Читать онлайн Пробуждение любви, автора - Майклз Ферн, Раздел - ГЛАВА 21 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Пробуждение любви - Майклз Ферн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.2 (Голосов: 5)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Пробуждение любви - Майклз Ферн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Пробуждение любви - Майклз Ферн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Майклз Ферн

Пробуждение любви

Читать онлайн


Предыдущая страница

ГЛАВА 21

За день до праздника с Эмили сняли гипс, и в тот же день она, сопровождаемая сестрой Келли, отправилась в Эшвилль навестить Мэтта.
Со времени несчастного случая на маршруте уже прошло три недели, три долгих невыносимо скучных недели без Мэтта. Примет ли он ее? Предварительно Эмили позвонила Холидею и в ответ услышал: «Прекрасно, буду рад видеть». Но никаких радостных ноток в мужском голосе не прозвучало, и это особенно беспокоило измученную мрачными мыслями женщину.
Сестры звонили ему ежедневно, иногда – даже дважды на день, но только миссис Торн по-настоящему беспокоилась о здоровье Мэтта. Она поежилась, вспомнив, как холодно и бесстрастно прозвучал голос человека, который совсем недавно предлагал ей руку и сердце. Нет, он говорил исключительно вежливо, интересовался состоянием поврежденного плеча, делами в Убежище, настроением и здоровьем монахинь, но за три недели ни разу не сказал, что любит ее, ни словом не обмолвился об их взаимоотношениях, зато постоянно упоминал детей, и это натолкнуло Эмили на мысль о каких-то осложнениях.
От Айвэна помощи не дождешься – он сейчас трудится в две смены и всячески уклоняется от встреч с ней, словно считая женщину прокаженной. Не баловал он и монахинь, ограничивая общение с ними докладами о состоянии друга.
Всякий раз, дозвонившись в Эшвилль, миссис Торн изводила медсестру вопросами. Ее очень интересовало, не спрашивал ли о ней Мэтт, и всегда получала один и тот же хлесткий ответ: «Нет!» Частенько случалось так, что Эмили вообще не могла поговорить с Холидеем, так как он либо находился на процедурах, либо дышал свежим воздухом в парке. Ей ничего не оставалось делать, как передавать сообщения типа «поправляйся быстрее».
Сопровождаемая монахинями, миссис Торн трижды ездила домой к Мэтту, но находила двери закрытыми – значит, его сестра забрала детей к себе.
– Я иногда не чувствую руку, а плечо по-прежнему болит, – пожаловалась Эмили сестре Филли, когда они выходили из клиники. – Боже, как мне хочется стать под душ! Можно?
– Конечно. Значит, говоришь, что побаливает? Оглянись, Эмили, ведь стоит типично октябрьская погода: холод, дожди, пронзительные ветры… Все это сказывается на твоем плече. Думаю, теперь ты станешь ощущать даже перемену погоды.
– Филли, я вообще себя чувствую неважно. Мне всегда казалось, что Мэтт любит меня… По крайней мере, он так говорил… Сама не знаю, испытывала ли я к нему нечто подобное. В голове у меня полный сумбур. В тот роковой вечер, усевшись позади него на мотоцикл, я с ужасом думала, что совершенно не гожусь на роль его спутницы жизни и не этого хотела от наших встреч. На все произошедшее между нами повлиял страх перед одиночеством и моя экзальтированность… Я – это я, женщина, стремящаяся сделать себе карьеру… Дети… Мэтт души в них не чает. Впрочем, так и должно быть. Но я слишком самоуверенна и не знаю, даже понятия не имею, каково быть матерью… Смогу ли я воспитывать чужих детей? Все, абсолютно все смешалось в моей голове.
– Тебе прежде всего нужно разобраться в самой себе. Полагаю, настало время сделать выбор. Это нужно сделать сейчас, пока мы не вошли в больницу. У тебя имелось целых три недели ничегонеделанья, за которые можно было обдумать свои отношения с Холидеем… Мы слышали, ты во сне упоминала имя Бена. Мне кажется, он является частью твоей жизни… А теперь пристегнись, ты же знаешь, что я предпочитаю быструю езду.
– Сбрось скорость, сестра, – ворчливо попросила миссис Торн. – Я уже сыта по горло крутыми виражами.
Часом позже, высушив волосы после душа и надев свитер с капюшоном, Эмили взобралась на сиденье небольшого фургончика монахинь. Поездка проходила в полном молчании.
На стоянке Филли остановила машину рядом с передвижной цветочной лавкой. «Мэтт любит цветы, – подумала миссис Торн. – Может, следует купить букетик?»
– Мне нужно заехать к миссис Блэнчард. Это наш долг… Когда она чувствовала себя получше, то всегда привозила приготовленный ею суп к нам в Убежище, чтобы покормить гостей. Это удивительнейшее блюдо, но, к великому сожалению, нам приходилось выливать его в канализацию, потому что никто не мог определить его состав. – И Филли закатила глаза, демонстрируя сим знаком свое отношение к кулинарным способностям миссис Блэнчард.
– Хорошая мысль, – согласилась Эмили. Вышеупомянутая миссис оказалась весьма воинственной особой, которая, увидев у ворот непрошеных гостей, набросилась на них с криком.
– Пошли прочь! Мне не нужны ваши молитвы и слащавые обещания! Где вы находились, когда мне ампутировали большой палец, а? Убирайтесь, чертовы монахини, дайте мне спокойно умереть.
– Но люди обычно не умирают от таких операций, – со знанием дела спокойно заявила Филли.
– Вы этого не можете знать! Вы же не доктор. Так что дайте мне спокойно уйти на тот свет.
– А вы что, расстроитесь, если не умрете? – полюбопытствовала монахиня.
Женщина даже рот приоткрыла, настолько велико оказалось ее изумление, когда смысл фразы дошел до нее. Эмили дернула спутницу за рукав:
– Ну, и зачем вся эта комедия?
– Она просто напугана, стара и использует грубость как оборонительное оружие. Я возвращусь еще к ней… Мэтт лежит на третьем этаже. Встретимся в холле. А сейчас… Сама ведь понимаешь, эта дама нуждается в моей помощи. Так что бери мою машину и…
– Хорошо, сестра. – Миссис Торн обняла Филли и почему-то подумала: «А ведь на День благодарения и Рождество миссис Блэнчард осчастливит своим посещением скромную обитель в горах… Вот уж неисповедимы пути Господни: Бог действует какими-то непонятными, таинственными способами».
* * *
Эмили заглянула в палату Холидея. Там стояло столько специальной аппаратуры, что она поначалу даже пришла в замешательство – где же постель?! Стараясь не шуметь, женщина на цыпочках вошла в помещение и сквозь ширму заметила очертания лежащего человека. Мэтт располагался на каком-то возвышении, от которого к приборам тянулись жгуты проводов и каких-то прозрачных трубочек.
Миссис Торн шагнула за ширму.
– Мэтт, это я, Эмили.
– Хорошо, что заглянула, спасибо. Не пугайся… Завтра с меня уже снимут эту ерунду, потом отправят на курс физиотерапии… Словом, жизнь продолжается.
– Да, она не стоит на месте. К этому выводу приходят все без исключения. Я – живое тому доказательство. Мое плечо зажило, затянутся и твои раны. Главное, остались живы… Мэтт, мы совершили глупость?
– Мы?! Это же была моя идея, а ты… Я пытался выглядеть молодцом в твоих глазах, совершить нечто дикое, безрассудное… совсем забыв о детях… В голове билась только одна мысль: как позабавить и развлечь тебя. Ты… ты испытывала такое же возбуждение, как и я. Мне всегда казалось, что у женщин больше способностей к здравому мышлению: ведь они обладают так называемым шестым чувством, о котором столько все говорят… Где же оно находилось в ту ночь?
– Наверное, я что-то не так поняла, да? Выходит, ты обвиняешь меня в случившемся? Если это действительно так, то тебе нужно изменить свою точку зрения. Я беру на себя половину вины, но… Мне долго пришлось идти к мысли, что каждый человек несет ответственность за свои действия. Мы не знаем друг друга, и это теперь стало очевидным…
Прости, но я не все рассказала о себе… Я не просто веду занятия по аэробике… У меня своя корпорация, мне и еще нескольким женщинам принадлежат знаменитые «Фитнесс-центры Эмили». В нашем активе имеются ценные бумаги и акции, нами интересуются на бирже. Я хотела тебе рассказать обо всем, но всегда что-то сдерживало. Меня интересовало, сможешь ли ты увлечься простой и старой Эмили. Да, вот еще… У меня сделана подтяжка лица. Я ведь не всегда так выглядела. Подтяжка лица, груди, постоянные упражнения… Об этом тоже нужно было сказать. В конце концов я пришла к выводу, что наши отношения – не что иное, как летний курортный флирт, а летние романы, сам знаешь, недолговечны. Про бесконечную любовь пишут в книгах для женщин, в жизни же у нее совсем иное будущее. Мы говорим сейчас о нас… Возможно, мы находились в состоянии влюбленности, но для тебя на первый план выходят дети… И это правильно! Ты отец, а у меня никогда не было малыша. Мне страшно становиться членом уже сформировавшейся семьи… Короче говоря, Мэтт, я пришла попрощаться.
– Понимаю.
– Да? Говоришь, понимаешь? Только-то и всего? Мэтт, ты хоть понимаешь, что я права?
– Правильно лишь то… лишь то… Я говорил тебе «люблю» три или четыре раза, ты же предпочла промолчать. Та дикая езда на мотоцикле… В общем, я хотел продемонстрировать тебе свое состояние, охватившее меня в тот момент, показать дикое, необузданное желание. Жизнь в горах довольно скучна и однообразна… Ты городская женщина, и меня постоянно мучил один вопрос: зачем я тебе нужен… Я живу в маленьком домике, не умею готовить, у меня дети со сложными характерами… Мне пришлось родиться здесь – и здесь же я умру. У тебя гордая свободолюбивая натура, которую нельзя не уважать. Почему бы нам не сказать: «Мы провели отличное лето и закончим на этом». Потом ты пришлешь мне открытку на Рождество, а я попрошу детей ответить тебе…
– Мне очень жаль, Мэтт.
– Мне тоже, Эмили. Сестры обязательно тебе скажут, что так и должно быть. Меня же они станут утешать пирожными, печеньем и веселыми рассказами… Эмили, прошу тебя, уйди, иначе я заплачу… Господи, как колется моя щетина. Надо побриться.
– Если у тебя возникнут какие-нибудь…
– Я позвоню. Уходи, Эмили.
Слезы катились из глаз женщины. Она послала ему воздушный поцелуй и выбежала из палаты. В коридоре миссис Торн столкнулась с Филли.
Они вместе вышли на улицу, и Эмили бросилась в теплые объятия монахини.
– Я не знаю, Филли, почему плачу… Наверное, от жалости к себе. У меня постоянно перед глазами предстает лицо Бена…
– Эмили, дорогая, я не хотела говорить этого, но придется… После твоего приезда у нас с сестрами состоялся разговор… Мы обычно не вмешиваемся в мирские дела, но хочу, чтобы ты имела это в виду: каждый год Мэтт заводит интрижку с одной из женщин, прибывшей отдохнуть в Убежище. Мне кажется, Роузи намекала тебе об этом, стараясь не употреблять слов «каждое лето». Мы считаем, он старается подыскать мать для своих детей… Мэтт – хороший человек, лично я думаю, он все еще продолжает любить свою Кэролайн и винит себя в случившемся с ней.
– Если бы наши отношения зашли слишком далеко и речь шла о свадьбе, ты бы сказала мне об этом?
– Не знаю, Эмили.
– Теперь я понимаю, что не любила его так, как Яна. То была любовь-мука, любовь-наваждение, любовь-самоотречение и самопожертвование. Я ожидала такого же… А Бен… Мои чувства к нему совершенно другие. Я не испытывала никаких потрясений, сердце не разрывалось на части, мне не хотелось рыдать от счастья… зато моя душа жаждала другого… Нет, я бы не согласилась… Филли, это плохо, да? И ничего не говорит в мою пользу?
– Дорогая, просто ты сейчас раскрываешься с другой стороны… Ну, а как же ты теперь будешь объясняться с Беном?
– Я расскажу ему все-все! Знаешь, Филли, он меня поймет. Джексон очень помог мне в свое время, многое дал и ничего не потребовал взамен. Я боюсь… Не знаю, смогу ли я посвятить себя другому человеку? Это мой выбор, сестра, и никто не сделает его за меня. Чему быть, того не миновать.
– Эмили, нельзя применять это высказывание на все случаи жизни. Оно отнюдь не универсально. Ты прошла хорошую жизненную школу, хотя впереди у тебя еще немало испытаний. Подумай о пройденном пути, о своих достижениях, о добре, которое ты сделала для других людей, о подругах, любящих тебя, перебери все события – и ты поймешь, что все не так уж и плохо, поверь мне. Чаша весов справедливости склонится в твою сторону.
– А Ян? Я говорю о его наставлениях, что мне довелось услышать в ту страшную ночь на маршруте… Ведь это… была… я? Да, да, мой ум, моя сообразительность и сила духа. Ян здесь абсолютно ни при чем. Мне очень хотелось, чтобы он появился тогда, чтобы сделать хоть одно доброе дело для меня. Спасение жизни – наивысшее благо. В итоге я сама сделала это… Боже мой, Филли, все происходившее со мной – дело моих собственных рук! Ян все-таки обманул меня: оставил мне все свое состояние. Я разве не говорила об этом? – В голосе женщины звучало такое возбуждение, что монахиня даже улыбнулась, поощряя это неистовое открытие себя. – Он оставил миллион долларов. А ты знаешь, сколько можно совершить добрых дел, используя эти деньги?
– Надеюсь, ты не забудешь о нас и построишь здесь что-нибудь… Тогда еще больше женщин смогут найти приют у нас и обрести себя, как это произошло с тобой. Я, наверное, заглядываю в очень далекое будущее?
– Нет, Филли, я позабочусь об этом.
– Давай сядем в машину и покурим, – предложила монахиня. – У тебя есть сигареты?
– Целых две пачки, они лежат под сиденьем. Спасибо, Филли. Скажи, можно мне хотя бы раз в месяц посылать вам сигареты и хорошие бренди и виски?
– Твое дело… Думаю, они не будут лишними. Эмили выпустила струйку дыма и проговорила:
– Не обижайся, но я уеду сегодня днем. Вещей у меня мало. Сяду в джип – и вперед. Все, решено. Филли, еду домой! Наверное, слово «дом» – самое лучшее на свете. Слышишь? Я еду домой!
Часом позже, собрав пожитки, миссис Торн попрощалась с монахинями. Пролилось море слез, прозвучало множество клятвенных обещаний писать и приезжать. На прощание Эмили подарила сестрам блок отличных сигарет, и те сразу повеселели. Последние минуты расставания прошли под знаком «трубки мира».
Миссис Торн держала руль одной рукой, а свободной махала провожающим до тех пор, пока темные фигуры монахинь не исчезли за поворотом. Она мчалась домой.
* * *
Эмили вошла в свой дом на Слипи-Холлоу-роуд, когда часы готовились пробить полночь.
– Эй! Я дома!
Женщины, стуча шлепанцами, сбежались к ней, путаясь в полах длинных халатов.
– Эмили! Боже, как хорошо, что ты вернулась! Это нужно обмыть… Господи, ты похожа на девушку с обложки журнала мод! Мы соскучились по тебе! Бен знает о твоем возвращении?
– Я решила вернуться только сегодня утром. Приехала бы намного раньше, но задержалась в Атланте. Как я рада, что вернулась домой! – щебетала миссис Торн, обнимая каждую женщину. – Сегодня я сказала сестре Филли, что слово «дом» – самое лучшее на свете… За это нужно выпить. Кстати, у меня есть что вам рассказать.
– Бен?
Эмили улыбнулась.
– Завтра наступит новый день, и я позвоню ему. Сегодня принадлежит только нам. Мне хочется поблагодарить вас за то, что вы есть на белом свете, что являетесь моими друзьями, что приходите на помощь в трудную минуту. Давайте сядем в круг, как бойскауты, и проболтаем до самого утра. Ой! Посмотрите на цветы на подоконнике! Когда я уезжала, ростки только-только показались из земли.
– Тебя долго не было, – спокойно заметила Лина.
– Да, но я вернулась… Здорово, когда есть место на земле, куда мы всегда можем возвратиться, где тепло, уютно, где согревается твое сердце. Черт побери! Нужно быть писателем, чтобы суметь это выразить.
– Нам кажется, ты прекрасно справилась! Да, дом встретил тебя теплом и светом, – закричали наперебой подруги.
Они расселись кружком, и сестры Демстер передали бокалы, наполненные вином.
– Первый тост – за дом, наш дом, – предложила Эмили.
– За дом! Ура! – поддержали ее присутствующие.
* * *
Миссис Торн медленно приходила в себя, зная, что находится в своей постели на Слипи-Холлоу-роуд. Потянувшись, она взглянула на солнечные лучи, пробившиеся в комнату и образовавшие живописный рисунок на полу спальни. Может, это знак о начале новой жизни? Нет! Это не начало новой, не продолжение старой, а просто сама жизнь, которую надо провести с любовью и заботой о других.
Часы на прикроватной тумбочке, подарок Бена к дню рождения, показывали 5.45. Значит, ей удалось поспать всего час. Женщина вновь потянулась, прямо-таки мурлыкая от наслаждения, ибо чувствовала себя прекрасно. Куда пойти? Конечно, к Джексону.
«Вот так, Эмили, порвала с одним мужчиной и вернулась к доброму старому Бену? Ну и нахалка! Ты же ведь недостойна его», – осудила сама себя миссис Торн.
Женщина сбросила шлепанцы и быстро нырнула под одеяло. Положив подушки под спину, она уселась и закурила, стараясь придать мыслям нужное направление. «Да, я вернулась к друзьям, и они не осудили меня за долгое отсутствие, поняли суть произошедшего с Мэттом… Это помогло мне разобраться в себе, – с благодарностью заключила Эмили. Она смяла сигарету, так как не выносила запаха табачного дыма в спальне и курила здесь только в исключительных случаях. – Чего я жду? Как мне пришло в голову, что «это» настало? Наверное, следует прибегнуть к старому испытанному способу и написать обо всем на бумаге. – Миссис Торн вспомнила, как царапала на бумажной салфетке свои желания и вручала их Яну. – Будь осторожна, дорогая, иначе ты получишь не совсем то, чего бы желала. Лучше держать все в уме и не доверять чистому листу. Иди к Бену, поговори с ним, объяснись. Устрой, наконец, свою жизнь! Время пришло!»
В 7.30 миссис Торн ехала по Уотчанг-авеню, направляясь к дому Джексона. Остановившись у кондитерской, она выпила две чашки кофе, а через пятнадцать минут уже звонила в дверь Бена.
Никто не отозвался, и Эмили, воспользовавшись ключом, вошла в прихожую и позвала мужчину. Путешествие на кухню и в спальню тоже не дало результатов – хозяин исчез. Куда он мог уйти в раннее воскресное утро? Бен ведь так любит поспать по утрам. Оглядев чистые комнаты, она почувствовала себя неважно.
Миссис Торн закрыла дверь, захватив с собой кофейник, и вышла на крыльцо. Она опустилась на ступеньки и, не спеша, выпила еще две чашки кофе, закусив тремя пирожными. Эмили курила уже третью сигарету, когда показалась машина Джексона. Он отчаянно махал рукой и сигналил, но женщина не двинулась с места. Мужчина вышел из автомобиля и направился к дому. Он прекрасно выглядел в своем теплом свитере и тесноватых джинсах. Эмили показалось, что сердце вот-вот выскочит из груди.
– Долго ждешь?
– Не очень. – Почему Бен не обнимет ее, почему не скажет: «Эмили, я думал, ты уже никогда не вернешься?..» Может, это ей нужно встать и обнять его? Миссис Торн так и подмывало броситься на шею Джексону.
– Похоже, ты пьешь мой кофе? Ого, ты оставила всего одно пирожное? Ладно, пойдем, я сварю свежий… Я выехал на рассвете, чтобы отвезти Теда в аэропорт, и долго ждал, пока не объявили посадку на самолет.
– Ты удачно съездил? – «Конечно удачно. Сама не знаю, зачем спросила об этом…» – Мне надо тебе многое рассказать, Бен, а я не знаю, с чего начать. Хотела… Ждала, что ты обнимешь меня и будешь целовать до тех пор, пока не запрошу пощады. Сейчас я чувствую себя напряженно и понятия не имею, почему. Как же я хотела увидеть тебя! Посмотри на меня, Бен, кофе подождет… Нам нужно поговорить.
Джексон бросил зерна в кофемолку, перемолол их и высыпал в кофейник. После этого священнодействия повернулся к ней:
– Я слушаю.
– Бен, нам нужно поговорить. Понимаешь? Не мне, а нам.
– Ошибаешься. Я уже все сказал. Ты прекрасно знаешь, что я чувствую и чего хочу. Теперь твоя очередь говорить.
– Значит, ты не желаешь облегчить мне жизнь, да? – плаксиво поинтересовалась женщина.
– Нет.
– Я хотела… Мечтала, чтобы сердце рвалось на части от счастья, чтобы душа пела, тогда бы я знала, что действительно влюблена. А может, так случается только в романах и фильмах? О, черт! Но я же хотела этого! Моя жизнь, мой брак оказались настолько запутанными, что я поневоле растерялась, потеряла ориентиры… Там, в затерянном среди гор Убежище, у меня появилось время для раздумий. Странно, но мне казалось, что я не думаю, пока не стала записывать все на бумагу. Размышляя обо всем, пришла к выводу… Нет! Не то… Просто я связала наши отношения с домом, с безопасностью, счастьем, теплом. Знаешь, когда случаются неприятности, человек идет домой и… отдыхает там душой… Просто не могу выразить это словами. Нет, нет, не говори ничего, Бен, мне нужно самой сформулировать мысль. Этот дом на Слипи-Холлоу-роуд является для меня приютом, убежищем, святилищем, если хочешь. Именно так же я отношусь и к тебе. Должно быть, это любовь, потому что если ты меня бросишь, я… потеряю смысл жизни. Такое чувство возникло бы у меня, исчезни дом на Слипи-Холлоу-роуд. Теперь, если сказать проще, торжественно заявляю: «Я люблю тебя!» Не говорила этого прежде, потому что не была уверена… Я не хочу сейчас выходить замуж – меня пугает официальный лист бумаги с записью о нашем бракосочетании, но и жить в грехе не хочу… На меня оказали сильное влияние монахини… Они курят и не отказываются от спиртного, играют в карты по воскресеньям… Словом, ведут себя, как обычные люди, но… Ну, а теперь можешь высказываться…
– Подожди, подожди, – сдавленно произнес Джексон, изумленно хлопая ресницами, и стремительно покинул кухню.
Ей казалось, что сердце уже никогда не сможет биться нормально. Со страхом миссис Торн старалась оценить свою пламенную речь.
Мужчина вернулся через пятнадцать минут.
– Закрой глаза! – потребовал он. Эмили послушно, словно ребенок, исполнила приказ Джексона. – Так… хорошо… Можешь открыть.
Перед изумленной женщиной предстало сумасшедшее зрелище: Бен стоял в дверях кухни, зажав в зубах серебряный свисток, а в обеих руках он держал рождественские колокольчики; все это «хозяйство» издавало пронзительные звуки и мелодичный перезвон.
– Ты слышишь их? – не выпуская свистка изо рта, пробормотал Джексон.
Миссис Торн расхохоталась:
– Бен, только ты можешь так поднять настроение! Спасибо тебе. Иди сюда, – поманила она его согнутым пальцем. – Я хочу, чтобы ты занялся со мной любовью прямо здесь, на кухонном полу.
– Гм… – улыбнулся мужчина, – леди, а мне уж показалось, что вы никогда не попросите об этом. Мне можно перестать свистеть и звонить, да?
– А ты можешь поцеловать меня со свистком во рту? – еще пуще захохотала Эмили. – Да и для рук есть более приятное занятие… – Свисток тут же полетел в раковину, а звоночки шлепнулись на пол.
– Эмили! Дорогая! Я весь твой. Навсегда!
– Тихо, – почти прошептала она, – ты слишком много говоришь… Приходится вновь полюбить тебя, – лукаво произнесла женщина. – Поэтому давай займемся тем, что у нас получается лучше всего.
* * *
Уже после полудня они решили выбраться из постели. Утомленные, но счастливые, влюбленные принялись вместе заправлять кровать.
– А вы выносливый мужчина, Бен Джексон.
– А вы источник моего вдохновения, Эмилия Торн. Я так тебя люблю, что иногда ощущаю боль.
– Ага, вот оно что! Слава Богу, хоть так… Я уж подумала, что у тебя суставы ломит от старости. – «Как хорошо быть с человеком, который любит тебя…» – Бен, люблю тебя… Я всегда тебя любила, но боялась выразить свои чувства словами, чтобы не спугнуть их, как прежде. Жаль, что к пониманию этой простейшей истины мне пришлось идти так долго.
– Все приходит к тому, кто ждет… Я же ведь сказал: «Буду ждать вечно». А теперь…
– Бен, – перебила его Эмили, – пойдем домой. Я хочу сказать девочкам… Кроме того, у меня родилось много разных идей, и мне хочется, чтобы ты выслушал их. Они непременно окажут большое влияние на наше будущее.
– Отлично, но ты подожди, у меня есть идейка получше всех твоих вместе взятых: давай примем душ вместе.
– О! Ты чистый дьявол! – выдохнула, улыбаясь, женщина и направилась в ванную.
* * *
– Что это такое? – требовательно спросила Эмили, вставая из-за стола. – Мне сие напоминает один из сюрпризов сестры Тины.
– Внимание! К вашим услугам печенье с пудингом и бренди. Ну! Скажи скорее! Не притворяйся немой. Мы ведь сразу заметили, с каким видом ты вошла в дом. Такого счастливого лица мы у тебя еще никогда не видели. Это называется любовью. Ведь правда?
Миссис Торн, покраснев, молча кивнула. Бен глуповато-счастливо улыбнулся.
– Это нужно обмыть! У нас есть особая бутылочка бренди.
– Неплохая мысль, – отозвался Джексон. Эмили, встав, подняла бокал.
– Это особенный тост, – предупредила она присутствующих. – За колокольчики и свисток!.. А теперь перейдем к делу. Разговор длился два часа.
– Значит, договорились. Итак, мы продаем нашу долю в «Фитнесс-центрах Эмили». Адвокаты с удовольствием выполнят это поручение. Наших денег хватит до конца жизни, да и страховка выплачена. Кроме нас есть еще сын Бена, которому необходимо закончить колледж. Но я думаю, что с этим тоже не возникнет никаких проблем. А теперь послушайте меня внимательно – я начинаю творить добрые дела, используя деньги, завещанные Яном. У него был этот огромный дом и много земли. Предлагаю устроить в нем пристанище для женщин, оказавшихся в трудной ситуации. Сейчас у нас много денег, но так долго продолжаться не может. Поэтому нам нельзя сидеть, предаваясь безделью…
Пришедшие в этот дом могут оставаться здесь сколько угодно. Возможно, мы купим еще одно здание, станем разводить цыплят, продавать яйца, выращивать овощи, можем организовать собачий питомник… Словом, нужно заняться делом. Мы в силах это сделать, потому что в прежние времена осилили наше безденежье и решили труднейшие проблемы.
– Давайте голосовать! – закричали сестры Демстер.
– Послушайте, – перебил близнецов Джексон, – это ведь не имеет никакого отношения к Теду, живущему с матерью в Калифорнии, а?
– Имеет. Причем самое прямое. Я предлагаю второй тост. Нет, нет, только пиво, – заявила Эмили и открыла холодильник, доставая баночку «Хольстена».
«Молодец, Эмили! Ты сделала все отлично, – похвалил женщину внутренний голос. – Бен – хорошая пара для тебя. До свидания, дорогая Эмили».
– Эй, что нас задерживает? – громко поинтересовался Джексон.
Миссис Торн повернулась, широко и счастливо улыбаясь, поставила пиво на стол и обняла мужчину.
– Я хочу, чтобы вы все знали, что я люблю этого парня. Думаю, мы созданы друг для друга. – Бен расплылся в довольной улыбке.
Все женщины захлопали в ладоши и засвистели. Эмили села к Джексону на колени и прижалась к нему, чувствуя себя самой счастливой на земле. Этот человек научил ее снова любить.
– «И та любовь, что сожжена дотла, еще пышней цветет и зеленеет», – услышала она нежный шепот, а потом последовало признание:
– Я люблю тебя, Эмили Торн.
– Но не так сильно, как я тебя, Бен Джексон. Гм… Может, поспорим, а?


Предыдущая страница

Ваши комментарии
к роману Пробуждение любви - Майклз Ферн



Дура!!! Сама на шею посадила и везла, чему ж удивляться!? После первой главы читать не о чем.
Пробуждение любви - Майклз ФернKotyana
22.08.2012, 17.14





Дура!!! Сама на шею посадила и везла, чему ж удивляться!? После первой главы читать не о чем.
Пробуждение любви - Майклз ФернKotyana
22.08.2012, 17.14








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100