Читать онлайн Пробуждение любви, автора - Майклз Ферн, Раздел - ГЛАВА 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Пробуждение любви - Майклз Ферн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.2 (Голосов: 5)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Пробуждение любви - Майклз Ферн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Пробуждение любви - Майклз Ферн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Майклз Ферн

Пробуждение любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 2

Эмили с благоговением взглянула на рождественскую елку, только что украшенную ею, чтобы преподнести сюрприз Яну (ведь в их маленькой квартире совсем не ощущалось приближения праздника). Она намеревалась испечь что-либо вкусненькое, следуя примеру своей матери, которая всегда радовала семью пирогами, тортами и пирожными собственного приготовления. Миссис Торн планировала завернуть в упаковочную бумагу и фольгу подарки, а также выпить немного вина. День по праву принадлежал ей, и Эмили хотела сделать все по своему усмотрению. «Геклин Пит» закрылся по техническим причинам. В заведении прорвало трубы. Кроме того, воспользовавшись моментом, Эмили притворилась заболевшей и упорхнула из клиники, оставив мужа в одиночестве расхлебывать кашу. Теперь вот она дома и переполнена предпраздничными приготовлениями.
Миссис Торн с омерзением взглянула на кипу бумаг на кухонном столе. Ей предстояло подписать страховки, внести деньги в банк, оплатить счета клиники и счета за электричество и воду.
Не хочется приниматься за эти рутинные обязанности…
Эмили открыла дверцу мойки и, отодвинув порошки и чистящие средства, сунула бумаги в дальний угол: пусть Рождество будет Рождеством, праздником во имя праздника. Тем более, муж обещал! В прошлом году клиника работала, и им пришлось встречать Рождество со стаканчиком грога перед искусственной елкой, поставленной в приемной. Супруги договорились не разоряться на подарки, но Эмили дрогнула в последнюю минуту и, улизнув под шумок из клиники, купила мужу дорогой кашемировый жакет, на который раньше жалела денег. Ян твердо придерживался данного обещания и ничего не преподнес ей в качестве подарка. Она долго плакала в ванной, заливаясь горькими слезами. Боже, она с удовольствием удовлетворилась бы обычной «биговской» ручкой…
Миссис Торн окинула взором груду подарков, которые предстояло завернуть в фольгу. Рядом лежали красные бархатные банты. Они будут красоваться на каждой упаковке. Эмили попыталась представить себе реакцию мужа на появление рождественской елки и подарков. Посмотрит ли он на нее с негодованием, вздохнет ли разочарованно или радостно улыбнется? Клиника – дело почти решенное. Все, что планировал муж, сбылось. Еще шесть месяцев – и они рассчитаются с кредитом. На его покрытие уходили все лишние деньги, каждый появившийся цент. Некоторую часть доходов забирала и квартира.
Яну приходилось много работать, даже намного больше, чем ей за последние полтора года. Он уставал до изнеможения, однако никто не заставлял его трудиться двадцать четыре часа в сутки. Мистер Торн приходил домой в семнадцать часов, но оставался дежурным, и его могли вызвать в клинику в любое время. Эмили помнила лишь несколько ночей, когда супругу удавалось поспать в своей постели до утра. Когда доктор Торн в буквальном смысле падал на кровать, жена обнимала его, и они пытались подбодрить друг друга, нашептывая слова об оставшихся шести месяцах и о будущей прекрасной жизни. Секс стал для них счастливым, сладким воспоминанием. Каждую ночь Ян целовал жену и благодарил за помощь и поддержку, за то, что она бок о бок с ним работает не покладая рук. Однако прелесть и горечь всех обещаний состоит в их столь редком претворении в жизнь. Все выходные посвящались дежурствам, походам по магазинам, стирке и внеурочной работе в «Геклене Пите».
Ян решил встретить Новый год и начать его со свежими силами. Поэтому он нанял второго врача и управляющего клиникой. Но Эмили отнеслась к этому равнодушно, потому что лимит ее сил был исчерпан. Муж бодрился, но мог ли он сам отдаваться работе в полной мере? Неужели успех стоит таких жертв? Юность ушла бесследно, безвозвратно… Да и была ли она? Прошлого не вернуть, а от сладких мгновений счастья остались лишь туманные воспоминания.
Промежуток между тридцатью и сорока годами считается пиком, расцветом сил. Но достигнут ли супруги Торн этой вершины? Эмили вдруг страстно захотелось стать прорицательницей, колдующей над своим стеклянным шаром и заставляющей в трепетном ужасе замирать сердца людей, пришедших узнать свою судьбу. Она так замечталась, что не заметила появившегося в дверях мужа.
– О! У нас пахнет Рождеством! – воскликнул он, потирая руки.
Эмили бросилась к супругу.
– Ты сегодня так рано! Надеюсь, ничего не случилось?
– Нет, конечно. Я приехал, чтобы проведать тебя, предварительно позвонив Гаррету и попросив его поработать за меня. Да, кстати… Скоро должна заехать Эллисон и забрать то, что ты не успела доделать. Я ведь знаю об этом. А она все закончит к вечеру.
– Ты действительно останешься дома на всю ночь? – не веря собственному счастью, спросила Эмили.
– Господи, дорогая, я постараюсь. Давай не будем думать о плохом. Я уже здесь, и поэтому лучше займемся друг другом. Надо разжечь камин, насыпать в вазочку попкорна и начать любоваться этой прекрасной рождественской елкой. Ты все это сделала сама? О, как чудесно пахнет! Прости, дорогая, за все прошлые праздники, которых у нас просто-напросто не было.
– Тихо. И ты меня тоже… Сейчас Рождество, и давай проведем его хорошо. Может, запечь индейку?
– Естественно! Причем по всем правилам. И мне надо сходить на полночную мессу.
– О! Да ты, я вижу, серьезно!
– Конечно! Нам нужно почаще посещать церковь, да и вообще начать делать то, на что нас никогда не хватало. Пришло время, Эмили, пробил наш час.
– И что же мы станем теперь делать? Ну, например… – нежно прошептала обрадованная жена, устраивая голову у него на плече.
– Например, отправимся кататься на коньках, когда замерзнет пруд, или поедем на мол бродить там, гулять по берегу, кутаясь в теплые пальто, как мы делали когда-то… Помнишь, мы замерзали, потом мчались в кафе и пили там обжигающе горячий кофе? Мне хочется вернуть то золотое время.
– О, мне тоже, любимый. А что еще?
– Поедем в Нью-Йорк, полюбуемся на праздничное гулянье. Можем покататься на коньках в Рокфеллеровском центре. – Эмили радостно захлопала в ладоши. – Мы можем побродить по нашей авеню и поглазеть на роскошные витрины… В конце концов, купить себе обновки.
– Послушай, ущипни меня, пожалуйста, а то мне начинает казаться, что это все мне только снится, – рассмеялась она. Ян повиновался. – Ого! А еще… Как насчет пяти дней на Каймановых островах? Только ты и я. Думаю, можно позволить себе каких-нибудь пять дней примерно в середине января, если, конечно, тебе хочется поехать.
– Хочу ли я?! Это то же самое, что спросить, хочется ли мне дышать. Конечно, хочу!
– Ущипни меня еще раз. – Ян снова повиновался. – Хорошо, хорошо, выходит, это не сон.
– Все перемены очень много значат для нас. Считаю, мы заслужили праздник после изнурительной каторжной работы. Кстати, дорогая, мы не сможем останавливаться в дорогих отелях. Тяжеловато для кармана и кошелька. И питаться нам придется в дешевых закусочных, потому что билеты на самолет очень дорогие. Тебя не беспокоит это обстоятельство?
– Нисколько. Выходит, ты решил мне сделать такой своеобразный рождественский подарок?
– Ни в коем случае! Подарок я купил отдельно. А ты? Ты купила что-нибудь для меня? – хитро прищурился Торн.
– Ага. О, Ян, ты абсолютно прав – пришел наш час. Я обязательно отмечу в календаре сию знаменательную дату. Но это потом, а сейчас мне хочется побыть с тобой.
– Правильно. Твое место рядом со мной. Боже, я люблю тебя, Эмили. Ты единственная и неповторимая, самая добрая, самая мягкая, самая ласковая и самая щедрая женщина из тех, кого мне доводилось знать.
– О, скажи мне еще что-нибудь, пожалуйста, – умоляюще попросила Эмили.
– Подожди минуточку… Мне нужно переодеться и разжечь огонь в камине. Кстати, а работает ли он? Что у нас сегодня на обед? Давай устроимся с едой у огня.
– Камин в порядке. Ящик с дровами, оставшийся от прежнего жильца, по-прежнему стоит в углу. Они высохли и будут хорошо гореть. На обед у нас отбивные. Давай переодевайся, а я тем временем включу гирлянду.
– Боже мой! Как красиво, Эмили! – восхищенно воскликнул Ян, отступая на шаг и окидывая взором горевшую разноцветными огнями елку. – Где ты нашла эти великолепные украшения? Сколько же времени ты потратила на создание этой красоты? А мне казалось, ты плохо себя чувствовала.
– Знаешь, занявшись елкой, я почувствовала себя намного лучше. У меня просто першило в горле. Честное слово, теперь все хорошо.
– Ты самая лучшая женщина на свете, любовь моя!
Эмили улыбнулась; улыбка не сходила с ее лица целый вечер – ни когда они ужинали, ни когда занимались любовью, ни когда она, наконец, погрузилась в сон, ни когда Ян разбудил ее утром и предложил принять вместе с ним душ.
– Сегодня я сам приготовлю завтрак, – похвастался глава семьи.
– В таком случае свари мне яйца, сделай тосты с беконом, – бросила через плечо Эмили, направляясь в ванную. – Кофе должен быть крепким и сладким. Да, и не забудь про апельсиновый сок.
– Хорошо. Ночь прошла просто отлично, да?
– Угу… Но я жадина, мне хочется большего.
– Прекрасно. На сегодня у меня обширная программа. Правда, сейчас мне нужно отлучиться часика на четыре, чтобы навестить больного ребенка, а то меня беспокоит его состояние. Удивительный маленький человечек, постоянно спрашивает, помогу ли я ему. Пришлось ответить, что буду стараться изо всех сил. Он хотел коньки к Рождеству, а семья живет бедно и не может позволить себе такую роскошь, поэтому я купил коньки ему и его сестре. Как ты считаешь, это прилично? Ну… я имею в виду их мать…
– Ян, это просто прекрасно. Их мама будет очень благодарна. Спасибо тебе за все сделанное.
– Да, я купил подарки еще нескольким детям… Если быть более точным, то двадцати. Ты ведь не станешь возражать?
– Нет, конечно! На Рождество принято дарить подарки. Я рада, что мы можем позволить себе это.
– Вообще-то идея принадлежит корпорации… Именно она выделила определенную сумму… но я занимаюсь этим по другой причине.
– Я знаю, Ян, как знаю, что люблю тебя не просто так.
– А ты будешь продолжать любить меня, если мне придется попросить тебя завернуть их?
– Конечно, я сделаю это. Они нужны тебе сегодня?
– Естественно. Подарки находятся в сумке, что висит на вешалке на обратной стороне двери. Хорошая девочка, – муж признательно пожал ей руку. – Ну, мне пора идти. Я скоро вернусь. – В гостиной раздался телефонный звонок. – Я сам сниму трубку. О, это тебя, дорогая, из «Геклина Пита».
Сердце миссис Торн сжалось от недоброго предчувствия. Муж собирался уходить. Так почему же он стоит в дверях? Когда она взяла трубку, Ян чмокнул ее в щеку и намеренно остался в гостиной, желая узнать содержание разговора.
– Да, – осторожно отозвалась женщина.
– Эмили, это Пит. Послушай, рабочие привели в порядок второй зал раньше срока. Сегодня у нас три рождественских вечера. Знаю, что дал тебе несколько выходных, но мне нужна твоя помощь. Если выйдешь на работу, обещаю заплатить лишних пятьдесят долларов.
– Пит, не могу. У меня свои планы. – Она старалась не смотреть на мужа.
– Как насчет завтра?
– Не могу. Пит, канун Рождества. Извини.
– Ничего, никаких обид. Желаю приятно провести праздники. Увидимся после Рождества. Загляни на днях, ознакомься с расписанием и забери подарок.
– Хорошо. Желаю и тебе счастливого Рождества. Нет, подумать только! – воскликнула Эмили, поворачиваясь к мужу. – Он имел наглость попросить меня поработать в канун светлого праздника. Этого Пита надо сразу поставить на место, иначе он сядет на шею. Что ты хочешь на обед?
– Гм, наверное, рагу. Я очень люблю это блюдо, только не пышущее жаром, а остывшее, подернутое пенкой. И положи, пожалуйста, побольше моркови. – Мистер Торн помедлил, затем продолжил:
– Ты хочешь потерять зарплату за целую неделю?
– Что ты! У меня не так уж много выходных. Пит, конечно, зануда, но довольно щедр – каждому работнику выписал премию.
– Да, да… – рассеянно отозвался муж. – Но если бы ты вышла на работу, мы бы намного продвинулись вперед с решением наших финансовых вопросов. Сколько он дал тебе?
– Возможно, сотню баксов… В прошлом году Пит выдал нам именно столько. А это очень щедро. Многие заведения вообще ничего не выплатили своим официанткам. – Эмили возненавидела себя за умоляющие нотки, появившиеся в голосе. Теперь она терзалась угрызениями совести, ощущала вину за свое безделье на Рождество. Из-за нее Ян многое теряет. В висках застучало. – Поторопись, дорогой, а то опоздаешь.
Весь день миссис Торн металась по квартире, словно угорелая, заворачивала подарки для пациентов мужа, собственные подарки, резала овощи, рубила мясо, поджаривала и тушила его. Когда рагу было готово, а квартира вымыта до блеска, Эмили приняла душ, сделала прическу, приготовила кофе и уселась в кресло, ожидая возвращения супруга. Может, выйти на улицу и принести немного дров, которыми хозяин разрешил пользоваться? Трижды сходить – и топлива хватит на целую ночь. Муж любит огонь в камине. Да и она тоже. Что ж, нужно развести очаг, зажечь гирлянду на елке, тогда в квартире воцарится атмосфера покоя и уюта. Ян будет счастлив. А когда он радуется, то довольна и она.
Разве не так должно быть?
Канун праздника и само Рождество оказались пределом мечтаний для Эмили. Муж подарил ей умопомрачительно дорогие духи. Ей больше понравился замысловатый хрустальный флакон, нежели аромат, но она все же воспользовалась ими, желая сделать приятное Яну, который одобрительно втянул носом воздух. Сладкий удушливый запах вызвал у нее головную боль.
Когда с обедом было покончено, тарелки вымыты, супруг провел жену в зал. Они долго сидели на диване, разглядывая сверкающий флакон.
– Ян, я никогда еще не чувствовала себя такой счастливой. Мне так хочется, чтобы этот день продолжался целую вечность. Я люблю Рождество, а ты?
– Угу. Мне тоже понравилось. Надо так делать каждый год независимо от обстоятельств. Порой просто необходимо остановиться и вкусить аромат роз. Впереди нас ждут еще выходные. Давай завтра отправимся за покупками и приобретем себе новые костюмы. Ведь тебе необходимы летние платья, шорты и сандалии. Можно позволить немного разориться… Не забудь захватить с собой духи, они сводят меня с ума. Хочу удостовериться, что ты не бросишь меня. Кстати, я попросил продавщицу позвонить мне в клинику, если они снова появятся в продаже. Она пообещала не забыть.
«Боже мой! – ужаснулась Эмили. – Только не это!» Муж был очень напряжен и чем-то взволнован, и она чувствовала это. Наверное, собирается что-то сказать и боится: а вдруг ей не понравятся его слова.
– Трудно поверить, что Новый год не за горами. Время бежит от нас, Эмили. Фортуна часто стучит в дверь, а люди не слышат этого или не хотят открывать. Я, к счастью, никогда не принадлежал к их числу. А ты, дорогая?
Женщина притворилась, что не понимает смысла фразы и к чему клонит муж.
– О, ты говоришь о моем желании, пока несбыточном, поступить в колледж? О моей фортуне, которая до сих пор не улыбнулась мне? Что ж, я согласна. А моя беременность? Думаю, из меня получится хорошая мать и хорошая учительница, потому что я люблю детей. Мне кажется, нет ничего лучше, чем учить ребятишек читать и писать. Знаешь, хочется работать в первом классе. Я очень рада, Ян, что пришла моя очередь.
«А фактически ничего не изменилось, – расстроенно подумала Эмили. – Сейчас Ян все испортит». И все же она продолжала бормотать:
– Помнишь наши обещания, данные друг другу? Ты заверял меня, что я смогу поступить в колледж и родить ребенка. Твои планы не изменились? – Женщина почувствовала, как в груди рождается стон. – Мне бы хотелось летом ходить на подготовительные курсы. В июне я прекращу работать, в сентябре стану понемногу подрабатывать… Так, всего несколько ночей в неделю, а может быть, только три часа два раза в неделю.
– Я вижу, ты уже все продумала, – спокойно заметил Ян.
– Я больше ни о чем другом и не думаю. Дорогой, моя смертельная усталость от такой жизни дает о себе знать. Я не могу работать так, как прежде. Порой просто падаю с ног и ничего не вижу перед собой… Что-то не так?
– Все зависит от того, что ты считаешь плохим, Эмили. Сейчас мне бы хотелось сказать о… Только не подумай ничего плохого, я совсем не собираюсь ущемлять твои права, а лишь хочу заметить, что желаемое мной принесет нам огромную пользу. Нужно просчитать будущие события, дорогая, иначе в этой жизни можно легко споткнуться. Ну, и?..
Сердце женщины забилось тревожнее.
– Что «ну, и»? Ты сказал мне «почему», но не уточнил «что именно», хотя я и сама могу догадаться.
– Эмили, ты опять? И что же я хотел сообщить? – Ян отодвинулся от жены, напрягшись в ожидании ответа.
– Знаю… ты мечтаешь открыть вторую клинику. Я не настолько глупа – это тебе только так кажется. Мне приходилось отвечать на звонки из банка не один раз, а множество… Наши счета в полном порядке. Что это может означать? Я считаю, тебе следовало все обсудить со мной, прежде чем, очертя голову, бросаться в переговоры с банком. Наши дела идут прекрасно, мы уже почти – или нет! – полностью выплатили кредит, а ты желаешь снова ввергнуть нас в пучину нового долга. И что ждет меня впереди? Еще несколько лет каторжного труда? Ян, я хочу ребенка, нормальной жизни, хочу поступить в колледж. Ты ведь обещал мне! Мы не договаривались об открытии множества клиник, а говорили об одной-единственной… Да, об одной! Она будет приносить достаточный доход. Наша семья может жить безбедно. Тем более, мне известно, как обращаться с деньгами. Мы можем потратить время на себя, радоваться солнышку в свое удовольствие, нанять людей и сохранить большую часть прибыли. Сколько тебе нужно? Скажи! Когда же насытится твой непомерный аппетит?! Мне кажется, двести тысяч долларов в год – предостаточная сумма. Да, да! Столько у нас осталось после оплаты всех счетов. Если хочешь знать, Ян, эти духи вызывают у меня головную боль. Я больше не могу ими пользоваться! Итак?
– Не могу поверить, что это говоришь ты, Эмили. Когда ты успела стать такой недальновидной? Сожалею насчет духов… А мне казалось, наши вкусы совпадают. Я отнесу их назад и выберу что-нибудь взамен. Насчет банкира ты абсолютно права. Но эту возможность упускать нельзя. Щедрый подарок судьбы прямо сам плывет в руки, и нужно быть последним кретином, чтобы не обращать внимания на данное обстоятельство. Мы будем сидеть сложа руки, если примем мое предложение. Клянусь, вторая клиника будет приносить доход в три четверти миллиона долларов. Причем, заметь, ежегодно. Сложи это с прибылью от клиники на 1-й улице, и у нас на счету окажется ни много ни мало – миллион! Мы станем миллионерами, Эмили! От этого голова идет кругом. А для всех благ нужен всего лишь год, один год! Банк ни за что бы не согласился дать кредит, если бы речь шла о явно проигрышном деле. Как тебе только приходит в голову не соглашаться на подобное предложение?! Не могу поверить, что эти духи вызывают у тебя головную боль. Ты специально изводишь меня, правда? А все потому, что думаешь только о себе. Ты не хочешь, чтобы наша семья процветала, выходит, твоя принадлежность к числу недалеких, не способных видеть будущее людей лишь скрывалась до поры до времени. А я считал нас очень похожими друг на друга.
– Нет, Ян, я вовсе не из таких. Но каждая мечта имеет свой определенный предел – семья, учеба, успех… У меня вообще нет ничего из этого списка, хотя все было обещано в свое время. Мне хочется нормальной жизни, Ян. Неужели ты не можешь понять этого?
– Что такое несколько лет? – фыркнул муж. – Я же не жалуюсь, хотя потратил ровно столько же времени, сколько и ты. И не ною. Я готов промучиться еще год, чтобы добиться успеха, достижения, как мне казалось, нашей мечты, а ты сбрасываешь меня на грешную землю.
– Ян, успокойся. К твоему имени стоит добавить слово «наглость»… Боже мой, несколько лет! Скорее, вечность! Мне кажется, что я не перестану гнуть спину до гроба.
– Эмили! – закричал супруг, сверкая глазами от бешенства.
– Ян! – рявкнула жена. Она не собиралась сдаваться. Только не на этот раз! Эмили старалась не смотреть на мужа, чтобы не видеть слез в его глазах и подрагивающих губ. Наверное, она бы выиграла этот раунд, если бы Ян не выбрал именно данный момент для продолжения разговора.
– Прости, Эмили. Ты права, я самоуверен и жаден. Конечно, ты можешь поступить в колледж… Надо попытаться завести ребенка, но должен предупредить: содержание детей обходится дорого, очень дорого. Сначала колледж, потом – медицинская школа… Я хочу, чтобы наш малыш стал врачом, и не желаю, чтобы ему пришлось изворачиваться в жизни, как мне. Эмили, знаю, тебе захочется избаловать его или ее, отдать в лучшую школу… Нам нужен дом с садом, экономкой, надворными постройками, гаражом, велосипедами, тренажерами и всей той ерундой, которая стоит уйму денег. Учеба в колледже тоже обойдется в кругленькую сумму, но я не против. Однако двухсот тысяч будет маловато. Потребуется еще столько же. Также не забывай о страховке, о дополнительной работе в клинике. Прежде, чем нам удастся опомниться, мы окажемся за чертой бедности… Пойдем прогуляемся, Эмили. Те дрова, что ты принесла, отсырели, и в квартире полно дыма. Нам необходимо проветриться, сбросит калории, набранные за обедом. Прогулка быстрым шагом пойдет только на пользу. Позднее, вернувшись, съедим по бутерброду с индейкой и запьем горячим шоколадом. Могу даже все приготовить сам. Простишь меня, дорогая?
Эмили опустилась на пол и положила голову на колени мужа. Она никак не могла остановить поток слез, он тоже.
– Ян, сколько еще терпеть?
– Не больше четырнадцати месяцев.
– Что мне надо делать?
– Работать в клинике на 1-й улице с семи до одиннадцати, затем идти на Террил-роуд и трудиться до тринадцати. Кстати, можешь по-прежнему ходить к Питу, потому что нам будут нужны деньги на мелкие расходы. Мне не хотелось бы занимать больше необходимого. Все пойдет по-прежнему. Твои деньги, положенные на счет в банке, останутся в корпорации. Кроме того, мне необходимо знать, сможешь ли ты пойти на это, Эмили. В противном случае не стоит даже и начинать.
– Я дала клятву, Ян, что только смерть сможет разлучить нас. Можешь во всем полагаться на меня. Говорю совершенно искренне, потому что хуже просто уже быть не может, но я больше не могу работать семь дней в неделю. Мне нужно время и для себя. Четырнадцать месяцев – и все… Поклянись нашим неродившимся ребенком!
– Клянусь! Ты не пожалеешь, любимая, о своем решении, ибо я дам тебе все, что ты только пожелаешь. Потерпи немного, а я обязательно выполню свое обещание.
– Мне хочется получить страховку и завести ребенка.
– Это тоже входит в мой список. Ну, идем гулять?
Эмили попыталась улыбнуться, придать походке больше уверенности, почувствовать теплоту и любовь к мужу, но ощутила лишь ужасающую пустоту в груди.
Ян ничего не заметил.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Пробуждение любви - Майклз Ферн



Дура!!! Сама на шею посадила и везла, чему ж удивляться!? После первой главы читать не о чем.
Пробуждение любви - Майклз ФернKotyana
22.08.2012, 17.14





Дура!!! Сама на шею посадила и везла, чему ж удивляться!? После первой главы читать не о чем.
Пробуждение любви - Майклз ФернKotyana
22.08.2012, 17.14








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100