Читать онлайн Мэгги без царя в голове, автора - Майклз Кейси, Раздел - Глава 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Мэгги без царя в голове - Майклз Кейси бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6 (Голосов: 4)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Мэгги без царя в голове - Майклз Кейси - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Мэгги без царя в голове - Майклз Кейси - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Майклз Кейси

Мэгги без царя в голове

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 9

— Берни, ты уверена, что с тобой все в порядке?
— Пока да. Но я, несомненно, взорвусь, если ты и дальше будешь так на меня пялиться. — Берни откинулась на спинку дивана и подтянула коленки к груди.
Ее глаза были неестественно расширены, взгляд — блуждающим, движения — резкими и неслаженными.
— Правда, я в порядке. Я крепкая. Здоровая. Уверенная в себе. Какая угодно. Я собралась с силами. Я больше ничего не боюсь. Мне, знаешь ли, не нравится бояться. Это не мой стиль.
— Ты ничего не пила с тех пор, как я вернулась. — Мэгги очень не хотелось поднимать эту тему, но кто-то же должен. Но она ничего не сказала о блуждающем взгляде, резких движениях и сбивчивой речи Берни.
Мэгги нервничала. Она не думала, что Берни и вправду взорвется, лопнет, как воздушный шарик. Хотя кто ее знает…
— Ты что, считаешь, сколько я пью? Погоди, так вот к чему ты клонишь? Хочешь поговорить о моем друге Джонни Уокере? Можешь не надеяться, я его не брошу. Хотя я общаюсь с ним все реже и реже. Следующее свидание назначено через, — она искоса взглянула на часы, — пять минут. Нет, через четыре с половиной. Да, через четыре с половиной. Уже через четыре. У меня очень быстрые часики.
Что-то тяжелое повисло в комнате, давящее, неприятное. Как будто горшок с ядовитым зельем стоял на огне, готовый закипеть. Мэгги закусила губу, но все-таки решилась сказать:
— По-моему, это не помогает, Берни. Это твое сокращение дозы. У тебя… у тебя проблемы.
— Да-а, и зовут их Бадди Джеймс. — Берни схватила сигареты Мэгги. — Боже, а я-то думала, что у меня были проблемы, когда он впервые умер. — Она бросила сигареты, спустила босые ноги на пол и встала с дивана. — Хорошо, час прошел. Почти прошел, да. Джонни, милый, я иду к тебе!
— Нет.
Берни обернулась, откинула со лба ярко-рыжую прядь и произнесла:
— Что? Что ты сказала?
У Мэгги земля ушла из-под ног.
— Я… я сказала «нет», Берни. Я сказала «нет». Ты не должна больше пить. Дж. П. сказала…
— Так вот с кем ты разговаривала по телефону в другой комнате? С моим адвокатом? Знаешь, какое слово ключевое в этом вопросительном предложении? Слово «моим». Моим адвокатом.
Мэгги захотелось спрятаться от подруги под подушкой. Берни говорила все громче и быстрее. Мэгги терпеть не могла разговоры на повышенных тонах, просто ненавидела. Она всегда их ненавидела. Ненавидела споры, и точка.
Но она не могла отступить, уступить, спрятаться. Берни ее подруга.
— Берни, прошу тебя. Дж. П. сказала, что тебя могут в ближайшие дни арестовать. Если это случится, она обещала вытащить тебя под залог, но если окружной прокурор начнет козлиться — это она так говорит, а не я, — то арестует тебя поздно вечером, и тогда мы ничего не сможем сделать до утра. Ты будешь заперта, Берни, и Джонни Уокера к тебе не пустят. Поэтому…
— Что поэтому? — Берни выглядела весьма зловеще в своем зеленом шелковом халате, словно вот-вот на кого-то набросится. Например, на Мэгги. Хотя Берни и так была высокой, она внезапно будто стала еще выше. Большая, громогласная, властная… Мэгги испугалась. Опасность. Боевая тревога. И Мэгги настаивала:
— Поэтому ты должна попробовать остановиться сейчас, пока тебя… Не то чтобы это обязательно произойдет, но ведь может. Пока тебя не арестовали. Я все-таки сказала это.
— Поздравляю. — Берни втянула щеки, глаза ее сузились. — Так ты говоришь, что я не должна больше пить? Как я должна тебя понимать? Слишком много слов. Ты это хочешь сказать, Мэгги?
Мэгги тихонько всхлипнула.
— Да, милая, именно это. Больше никакого виски.
— Отлично, рада что наконец-то все ясно. Я не устаю повторять моим авторам: яснее, яснее, яснее. — Берни направилась к бару. — У тебя есть апельсиновый сок? Сооружу отвертку. Впрочем, не беспокойся, я могу и неразбавленной водки выпить.
— Хватит кривляться. Паясничаешь, как городской алкоголик. — Мэгги слезла с дивана и выхватила у Берни бутылку. — Никакой выпивки. Дж. П. составила план, как тебе помочь, и я обещала…
— Ох, — Берни вернулась на диван, ее подбородок дрожал, — так вот в чем дело. Ты теперь дружишь с Дж. П., а не со мной, Мэгги? Вы теперь подружки! Две закадычные подружки составили план. Не забудьте обменяться какими-нибудь долбаными безделушками в знак дружбы, пока меня будет пялить в тюряге какая-нибудь долбаная жирная корова. Хотя нет, не в тюряге. В клинике для алканавтов, да? Вы собираетесь запереть меня в клинике, как обыкновенного пропойцу!
— Берни, не ругайся так, пожалуйста. — Мэгги ужасно хотелось взять все свои слова назад. Было бы куда проще позволить Берни выпить еще стаканчик. А там, глядишь, придет Дж. П., придет Алекс, в общем, кто-нибудь да придет. — Пожалуйста, милая, не надо.
Берни схватила сигареты Мэгги и подняла их над головой:
— Хочешь, я выброшу их в сортир? Ага, проняло! Дошло наконец? Ты точно такая же наркоманка! Может, они и тебя запрут?
— Пока нет, но рано или поздно — наверняка, — пробормотала Мэгги, пытаясь собраться с мыслями. — Хорошо, Берни, послушай. Ты знаешь, что у тебя… проблемы. Я считала, что ты просто выпиваешь на вечеринках, но с тех пор как умер Кёрк и у тебя прибавилось работы, ты пьешь не просыхая. Я твоя подруга, ты же знаешь, но ты в беде. Тебе надо меньше пить.
— Я и так мало пью! — закричала Берни. — Я пью ровно столько, сколько хочу. Оставь меня в покое, твою мать!
Мэгги захотелось отступить. Она вспомнила свою мать, вспомнила, как та орала на нее, запугивала, жестоко высмеивала ее, отца, всю их семью. Мэгги снова почувствовала себя недостаточно хорошей.
Но это не ее мать, это Берни. Прав не тот, кто громче кричит, как это было в детстве с братом, Тейтом. Она должна помочь подруге, а не спрятаться в своей комнате, или в книге, или в воображаемом мире. Берни нуждалась в ней.
— Я не могу, — Мэгги собралась с силами, — я люблю тебя и не могу оставить тебя в покое.
Плечи Берни поникли.
— Черт бы тебя побрал, Мэгги. Ну ты и дура. «Не ругайся так, Берни». Дура и есть. Это тебя убивает, да? Я тебя тоже люблю.
Мэгги рухнула на диван, сжимая в руке бутылку водки.
— Потому что я дура?
— Нет, потому что ты отчаянная, — ответила Берни, ее нижняя губа задрожала. Берни терпеть не могла бояться и никогда не выказывала страх. Похоже, разлука с Джонни Уокером испугала ее куда больше, чем возможный арест и тюрьма.
Мэгги попыталась отвлечь Берни, пошутить. Юмор всегда выручал ее в сложных ситуациях.
— Так, значит, я отчаянная? Раньше ты говорила, что я истеричка, совсем как ты.
Берни улыбнулась:
— Ну да, и это тоже. — Ее лицо скривилось. — Мне надо выпить, Мэгги. Хорошо, я согласна, я — алкоголик. Я взберусь на все «двенадцать ступеней отказа от алкоголя», что бы это ни значило. Заучу условную фразу, повторю ее, спою, прокричу на всю улицу. Еще только разик, Мэгги. Всего один разик. Должна же я попрощаться с Джонни. Я умру, если ты не разрешишь мне в последний раз выпить. Это будет моя лебединая песня. Мэгги, пожалуйста. Я тебя умоляю.
Мэгги выстояла в тяжелой битве, возможно, даже чего-то добилась. Но она понимала, что Берни не может завязать, вылечиться в один момент в некоем мелодраматическом прозрении. В этом она расходилась с Дж. П. и ее планом.
— Хорошо, — Мэгги встала с дивана, — но только совсем чуть-чуть.
— Дура ты, — Берни уже рылась в баре. — Ну как, напугала я тебя, да, Мэг? Я так и знала, что тебя облапошу. Ты такая наивная. — Она выудила бутылку. — Джонни, милый, иди к мамочке.
У Мэгги внутри что-то щелкнуло. Сработал какой-то переключатель. Она рванула к подруге, точно ракета из стартовой шахты.
— Отдай мне эту мерзость. — Мэгги выхватила у нее бутылку «Джонни Уокера». — Как это подло, Берни. Сначала наорать на меня, потом разразиться слезами и сказать ровно то, что я хочу от тебя услышать, — прекрасно зная, как это все на меня подействует.
— Потому что я алкоголик? — Берни откинула со лба прядь волос. — Потому что я сделаю что угодно ради дозы? Продам родную мать? Убью кого-нибудь? Ты это хотела услышать?
— Я так не считаю, — тихо произнесла Мэгги. — Не стоит заявлять во всеуслышание, что ты готова убить, чтобы получить свое.
— Мэгги, предложи мне на выбор ящик виски или миллион долларов — и я выберу виски. Я не убивала Бадди. Я не помню, но я знаю. Я не убивала этого гнусного ублюдка. И я не пьяница. Я просто… пью. — Она схватила бутылку и спряталась с нею в угол, точно белка с орешком.
— Шикарный заголовок получится: «Я не убивала этого гнусного ублюдка». — Мэгги с облегчением закрыла глаза, услышав звонок Носокса по интеркому. — Ну наконец-то.
Уже через минуту во владение квартирой вступила Дж. П., промаршировав по ковру в неизменных оранжевых ботинках и черных трениках с белыми лампасами.
— Выпей, — сухо произнесла она, глядя на Берни, которая бережно прижимала бутылку к груди. — Мне нужно, чтобы ты меня слушала, а не думала о том, как бы выпить.
— Я не пьяница, — Берни плеснула виски в стакан. — Вы все меня оскорбляете. Я пью. Ну ладно, я пью. Но это мое дело, а не ваше, и я не пьяница. Все пьяницы разговаривают сами с собой, валяются в канавах и пьют бормотуху. Я не такая, как они. Я работаю, выполняю свои обязанности.
— Выполняешь, но лишь когда не валяешься в отключке и не просыпаешься в одной постели с трупом, понятия не имея, как он туда попал, — огрызнулась Дж. П., закатив глаза. — Какая же ты после этого пьяница? Кстати, как насчет двойного виски?
— Заткнись, — Берни наполнила стакан и плюхнулась на диван. — Мэгги сказала, что у тебя есть план. Рассказывай.
— С удовольствием. — Дж. П. уселась на рабочее кресло Мэгги и развернулась к диванам. От этого она не стала ниже ростом, стройнее или менее внушительной, но Мэгги поняла, что каким-то непостижимым образом она ни капли не нервничает рядом с этой женщиной. — Начнем с плохой новости?
Берни отсалютовала стаканом:
— Плохая новость состоит в том, что я до жути перепугалась, выслушав всякое дерьмо насчет того, что я, по-твоему, должна делать.
Мэгги снова бросилась в атаку:
— Берни, прекрати немедленно! Дж. П. пытается тебе помочь. Мы все пытаемся тебе помочь.
— Прости, Дж. П. — Берни поджала ноги. — Я немного расстроена, потому что сломала ноготь, правда, Мэгги? Ты же знаешь, как такие вещи портят настроение.
— Что здесь стряслось? — спросила Дж. П. у Мэгги.
— Я говорила с Берни о выпивке, — объяснила Мэгги. — Боюсь, я с ней была чуточку жестка.
Берни подавилась виски и закашлялась.
— Чуточку… чуточку жестка! Ну да, совсем как суфле. Дж. П., позволь мне представить тебе мою новую подругу — Терминатора.
— Да заткнись ты. — Мэгги полезла было за сигаретами, но нерешительно остановилась.
— Давай, Мэгги, они тебе помогут, я уверена.
— Спасибо, что-то не хочется.
Берни сощурилась:
— Твою мать, а ну давай, кури! Ты такая же наркоманка, как и я.
— Я не наркоманка.
— Почему это? Наркоманка и есть. Мэгги Келли, никотиновая наркоманка.
— Это совсем другое.
Берни уже наполовину опустошила стакан.
— Держи карман шире! Ты сидишь на игле, я сижу на игле, все мы на чем-нибудь да сидим. На этом стоит мир. Никотин, секс, кофеин, фаст-фуд, антидепрессанты. Нужное подчеркнуть. Знаешь, — она взмахнула стаканом, расплескав виски, — на свете слишком много перстов указующих и слишком мало долбаных зеркал. Отлично сказано. Ну разве я не умница? Разве я не умница, Мэгги? Я права, согласись.
Мэгги с Берни обменялись неприязненными взглядами.
— Веселимся на всю катушку, девочки? — Дж. П. встала с кресла. — И часто вы так мило общаетесь? Обычно подружки красят друг другу ногти и сплетничают о мальчиках. Но вы двое — это нечто выдающееся.
Дж. П. моментально разонравилась Мэгги. Эта женщина ничего не понимает в настоящей дружбе.
— Не обращай внимания, Дж. П. Мы с Мэгги не очень-то хорошо ладим с людьми, зато прекрасно понимаем друг друга, а это самое главное. Давай лучше вернемся к твоей плохой новости. — Берни глотнула виски, а Мэгги прикурила сигарету.
— Мою плохую новость зовут Деттмер. Чед Деттмер.
Мэгги выпрямилась, выпустив струйку дыма:
— Окружной прокурор? Парень со взбитым коком и нарумяненными щеками? Он что, взялся за это дело? Уже?
— Ты что, шутишь? — Дж. П. покачала головой. — Да он весь в этом деле. Счастлив, как свинья в грязи. У него выборы через два месяца, забыла, что ли? Старина Чед спит и видит, как бы выдвинуть обвинение против Берни, чтобы красоваться перед камерами круглые сутки семь дней в неделю. Ты для него подарок, Берни. Очень важный, замечательный, сенсационный подарок.
В дверь постучали. Мэгги пошла открывать. Наверное, кто-то знакомый, раз Носокс пропустил его, не предупредив по интеркому.
— Думаю, мне пора опять заорать: «Я умираю, я погибаю». — Берни опрокинула в себя остатки выпивки.
— Так что, этот Деттмер собирается ее арестовать? — спросила Мэгги, открыв дверь.
— Ну, на этот вопрос ответить несложно. — Лейтенант Стив Венделл поцеловал Мэгги в щеку и прошел в гостиную. — Думаю, да, как только соберется с мыслями. Привет, Дж. П., не надо меня выгонять, я не шпионить пришел. Меня отстранили от дела.
— В смысле, отстранили от дела? От дела Берни? — Мэгги взяла его за руку и усадила на диван. — Но почему?
— Повод номер раз, — произнесла Дж. П. — Венделл дружит с главной подозреваемой. Повод номер два… впрочем, повода номер раз более чем достаточно.
— Достаточно для чего? Мэгги, милая, ты визжишь так, что тебя даже в лифте слышно. — Сен-Жюст закрыл за собой дверь. — Стерлинг внизу, с Носоксом, ждет наших веселых помощников. Привет, лейтенант. Дж. П., прекрасно выглядишь. Что вы делали без меня?
Мэгги вернулась на диван.
— Стив отстранен от дела Берни, Алекс, — объяснила она, в очередной раз пытаясь решить, с кем ей хочется быть, кому она больше доверяет, кто ей по-настоящему нужен — Стив или Сен-Жюст? В данный момент ей — и Берни тоже — нужны оба.
— Правда? — Сен-Жюст посмотрел на Стива. — Как это печально. Как это ты ухитрился?
— Мы уже разобрались, Алекс. Окружной прокурор вышвырнул его под предлогом конфликта интересов, — произнесла Дж. П. — Далеко отстранен, Стив?
Он сел напротив Мэгги и запустил пальцы в непослушные волосы:
— Дальше не бывает. Деттмер отправил меня в отпуск на пару недель. Я уже год не был в отпуске. Он был очень настойчив, как вы понимаете.
— Потому что ты его достал? — уточнила Дж. П.
— Можно сказать и так. Он не понял, почему у Берни до сих пор не мерзнут лапки в комнате для допросов. И ему не понравилось, что ты, Дж. П., занимаешься этим делом. Не то чтобы ты не входишь в его список рождественских адресатов, но особой любви он к тебе не испытывает.
— Чед считает меня предательницей, — фыркнула Дж. П. — Я бросила хороших парней, чтобы защищать отбросы общества, и все ради денег.
— Отбросы, которые платят деньги, — это я. — Берни отсалютовала Мэгги пустым стаканом.
— Верно, — кивнула Дж. П. — Но деньги — не главное. Его злит то, что я чаще выигрываю дела, чем проигрываю. Стив, он тебе угрожал? Или ты просто вовремя понял намек?
— Все как обычно, Дж. П. Сначала предложение, потом угроза отправить в отпуск за свой счет, а потом и вовсе комиссией по расследованию должностных преступлений запахло. Согласен, я на месте преступления устроил цирк. Симпатизировал подозреваемой, едва ли не распивал чаи у нее в гостиной, устраивал экскурсии к телу. Все это меня не красит.
— Ты вел себя как настоящий друг. — Мэгги сжала его руку. — Потому что ты знаешь, что Берни этого не делала.
— Мэгги, я знаю, кому принадлежат отпечатки пальцев на орудии убийства.
— Берни? — Желудок Мэгги подскочил куда-то к горлу.
— Берни.
— Ну да, — произнес Сен-Жюст, — я так и думал. Наш убийца весьма предсказуем.
Венделл посмотрел на Сен-Жюста и покачал головой:
— Деттмер велел мне привести Берни, но я объяснил, что она уже под крылышком у адвоката. С этого все и началось, а уж когда он узнал, что Дж. П. прибыла на место преступления раньше меня… Он пока не арестовал Берни лишь потому, что отпечатков пальцев для этого недостаточно. Остается надеяться, что мы не найдем чего похуже, а Берни отмажется от разговоров с Деттмером.
— Да я ничего и не помню, Стив. Правда-правда. Мэгги, расскажи ему о моих провалах в памяти.
Дж. П. жестом заставила ее замолчать.
— Нет. Никаких провалов в памяти. Провалы в памяти для защиты не годятся. Стив, я одного никак не могу понять. Почему Деттмер до сих пор не стоит на пороге с ордером на арест?
Мэгги заметила, что Сен-Жюст ведет себя непривычно тихо, лишь наблюдает.
— Хотя бы потому, что техники нашли следы крови в душевом сливе. Пока мы с этим не разберемся, у нас больше вопросов, чем ответов. Деттмер, может, и придурок, но не дурак же. Он не сдвинется с места, пока не получит что-нибудь весомее, чем отпечатки пальцев.
— Например, мотив, — предположила Мэгги. — Он в курсе насчет страховых полисов Бадди?
— Пока нет, потому что сегодня воскресенье и у него связаны руки. Но завтра узнает. Кстати, а что он узнает, Мэгги?
— Ну, понимаешь…
— Немедленно заткнись, Солнышко Мэри. — Дж. П. заслонила ее от Стива. — Ты зачем сюда пришел?
— Чтобы нам помочь, — наконец заговорил Сен-Жюст. — Я готов поручиться за лейтенанта.
Дж. П. оглядела остальных. Берни кивала. Мэгги довольно улыбалась. Сен-Жюст спокойно выдержал взгляд Дж. П. и подмигнул ей, отчего Мэгги пробрала дрожь. Стив без особого удивления смотрел на Сен-Жюста.
— Ну, хорошо, — наконец произнесла Дж. П., — пока никто не собирается браться за руки и распевать гимны, будем считать, что мы — одна команда. Только не заставьте меня об этом пожалеть. Колись, детка.
Мэгги подалась вперед и выпалила:
— Бадди застраховался на три миллиона, и эти деньги должны выплатить Берни, потому что прошло семь лет, правда, на самом деле семь лет не прошло, потому что Бадди умер только сейчас, и Берни получит эти деньги как раз вовремя, чтобы спасти «Книги Толанда», у которых начались проблемы после смерти Кёрка, если, конечно, ее не посадят в тюрьму за убийство Бадди, но окружной прокурор все равно найдет мотив, неважно, вернулся ли Бадди, чтобы наложить лапу на часть денег, унаследованных Берни от Кёрка, или чтобы заставить ее поделиться страховыми тремя миллионами, что он, наверное, давно планировал, но это все равно не снимает подозрения с Берни, потому что они могли быть в сговоре эти семь лет, а в последний момент Берни не захотела делиться — ну как, понятно кому-нибудь?
— Теперь у нас есть мотив, — Стив похлопал Мэгги по руке. — Все понятно, любовь моя.
На несколько секунд в комнате повисла тишина, затем Сен-Жюст произнес:
— Объясни, откуда взялась кровь в душе, Венделл. По-твоему, убийца сначала совершил преступление, а потом решил помыться?
Стив кивнул:
— Звучит довольно глупо, потому что Берни была вся в крови, когда вы ее нашли, с ног до головы, но испачкаться кровью, артериальной кровью после смерти жертвы невозможно.
— Если она не убила его сама. Вспорола ему глотку, потом быстренько легла на свою сторону, пока Бадди… фонтанировал, чтобы получился контур ее тела. Сняла пижаму, приняла душ, отмылась хорошенько от этой пакости, надела пижаму обратно, слегка вымазала кровью лицо и руки и позвонила нам. Но зачем?
— Твое дело — книжки писать, Солнышко. — Дж. П. встала за спиной у Берни и положила ей на плечи унизанные кольцами руки. — Большинству женщин не нравится кровь, вряд ли Берни — исключение. Это уж слишком. Нет смысла смывать кровь, чтобы потом опять ею испачкаться. Должно быть какое-то другое объяснение. Ничего удивительного, что Деттмер пока не пришел за Берни, таща судью на буксире. Он хочет арестовать ее наверняка, чтобы не пришлось потом обклеивать кабинет моими ходатайствами об освобождении. Стив, они нашли одежду жертвы?
— Нашли, — кивнул Стив. — В ванной. Аккуратно сложенную стопочкой на крышке унитаза. А что?
— Можно я отвечу? — спросил Сен-Жюст, усаживаясь на подлокотник дивана рядом с Мэгги. Мэгги окончательно запуталась, оказавшись меж двух огней. Это все равно что выбирать между двумя одинаково красивыми книжными обложками. — Ни один нормальный мужчина не станет в предвкушении или в приступе — прошу прощения, леди, — страсти, аккуратно складывать вещи. Следовательно…
Мэгги подняла руку:
— Ну, он мог попасть в ванную к Берни до того, как она вернулась домой. Прокрался как-то и решил принять душ. Берни наткнулась на него голого. Скандал, скандал, секс, секс, сон, прокрасться вниз, схватить нож — и вуаля, он мертв.
— Я бы никогда не занялась любовью с этим ублюдком, — жестко произнесла Берни. — Пьяная, трезвая, без сознания, в здравом уме или выжив из ума, я бы никогда не занялась любовью с Бадди Джеймсом. К тому же Бадди нипочем бы не сложил свои шмотки аккуратно. Ему пришлось бы сначала уроки брать.
— Стив, как там с тестом на сексуальное насилие? — спросила Дж.П.
— Официально — пока никак.
— А неофициально?
— Я отстранен от дела, Дж. П., но я по-прежнему коп. Выясняй сама, по официальным каналам.
— Человек чести, да? Весьма оригинально. Они, конечно, проверили ее на наркоту? Результатов пока тоже нет?
Этот вопрос задал Сен-Жюст. Мэгги с удивлением посмотрела на него:
— Ты сказал «наркота»? А, дошло. Полицейские сериалы. Ну конечно.
— На самом деле, милая моя, образовательный и исторический каналы. Но хватит о пустяках. Итак, этот тип, Деттмер, очень хочет арестовать Берни и ждет результатов криминальной экспертизы, которые укрепят его позицию, хотя его намерения и так крепки, как скала. Сколько у нас времени, Дж. П.?
— На то, чтобы раскрыть преступление или на то, чтобы спрятать Берни?
— Прошу прощения? — обернулась Берни. Она как раз отмеряла очередную порцию виски в стакан. — Что, правда? Вы собираетесь меня спрятать?
— Как-то это сомнительно, Дж. П., — произнес Стив.
— Пока нет ордера на арест — все чисто. Ее ни в чем не обвинили. Ее даже еще не допросили. Никто не аннулировал ее паспорт. Она свободна как птичка, и я собираюсь сделать все возможное, чтобы так оно и продолжалось. Ну, примерно. — Дж. П. открыла свой «дипломат» и достала какие-то официального вида бумаги. — Алекс, ты был прав. Полезный ход. Это совершенно аморальный тип, довольно известен и любит светиться в прессе. Он прямо-таки вцепился в эту идею.
Мэгги сощурилась и посмотрела на Сен-Жюста:
— Довольно известен? Вцепился? Черт, Алекс, как ты умудряешься всюду сунуть свой нос? Что ты сделал?
— Давай, Берни, собирайся, — приказала Дж. П. — Багаж тебе не понадобится, просто накинь что-нибудь и пойдем, повидаем доброго дядю доктора и подпишем эти бумажки. Когда я пришла, журналистов внизу не было, но долго это счастье не продлится. Я не хочу тащить за собой хвост.
— Мэгги? — Голос Берни задрожал.
— Минуточку, Берни. Алекс? Кто ухватился? Доктор Боб? Мой доктор Боб? Я угадала?
Сен-Жюст лишь улыбнулся и пересел на противоположный диван, к Берни.
— Мы хотим защитить тебя, милая, — произнес он так, что ему поверила даже Мэгги. — Мэгги все правильно угадала. Ты же помнишь доктора Боба? Психоаналитика Мэгги? Ты еще опубликовала его книжку «Страстно люби, прекрасно живи».
— Господи Иисусе, Алекс, вы что, собираетесь меня запереть?
— Всего лишь спрятать от полиции, — поправил ее Алекс. — У доктора Боба, судя по всему, обширные связи, и он уже распорядился принять тебя в одном милом учреждении в Катскиллах.
Мэгги была шокирована. Он послал Дж. П. к доктору Бобу? Он же смеялся над ним при каждом удобном случае, надеясь, что она перестанет посещать его по понедельникам. А теперь с ним связался? Использовал его? Мэгги никак не могла решить, удивлена она, возмущена или, напротив, горда, что он вообще об этом подумал.
— Это тоже штат Нью-Йорк, Берни, — вмешалась Дж. П. — Тебе не придется пересекать границы штата. Окружному прокурору мы сообщим, что ты находишься на излечении. Там тебя никто не тронет. Это практически легально, Берни. Я хочу сплавить тебя отсюда не меньше, чем увидеть тебя трезвой.
Мэгги чуть не плакала при виде Берни. Самоуверенная, саркастичная, утонченная женщина съежилась в комочек и неожиданно превратилась в маленького испуганного ребенка.
— Но… но как же мое интервью с Холли Как-ее-там?
— Отменяется, — отрезала Дж. П. — Я не хотела об этом говорить, но раз уж ты сама упомянула… «Фокс Ньюс» не приняли условия Алекса. Вместо этого они возьмут интервью у Деттмера. Знаешь, Алекс, это была хорошая идея, но теперь она сработает против нас. Теперь Спивак заявит, что пыталась взять интервью у Берни, дать ей шанс рассказать правду, но Берни хотела полностью ее контролировать, и Спивак, как настоящий журналист, была вынуждена сказать «нет». Это не произведет выгодного впечатления на присяжных, уж поверь мне. Все, Берни, нам пора. Одевайся.
— Я помогу, — вызвалась Мэгги. Она проводила Берни в гостевую комнату и обняла поникшую подругу. Берни трясло.
— Не знаю, Мэг. Даже и не знаю, что страшнее — попасть за решетку или резко бросить пить. Я просто не смогу.
— Еще как сможешь, — фыркнула Мэгги. — Ты же настоящая героиня. Самая смелая, самая бесстрашная женщина на свете.
Берни высвободилась из рук Мэгги и вытерла нос рукавом халата:
— Да, точно. Я смелая. — Она глубоко вдохнула, медленно выдохнула и произнесла: — Хорошо. Хорошо, Мэгги, я согласна на все.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Мэгги без царя в голове - Майклз Кейси



Ну, название книги соответствует сюжету.Что сказать, автор сразу предупредила.
Мэгги без царя в голове - Майклз КейсиАделина
28.09.2015, 21.40








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100