Читать онлайн Лукавый ангел, автора - Майклз Кейси, Раздел - Глава 23 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Лукавый ангел - Майклз Кейси бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8 (Голосов: 7)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Лукавый ангел - Майклз Кейси - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Лукавый ангел - Майклз Кейси - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Майклз Кейси

Лукавый ангел

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 23

Деньги — это нечто уникальное.
Наравне с любовью они служат человеку источником величайшего наслаждения, пока он жив.
А после его смерти они создают вокруг него ажиотаж, не уступающий тому, что вызвала сама его кончина.
Джон Кеннет Гэлбрейт
Шумное неровное дыхание. Мельтешение рук, переплетение ног, слипание губ, напряжение тел. Два громких вздоха, слившихся в один стон. Легкое волнение. Изменение положения тел. Тишина.
Взлохмаченная головка покоится на груди.
Загорелая рука обнимает податливые плечи.
Мгновения неописуемой взаимной нежности, плавное впадение в негу. Идиллическая картина абсолютного покоя после бури. Благодатная тишина. Райское блаженство. Нирвана…
— Идея! Идея! Мы сами должны его убить!
Грейди резко вскакивает, издав этот душераздирающий вопль.
Энни испуганно хлопает глазами, не понимая, куда она попала, свалившись от его крика с седьмого неба. Наконец она приходит в себя и спрашивает:
— Что случилось? Нет, не отвечай, я догадаюсь сама! Это твоя интерпретация постлюбовных ласк. Не обижайся, но она нуждается в некоторой шлифовке.
— Нет, нет! Дело вовсе не в этом! Послушай! — Грейди усаживает ее на кровати рядом с собой и, поцеловав в кончик носа, взволнованно произносит: — Ты сказала, что пока я буду находиться в доме Арчи, никто не решится повторить попытку покушения на него. Так?
— Значит, ты все-таки меня слушал? Удивительно! — восклицает Энни. — Вот уж не думала, что мужчины способны одновременно думать о сексе и слушать, что им говорят.
— Я последний представитель этого вымирающего вида, уникальный экземпляр. Но, говоря серьезно, я хочу сказать, что ты права. Мы напрасно суетимся. Арчи знает о существовании фирмы «А-А», однако не поднимает шума. Кто-то пускает в него боевую стрелу, но в полицию он об этом не сообщает. О том, что произошло с тобой, я вообще молчу. Да нас попросту дурачат! Арчи повопит еще немного, подергается и успокоится, потому что ничего не произойдет. Злодей дождется, пока я уеду, и спокойно убьет Арчи. Если, конечно, он к тому времени не найдет другого охранника. Я здесь не останусь ни за какие деньги. Так вот, а пока…
— Мы бегаем, словно белка в колесе, — договорила за него Энни. — В этом я с тобой полностью согласна. Странно, почему я первая этого не сказала. — Она посмотрела на Грейди повнимательнее и отметила, что ему к лицу утренняя щетина. — Однако позволь мне спросить: не кажется ли тебе, что убивать Арчи самим — это чересчур круто? Грейди встал и начал натягивать брюки.
— Возможно, кое-что придется отшлифовать, — наконец пробурчал он. — Прикройся, пожалуйста, одеялом! Мне нужно сосредоточиться! Ты отвлекаешь меня своей наготой.
— Это комплимент? — игриво спросила она.
— Скорее, предупреждение. Если ты немедленно чем-то не прикроешься, я снова на тебя наброшусь.
Энни нахально улыбнулась.
— Энни! — повторил он.
— Не мешай, я думаю! — поддразнила она его. — Ладно, так и быть, я прикроюсь одеялом. Ну, теперь ты удовлетворен?
— Честно говоря, нет. Однако все же постараюсь собраться с мыслями, — сказал Грейди.
— Начинай расхаживать по комнате, это стимулирует твою умственную деятельность. Да, и не забудь застегнуть ширинку, чтобы я тоже не отвлекалась.
— Проклятие! — прорычал Грейди и, повернувшись к ней спиной, застегнул молнию. Энни захихикала. Он стал расхаживать из угла в угол и рассуждать вслух: — Допустим, что мы убиваем Арчи…
— Ты хочешь сказать, что мы инсценируем его убийство, — уточнила Энни.
— Да, разумеется! Сиди смирно и слушай дальше!
— Ничего другого мне не остается, поскольку век моя одежда валяется на полу, и я вынуждена оставаться на кровати, чтобы не провоцировать твое легковозбудимое либидо. Грейди, не смотри так на меня, это же твои слова!
Он взъерошил пятерней волосы, обжег ее пламенным взглядом и прорычал:
— Знаешь, Энни, до знакомства с тобой я думал, что смогу удовлетвориться любой сговорчивой девицей, желательно не болтливой. Такой, чтобы молча сделала свое дело и быстренько ушла. Смекалистые девушки меня не интересовали, во всяком случае, я не стремился затянуть их в свою постель. Так, может быть, ты мне объяснишь, почему я все еще здесь нахожусь?
— Вероятно, тебя удерживает запах моих духов, — робко предположила Энни. — Неужели я так сильно тебя возбуждаю? Ты ведь именно это хотел сказать?
Грейди яростно замотал головой:
— Я уже не уверен, что пытаюсь что-то сказать. Тьфу, черт! Я пытаюсь вообще ничего не говорить! Потому что мы-то все еще кое-что не решили. Ты меня понимаешь!
— Намекаешь на то, что я упорно не желаю рассказывать тебе о себе?
— Нет, на то, что ты все еще не доверяешь мне настолько, чтобы рассказать мне всю правду о себе.
Энни потупилась, туже стянув концы одеяла на груди.
— Не надо так обо мне думать, Грейди! Просто это не только мой секрет. Расскажи сначала, что ты задумал, а потом я все тебе объясню.
— Поклянись!
— Клянусь своим розовым кроликом! — с деланной улыбкой воскликнула она. — А теперь я хотела бы понять, зачем нам создавать у всех впечатление, что кому-то наконец удалось пришить Арчи.
Грейди снова начал расхаживать по комнате. Энни вздохнула и стала ждать, откинувшись на подушки, когда он начнет излагать ей свою гениальную идею. Наконец он изрек:
— Когда мы объявим, что Арчи мертв, тогда тот, кто на самом деле хотел его убить, решит, что его смерти желал и кто-то еще. И тогда у кого-нибудь непременно возникнет
263 опасение, что убийца теперь будет стремиться устранить всех наследников Арчи. И все примутся обвинять друг друга, и тогда нам, возможно, удастся докопаться до истины.
— Ты не мог бы повторить это еще раз? — попросила Энни.
Грейди перевел дух, покачал головой и сел на кровать.
— Нет, это бессмысленно! Теперь, произнеся все это, я понял, что из этого ничего не выйдет. Следует признать, мы снова очутились в начале пути.
Энни выпрямилась, положила голову ему на спину и тихо произнесла, обнимая его за талию:
— Тогда, почему бы нам не принять предложение Арчи? — Он обернулся и, повалив ее спиной на кровать, спросил:
— Ты полагаешь, что я так легко изменю свое отношение к его идиотской затее? Тогда ты заблуждаешься, она мне совершенно не по душе. Я привык жить своим умом.
— Возможно, — промолвила Энни, потирая кончиком указательного пальца его упрямо сжатый подбородок. — Но сейчас это не имеет никакого значения. Главное, что Арчи останется доволен. Я предлагаю следующий сценарий. Мы попросим Диккенса объявить, что сегодня после ужина Арчи приглашает всех в свою спальню в связи с тем, что он намерен сделать важное заявление.
— Какое? — насмешливо спросил Грейди. — О том, что он в очередной раз изменяет свое завещание?
— На этот раз он назовет имя своего единственного наследника и объяснит свое решение двумя важными новыми обстоятельствами: во-первых, тем, что его личный телохранитель и следователь завершил расследование покушения на него, а во-вторых, тем, что составить новый документ ему рекомендовал новый адвокат. Ты можешь себе представить, как будет ликовать Арчи, сообщая всем, что его единственной наследницей станет его любимая внучка? Как он будет торжествовать, наблюдая неистовство своих деток? Мне кажется, что он и засыпает, мечтая увидеть во сне, как они рвут и мечут от отчаяния.
— Нет, Энни! Я не стану рисковать твоей жизнью! — произнес Грейди, прижимаясь лбом к ее лбу.
— Но ты ведь меня защитишь! — возразила она.
— Я вижу по твоим глазам, что тебя уже подмывает сообщить Арчи, что он может открывать свой бал. Остановись, Энни! Воздержись от этого безрассудного поступка!
— У тебя есть другое предложение? Тогда я бы хотела его услышать!
Грейди погладил ее, по голове.
— Энни, я близок к разгадке, позволь же мне закончить мое расследование! — Он улыбнулся и, приподняв указательным пальцем ее подбородок, добавил: — Если же ты меня не послушаешься, тебе придется расхаживать по особняку в каске и бронежилете.
Энни нахмурилась и, прикусив губу, сказала:
— Они не очень-то помогли Диккенсу. О’кей, давай поступим так: заключим джентльменское соглашение. Я не стану рассказывать Арчи о своей идее, а ты прекратишь выяснять, кто я такая на самом деле. Ты ведь позволил Диккенсу продолжать его игру! Артур Уильям и Юниор тоже не упустили своего шанса. Так дай же и мне возможность довести свою игру до конца, не мешай мне, Грейди! Не наступай мне на пятки.
Он пристально взглянул ей в глаза и, погладив ее рукой по внутренней стороне бедра, сказал:
— Я могу проявить интерес и к другим частям твоего тела.
— Это можно истолковать как твое согласие? — спросила она.
Вместо ответа он принялся ее щекотать. Энни расхохоталась и, схватив его за уши, смачно поцеловала в губы,
— Вопрос исчерпан? — спросил он, отдышавшись.
— Абсолютно! — сказала Энни. — Итак, мы договорились: ты прекращаешь выяснять то, что я пока не хочу тебе рассказывать. А взамен получаешь отсрочку — один день. Но только один, Грейди!
Он приподнялся, упершись локтями в матрац, и с видом хитрой лисы, направляющейся мимо сторожа к выходу из курятника, озабоченно произнес:
— В таком случае я, пожалуй, оставлю тебя и приступлю к работе.
— Только попробуй, негодяй! — предупредила его Энни. , После этих ее слов они оба надолго умолкли.
Мейси еще не проснулась, когда Грейди проскользнул через смежную дверь в ее комнату и замер от испуга, увидев свою секретаршу лежащей в зеленой атласной маске для сна и пушистых черных наушниках. Теперь ему стало понятно, почему она не пробудилась ни в ту ночь, когда в окно спальни Арчи влетела стрела, ни в тот день, когда Арчи палил из револьвера по мишени.
Разбудить ее смог бы только взрыв ядерной бомбы.
Либо чье-то несанкционированное приближение к ее драгоценному компьютеру.
Именно к нему-то в данный момент и пробирался Грейди.
Но едва лишь он, напечатав пароль, услышал в ответ бодрое приветствие, произнесенное сексуальным баритоном, как Мейси встрепенулась и спросила, стянув с лица маску:
— Откуда тебе известен мой пароль?
Грейди медленно повернулся на вращающемся стульчике, окинул задумчивым взглядом свою рыжеволосую секретаршу, накидывавшую атласный канареечный халатик на комбинацию цвета шартреза, и задушевным голосом произнес:
— Надеюсь, что большинство твоих любовников — дальтоники.
— Ха-ха! Если ты решил, что я «жаворонок», то ты ошибаешься, мой сладкий! Я — «сова». И хватит шутить, отвечай, как ты узнал мой пароль! — воскликнула Мейси без тени смущения.
— Во-первых, не забывай, что я детектив. А во-вторых, ты имеешь скверную привычку приклеивать листок с паролем липкой лентой снизу к столешнице. Так ты поступала, работая в офисе, так поступила и теперь. Нужно реже менять пароли и запоминать их, крошка! А теперь ступай умойся, почисти зубки и закажи для нас кофе. Нас ждет работа. Если за сутки я не сумею расколоть этот орешек, Энни устроит здесь такой тарарам, что никому мало не покажется.
— Новый автомобиль? Ты купил мне новый автомобиль? Но почему? — спросила, вытаращив на Арчи изумленные глаза, Энни и сильнее сжала в кулачке ключи от новой машины.
— Тебе о чем-нибудь говорит выражение «Совесть замучила»? — пробасил доктор Милтон Сандборн, набирая из ампулы в шприц какое-то лекарство. Он выпустил из шприца маленькую струйку жидкости, вздохнул и добавил: — Возможно, определенную роль сыграла и моя угроза лишить его уколов витаминов, если он не купит тебе новую машину вместо прежней, покореженной. Я прав, Арчи?
— Заткнись и поскорее сделай мне обещанный укол! — прорычал больной, переворачиваясь на живот и задирая подол своей ночной рубашки.
Энни отвернулась, не столько потому, что боялась вида иглы, сколько из-за отвращения, которое вызвал у нее тощий зад Арчи.
— Можешь снова повернуться к нам лицом, — вскоре сказал доктор Сандборн, отсоединяя иглу от шприца и бросая обе его половинки в мусорную корзину. — По-моему, все очень просто и Логично: раз мы тебя сюда заманили, мы обязаны компенсировать тебе весь ущерб, понесенный тобой за время твоего пребывания здесь. Я понятно изъясняюсь, Арчи?
— Ты принудил меня к этому грязным шантажом! — недовольно пробурчал Арчи, переворачиваясь на спину и устраиваясь поудобнее на подушках. — Если бы она застраховала тот автомобиль, то смогла бы сама купить себе новый.
— Так или иначе, без машины ей все равно не обойтись. Не может же она постоянно находиться в усадьбе! Этот дом угнетающе воздействует на нервную систему. Как врач и чуткий человек, я подумал, что малышка не должна страдать из-за пустяковой суммы. Бог свидетель, любой может свихнуться, если не будет время от времени выбираться отсюда. — Он озабоченно взглянул на часы, закрыл свой черный саквояж и добавил: — Меня ждет мой поставщик алкогольных напитков. Я вас оставляю. Не скучайте!
— Проваливай, болтун, пока от твоего вранья у нас не завяли уши, — проворчал Арчи. — Без тебя здесь воздух станет почище. — Он раскудахтался, довольный своей шуткой.
Энни прокашлялась и сказала:
— Слушать, как вы обмениваетесь любезностями, одно удовольствие. Позвольте мне сердечно поблагодарить вас обоих за новую машину. Правда, хотелось бы узнать, какой она модели. И дайте мне подписать чек на сумму страхового взноса, так будет справедливо.
Сандборн и Арчи посмотрели на нее с удивлением и озабоченностью. Доктор покачал головой, вздохнул и произнес:
— Тревожный симптом, не правда ли? В роду Пиверсов никогда не было щепетильных и совестливых. Хорошо, что ты не объявила еще во всеуслышание, что признаешь ее своей родной внучкой. В это все равно бы никто не поверил.
— Раз уж вы затронули этот вопрос… — Энни встала и расправила на себе юбку. — Мне кажется, Арчи, что продолжать отсиживаться здесь бессмысленно. Ведь как ни старается Грейди выяснить, кто может желать твоей смерти, ему это пока не удается. Если не считать, разумеется, учредителей фирмы «А-А», Артура Уильяма и Юниора. Так, может быть, никто и не стремится тебя убить?
— Что за чушь ты несешь! — вскричал Арчи и, наклонившись к ящику комода, достал из нее стрелу. — А что, по-твоему, это такое? Моя новая зубочистка? — Он замахнулся на нее стрелой.
— Сдаюсь! — воскликнула Энни, с деланным ужасом вскидывая вверх руки. — Пусть будет, что кто-то действительно пытался тебя убить. Хорошо. И кто-то дважды пытался запугать до смерти меня, заставить меня убраться отсюда. Не исключено, что это работа кого-то из твоих наследников, полагающих, что Грейди проверяет обоснованность моих притязаний на наше родство. Но я склоняюсь к другой версии: причина в том, что у нас с Грейди возникла взаимная симпатия.
— Вот как нынешняя молодежь называет то, что в мои времена именовалось блудом. Вы с ним прелюбодействуете, голубчики! — воскликнул Арчи. — Совокупляетесь, как кролики, пользуясь тем, что я вынужден лежать здесь взаперти и ждать, пока меня убьют. Вдобавок я же и оплачиваю ваши игры. Я чувствую себя сутенером!
Доктор Сандборн молча сверлил Энни испытующим взглядом, но она не подавала виду, что смущена.
— Успокойся, Арчи, это не самое главное в создавшейся ситуации, — спокойно сказала она, выдержав паузу. — Но остается фактом, что Грейди уделяет теперь больше времени мне, вместо того чтобы охранять тебя. Что облегчает задачу неизвестному нам злодею, пытающемуся добраться до тебя. Вот почему нам следует сообщить всем, что Грейди закончил свое расследование и убедился, что я действительно твоя внучка. Тебе, Арчи, нужно объявить во всеуслышание, что ты намерен завещать все свое состояние одной только мне. Это можно сделать завтра же, после того как Грейди признает свое поражение и согласится играть по твоим правилам.
Арчи слушал ее, полуприкрыв глаза потяжелевшими веками и зловеще ухмыляясь. Едва Энни замолчала, он сказал:
— После этого убийца попытается прикончить тебя, и мы схватим его на месте преступления!
— Желательно, до того, как он это совершит, — добавила Энни, стараясь не смотреть, как доктор Сандборн достает из саквояжа серебряную флягу, отвинчивает колпачок и подносит флягу ко рту.
— А что говорит об этом мистер Салливан? — сделав большой глоток и обтерев губы тыльной стороной ладони, спросил он.
— Он пообещал завершить свое расследование сегодня к вечеру, — ответила Энни, наконец-то взглянув на него. — Если ему это удастся, что ж, это будет замечательно. Если нет, тогда будем действовать по моему плану. Вернее, по плану Арчи. А пока Грейди пообещал мне, что он прекратит под меня копать. Нужно отдать ему должное, он подобрался ко мне довольно-таки близко, что ставит наш первоначальный план под угрозу, Папуля. — Она покосилась на тихо похрапывающего Арчи, вздохнула с облегчением и продолжала: — Нам необходимо выяснить, кто покушался на меня и Арчи. И нужно сделать, чтобы Арчи был в здравом уме, когда мы приблизимся к решающей фазе нашего плана. Если, конечно, ты все еще намерен довести его до конца, Папуля.
— Разумеется, деточка. У меня, честно говоря, возникали определенные сомнения, но я по-прежнему с тобой. Правда, я позаботился о том, чтобы у тебя была под рукой машина, на случай если тебе потребуется уносить отсюда ноги. Будем надеяться, что удача наконец-то улыбнется нам. Мне кажется, что теперь, когда на твоей стороне Арчи, наши шансы на успех весьма велики. Ты ведь знаешь, что я делаю это только ради тебя. — Он шагнул к ней и протянул свою руку.
— О да, конечно, только ради меня! — насмешливо повторила за ним Энни. — Но помни, Папуля, что как только мы закончим эту аферу, я тотчас же исчезну отсюда и буду жить, как жила раньше — самостоятельно.
— А как же Салливан? — обеспокоенно спросил доктор Сандборн. — Арчи сказал, что вы… симпатизируете друг другу. Как далеко зашли ваши отношения?
Энни сделала глубокий вдох, вскинула подбородок и ответила, глядя ему в глаза:
— Тебя это не касается! Я сама во всем разберусь, когда мы завершим это дело. Он думает, что я ему не верю. А я вынуждена скрывать от него правду, потому что обещала тебе устроить здесь большое представление. Не беспокойся, я свое слово сдержу. Ведь в определенном смысле я у тебя в долгу.
— А ты ему доверяешь? — спросил доктор Сандборн.
— Я люблю его, Папуля, — тихо сказала Энни. — Остальное будет зависеть от него.
Стрелки часов перевалили за полночь, когда Грейди наконец вернулся в комнату Мейси от Арчи. Старик весь вечер забавлял его тем, что выдергивал длинные седые волосинки пинцетом из подбородка, время от времени впадая в дрему.
Грейди был дьявольски зол, потратив впустую шесть драгоценных часов. Несмотря на все его сомнения, он до сих пор не приблизился к разгадке.
— Есть что-нибудь новенькое? — спросил он у Мейси, снимая пиджак и вешая его на спинку стула.
— По-моему, я уже заработала воспаление запястья, — не оборачиваясь, ответила секретарша. — Да, кстати, мне удалось найти компромат на Митци.
— Она покупала акции? Ценные бумаги? На какую фамилию?
— Все свои записи она хранит в косметичке. — Мейси встала, решив размять затекшие ноги. — Только не нужно так па меня смотреть! Мне ведь требуется делать перерыв время от времени, верно? Или ты полагаешь, что я обязана сидеть на стуле все двадцать четыре часа? А кроме того, мне приглянулась ее новая губная помада, которую она купила на днях. Фантастический оттенок, он будет великолепно смотреться с моим новым лаком для ногтей! О’кей, лапуля, перехожу к делу!
— Ты забрала записи? — спросил Грейди, от волнения даже ослабив узел галстука и расстегнув верхнюю пуговицу па вороте сорочки.
Мейси подбоченилась и покачала головой:
— Нет, я взяла у нее только тюбик помады, на время, разумеется.
— Кое-кому за подобное одалживание дают от десяти до двадцати лет тюрьмы, — заметил Грейди. — Так что же именно было в ее записях?
— Во-первых, полное оправдание моего поступка, — сказала Мейси, садясь на стул и беря со стола свой любимый маникюрный набор. — А помимо этого, целый перечень номеров ее счетов в различных банках на Каймановых островах, в Панаме и Швейцарии, а также несколько колонок цифр и дат. Сумма этих цифр превышает пять миллионов. Там был записан и номер ее счета в одном из местных банков. На нем тоже лежит уйма денег, счет открыт на ее девичью фамилию. Итак, дело можно считать закрытым? Главная подозреваемая все-таки Митци?
Грейди потер пальцами уставшие глаза, тяжело вздохнул и наконец ответил:
— Она лишь одна из подозреваемых. Нам останется выяснить, кто стрелял в Арчи, кто устроил кавардак в комнате Энни и кто чуть было не смял ее в лепешку на дороге. Я сомневаюсь, что это дело рук Митци.
— Может быть, стоит ее прижать? А вдруг расколется?
— Вполне возможно, — кивнул Грейди. — Но только вряд ли Арчи позволит нам ее допрашивать. Эти пять украденных у него миллионов — ерунда по сравнению с его миллиардом. Он не станет пачкаться и связываться из-за них с полицией. Ведь это чревато нежелательной для него оглаской. Откровенно говоря, я сомневаюсь, что он заявит даже на стрелявшего в него злодея. Ему лишь любопытно, кто осмелился пойти на такую низость. Он не будет обращаться за помощью к правосудию. Он просто-напросто вычеркнет имена этих негодяев из завещания и своей памяти, лишит их всего и прогонит из своего дома и бизнеса. Он разденет их до последней нитки и пустит по миру голыми.
— Так почему бы ему не вышвырнуть из своего дома всех наследников сразу? Пока лишь одна Мьюриел выглядит более менее приличным человеком! — Мейси наморщила носик. — Черт бы меня подрал, а ведь если миллиард Арчи достанется ей, она и распорядиться им с толком не сумеет. Поселит в доме ораву пушистых кошечек, накупит уйму уродливых нарядов. А что дальше?
— Не вернуться ли нам к работе? — глядя на экран компьютера, предложил ей Грейди. — Над чем ты сейчас ломаешь голову?
— Еще раз проверяю данные на Дейзи Гудинаф. Между прочим, число посещений ее сайта увеличилось за эти дни еще на две тысячи. Трудно поверить, что находятся дураки, готовые клюнуть на такую дешевую приманку. Глупее, чем она, я никого не знала. Но меня заинтересовали ее родители: однажды она обмолвилась, что у них есть своя кондитерская. К сожалению, я не нашла ее в Интернете. Интересно, как они могли ее назвать? «Приличные кондитерские изделия»? «Съедобные бублики»?
— А как бы ты назвала свою булочную? — спросил Грейди. — Ну, Мейси, пошевели своими гениальными мозгами! Нам важна любая зацепка! Думай, думай, думай!
— Дай сосредоточиться. Так, от чего начнем танцевать? Вряд ли ее родители стали бы заманивать в свое заведение покупателей вывеской такой обыденной «говорящей» фамилией. Все-таки «Гудинаф» звучит довольно заурядно — «приличный, терпимый, удовлетворительный, удобоваримый, приемлемый». Согласись, что это выглядит малопривлекательным: «Приемлемый пряник»!
— Так придумай что-то получше! Что-нибудь более привлекательное, чем серьезное словечко «приемлемый».
— Я не энциклопедист, но попытаюсь. Итак, пусть будет, к примеру, кондитерская «Восхитительная». Или «Превосходная». Может быть, «Замечательная»? «Лучшая»?
— Стоп. На этом и остановимся. Звучит довольно привлекательно: «Лучшая кондитерская». — Грейди принялся расхаживать по комнате. — Запроси-ка информацию на Дейзи Бест! — сказал он, наконец остановившись за спиной Мейси.
— Дорогой, ты точно спятил, — со вздохом пробормотала она и, напечатав имя и фамилию объекта, нажала на клавишу поиска. Вскоре на экране появилась исчерпывающая информация. Мейси пробежала ее взглядом и с восхищением воскликнула: — Вот это да! Теперь ты совсем задерешь нос, мой сладкий. Точно в яблочко!
Грейди почувствовал огромное облегчение, ему захотелось воскликнуть: «Эврика! « Он положил руки Мейси на плечи, поцеловал ее в макушку и сказал:
— Поздравляю! Это настоящий триумф. Я бы даже сказал — оргазм!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Лукавый ангел - Майклз Кейси



Роман понравился,и юмор и детективная завязка,не понравилась манера изложения.
Лукавый ангел - Майклз Кейсиводопад
21.03.2013, 15.15








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100