко сложенный молодой человек и так похож на вас! А что это у него на футболке написано? — Сен-Жюст достал монокль и поднес к глазу. — Думаю, я смог бы разобрать, если…
Деттмер выхватил снимок и поставил его обратно в сервант.
— Анжела сказала, как вас зовут, но я не запомнил.
— Блейкли. Александр Блейкли. — Сен-Жюст бросил прощальный взгляд на фотографию, убрал монокль и уселся на лучшем месте в зоне переговоров, небрежно опершись на зонт.
Деттмер по-прежнему стоял и размахивал фотографиями.
— Так что это такое? Я человек занятой.
— Какая жалость. А как же светская беседа, ленивый разговор ни о чем, кофе с пирожными, в конце концов? Поистине, мы живем в век скоростей. Что ж, тогда перейду к делу. Полагаю, вы знаете человека, изображенного на этих фотографиях?
— Тотила. Это Тотила и пара его шестерок. А на этой — только Тотила… что за черт? Чьи это ноги? Где это? Где это снято?
— Вы явно выказываете нетерпение, сэр. Всему свое время, всему свое время… в том числе и паре дюжин подобных фотографий, я бы сказал, весьма интересных. Но сначала давайте обсудим условия.
Деттмер наконец-то сел, его глаза-бусинки сузились.
— Условия? Ты что, информатор? Ты, англичанин! Мафиози? Ты хочешь заключить сделку? И что тебе нужно?
Сен-Жюст несколько секунд поразмыслил, но решил не цепляться к термину «информатор», оставив его на совести явно недалекого прокурора.
— Я здесь, мой друг, дабы заключить своего рода бартерную сделку, обмен, верно, хотя я бы предпочел называть это джентльменским соглашением.
Деттмер ткнул ему под нос фотографии:
— Это доказательства. Я могу их сию минуту конфисковать.
— Разумеется, можете. Но в этом случае, увы, не узнаете, что именно находится у вас в руках. Ни дат, ни подписей, из которых можно было бы сделать… далеко идущие выводы. Лишь эти фотографии, уважаемый сэр, и никаких других. К тому же это копии. Я точно не знаю, но по приблизительным подсчетам в моем распоряжении находится пятьдесят таких фотографий, охватывающих период в три десятка лет.
Деттмер молча пялился на него.
— Так вот, — Сен-Жюст поднялся на ноги, — я понимаю, что Энрико Тотила и его прихвостни — лишь банда мелких хулиганов. Небольшое, хоть и весьма досадное бельмо на глазу, оставшееся после того, как прокурор округа — не вы, а тот, кто занимал эту должность до вас, — вероятно, в сотрудничестве с федеральными властями, справился с Джоном Готти, мафиозным боссом. Разумеется, я могу и ошибаться, в конце концов, я всего лишь англичанин, как вы уже сказали. Возможно, Тотила вас и вовсе не интересует. Его поимка стала бы лишь небольшим успехом в вашей вечной борьбе с, так сказать, организованной преступностью. За последний год вы не добились никаких успехов, увы, а выборы уже на носу.
— Садитесь.
Сен-Жюст посмотрел на окружного прокурора и улыбнулся:
— Да нет, мне пора. До свидания.
Сен-Жюст подхватил зонт, поклонился и направился к двери.
Через два шага Деттмер остановил его:
— Назовите ваши условия.
Сен-Жюст сделал еще два шага, затем обернулся и еще раз поклонился прокурору, который наконец выказал проблески здравого смысла.
— Весьма благоразумно. Я вам аплодирую — мысленно, разумеется. Так как, распорядитесь насчет кофе и пирожных? Что-то мне подсказывает, что нет, слишком уж у вас хмурый вид. Боюсь, нам никогда не стать закадычными друзьями. Вот и замечательно. Итак, я видел сегодня утром ваше интервью с мисс Холли Спивак.
Деттмер одернул отвороты пиджака и как-то странно покрутил бычьей шеей и подбородком. Напыщенный индюк.
— И что?
— Мне не понравилось, — огорчил его Сен-Жюст. — Прошу прощения за резкость, но истина превыше всего. Один мой друг сообщил мне, что вы пытаетесь использовать миссис Толанд-Джеймс для повышения курса ваших политических акций. Изящно сказано, не так ли? Это правда?
— Толанд-Джеймс? Так вот в чем дело?
— Разумеется, драгоценный мой, в чем же еще? Вы заявили, что миссис Толанд-Джеймс — хладнокровная убийца и вы непременно засадите ее за решетку. И как только вас, американцев, не тошнит? Сплошной пафос и ложь.
Деттмер вскочил на ноги:
— Все это чистая правда.
— Да ну? Тогда почему же миссис Толанд-Джеймс до сих пор не арестована? Стоп, дайте подумать. У вас нет достаточных доказательств ее вины, верно? Тогда, боюсь, перед нами встает вопрос: как долго вы собираетесь чернить репутацию невинной женщины ради вашего, как говорят, переизбрания на новый срок?
— Она ваш друг?
— Как вы догадались? Верно, весьма близкий друг. И мне неприятно видеть, как вы, или кто бы то ни было, полощете ее имя в масс-медиа и, я уверен, собираетесь продолжать в том же духе ради… как это называется? Ах, да. Саморекламы. Какой стыд!
Деттмер опять помахал фотографиями:
— Так в чем состоит сделка?
— А вы еще не догадались? Осторожнее, сэр. Если ваши избиратели наконец поймут, насколько вы непроходимо глупы, вам точно не повезет на выборах. Хорошо, я постараюсь объяснить в самых простых словах.
— Парень, ты балансируешь на грани.
— Еще одна пафосная фраза. Так вот, вы должны пообещать, что не будете добиваться ареста миссис Толанд-Джеймс до тех пор, пока — если — у вас не появятся веские доказательства ее вины, более веские, чем эти ваши честолюбивые надежды. Кроме того, вы пустите всех ваших ищеек по следу настоящего убийцы. В таком случае я отдам вам оригиналы этих фотографий, а также все остальные фотографии, и вы получите доказательства, необходимые для ареста настоящего преступника, что привлечет к вам не меньший интерес СМИ, чем дело Толанд-Джеймс. Вам все понятно? Или объяснить еще раз?
— Я все понял. Вы хотите, чтобы я отпустил вашу подружку в обмен на несколько фотографий.
— Всего лишь предлагаю. Говорят, что синица в руках, дорогой сэр, гораздо предпочтительнее журавля в небе. Миссис Толанд-Джеймс невиновна, и рано или поздно вы в этом убедитесь. А вот мистер Энрико Тотила, напротив, повинен во многих грязных, отвратительных делах. Кто из них, спрошу я вас, важнее для такого отважного борца с преступностью, как вы?
— Пошел вон.
Сен-Жюст уже был уверен, что добился определенного прогресса с этим тупицей, поэтому вопиющая глупость и близорукость Деттмера перед лицом фактов застала его врасплох.
— Прошу прощения? — удивился он.
— И правильно делаешь. Тебе не удастся шантажом помешать правосудию и следствию. Да я засажу тебя за решетку, будете сидеть с этой сукой в соседних камерах! А я так и сделаю, если не получу доказательств, что эти фотографии — подлинные.
— Доказательств, которые вам не нужны?
— Думаю, их у тебя нет, иначе бы ты их мне показал. Если тебе померещилось, что я назвал тебя обманщиком и лжецом, то ты все правильно понял. Сделка не состоится. Эта женщина — убийца.
— Вовсе нет, и вы знаете это ничуть не хуже меня. — Сен-Жюст закинул зонт на плечо. — Впрочем, прекрасно. В конце концов, это был всего лишь визит вежливости. Поскольку вы отказались от моей помощи, я сделаю все сам.
— Что — все? Посмей только вмешаться в дела полиции, мало не покажется. Ничего у тебя не выйдет.
— О, да вы бросаете мне вызов? Это явно вызов, пополам с грубостью. Как это мило. Отлично, я его принимаю, сэр. Я сниму с миссис Толанд-Джеймс любые подозрения в причастности к убийству ее мужа и предоставлю журналистам все доказательства, необходимые для ареста, осуждения и водворения в тюрьму Энрико Тотила и его банды. Но я никак не могу понять, отчего вы так легко отказались от синицы в руках? — Он пригладил волосы. — Как вы думаете, не пора ли мне посетить парикмахера? Я хочу отлично выглядеть, когда мне позвонят журналисты. Ну, еще раз до свидания. Да, вы можете оставить это себе. Это всего лишь копии, как я уже сказал, у меня есть еще.
— Я не шучу. Попробуй только встать у меня на пути, и моментально окажешься за решеткой! — заорал вдогонку Деттмер. — В тюрьме найдется полно охотников на твою хорошенькую попку, красавчик!
Сен-Жюст аккуратно затворил за собой дверь, улыбнулся мисс Перкинс и уже пяти джентльменам, дожидающимся аудиенции у окружного прокурора, и покинул здание. Через пару шагов он скользнул в декоративную нишу в мраморной стене и затаился.
Не прошло и пяти секунд, как юноша, одетый куда лучшее, чем Сен-Жюст ожидал (но при этом в тяжелых уродливых форменных ботинках), выскочил из здания, остановился на широких ступенях и принялся озираться. Затем поднес рукав ко рту и сообщил:
— Сэр, как вы сказали, синий блейзер? Зонт? Нет, сэр, я его не вижу. Вероятно, он меня опередил и поймал такси. Да, сэр. Мне очень жаль, сэр.
Расстроенный юноша вернулся в здание.
Сен-Жюст покрутил зонтик в руках, взял его подмышку и неспешно направился к Носок-су, поджидавшему его на углу.
— Что это вас так взбесило, Алекс? — Носокс старался идти с ним в ногу.
— Взбесило? Разве у меня пена изо рта идет? Как это неприлично.
— Ну разозлило. Так что? Я же говорил, что он вышвырнет вас вон, а то и вовсе посадит под замок.
— Он мог меня арестовать, Носокс. Я не осознавал этого, когда отправился к нему в офис, но он ясно дал мне это понять. Он мог отдать приказ об аресте.
— Но ведь не отдал же? Вот и славно.
— В некотором роде да. Но он также отказался пристойно вести себя с Бернис в обмен на то, что, как вы с Мэгги успели меня убедить, явилось бы для него большой удачей в делах. Он хочет Берни, Носокс. Он хочет ее даже больше, чем публичности. Поразительно и весьма неожиданно. Как по-твоему, в чем дело?
Носокс пожал плечами:
— Наверное, он решил, что может получить и Берни, и то, что предлагаете вы.
— Правда? А ты бы стал на это рассчитывать? Если совсем незнаком с человеком, предлагающим тебе выгодную сделку? Я же могу сжечь эти фотографии, Носокс, я могу продать их журналистам. Я могу связаться с Энрико Тотила и получить с него кучу денег. Вариантов много, очень много. Может ли глубокоуважаемый окружной прокурор поручиться, что я не воспользуюсь ни одним из них?
— Вы правы, не может. Он должен был вас арестовать.
— Да, и в какой-то момент мне показалось, что в скором времени я окажусь совершенно бесполезным для Бернис и Стерлинга, поскольку попаду за решетку. Мне надо тщательнее изучить эти ваши американские законы. Не думаю, что Мэгги получит массу удовольствия, пытаясь добиться моего освобождения.
— Да она вас просто убьет, — кивнул Носокс. — А что теперь? Вы по-прежнему собираетесь позавтракать с Мари-Луизой и этим Пьером?
Сен-Жюст достал из кармана часы, откинул крышку и нахмурился.
— Нет, Носокс, завтрак отменяется, хотя Мари-Луиза была весьма расстроена, узнав об этом. Мы просто встретимся в полдень в офисе «Парфюмерии Пьера» и подпишем контракты. Скоро я снова буду платежеспособен, Носокс. Думаю, Мэгги разрывается между страхом потерять финансовый контроль надо мной и радостью оттого, что я больше не буду залезать к ней в карман.
— А Мари сможет закончить колледж и больше не беспокоиться о деньгах. Здорово, Алекс. По-настоящему здорово.
— Да, нам повезло. Как и тебе с той импровизацией на ГиТЛЭРе, благодаря которой ты подписал контракт. Удача покровительствует смелым, равно как и тем, кто попросту оказывается в нужное время в нужном месте.
Сен-Жюст остановился и мысленно повторил эту фразу еще раз. Затем прокрутил в голове свой визит в офис окружного прокурора Чедвика Деттмера.
— Поймай нам такси, Носокс. Поскольку я провел с милейшим окружным прокурором никак не больше четверти часа, у нас достаточно времени, чтобы навестить мисс Холли Спивак.
— Вы разве не хотите вернуться домой и посмотреть, что прислали похитители?
— Мэгги вполне способна проследить за этим сама. Хотя я, кажется, забыл ей сообщить, что, если верить тому бандиту, посылку принесут в два. Как по-твоему, надо было ей сказать?
— Сейчас уже точно поздно. — Носокс придержал открытую дверь такси. Сен-Жюст забрался внутрь и приказал таксисту держать курс на центральный офис «Фокс Ньюс».
— Адрес гони, парень. Это большой город. Я че, типа, все должен знать?
Сен-Жюст наклонился вперед и сообщил водителю адрес. Уж он-то и впрямь знал практически все.
Пока Носокс боролся с ремнем безопасности, такси вернулось в основной поток машин.
— Вы тревожитесь? Я имею в виду, о Стерлинге и о Змее.
— Нет, вообще-то, нет. Но определенно беспокоюсь. Мы сейчас в тупике, как в истории со Стерлингом, так и в истории с Берни. И там и там обе стороны хотят получить то, чем обладают их противники, но не решаются предпринимать решительные шаги, потому что боятся ошибиться. Кроме того, Носокс, разве не смогу я перехитрить парочку тупых как пробки головорезов и одного самолюбивого, самоуверенного, самонадеянного окружного прокурора? Да это просто немыслимо. А теперь помолчи, пожалуйста. Мне надо подумать. Что-то произошло, когда я был в офисе у Деттмера. Что-то очень важное, но я никак не могу сообразить, что.
— Может, то, что вы благополучно оттуда удрали? — предположил Носокс.
Сен-Жюст отмахнулся и сосредоточился на обстоятельствах своего визита. Ну да, конечно. Какая все-таки странная штука — жизнь. Сплошные совпадения… в том числе и весьма неприятные. Но он неизменно готов противостоять превратностям судьбы. Хотя в книгах Мэгги его слова принимали на веру, здесь, в Нью-Йорке, он должен играть по иным правилам. Солидные доказательства — вот залог успеха, а вовсе не его знаменитые озарения и гипотезы.
Машина припарковалась на обочине.
— Мы на месте, — произнес Носокс.
Пять минут спустя их провели в тесный, многолюдный офис Холли Спивак.
— Алекс? — Она встала. — Я не ждала тебя так скоро. Есть что-то для меня?
— Для тебя — ничего, кроме строгого выговора за то, что ты поставила свои карьерные интересы выше, чем права невиновного человека, а также напоминания о том, что «этика» — не пустой звук. А вот к тебе у меня есть просьба. Если, конечно, ты хочешь вернуть мое расположение.
— Ты по-прежнему где-то прячешь Толанд-Джеймс, а я по-прежнему хочу до нее добраться. Так что прекрати дуться и объясни, что тебе нужно. Да, но сначала — ты видел нашу последнюю сводку? Думаю, что нет, ты как раз был в пути. Толанд-Джеймс вот-вот арестуют. Алекс, найди мне ее до того, как они защелкнут на ней наручники. Пусть она расскажет свою историю, поплачет немножко, авось и удастся смягчить сердца присяжных.
Сен-Жюст потер переносицу.
— Ты явно знаешь, о чем говоришь. Не просветишь ли и нас?
— Бармен. — Холли села и нашарила видеокассету. — Смотри.
Она вставила кассету в магнитофон, и на экране маленького телевизора немедленно появилось ее жизнерадостное лицо, почти непохожее на мордочку фокстерьера.
— Я сейчас стою перед входом в «Бренду», шикарный бар, любимое место отдыха Бернис Толанд-Джеймс. Со мной рядом находится мистер Рой Гивенс, который работал барменом в пятницу. Мистер Гивенс согласился эксклюзивно для «Фокс Ньюс» рассказать о том, что видел в тот вечер. Итак, мистер Гивенс?..
Рой Гивенс покосился на камеру, выхватил у Холли микрофон и поднес его почти к самому рту:
— Верно, Холли. Я позвонил в «Фокс Ньюс», потому что это был мой гражданский долг — рассказать… ммм… чему свидетелем я был в тот вечер.
Холли, по-прежнему улыбаясь, предприняла попытку вернуть микрофон:
— И что же это было, мистер Гивенс?
Он крепко вцепился в микрофон и повернулся лицом к журналистке, по-прежнему кося глазом на камеру.
— Она была там, Холли.
Холли склонилась к микрофону:
— Она, мистер Гивенс? Не могли бы вы уточнить, кто именно?
— Она. Рыжая миссис Джонни Уокер. О черт, я этого не говорил. Я хотел сказать: миссис Бернис Толанд-Джеймс, Холли. Это была она. Она изрядно набралась.
Они оба вцепились в микрофон.
— И когда она ушла, Рой? — спросила Холли.
— Она ушла… ммм… где-то в час-полвторого. — Рой улыбнулся в камеру. — И она была не одна. Она ушла с тем самым парнем. Прям-таки висела на нем.
— Висела на нем?
— Ну да. — Он повернулся к камере и ухмыльнулся: — Она была вдрызг пьяна, Холли.
— Правда? А вы узнали этого джентльмена?
— Не-а. Никогда его раньше не видел. — Рой выпрямился, явно горя желанием поведать зрителям остаток истории. — Но я могу рассказать, как он выглядел. Я видел фотографию мертвяка, которую вы показали в интервью с окружным прокурором утром по телику. Так я вам скажу, что тот парень — это Бадди Джеймс и есть! Да, точно, вот у вас в руках та самая фотография. Мамой клянусь, это он! Ну, тот парень, которого она пришила, понимаете?
Холли выключила магнитофон и откинулась в кресле, улыбаясь Сен-Жюсту:
— Гейм, сет и матч
type="note" l:href="#FbAutId_28">[28]
. Так что ты от меня хотел, Алекс? Только сначала немного побейся своей великолепной головой о стену за то, что пытался связать мне руки и заставить взять интервью у Толанд-Джеймс так, как ты того хотел. Я играю по своим правилам, Алекс, и это жесткие правила. Так что, надеюсь, у тебя есть что предложить мне, и это что-то — стоящая вещь.
Хорошо, что у Алекса остались еще фотографии, хотя он не собирался навещать сегодня Холли Спивак. Он думал использовать их как козыри в разговоре с Деттмером. Но поскольку они не пригодились, Сен-Жюст проигнорировал совет Холли и не стал биться головой о стену, а просто достал фотографии и разложил их на захламленном столе.
Холли резко придвинула стул, взглянула на фотографии и нахмурилась.
— Фотографии не из архива. Снимал, похоже, любитель. Копии. А оригиналы где? Тотила тут еще не расстался с шевелюрой — значит, фотографии старые. И дружки его мафиозные с ним. — Она откинулась на спинку кресла и умело изобразила полнейшее равнодушие. — Не иначе, они в кафе-мороженое направились. И что?
— Я показал парочку таких же фотографий окружному прокурору, а также сказал ему, что у меня их достаточно для повторного ареста мистера Тотила. Я пообещал оригиналы Деттмеру, если он согласится взамен выпустить Берни из своих когтей и попробовать найти настоящего убийцу. По крайней мере, не арестовывать ее до тех пор, пока не появятся серьезные доказательства ее вины.
— Это или отчаянная храбрость, или ужасная глупость. И?
— Он отказался, — подытожил Сен-Жюст.
— Но и не арестовал его! — встрял Носокс, но тут же засмущался и отступил. — Извините.
Холли помахала в воздухе фотографией:
— Говоришь, у тебя еще есть?
— Полно. Плюс все имена, подписи и даты. Думаю, если поднять архив и посмотреть, какие преступления совершались в указанное время в указанных местах, обнаружится что-нибудь важное.
— Верно подмечено. По крайней мере, мы узнаем много нового. Неужели Деттмер отказался?
— Не раздумывая. Не правда ли, странно?
— Да нет, просто глупо, — отозвалась Холли. — Глупо променять возможность арестовать Тотила, может, даже перевербовать его, предложив скостить срок в обмен на его дружков, на какую-то бабу, нашинковавшую своего муженька.
— Именно это и странно. Хотя мне кажется, что, немного поразмыслив, он передумал. Послал за мной какую-то мелкую сошку. Бедняжка, боюсь, ему влетело из-за того, что он меня упустил.
— Он отправил за вами хвост? — спросил Носокс. — Мне вы не сказали.
— Я очень редко рассказываю кому бы то ни было все, Носокс. Итак, Холли? Деттмер явно не хочет эти фотографии, а также все остальные, которые у меня есть, плюс сведения о месте и времени съемки. А ты?
— Смеешься? Да я бы тебе за них отдалась, Алекс. Черт, я бы и так тебе отдалась, не будь ты геем.
— Но он не…
— Носокс, ты, по-моему, говорил, что хочешь пить? Пойди поищи торговый автомат. Жди меня на улице через пять минут.
— О. Да. Хорошо, увидимся внизу. Извините.
— А теперь, — Сен-Жюст сгреб фотографии со стола, прежде чем Холли успела их схватить, — как скоро сможет такой блестящий, жесткий и этичный репортер, как ты, собрать полное досье на Чедвика Деттмера и Уилларда Джеймса и доставить их на квартиру к моей хорошей подруге Мэгги Келли? Часам к семи, я полагаю, успеешь? Вот и прекрасно.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Мэгги без царя в голове - Майклз Кейси



Ну, название книги соответствует сюжету.Что сказать, автор сразу предупредила.
Мэгги без царя в голове - Майклз КейсиАделина
28.09.2015, 21.40








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100