Читать онлайн Мэгги без царя в голове, автора - Майклз Кейси, Раздел - Глава 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Мэгги без царя в голове - Майклз Кейси бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6 (Голосов: 4)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Мэгги без царя в голове - Майклз Кейси - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Мэгги без царя в голове - Майклз Кейси - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Майклз Кейси

Мэгги без царя в голове

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 10

Сен-Жюст открыл дверь Табите Лейтон, литературному агенту Мэгги. Табита пронеслась мимо него, размахивая светлыми волосами, вслед за ней летел шарф. Алекс чуть не уронил большой чемодан, который она практически швырнула ему.
— Где Мэгги? Ей, наверное, совсем плохо. Там, внизу, не меньше дюжины репортеров. Что за бардак, мне пришлось к вам с боями пробиваться! Я все выходные просидела в Хэмптоне, ни с кем не общаясь. Случайно включила телевизор, увидела это и бросилась к телефону. Какого черта никто не берет трубку? Мэгги, детка, это Табби!
— Мэгги нет дома. — Сен-Жюст указал на стул. — Но я уверен, что она будет очень тебе благодарна за то, что ты примчалась оказать Бернис поддержку в час ее испытаний.
— Мэгги нет дома? А где она? О, нет! Она в тюрьме, да? Они ее все-таки арестовали? Я так и знала, я так и знала. Да еще так не вовремя.
— На самом деле, — Сен-Жюст пристроил чемодан на полу возле дивана, — Мэгги, Бернис и ее адвокат Дж. П. Боксер отправились в некое заведение, где Берни получит квалифицированную помощь.
— Какую еще помощь?
— Ей должны помочь бросить пить.
— А, ну хорошо, — кивнула Табби. — Давно пора. Но… но ее разве не собираются арестовать?
— Арестуют, если я не успею найти настоящего убийцу до того, как ее подлечат и отпустят домой. Ей не очень-то понравился этот план, но мы уговорили ее попробовать. Думаю, Мэгги уже едет домой, а Бернис благополучно упрятана в лечебницу, то есть спрятана от полиции.
— Хорошо, что я не застала эти ваши уговоры. Значит, чемодан нам больше не нужен?
— Не понимаю, о чем ты. — Сен-Жюст посмотрел на чемодан.
— Одежда. Я принесла кое-что для Берни. Просто бросила в сумку то, что под руку подвернулось. Ты же знаешь, как она одевается, Алекс. Дорого и броско, присяжным это не понравится. Поэтому я принесла ей кое-какие наряды.
Сен-Жюст посмотрел на Табиту. На ней, как обычно, была легкая длинная юбка, довольно скромная блузка и длинный струящийся шарф. Табби любила натуральный хлопок и пастельные цвета, ее одежда была, мягко говоря, практичной, и, как правило, на два размера больше, чем нужно. Бернис, напротив, одевалась ярко, чтобы подчеркнуть огненные волосы, яркий макияж, вызывающие манеры. В общем, «Версаче против Лоры Эшли»
type="note" l:href="#FbAutId_25">[25]
, как однажды сформулировала Мэгги.
— Весьма предусмотрительно, Табита, — восхитился Сен-Жюст и подошел к автоответчику. Звонок он предусмотрительно выключил, хотя этот номер и так мало кто знал — в справочниках его не было.
Он проверил аккаунт Мэгги в «Америке Онлайн». Давно следовало бы избавиться от этой вредной привычки: Сен-Жюст не только скорбел над бесчисленными предложениями увеличить пенис или купить «Виагру», но к тому же время от времени наводил порядок в почте Мэгги, удаляя все письма поклонников, кроме самых хвалебных. На этот раз он обнаружил, что Мэгги получила триста восемьдесят два сообщения со своего веб-сайта.
Беглый осмотр показал, что большая часть написана журналистами. Весьма изобретательно с их стороны. Пожалуй, самое время выяснить, кто из этих кретинов умудрился достать еще и телефонный номер.
— Я только разберусь с этим и буду весь внимание, — извинился Сен-Жюст, увидев мерцание индикатора, и нажал на автоответчике кнопку «воспроизведение». Он обнаружил три сообщения от Табиты, одно от главы жилищного кооператива с кратким предписанием немедленно освободить жилплощадь от подозреваемой в убийстве особы, а площадку перед домом — от толп репортеров, и еще два сообщения:
«Мэгги? Мэгги, это Вирджиния. Я увидела новости по телевизору и сразу тебе позвонила. Это ужасно, просто ужасно. Бедняжка Берни! Я уверена, что она невиновна. Боже, я как вспомню, что мы все трое были вместе на конференции ГиТЛЭР и были так счастливы! Ну, может, не совсем счастливы, из-за убийства и остального, но все же… Черт, я ненавижу разговаривать с автоответчиками. Мэгги, позвони мне, хорошо? Я знаю, что это глупо и эгоистично, но как по-твоему: теперь она не сможет заключить со мной тот контракт, как обещала? Нет, забудь. Экую я глупость ляпнула. На самом деле меня это совсем не волнует. Ну ладно, волнует. Потому что я пустая дурочка, признаю. Позвони мне, хорошо? Да, малыш просто прелесть! Я пришлю тебе фотографию мылом на следующей неделе. Позвони мне!»
Сен-Жюст нажал на «стоп».
— Это Вирджиния Нойендорф, — пояснил он. — Этакая смесь заботы и эгоизма, хотя я ее не виню.
— Ее контракт уже у меня, — заметила Табита, — так что она может не волноваться.
— Вот и хорошо, — произнес Сен-Жюст и снова нажал на «воспроизведение».
«Маргарет? Маргарет, я знаю, ты здесь. Это твоя мать, Маргарет. Ты что, совсем без царя в голове? Я купила газету, и что я там увидела? Эту женщину, Бернис, вот что. Убийцу! Все, Маргарет, это последняя капля. Третий раз! Мы с отцом требуем, чтобы ты продала эту свою ужасную нью-йоркскую квартиру и вернулась домой, где тебе самое место. Что, двух недель не можешь прожить без того, чтобы опять кого-нибудь не убили? У меня, знаешь ли, здесь имеется репутация, милая леди. Как я могу высоко держать голову, когда ты постоянно втаптываешь нас в грязь? Я в жизни не видела такой безвкусной… Что? Ивэн, раз я велела Маргарет возвращаться домой, значит, она вернется домой. И прекрати жрать шоколад. У тебя наверняка уже все артерии им забиты — что значит, „ты не собираешься жить вечно“? Не хами мне. Да, да, именно, не хами. Знаешь, что? Она вся в тебя, Ивэн. Шуточки, остроты, уловки. Это все твоя вина. Господь знает, как я старалась. Маргарет? Маргарет, послушай меня. Тейт уже позвонил, он очень расстроен, а Эрин и Морин все в слезах из-за того, что ты общаешься с этими богемными людишками. Как тебе не стыдно так расстраивать родных! Ты — паршивая овца, Маргарет. Это все твоя писанина, весь этот грязный секс и непристойности. Я всегда знала, что у этой рыжей стервы Бернис будут проблемы. Я ничуть не удивлена, что она убила своего мужа. Да и предыдущего тоже она убила, и плевать я хотела, что ты считаешь по-другому. Кровь — она всегда скажется, Маргарет, а эта жен…»
— Кажется, нам повезло. Пленка закончилась раньше, чем запас красноречия миссис Келли. Давай это просто сотрем?
— О боже, конечно. — Табита содрогнулась и обхватила себя руками. — Вернуться домой? Да Мэгги скорее щепки себе под ногти загонит. Знаешь, Алекс, мне изо дня в день приходится общаться с чокнутыми издателями и чокнутыми писателями, но эта женщина по-настоящему ужасна.
— Она уникальна. — Сен-Жюст нажал на кнопку «удалить». — Ну, вот и все. Не уходи, Мэгги скоро вернется. Я ненадолго тебя покину — Стерлинг просил принести ему чистящих средств.
— Ты — и вдруг чистящие средства?
Он продемонстрировал синее ведро. Из ведра торчали губки и пластиковая бутыль чистящего средства.
— Это для Стерлинга. Присоединишься к нам? Мы обнаружили один почти целый стул.
Он открыл дверь и провел мрачную Табби через холл в развалины, некогда бывшие его квартирой. Спальни и личный кабинет Сен-Жюста уже почти привели в порядок, кухню тоже, но к гостиной и столовой еще только приступили.
— Что… что стряслось?
Сен-Жюст сопроводил Табиту к единственному целому стулу в гостиной.
— Долго рассказывать, да и скучно. Если вкратце, то у бывших жильцов было что-то, что очень нужно кому-то, и этот кто-то решил поискать это что-то самостоятельно.
— Кража, — произнесла Табби. — Или нет? Не кража? Алекс, что происходит? Стив? И ты здесь? Ты что, убираешься?
У Стива были закатаны рукава, в руках он держал здоровенный мешок с мусором. Стив кивнул Табби:
— Алекс прав, это долгая история. Алекс, здесь работали профи. Ты это, наверное, и сам понял.
— Профи? — Табита посмотрела на Алекса. — Ничего не понимаю. Это как-нибудь связано с Берни?
Пришлось Сен-Жюсту объяснить ей все по порядку. Тем временем неожиданно трудолюбивые Киллер и Мари-Луиза начали раскопки руин гостиной и столовой.
— Мафия? — произнесла Табби в конце рассказа, яростно озираясь, будто решая, не рвануть ли на выход. — Но это же опасные люди. Ненормальные.
— А также очень безнравственные, — согласился Сен-Жюст, глядя, как Мари-Луиза собирает осколки разбитой люстры. — Но мы скоро приведем все в порядок.
— Только не говори мне, что вы остаетесь тут. Они же могут вернуться.
— Могут. Они искали во всех комнатах, и если они не нашли то, что искали, в последний момент, то ушли с пустыми руками. — Он слегка нахмурился, вспомнив о папке, которую дала ему Холли Спивак. — Ну, почти пустыми.
— Но сначала они оставили вам записку на зеркале, — вернулся Стив. — Алекс, я тут позвонил по мобильному, пока выбрасывал мусор. Ну, тому своему другу, помнишь? Он сказал, что мы, наверное, имеем дело с кланом Тотила. Голдблюм представлял их интересы. Энрико Тотила — игрок низшей лиги, с Джоном Готти
type="note" l:href="#FbAutId_26">[26]
и рядом не стоял. У него алиби, он сидел в тюрьме за незаконное хранение оружия, когда Голдблюма убрали. Ему ничего не смогли предъявить. Тотила выпустили полгода назад. Здесь побывали его люди.
Табби поднялась на ноги:
— Пойду… попью водички. И вообще помогу на кухне. Да, точно. — Она схватила ведро и пошла через гостиную.
Из-за дивана высунулся Джордж с большими осколками разбитой вазы в руках. Парнишка упорно продолжал называть себя киллером, как Сен-Жюст ни старался сделать из него человека, занять делом (то есть труппой «Уличных Ораторов и Артистов»).
Киллер был худеньким, трогательным, похожим на ласку парнишкой с добрым сердцем, мозгами и мужеством тугой дверной пружины и недержанием мочи, как у маленького ребенка.
— Он сказал «Энрико Тотила»? — Киллер уронил осколки в металлический ящик для мусора, где они разбились вдребезги.
— Да, Джордж, по-моему, лейтенант именно это и сказал. А что? Ты знаешь этого человека?
— Кто, я? — Маленькие глазки Киллера от ужаса стали почти большими. — Нет. Я не знаю. Я его не знаю. Впервые слышу.
— Успокойся, Джордж, — примирительно произнес Сен-Жюст, после того как парнишка сделал три шага назад и треснулся об стену. — Держи свой мочевой пузырь в руках. — Он вздохнул. Киллер оставался одним из его разочарований. Местами он мог на парнишку воздействовать, но не изменить его по-настоящему. — Да не в прямом смысле, Джордж.
— Ты ведь из Морнингсайд-Хайтс? — спросил Стив, когда Киллер уронил руки по швам и покраснел. — Клан Тотила там не заправляет.
— Нет, сэр. Но его тетя Изабелла живет по соседству с моей бабушкой, и мистер Тотила ее навещает. Он как-то раз плюнул в меня.
— Как это мило. Спасибо, Джордж, что поделился с нами. А сейчас прогуляйся к Марио за его замечательными сэндвичами и салатами, чтобы я поблагодарил всех за помощь. Да, и не разговаривай с репортерами, если они еще не ушли.
— Конечно, — пролепетал как всегда покорный Киллер, взял протянутые Сен-Жюстом деньги и рванул к дверям.
— А теперь, — Сен-Жюст повернулся к Венделлу, — скажи, где мне найти этого Энрико Тотила?
— Тебе незачем его искать, — покачал головой Стив, — он сам тебя найдет. Черт, да он уже тебя нашел. Наше дело — выяснить, что… его головорезы пытались тут найти.
— Тебе наплевать, что я отказался вызвать сюда твоих коллег?
— В другой раз мне было бы не наплевать. И еще как не наплевать. Но сейчас я в гробу видел своих коллег, как ты их называешь. Кроме того, это моментально дойдет до Деттмера, хватит с него и Берни. И вообще, у меня такое чувство, что у тебя на этих парней особый зуб. Телевизор, да?
— Не могу с тобой не согласиться. Даже у Стерлинга на них зуб. Сначала мы сами поговорим с ними и только потом отдадим тебе. Если у нас все получится.
— Держите меня в курсе дел. Я дам вам удочку, но ловить рыбу вам придется самим.
— То есть ты поможешь нам отыскать братков, мы с ними разберемся, а затем ты устроишь облаву?
— Мэгги права. Ты слишком много смотришь телевизор. Мы не говорим «братки». Так только телеполицейские говорят.
— Правда? А как же их называете вы?
— Ублюдки, дерь… — нет, для телевидения это не годится.
— Да, ты прав.
— Кабельное телевидение. Да, для кабельного сойдет. И для кино тоже, — Венделл поправил журнальный столик. — Знаешь, Блейкли, похоже, мы начинаем ладить.
— Да, я заметил, — Сен-Жюст подобрал с пола вязаную салфеточку. — Весьма странно, учитывая, что мы с тобой конкурируем.
— Из-за Мэгги, да? — Стив запустил пальцы в шевелюру. — Она сказала мне, что вы не очень близкие родственники.
— О да, не близкие, — подтвердил Сен-Жюст. — Она мне… очень нравится.
Стив ухмыльнулся:
— Может, подбросим монетку? Ладно, шучу. Значит, ты остаешься? Не хочешь вернуться в Англию?
— Нет, я не планирую вернуться в мои… владения в ближайшее время. Я, понимаешь ли, долгие годы мечтал попасть сюда.
— Ну, попытка не пытка. Значит, мы конкурируем. Что ж, с этим можно жить. На это не значит, что мы не можем быть друзьями или работать вместе.
Сен-Жюст встал в позу:
— Тебе это неприятно.
— Тебе тоже. Верно. Но пока мы одна команда. В смысле, работаем вместе. Главное — чтобы Мэгги не совала нос в наши дела.
— Да, ее восхитительный маленький носик — это проблема, — согласился Сен-Жюст. — Давай вместе держать его подальше от наших дел, даже когда узнаем, что у нас разные шансы на достижение нашей общей цели.
— Если ты имеешь в виду, что мы должны защищать Мэгги, но при этом оба вольны… ну, за ней приударить, то я за.
— Вот и прекрасно. Заранее приношу свои искренние соболезнования в связи с твоими тщетными попытками ее заполучить. А сейчас, когда мы заключили дружеский союз, быть может, займемся делом? Теперь Бернис вне игры, и Мэгги непременно сунет свой любопытный носик не только в дело Бадди Джеймса, но и в эту маленькую неприятность с Тотила.
— С кем?
Сен-Жюст на секунду закрыл глаза, затем медленно обернулся и увидел Мэгги, которая крепко ухватилась за дверную ручку, чтобы не упасть.
— Ты так скоро вернулась? Какая радость. Бернис в порядке?
— Издеваешься? У меня все руки в следах от ее ногтей. Показать? Но Дж. П. в итоге ее от меня оторвала, и мы уехали. Ее нельзя навещать, и звонить ей тоже нельзя. Никому, даже Дж. П. А кто такой Тотила?
— Работаем вместе, как и договорились, — прошептал Стив на ухо Сен-Жюсту.
Сен-Жюст чуть наклонил голову в знак того, что расслышал.
— Энрико Тотила, милая моя Мэгги, был последним, а также единственным клиентом Гарри Голдблюма, что автоматически делает его главным подозреваемым в буйстве на моей жилплощади. Ты еще не забыла про мой телевизионный механизм?
— Тот самый мафиози, который устроил здесь погром в поисках этого, которое раньше принадлежало Гарри, а теперь Айрин? Все ясно. Что дальше? Объявим ему войну?
— Храни меня господь от женщин, обладающих самой нежелательной чертой характера.
— Ну вот, начинается, — окрысилась Мэгги. — Это какой же?
— Мужеством. — Сен-Жюст поднес стеклышко монокля к глазу и посмотрел через него на Мэгги. Он знал, что так его глаз кажется больше и что Мэгги не любит, когда он разглядывает ее через монокль. — Да, да, мужеством. Оно совершенно не идет слабому полу, дело которого — уступать, отходить на задний план, восхищаться и, наконец, аплодировать джентльменам.
— Так, мы с тобой больше не партнеры, по крайней мере, временно. — Стив сделал шаг назад.
— Прекратите немедленно, оба. Вам все равно не удастся меня оскорбить, отвлечь или что вы там еще придумали.
— Она нас подслушала, — сообщил Стив Сен-Жюсту.
— Да, спасибо, Венделл, я тоже пришел к этому заключению. Мэгги, мы с лейтенантом, как ты, наверное, догадываешься, объединили усилия. Ради Бернис и для выяснения причин погрома в моей квартире. Мы также заключили дружеский союз, дабы защитить тебя от… от тебя самой, дорогая. Чтобы ты хорошо себя вела и не лезла куда не надо.
У Мэгги челюсть отвисла. Сен-Жюст повернулся к Венделлу:
— Сейчас ей самое время сказать «ну, укуси меня».
Мэгги закрыла рот, затем снова открыла и произнесла:
— Нет-нет. Я все поняла. Вы хотите, чтобы я думала, помогала, но не действовала. Ничего бы не делала на свой страх и риск, не попадала бы в неприятности.
— И даже не стремилась к этому. — Сен-Жюст терпеливо ждал продолжения. Это же была его Мэгги. Он жил в ее голове. Он знал о ней все, храни ее господь.
— Да идите вы оба к черту! Берни — моя подруга. Если я сверну себе шею, пытаясь ей помочь, значит, так тому и быть. То же относится и к Стерлингу. А ты, — она ткнула пальцем в Сен-Жюста, — ты позаботься лучше о себе! И ты тоже, Стив. Все, я иду спать. — Мэгги повернулась и направилась к двери.
— Не раньше, чем найдет Энрико Тотила в «Гугле». Сомневаюсь, правда, что мафия опубликовала его домашний адрес в интернет-каталоге, — заметил Сен-Жюст, протирая монокль рукавом рубашки.
— Иногда я тебя просто ненавижу. — Она повернулась и уставилась на него.
— Мэгги? Мэгги, это ты?
Сен-Жюста несколько позабавили попытки Мэгги не морщиться при звуках голоса Табиты Лейтон. Мэгги любила своего литагента, очень любила, но у Табиты была весьма раздражающая привычка говорить самые неподходящие вещи в самое неподходящее время.
— Привет, Табби. — Мэгги слабо помахала.
На Табби оказался фартук Стерлинга с надписью «Поцелуй повара» и большие резиновые желтые перчатки. Она пробралась через захламленную комнату, обняла Мэгги за плечи и прижалась щекой к щеке.
— Как Берни? Надежно они ее заперли? Там, наверное, совсем как в тюрьме. В новостях ее называют Черной Вдовой. Думаю, ей не стоит надевать черное в суд. Я принесла ей кое-какую одежду, но это все подождет. У меня ошеломительные новости!
«Куда уж ошеломительнее», — подумал Сен-Жюст и покачал головой.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Мэгги без царя в голове - Майклз Кейси



Ну, название книги соответствует сюжету.Что сказать, автор сразу предупредила.
Мэгги без царя в голове - Майклз КейсиАделина
28.09.2015, 21.40








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100