Читать онлайн Лукавый ангел, автора - Майклз Кейси, Раздел - Глава 17 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Лукавый ангел - Майклз Кейси бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8 (Голосов: 7)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Лукавый ангел - Майклз Кейси - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Лукавый ангел - Майклз Кейси - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Майклз Кейси

Лукавый ангел

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 17

Мой ближайший родственник — это я сам!
Теренций
Сентябрьское солнце, хлынувшее в окна спальни, напомнило им, что ночь прошла.
Энни сладко потянулась и вздохнула, не испытывая ни малейшего желания вскакивать с кровати и начинать новый день.
— Доброе утро, — пророкотал Грейди. — Пора вставать.
— Да, я знаю, — с сожалением сказала Энни. — Давай зажмуримся и представим, что еще темно.
— Вообще-то формально я сегодня выходной, поскольку имею право отдыхать по воскресеньям. Так что могу и задержаться, если не хочешь вставать, — сказал Грейди. — Между прочим, мне приятно видеть, что ты перестала психовать.
— А кто это тебе сказал? — живо возразила Энни. — Я никого об этом не оповещала.
Грейди расхохотался.
— Это и так очевидно. Кстати, я знаю, где сейчас находится твоя шаловливая ручка!
— Она оказалась там совершенно случайно, — сказала, хихикнув, Энни и убрала руку за линию его экватора. Ей было немного странно, что всего за одну ночь она успела привыкнуть к его телу. Определенно любовь творит с людьми чудеса, не без удовольствия подумала она.
— Если твоя рука вновь случайно окажется там же, — сказал Грейди, — то я угощу тебя завтраком.
Он погладил ее по спине и ущипнул за ягодицу.
— Звучит весьма соблазнительно, — сказала Энни, принимая сидячее положение. — Но сначала мне нужно проснуться и сообразить, где мы находимся.
Грейди взлохматил ее волосы.
— Не лучше ли вспомнить, чем мы занимались ночью? Хорошо, больше не буду так пошло шутить, только не дуйся. И раз уж мы начали разговаривать серьезно, я осмелюсь предположить, что не в наших интересах, чтобы кто-то заметил, как я выхожу из твоей комнаты.
— Глубокая мысль! — сказала Энни, ловко обмотавшись простыней, встала. — Предупреждаю, что воспользуюсь ванной, даже если ты не успеешь снять там отпечатки пальцев. Не бежать же мне в таком виде по коридору!
Грейди стал лихорадочно надевать мятые брюки, обнаруженные им на спинке стула.
— Роскошь портит людей, — глубокомысленно изрек он. — Готов побиться об заклад, что у тебя не было отдельной ванной, когда ты работала билетершей на аттракционах.
— А я ручаюсь, что ты всю ночь думал, как бы тебе снова затронуть эту тему, — парировала Энни. — Оставь своп дешевые полицейские трюки, со мной они не пройдут!
Она села в кресло и стала наблюдать, как Грейди застегивает молнию на ширинке.
— Да мне просто завидно, что в детстве ты убежала с балаганными актерами. Мне самому всегда хотелось уехать из города вместе с цирком шапито. Расскажи, как все это было! — сказал Грейди. — При цирке был зверинец?
— Нет, — с сожалением покачала головой Энни. — Это был обыкновенный балаган на колесах, переезжавший из города в город, от одной ярмарки к другой. Актеры устраивали маленькое представление, а я продавала билеты на бесхитростные аттракционы, вроде тех, которые мы видели вчера. И никаких тигров, львов и обезьян.
— Значит, в твоем хозяйстве были только водяные пистолеты, пневматические ружья, шары и кегли, — резюмировал Грейди. — А ты уверяла меня, что никогда не держала в руках оружия. Впредь даже не пытайся обмануть дипломированного сыщика!
— Пневматическое ружье и водяной пистолет вряд ли можно считать оружием, — возразила Энни. — Но стреляю « я из них очень метко.
— Вот именно! Хорошо, что ты сама в этом признаешься, — отметил Грейди и, наклонившись, поцеловал Энни в носик. — Эти навыки, возможно, еще пригодятся тебе в жизни.
— Уж не хочешь ли ты предложить мне работу в своем агентстве? — спросила Энни, вдруг остро ощутив свою наготу и почувствовав себя неловко рядом с одетым Грейди.
— Нет, разумеется, — ответил он с улыбкой. — Я не сторонник совмещения работы с удовольствием. Мы найдем твоим талантам иное применение, ловкость и проворство необходимы во всем. Расскажи мне подробнее о своей балаганной одиссее!
Энни передернула плечами.
— Честно говоря, ничего необычного тогда со мной не приключилось. Мне исполнилось уже шестнадцать лет, когда я увязалась за странствующими актерами. За те три месяца, которые я провела с ними, я освоила множество профессий: разнорабочего, поварихи, продавца билетов, — и даже изображала счастливчика, выигравшего приз. Короче говоря, была на подхвате.
— А зачем тебя заставляли изображать «счастливчика», как ты выразилась? — спросил Грейди.
— Чтобы завлечь на аттракционы простаков и заставить их раскошелиться. Выиграть на аттракционе практически невозможно, там все очень хитро устроено, — пояснила Энни. — А ты думал, что меня, шестнадцатилетнюю девочку, могли взять на работу добропорядочные люди? Долго эта афера продолжаться не могла, и в один прекрасный день полиция прикрыла эту лавочку, и всех нас арестовали.
— Ах вот оно как! Ты попала в участок! Бьюсь об заклад, что твои родители обрадовались, узнав, что ты нашлась, — заметил Грейди. — И что было дальше?
Энни потупилась, мучительно соображая, что ответить. Откровенничать не хотелось, а врать ему она почему-то не могла, хотя раньше никому и никогда не рассказывала правду о своем детстве.
— Я что-то не так сказал, Энни? — встревожился Грейди. Она покачала головой:
— Нет, я знаю, что ты не хотел меня обидеть. Видишь ли, дело в том, что родителей у меня не было. Мать бросила меня, когда я была еще совсем маленькой, и в три года я попала в сиротский приют.
Она заморгала, сдерживая навернувшиеся на глаза непрошеные слезы.
— Я постоянно убегала оттуда, к шестнадцати годам на моем счету было уже не менее десяти побегов. Полиция не стала возвращать меня в сиротский дом, а направила в исправительный интернат для малолетних правонарушителей. Там я пробыла до тех пор, пока мне не исполнилось восемнадцать лет, а потом поступила в колледж и получила диплом бакалавра искусств. — Она встала, придерживая рукой простыню на груди, и закончила свой рассказ таким образом: — Такова правдивая история жизни сиротки Энни. Надеюсь, больше вопросов не будет?
Грейди сочувственно посмотрел на нее, положил ей руки на плечи и промолвил:
— Обещаю впредь никогда не задавать неприятных вопросов! Но если тебе самой захочется облегчить душу, то я с радостью тебя выслушаю. Договорились?
В его глазах не было ни тени жалости, они светились душевным теплом и искренним сожалением о том, что в детстве ей довелось перенести столько невзгод.
Она закусила нижнюю губу и сказала:
— Вообще-то я не люблю откровенничать. Я привыкла к одиночеству.
— Значит, лучшими твоими друзьями были герои романов и кинофильмов, — сказал Грейди, поглаживая ее по головке. — Ты уединялась в полутемном зале кинотеатра и перемещалась в мир оживающих на экране персонажей. Теперь мне стало многое понятно. Если я задам тебе еще хоть один вопрос о твоей личной жизни, Энни, ты можешь поколотить меня клюшкой для гольфа.
Она невольно улыбнулась:
— Договорились! А Мейси я сварю в кастрюле с кипящим маслом. Я понимаю, что она выполняет свою работу, но мне неприятно, что она делает это с каким-то нездоровым наслаждением, попахивающим злорадством.
— Я велю ей оставить тебя в покое, — пообещал ей Грейди, развязывая узел, которым были стянуты края простыни. — Между прочим, сейчас только восемь часов утра. Даже такие совестливые сотрудники, как я, не приходят в офис по воскресеньям раньше десяти часов. В дверь кто-то настойчиво постучался.
— Черт подери! — воскликнул Грейди. — Кто бы это мог быть?
— Кто из нас спрячется в чулане! Я, почти голая, или ты, которому здесь вообще нечего делать? — оглянувшись на дверь, прошептала Энни.
— Мистер Салливан! Будьте любезны, отоприте мне! — раздался до боли знакомый им обоим голос.
— Диккенс, чтоб ему провалиться! — прошипели они разом.
— Я удалюсь в чулан, — сказала Энни. Подождав, пока она скроется в кладовой, Грейди открыл дверь комнаты и нарочито громко произнес:
— Доброе утро, любезный мистер хмырь! Что привело вас сюда в столь ранний час?
Энни в чулане прыснула со смеху.
— Доброе утро, сэр! — чопорно промолвил дворецкий, входя в комнату с серебристым атташе-кейсом в руке. Очевидно, ему стоило титанических усилий подавить желание пристегнуть его наручниками к запястью, на манер дипломатических курьеров. — Здесь все, что вы просили.
Он положил кейс на кровать и открыл его.
— Все предметы упакованы в пластиковые пакеты и снабжены ярлыками, сэр. Здесь отпечатки пальцев троих Пиверсов, мисс Мьюриел, мисс Митци, доктора Сандборна, мисс Гудинаф, адвоката Баннинга, а также прислуги, включая меня. Я предоставил в ваше распоряжение отпечатки пальцев обеих рук, поскольку владею ими с равным успехом.
— Но для чего вы сняли отпечатки Арчи? — спросил Грейди. — Ведь он, как вы утверждали, не выходит из своей комнаты.
Диккенс заговорщицки огляделся по сторонам, достал из одного кармана блокнот, из другого — перо и стал что-то писать. Закончив, он протянул блокнот Грейди и невозмутимо произнес:
— На сегодня обещаю отменную погоду, сэр! Поэтому второй завтрак, возможно, подадут на веранду.
Грейди с подозрением посмотрел на него, нахмурился и, пробежав записку, вытаращил глаза. Текст гласил:
«Во-первых, я никогда не утверждал, сэр, что мистер Пиверс не покидает свою опочивальню. Так говорит он сам. А во-вторых, не комментируйте эту информацию вслух, не исключено, что помещение прослушивается, как и все другие комнаты в этом доме».
— Вы шутите? — спросил Грейди.
— Отнюдь нет, сэр! — холодно ответил дворецкий. — Я прочитал об этом в сегодняшней газете. Прогноз погоды весьма благоприятный, нам обещают ясный и солнечный сентябрьский день.
Грейди потер пальцами кончик носа, пытаясь осмыслить эту удивительную информацию. Микрофоны в спальнях гостей? Неужели их распорядился установить сам Арчи? Значит, «жучок» есть и в этой комнате, где они с Энни занимались сексом? И где она поведала ему свою сокровенную тайну?
— Вы побледнели, сэр. Вас что-то обеспокоило? — склонив голову набок, спросил Диккенс.
— Вы так считаете? — с натянутой улыбкой спросил, в свою очередь, Грейди. — Вот что, дружище! Дайте-ка мне ключ от его спальни! Живо!
Встревоженная его криком, из чулана появилась Энни.
— В чем дело? Что за шум? — спросила она, плотнее запахивая полы своего цветастого халатика.
— Сожалею, сэр, но я не могу вам его отдать, — пятясь к выходу, сказал дворецкий. Очевидно, внутренний голос подсказывал ему, что предосторожность в данной ситуации не будет излишней. Выражение лица Грейди не сулило ему ничего хорошего. — И не надо так на меня смотреть, сэр! Я давно собирался вам об этом сказать, но никак не подворачивался удобный момент.
— Ключ! — рявкнул Грейди, протягивая руку, пальцы которой уже сжимались в кулак. — Ведь я все равно поговорю с ним, даже если мне придется выстрелить в замок из револьвера! Ты меня хорошо слышишь, старый негодяй? Готовься к моему визиту! Я уже в пути! — добавил с угрозой он, обращаясь к Арчи, и, выхватив ключ из руки Диккенса, побежал по коридору. За ним по пятам неслась Энни, пытаясь выяснить на бегу, что же все-таки стряслось.
Грейди вставил ключ в замочную скважину, распахнул дверь с такой силой, что она, отскочив от стены, чуть было не ударила его по лицу, и влетел в комнату.
Кровать была пуста.
— Вылезай, Арчи! Тебе все равно не удастся от меня спрятаться, старый негодяй, — закричал он.
Энни схватила Грейди за руку и воскликнула:
— Что ты делаешь? Куда подевался Арчи? Грейди, ты начинаешь меня пугать. И чем это здесь воняет?
Грейди взъерошил волосы, дико посмотрел на нее, сделал глубокий вдох и выпалил:
— Это ароматы Арчи, весь дом провонял его миазмами! Этот скунс напичкал особняк микрофонами. Здесь все прослушивается. Я отвинчу этому старому петуху голову!
— И установил в комнатах «жучки»? — переспросила Энни. — О Боже! И в моей спальне тоже — Она, сжав кулаки, закричала: — Где он? Сейчас я его убью!
Это слегка остудило пыл Грейди, и в нем проснулся телохранитель, который тотчас же стал спокойно анализировать сложившуюся ситуацию. Итак, Арчи нашпиговал свой дом подслушивающими устройствами. Что ж, это нормально. Пусть себе слушает бред своих наследничков. А вот не доверять своим доверенным лицам — это уже смахивает на паранойю. Ведь он сам же и нанял их, чтобы они его оберегали. Впрочем, если подумать, то и с этим можно было смириться.
Так-то оно так, однако микрофоны, возможно, установлены и в спальне Энни. А с ней он провел минувшую ночь. Грейди заскрежетал зубами. Да как этот маразматик посмел подслушать печальную исповедь Энни о своем тяжелом детстве, которая предназначалась исключительно для его, Грейди, ушей, но никак не для всего остального мира!
Диккенс, неслышно вошедший в спальню, выразительно кашлянул и кивнул на неприметную дверь в углу комнаты.
— Если вам нужна ванна, сэр, то она там, — сказал при этом он будничным тоном. — Я должен вас теперь оставить, поскольку в городе меня ожидают мои приятели. Мы традиционно завтракаем вместе по воскресеньям.
— У вас есть приятели, Диккенс? — спросила Энни и, спохватившись, зажала рот ладошкой. — Ох, извините меня! Я просто… Короче говоря, почему вы меня не предупредили?
— Я никого не предупреждал! — повысив голос, ответил дворецкий. — Мистер Салливан лишь высказал свое предположение. Не правда ли, сэр?
Но Грейди, не удостоив его ответом, устремился через всю спальню к ванной. Диккенс счел разумным ретироваться.
Арчи сидел в ванне, скрючившись в три погибели и накрывшись одеялом. Когда Грейди ворвался к нему, он выглянул из-под одеяла и завопил так громко, что у Грейди заломило в ушах:
— Да как ты посмел, сопляк! Это неслыханно! Ты уволен! Вон из моего дома!
Вид у него был настолько карикатурный, что Грейди расхохотался. Да что он мог предпринять? Расквасить любопытному старикашке нос, чтобы отбить у него охоту совать его в чужие дела?
— Отдай мне пленки! — успокоившись, сказал он. — Где они!
— Попробуй догадайся сам! — огрызнулся Арчи и стал выкарабкиваться из ванны, смекнув, что опасность миновала.
Грейди сжалился над стариком и помог ему встать на пол. Не хватало только, чтобы он поскользнулся и упал!
— Хорошо, Арчи, раз так, тогда я начну со стенного шкафа. По-моему, в нем вполне можно разместить пульт управления всей подслушивающей системой, — сказал Грейди, повернулся и вышел.
— Нет! Не надо! — закричал старик, семеня следом и размахивая руками. — Оставь шкаф в покое, я сам тебе все покажу! Остановись!
— Ну уж нет! — прорычал Грейди и, рванув на себя ручку двери, заглянул в шкаф. На мгновение он столбенел, затем осевшим голосом спросил, хлопая глазами: — Как ты здесь очутилась, Мейси?
— Привет, лапочка! — проворковала секретарша, проходя мимо него и приглаживая рукой свои растрепанные волосы. — Не нужно так на меня смотреть, ничего предосудительного мы с Арчи здесь не делали. Во всяком случае, мы соблюдали правила приличия. Верно, милый? — добавила она, обернувшись к Арчи, застывшему посередине комнаты в нелепой ночной рубахе.
Энни плюхнулась в кресло, стоявшее возле камина, и сказала:
— Кажется, меня сейчас стошнит. Мейси, как ты могла? Мейси посмотрела на Грейди, потом на Энни, потом опять на своего босса и вскричала:
— Что? Вы подумали, что мы с ним… Что я? О, ради Бога! Я делала ему педикюр, ясно? Позволь я себе нечто большее, бедняге пришлось бы проглотить таблетку виагры величиной с этот дом. Верно, дорогой?
Она одарила Арчи милой улыбкой.
Арчи залез в кровать, сверкнув пятками и отполированными ногтями, покрашенными розовато-лиловым лаком, и Грейди подумал, что Мейси, возможно, говорит правду.
— Мне было приказано добыть информацию, и я стала выполнять задание! — заявила Мейси. — И я ее добыла! У Арчи в кабинете такая роскошная аппаратура, что Никсон лопнул бы от зависти, если бы ее увидел.
Энни вскочила и ринулась к зашторенным дверям кабинета. Рывком распахнув их, она окинула взглядом установленное там оборудование и оцепенела: вдоль стен на специальных столах стояли аудио — и видеомагнитофоны, телевизионные мониторы, пульты управления и стеллажи для кассет — на многих из них красными чернилами было написано: «Подгузник». Только теперь Энни сообразила, какой именно запах она почувствовала, войдя в спальню Арчи, — запах лака для ногтей. Открытый флакон стоял на подоконнике. Очевидно, Арчи и Мейси, уединившись в потайной комнате, совмещали приятное с полезным — красили ногти и слушали, что говорится в ее спальне.
Судя по изображению на экранах, видеокамеры были установлены в гостиной, кухне, коридоре и над парадным подъездом. Слава Богу, в спальне Энни их не было.
Грейди подошел к пульту и, надев наушники, стал прослушивать записи. Наконец он нажал на кнопку «Стоп» и извлек из приемника кассету.
— Она-то нам и нужна! — сказал он.
Энни выхватила кассету у него из рук и, прижав ее к груди, направилась прямо к кровати Арчи, снова спрятавшегося под одеялом.
— Какая низость! Да как же вам не стыдно! — воскликнула она с дрожью в голосе. — Как вы посмели шпионить за мной.
Арчи собрался с духом, отбросил одеяло и заорал, сев на кровати и спустив с нее свои худые ноги:
— Как я посмел? Это ты спрашиваешь у меня, сопливая девчонка? Меня хотят убить! Не сидеть же мне сложа руки! Не тебе меня судить! Меня вынудили обстоятельства!
Энни тряхнула кудряшками и решительно вскричала ему в ответ:
— Не верю! Ты просто любопытный старикашка! Подлый, безнравственный, грязный негодяй! Стыд и позор!
— Позор — мне? Ха! Кто бы это говорил! Тебе повезло, что я записал только то, что произошло в твоей спальне утром. Похоже, ночью ты славно покувыркалась с моим телохранителем! А ведь пока вы с ним развлекались, меня могли убить!
— Заткнись, Арчи! — спокойно произнес Грейди, встав рядом с Энни. — Сделай милость, закрой рот. Так вот, я ухожу. С меня достаточно. Энни тоже уезжает, сегодня же нас обоих здесь не будет. Так что можешь залезать в ванну и сидеть в ней, пока Диккенс не найдет тебе другого телохранителя, готового тебя терпеть. Только я сомневаюсь, что это случится скоро.
Арчи пошевелил от охватившего его жуткого волнения пальчиками с лиловыми ногтями, встал и завопил, размахивая в воздухе руками:
— Но у нас договор! Ты не можешь вот так взять и уйти!
— Подавай на меня в суд! — спокойно ответил Грейди, беря Энни под руку и увлекая ее к дверям. — Пошли отсюда! Нам здесь больше нечего делать.
И тут случилось нечто такое, чего он совершенно не ожидал.
— Нет! — вскричала Энни и высвободила руку.
— Что? — спросил с угрозой в голосе Грейди, вытаращив на нее глаза. — В чем дело, Энни?
— Я никуда отсюда не уйду! — ответила она. — Я подписала контракт и не могу его нарушить. Это противозаконно!
— Боже правый, что я слышу! — воскликнул, закатывая к потолку глаза, Грейди. — Черт бы тебя подрал, Энни, сейчас не время для глупых рассуждений о законе и праве, не говоря уже о моральной стороне дела. Он шпионил за нами! Да пусть он подавится своими деньгами! Лично мне таких денег не надо!
— Тебе — возможно, а мне деньги нужны, — сказала Энни и, сложив руки на груди, отвернулась. — Можешь проваливать, если хочешь. Только не учи меня жить! Я как-нибудь проживу своим умом.
— Ха! Вот это по-нашему! Сразу чувствуется, что в твоих жилах течет моя кровь удовлетворенно воскликнул
Арчи. — Все мои потомки жадны до денег, они любого удавят за цент! Таковы уж все мои детки, такова и Энни! Ей ты, во всяком случае, не нужен. Она предпочла тебе деньги.
— Энни! — воскликнул Грейди, чувствуя, что наполняется яростью. — Неужели он прав? Неужели деньги так много для тебя значат?
Энни обернулась и невозмутимо ответила, глядя ему в глаза:
— Представь себе, что да, Грейди. Деньги для меня значат очень много.
Арчи снова забрался в кровать и, накрывшись с головой одеялом, закудахтал от радости.
Грейди раскрыл было рот, чтобы что-то сказать, но тотчас же закрыл его и замотал головой. Энни продолжала стоять в прежней горделивой позе, вскинув подбородок и скрестив руки на груди. Грейди сжал кулаки, вскинув их над головой, вскричал:
— Хорошо! Ну и черт с тобой! Ноги моей здесь больше не будет! — и выскочил из комнаты, громко хлопнув дверью.
Мейси похлопала Энни по плечу и успокоила ее:
— Поверь мне, крошка, он утихомирится и никуда не денется. Мне ли его не знать? Грейди Салливан всегда свято чтит договор. Но сейчас ему нужно или что-нибудь вдребезги разбить, чтобы выпустить пар, или пнуть что-то ногой.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Лукавый ангел - Майклз Кейси



Роман понравился,и юмор и детективная завязка,не понравилась манера изложения.
Лукавый ангел - Майклз Кейсиводопад
21.03.2013, 15.15








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100