Читать онлайн Пробуждение любви, автора - Майклз Ферн, Раздел - ГЛАВА 17 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Пробуждение любви - Майклз Ферн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.2 (Голосов: 5)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Пробуждение любви - Майклз Ферн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Пробуждение любви - Майклз Ферн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Майклз Ферн

Пробуждение любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 17

Эмили втянулась в непрерывный поток жизни в горах, разработав режим дня, включавший в себя и Роузи Финнеран, и Мэтта Холидея. Она спала, как сурок, ела на убой, и ей это страшно нравилось. Женщина общалась с другими жителями Убежища – смеялась, разговаривала и шутила; с некоторыми, пришедшими сюда по религиозным причинам, только здоровалась. «Мне кажется, я живу ожиданием следующей трапезы», – призналась однажды она Роузи, вставая из-за стола после завтрака.
– Ну, ты здесь уже десять дней… Похоже, становишься другим человеком. У тебя порозовели щечки, Эмили Торн, – улыбнулась миссис Финнеран.
– Что-то не так?
– Ох, опять я объелась, – вздохнула Роузи, ощупывая живот. – Кстати, все уже заметили, что за тобой по пятам ходит Мэтт Холидей. Люди начинают судачить…
– О, перестань, Роузи. Он все равно будет сюда наведываться… А откуда ты знаешь? Да, мне это не особенно нравится. Но к чему твои вопросы? Информация к размышлению, а?
– Ты маленькая хитрая бестия! Он очень хорош собою. Я представляю тебя с ним… Хотя Мэтт, по моему мнению, лишен сексапильности. Ладно, давай прогуляемся.
– А я считаю, ты ошибаешься. Этот парень очень сексуален. Не всегда то, что мы видим, существует на самом деле. В постели он может быть тюфяком.
– А вдруг – секс-машиной? Послушай, Эмили, ты же назвала его шовинистом.
– Да. Послушай, он совсем не интересуется мной. Просто хорошо себя ведет и относится ко мне так же, как и к тебе. Хотя, признаться, Мэтт мне нравится. Он заинтриговал меня.
– Почему? – поинтересовалась Роузи, наклоняясь, чтобы завязать шнурки на кроссовках. Выпрямляясь, она тихо ойкнула, но Эмили, шедшая немного впереди, не расслышала испуганного вздоха.
– Я никогда не встречала человека, довольного жизнью в такой… э… обстановке. Знаю, он живет в городе, но, по его собственному признанию, редко бывает там, предпочитая находиться среди лесов и мхов.
– Ну, не знаю, Эмили… Холидей каждый год встречает новых людей и возобновляет старые дружеские отношения. Он ищет и находит собеседников, а это само по себе уже прекрасно. Мэтт связан с природой, и сие тоже чудесно. Словом, это человек, у которого все в порядке с духовным миром и с работой, которую он, без всяких сомнений, любит. Ну, и как этот парень по сравнению с Беном?
– Яблоко и апельсин, – усмехнулась миссис Торн. – О! Уже четверть девятого! А ведь мы договаривались выйти в половине… Встретимся на развилке. Обед я взяла. – Эмили протянула коробочку, что дала ей после завтрака сестра Джилли.
– А я тут при чем? Это ведь тебе захотелось съесть вторую порцию оладьев с шоколадным маслом. Возьми на всякий случай карту, – бросила Роузи через плечо.
Миссис Торн, забежав в дом, положила вещи в рюкзак, надела его на плечи и сунула карту в карман шорт, затем, подумав, сбросила кроссовки и шорты. Она натянула на себя брюки защитного цвета и ботинки с высокой шнуровкой. Переодеваясь, Эмили припоминала, все ли положила в рюкзак: нож, аптечку, фонарь, обед, теплый свитер и баночку с защитным кремом, отпугивающим комаров и всяких вредных насекомых. Вздохнув, она пополнила вещмешок тремя баночками «Херши». «Ну, все, достаточно», – решила женщина и вышла на крыльцо.
– Итак, мы направляемся на «Путь Аппалачиана», – заявила миссис Финнеран.
– Как ты себя чувствуешь? Послушай, если не готова или не сможешь выдержать пеший переход, мы выберем другой день. Прогулка длиной десять миль – дело нешуточное. Ты уверена, Роузи, что осилишь? Уверена в собственных силах?
– Я каждый год это делаю. Правда, расстояние выбираю поменьше – четыре мили. Но что такое еще шесть миль? Просто нужно почаще делать привалы, вот и все. Ты нервничаешь?
– Нисколько. Только с нетерпением жду этого похода, чтобы потом похвастаться своим друзьям. Они с ума сойдут от зависти. Хотя, возможно, ничего не будет. Им не очень нравятся такие развлечения.
– Спорим, мы увидим Мэтта.
– Сегодня у него выходной, – возразила миссис Торн.
– Ага! – рассмеялась подруга. – Выходит, ты в курсе всех его дел. Эй! Не смущайся, все нормально. Ожидание лучше, чем уже случившееся. Ради этого стоит жить. Возьми, к примеру, меня. Я так давно охочусь за Айвэном, что потеряла счет времени. Если бы что-нибудь из этого получилось – он сдался бы, что ли, – я бы растерялась и не знала, как поступать дальше. В любом случае поначалу нужно сбросить лишний вес и привести себя в порядок, чтобы больше походить на красавиц с обложек модных журналов, а то, когда он смотрит на меня, видит кругленькую седенькую бабушку.
– Не вздумай так поступить, Роузи. Я уже совершила эту ошибку. – Эмили рассказала о случае с ванной комнатой и разбитым зеркалом. – Так было раньше… Если ты не шутишь, могу предложить программу, включающую физические упражнения и правильное питание. Продли немного срок своего пребывания здесь – и ко времени твоего отъезда гарантирую тебе значительную потерю веса. Даже посоветую кое-что по поводу нового имиджа. Я знаю все о макияже, умею покрасить волосы, выбрав правильный оттенок, и даже постричь их. Так что надумаешь сэкономить деньги на парикмахере – обращайся ко мне. Знаешь ли ты, что существует двести различных способов приготовления тунца и триста шестьдесят блюд из курицы? А я вот все это знаю! – хихикнула Эмили.
– О, у меня не хватит силы воли, – застонала Финнеран.
– Хорошо, и с этим я сумею справиться. Подумай об этом следующим образом: ты, стройная красивая женщина с великолепной прической, модным макияжем и в отличном костюме, заблудилась в лесу. Нашедший тебя Айвэн, перебросив через плечо, несет в свою берлогу, где вы исступленно занимаетесь любовью. Тебе хочется большего, но он выдохся и лежит у твоих ног бесформенной массой. Ты встаешь, приводишь себя в порядок и, посматривая на него с отвращением, говоришь… Что ты ему скажешь, Роузи? – Эмили прямо-таки захлебывалась от смеха.
– Ну-у… увидимся, – расхохоталась Финнеран. – Ой! Делай со мной все что хочешь: я полностью в твоих руках Эмили. Сделай это!
– Отлично! Начнем с завтрашнего дня. Давай остановимся и пообедаем. Мне кажется, мы прошли четыре мили или около этого… Нужно отдохнуть.
Миссис Торн вручила подруге сандвич с ветчиной и сыром и персик, однако та заявила, что совсем не голодна. Эмили свою порцию съела с жадностью и теперь поглядывала на бутерброд Финнеран, однако не решилась взять его. Сок из большого персика стекал по подбородку и капал на футболку.
– О, черт, я вся испачкалась. Вот неряха! – укоряла себя миссис Торн. Вытерев губы тыльной стороной ладони, она поинтересовалась:
– Роузи, ты хочешь пить?
– Да, но больше всего мне хотелось бы аспирина… У тебя ведь есть аптечка?
– Послушай, если болит живот, аспирин не поможет… Сильные боли?
– Не очень, но все же. К тому же скопились газы, а это уже плохо. У меня так случается порой, особенно когда я съем что-то не то. Скорее всего, это из-за жареной картошки.
– Не может быть. Это лучшее блюдо, которое я когда-либо ела, – мечтательно произнесла миссис Торн.
– Тогда почему у тебя не скапливаются газы? – простонала Финнеран.
– Не знаю.
– Аспирин снимает головную боль. Дай мне три таблетки. – Эмили послушно достала пузырек из аптечки и вручила его подруге. Та запила лекарство «Херши».
– Нужно двигаться. Нам просто необходимо вернуться в Убежище до наступления темноты. Джилли пообещала придержать для нас ужин, если опоздаем. Кстати, я положила десять долларов в ее коробочку для пожертвований.
– О-о-о… Некрасиво подкупать монахиню. И она позволила тебе сделать это?
– Да, не только позволила, но и улыбнулась… Дай мне руку, – попросила Эмили и помогла подняться подруге. Они продолжили свое путешествие по тропинке, отводя руками ветки деревьев.
Двумя часами позже Роузи заявила:
– Мне нужно остановиться, Эмили, у меня болит бок. Давай попробуем определить, как далеко мы зашли. Где карта? Я уже давно не замечала никаких отметок и зарубок. Тропинки обычно расчищены, а тут… Наверное, мы где-то не там свернули.
– Не говори так, Роузи, – поморщилась Эмили. – Я не хочу заблудиться. Боже мой, вокруг ни души! Если ты считаешь, что мы сбились с дороги, давай вернемся той же тропой и выйдем к Убежищу. А в поход можно пойти в другой раз… Сейчас уже почти два часа. – Она подала подруге банку воды, которую та с жадностью выпила и попросила еще таблетку аспирина. Эмили лихорадочно принялась искать карту. – О, Боже! Я оставила ее в шортах, – наконец простонала женщина.
– Потрогай мой лоб, Эмили.
– Роузи! Ты же вся горишь! Мы немедленно возвращаемся.
– Подожди, пусть боль немного утихнет. Как ты думаешь, какая у меня температура?
– Где-то под сорок… Когда мы выходили, что ты ощущала?
– Небольшую слабость… Боюсь, живот болит не из-за скопившихся газов.
– Тебе вырезали аппендицит? Не хочешь ли сказать…
– В гинекологическом плане у меня все в порядке. Я проверялась перед приездом сюда. Что еще может быть, если не аппендицит? Господи! А если он лопнет?!
– Давай посидим еще немного. Я могу поддерживать тебя на ходу, но в случае аппендицита тебе, скорее всего, вовсе нельзя двигаться. Жар окончательно иссушит твои силы. Позвать бы кого-нибудь на помощь. Я не хочу оставлять тебя одну… Если мы заблудились, у меня есть только два варианта: или идти за помощью, или оставаться с тобой. Правда, без карты я могу заплутать еще больше… Черт, выбраться практически невозможно… Надеюсь, сестры поймут, что с нами случилось несчастье, если мы не вернемся до наступления темноты. Так, до заката еще шесть-семь часов… За это время многое может измениться. А вдруг Джилли не заметит нашего отсутствия? Ведь наш ужин будет стоять в печке, она отправится на вечернюю молитву… Тогда нас не хватятся до девяти или даже позже. Роузи, скажи, что нам делать?
– Возвращайся и приведи помощь. Я не могу идти. Даже если бы у меня это получилось, то я стала бы тебе обузой. Послушай, возьми бинты из аптечки и привязывай их к кустам, чтобы рейнджеры могли отыскать дорогу ко мне. Если ты выйдешь на тропу, то быстро сумеешь добраться до Убежища, ты в отличной спортивной форме.
– Боже, ты бледна как полотно! Да и испарина выступила на лбу… Я оставлю тебе воду и рюкзак. А если стемнеет… Господи! Как же ты будешь здесь одна, в темноте, среди леса?! – взвыла Эмили, роняя слезы.
– У меня твой фонарик. И собственный в придачу. Эмили, иди, пожалуйста, я продержусь до твоего возвращения. Это моя вина – запуталась в поворотах.
Сердце отчаянно забилось в груди миссис Торн.
– Роузи, я не могу тебя здесь оставить! Вдруг на тебя нападет какое-нибудь дикое животное? Да я и понятия не имею, где искать дорогу! Могу снова заблудиться… Может, нам разжечь костер, и тогда кто-нибудь заметит огонь и дым…
– Нет, нельзя – может загореться лес. Даже не мечтай об этом… Боль становится сильнее… Эмили, я буду держаться, если ты попытаешься найти тропу! Пожалуйста, Эмили, иди… Ты сможешь! Вспомни, что ты смогла сделать после ухода мужа.
– Боже, Роузи! Тогда все было по-другому, ничьей жизни не угрожала опасность.
– Ошибаешься, дорогая! Это твоя жизнь находилась под угрозой. Эмили! Хватит болтать! Иди.
– Хорошо, хорошо, но позволь сначала позаботиться о тебе. Так… Положи голову на рюкзак. Фонарики у тебя под рукой. Если пойдет дождь, ветки сосны над тобой не дадут промокнуть… Я оставляю тебе воду. Пей аспирин. – Она положила таблетки в нагрудный кармашек рубашки подруги и поцеловала ее. – Посчитай листья на деревьях, потом – иголки на сосне… Когда вернусь, тебе придется отгадать пару загадок…
– Иди, Эмили, иди, я уже считаю, – перебила ее Роузи и поморщилась.
Отойдя на несколько шагов, миссис Торн оглянулась: Финнеран лежала, закрыв глаза; ее лицо было искажено от боли. «Я сделаю это, дойду, иначе с Роузи произойдет непоправимое».
Женщина подумала о медведях, волках и других диких животных. Змеи! Она огляделась, лихорадочно отыскивая глазами подходящую дубинку. Как лучше идти: осторожно или производя как можно больше шума? Поразмыслив, Эмили решила оставаться настороже и не потерять палку. Она воинственно взмахнула дубинкой, стараясь вселить в себя уверенность в собственные силы.
Миссис Торн шла, придерживаясь следов, которые они сами оставили, проходя здесь, – примятых кустов, изломанных веток, притоптанной травы, сорванных цветов. При этом она молила Бога, чтобы тот привел ее на место, где они так недавно перекусывали. Взглянув на часы, Эмили отметила про себя, что находится в пути уже два часа. Значит, вот-вот подойдет к лужайке, где они совершали привал.
Пот градом катился по лицу и шее, падая за ворот футболки. Услышав шорох листьев, потревоженных ветром, миссис Торн, широко открыв глаза, осмотрелась. Что, черт возьми, это все означает? Неужели падает температура? Ее окружал плотным кольцом мрачный лес, доводя до ужаса и без того напуганную женщину. Она еще до сих пор никак не могла отыскать место стоянки. Куда же они направились потом? На гору или же спустились с нее? Эмили не помнила, да и мысли были только о Роузи. Оторвав кусок бинта, Эмили привязала его к усыпанному колючками кусту. Перевязочного материала осталось ничтожно мало. Чем же отмечать дорогу потом?
Миссис Торн остановилась и осмотрела густо растущие деревья, пытаясь отыскать хоть что-нибудь знакомое. Извилистая тропинка усеяна иголками… Дважды она спотыкалась, падала на колени, но тут же вставала, не давая себе возможности расслабиться и пасть духом. Женщина пробовала бежать, но измученные, горевшие легкие отказались переносить такую нагрузку. Что ж, нужно спуститься вниз, а не карабкаться вверх. Вдруг Эмили словно кто-то остановил. Она взглянула на небо и осознала, что солнце исчезло за сгущавшимися тучами. Раньше женщина замечала кружевное плетение облаков, а сейчас совсем стемнело. «О, черт!» – пробормотала она в сотый раз.
Впервые миссис Торн почувствовала вкус собственного страха. Глаза горели от заливавшего их пота. Она заблудилась и прекрасно понимала это.
– Тебе не нужно было доверять мне, Роузи, простонала бедняжка. Внезапно в ее ушах прозвучал голос Яна:
– Эй, Эмили, ну-ка, поплачь. Когда ты сделаешь что-нибудь гадкое, несуразное, то всегда заливаешь вину слезами и заглушаешь упреки совести воем. Никто не умеет это делать лучше тебя.
– Заткнись, Ян, ты ведь покойник, пепел в пустыне… У тебя нет возможности говорить со мной и укорять! Посмотрим, как ты найдешь дорогу в этих чертовых зарослях… А я смогу! Ты только подожди, проклятый сукин сын! Я же не слышу тебя, ты мое воображение! – старалась успокоить себя женщина.
Какое направление выбрать – восток, запад, юг, север? Когда сядет солнце? Сейчас это невозможно определить, потому что небо затянули серые тучи. Похолодало, и ей стало зябко. Взмахнув палкой, она, повинуясь указаниям внутреннего голоса, повернула налево. Поскользнувшись, Эмили упала на спину и скатилась по каменистому склону, подминая кусты. Сосновые иголки впились в кожу. Почувствовав, как что-то обожгло щеку, миссис Торн подняла руку и ощупала лицо, отметив в памяти боль и теплую влагу под пальцами.
Некоторое время она не двигалась, затем снова коснулась щеки – кровь. Натянув футболку, Эмили вытерла ее. Раны на лице и голове сильно кровоточили, но это вовсе не означало, что случилось нечто серьезное. Женщина взглянула на серое, затянутое облаками небо. И дураку ясно – скоро пойдет дождь. Ветер усиливался.
Миссис Торн, встав на колени, помотала головой из стороны в сторону, пытаясь обрести ясность мысли, и поднялась во весь рост. Она двигалась в том же направлении, только уровнем ниже, там, где деревья не теснились так густо. Дышать стало гораздо легче. Привязав последний кусок бинта к кусту, женщина поморщилась при виде собственной крови.
Продвигаясь по лесу, Эмили поглядывала на часы – без четверти пять. До наступления темноты есть еще несколько часов, если, конечно, не начнется буря. Отчаявшись, она прислонилась к дереву и горько заплакала, а затем взвыла, словно раненая волчица. Она кричала и призывала на помощь до тех пор, пока не охрипла. «Я могу! Мне нужно дойти! – убеждала себя Эмили. – У меня же есть воля».
Да, силы воли у миссис Торн было не занимать, однако природа не желала помогать несчастной женщине. И она сделала шаг вперед, затем – еще, ступая, как автомат, раз и навсегда запрограммированный не сворачивать с маршрута.
Неожиданно Эмили вспомнила о занятии, проведенном монахинями неделю назад. Речь шла о поднятии духа. Беседа, начавшаяся вполне серьезно, закончилась на какой-то глупой ноте, однако тогда миссис Торн ощутила прилив сил и вдохновения, стала глубже и спокойнее дышать. Это случилось отчасти благодаря сестре Куки и ее несколько суховатому чувству юмора. Монахиня говорила, как нужно поступать в тех или иных случаях, то есть давала напутствие.
Теперь, если вспомнить что-нибудь из ее наставлений, можно как-то улучшить свое положение. Женщина упрямо шла вперед, невзирая на сильную головную боль. Стемнело, заросли деревьев и кустарников стали гуще. Скоро в лесу будет не видно ни зги. Так о чем там говорят женские романы? Ага! Нельзя ни на минуту задумываться о плохом, нельзя слушать злоязычных людей; конечно, сказать проще, чем сделать. Итак, сестра Куки, что положительного в данной ситуации? Главное, не потерять чувства юмора. Почаще улыбайся.
Эмили остановилась и набрала полные легкие воздуха, стараясь восполнить недостаток кислорода. Она устала и, прислонившись спиной к дереву, расставила ноги, уперев руки в колени, глубоко раз за разом вдохнула, вентилируя легкие.
Миссис Торн могла отдать голову на отсечение, что сейчас она снова слышала голос Яна, донесшийся до нее откуда-то сверху, из-за крон деревьев. Эмили не могла перепутать его с каким-либо другим, потому что слушала своего мужа на протяжении многих лет их совместной жизни.
– Ты попала в трудную ситуацию, дорогая, и у тебя опустились руки. Тебе никогда не приходилось думать. Нечего лететь вперед, очертя голову. Сейчас ты отвечаешь за жизнь другого человека…
– Заткнись, Ян! Ты же мертв! Тебя даже не похоронили, поэтому ты не можешь встать из гроба… Твой пепел развеяли над пустыней, развеяли вместе с тюльпанами. Я здесь и стараюсь сделать все возможное… У меня почему-то темно перед глазами… Может, сотрясение мозга? Не разговаривай со мной, Ян, мне некогда… Роузи нужна помощь. Я отказываюсь слушать мертвеца! Убирайся к черту!
«Открой свой разум к восприятию чуда!» – приказала себе обессилевшая женщина и взмолилась:
– Я здесь, Господи! Пошли мне свое благословение. Нет, нет, не за себя прошу, за Роузи… Сестра Куки, вдохнови меня! Мне понравились твои слова о мудреце, который знает, когда нужно отступить. Это сказано про меня… Еще ты говорила, что мы должны искать Его посланников. Боже, я даже не могу видеть! Что, если он уже здесь, а я его не замечаю?! Черт возьми, а?!
Неожиданно Эмили снова упала и скатилась вниз, ударившись о выступающие корни дерева. Женщина хотела закричать, но боль в плече оказалась настолько сильной, что она, закусив губу, принялась молча кататься по земле. По руке побежала теплая струйка. Кровь? Что делать, если у нее открытый перелом?
В этом месте оказалось немного светлее: сосны росли не так часто. Прищурившись и сосредоточив зрение, можно рассмотреть циферблат часов и валявшийся рядом указатель: «Путь Аппалачиана». Куда она идет? К Убежищу или от него?
Перекатившись на левый бок, миссис Торн подождала, пока стихнет боль, и привстала на одно колено. По телу пробежала волна жуткого озноба. Что же сломано? Плечо, ключица или рука? Вполне возможно, все вместе. И все-таки Эмили поднялась.
– Черт возьми, дорогая, иди! – раздалось словно ниоткуда.
– Кто-то крикнул? – прошептала несчастная женщина. – Неужели Ян? Невозможно. Он же умер!..
– Перестань жалеть себя. Я всегда говорил, что ты глупа. Повернись и отправляйся другой дорогой!
– Заткнись, Ян! Ты больше не смеешь указывать мне.
– Я не хочу, чтобы твоя смерть оказалась на моей совести.
«Неужели это и вправду голос моего бывшего мужа? – изумленно подумала миссис Торн. – У меня что, галлюцинации?»
Привычка, выработанная за долгие годы жизни с Яном, заставила ее повернуться и сделать шаг, который дался с огромным трудом и отозвался болью во всем теле.
– Если я действительно разговариваю с тобой, Ян, то скажи, сумею ли добраться до людей и помочь Роузи? Как далеко от меня Убежище?
Женщина вновь упала, на мгновение ослепнув от боли и понимая, что вот-вот потеряет сознание.
– Зачем ты толкнул меня, сукин сын?!
– Хорошо, хорошо, Эмили. А теперь разозлись… Только разозлись по-настоящему! Так… Вставай и иди!
– Ян, пожалуйста, помоги мне. Если ты ненавидишь меня, то сделай доброе дело для Роузи. Она ведь ничем не навредила тебе… Пожалуйста! Я не могу встать и сдвинуться с места… Мне нужно полежать… Рано или поздно кто-то найдет меня и мою подругу… Оставь меня, Ян. У меня сломана рука. Ты же врач и знаешь, насколько это болезненно. Вспомни, ведь ты ложился в постель, если у тебя кололо в боку…
– Немедленно замолчи! Хватит причитать! Ты что, собираешься дать своей подруге умереть?! Посмотри на себя! Ты валяешься на земле, потому что лень пошевелить ногой. У-у, бездельница! Я приказываю тебе, Эмили, и ты обязана подчиняться. Выпрями руку! Да ничего у тебя не сломано. Ты только сильно ушибла ее. Поверь мне как доктору.
– Отстань! Не замолчу! Никакой я не лодырь, а вот ты глупый идиот, ничего не смыслящий в медицине.
Женщина встала и зашагала вперед. «Должно быть, я сошла с ума, если разговариваю сама с собой и мертвецом, – мелькнуло в голове у Эмили. – Но, с другой стороны, наверное, именно такую ситуацию имела в виду сестра Куки, рассказывая о посланнике Божьем. Ян – Божий посланник?! Который час? Сколько времени прошло с тех пор, как я упала? Так… Разговор с Яном занял всего несколько минут… Пять тридцать? Или пять сорок пять?»
– Иди, Эмили.
На этот раз голос прозвучал мягко, словно упрашивая. Может быть, Ян действительно хочет помочь ей. Да нет, не ей, а Роузи…
* * *
Сестра Куки взглянула на часы и ужаснулась: «Господи! Как быстро бежит время». Она огляделась, проверила микроволновые печи, поставила поднос с картошкой в свободную. Мясо уже поджарилось до нужной кондиции: на нем образовалась аппетитная хрустящая корочка. Салат готов, столы расставлены, овощи подготовлены для тушения. Булочки остались в печке, чтобы не остыли; персиковый пирог охлаждался на заднем крыльце.
Поднос с чайником и стаканами красовался на столе. Чай тоже нужно вынести на крыльцо – единственное место, если не считать их спален, куда вход гостям был заказан. Именно здесь, подальше от посторонних глаз, можно выкурить запрещенную сигаретку и попить холодного чая.
Один раз в месяц сестры признавались друг другу в своем грехе и тут же забывали о нем до следующего раскаяния.
Никто из монахинь понятия не имел, откуда брались сигареты. Оставленные посетителями пачки хранились в кухне, в коробке из-под обуви, ожидая, пока их не востребуют. Правда, через три дня сигареты шли по своему прямому назначению. «Кто нашел, тот и курит», – обычно философски замечала Филли, зажигая спичку. Новые пачки, как по мановению волшебной палочки, появлялись на ступеньках заднего крыльца точно через день. По этому поводу мнения сестер разделялись: Джилли, Куки и Тина считали, что виновник этого – Мэтт, а Филли, Гасси и Милли склонялись в пользу Айвэна.
Тина разлила чай по стаканам, Гасси раздала сигареты, Милли щелкнула зажигалкой.
– Ужасная привычка, – заявила Филли, глубоко затягиваясь.
– Отвратительная, – дружно и весело поддержали остальные.
– Я точно знаю, что Бог не станет нас карать, – сказала Джилли. – Он ведь позволяет нам находить эти ужасные штуки. Если бы Господь противился этому, то прятал бы сигареты.
Куки, страстная поклонница Эрика Клэптона, заметила:
– А я вот и не собираюсь бросить курить.
– Мы тоже, – подхватили остальные.
– Будем гореть в аду, – предупредила сестра Тина.
– Что ж, по крайней мере, мы окажемся там вместе, – спокойно заявила Милли.
– Пора заканчивать, – произнесла Джилли, выставляя окурок «Мальборо» на всеобщее обозрение. – Видите? Докурила до самого фильтра… Какой ужасный грех!
– Кстати, а как вы думаете, мать Тереза курит? – поинтересовалась Филли.
– Ей приходится переживать ужасные стрессы… Как здесь не закуришь? – заметила сестра Куки. – Что-то небо совсем затянуло тучами, надеюсь, сегодня не будет грозы. Так хочется дочитать этот кровавый детектив. Если электричество отключат, я так и не узнаю, кто же все-таки убил Дарлин.
– Ее сестра Марлин, и перестань ныть, – фыркнула Гасси. – Еще в этой истории замешан садовник, остальное – чушь. Теперь тебе нечего волноваться, если погаснет свет. У меня есть другая книга… «Пропавшая красавица»… Можешь завтра взять ее и почитать. Мне ее привез Мэтт.
– Надеюсь, с Эмили и Роузи все в порядке. Правда, в горах и лесу темнеет гораздо раньше… А если начнется буря, там будет темно, как в аду, – задумчиво произнесла Тина.
– Роузи уже ходила по этому маршруту, – заметила Джилли. – Расстояние небольшое, всего четыре мили. Хотя… Да, они же сегодня наметили пройти десять. Ой! И Эмили совершенно не знает местности!
– Мне кажется, нужно попросить Айвэна присмотреть за ними, когда он привезет почту. Кстати, сегодня рейнджер что-то задерживается. Обычно Айвэн приезжает, – а у нас конец занятий… э… этим грехом, – пробормотала Милли.
– Я обещала оставить им ужин.
– Опять нарушаешь правила, Джилли, – строго заметила Гасси.
– Они для того и созданы, чтобы их нарушать. Да, а ведь эти женщины не привыкли лазить по горам…
– О! Я слышу колокол. Должно быть, это Айвэн.
Сестры собрали пустые стаканы на поднос, поручив Джилли обойти дом и забрать почту.
Айвэн, обладающий шестью футами и четырьмя дюймами роста и весом в двести шестьдесят фунтов, походил на медведя. Сильное сходство с этим животным дополняли его огромные, размером с добрый ствол дерева, ручищи. Зеленая форма и «стетсон» придавали ему довольно грозный вид.
– Надвигается гроза, сестра, и грянет она часиков в десять. Надо проверить, все ли на месте. – Его голос звучал мягко и нежно.
– Ну, если буря начнется в столь поздний час, то нечего беспокоиться за Эмили и Роузи… Сегодня утром они отправились в поход на десять миль, – пояснила Джилли.
– Когда ушли женщины? – спокойно поинтересовался гигант.
– Сразу после завтрака. Я обещала оставить им ужин, сказав, что наполню их тарелки и поставлю в печь. Знаю, это противоречит правилам, однако мне их просто-напросто жалко. Когда они вернутся, то будут умирать от голода.
– Как мило с вашей стороны, сестра. Да, правила время от времени нужно нарушать. А Роузи осилит такое расстояние? Мне надо проверить… Сейчас в лесу стало совсем темно, а Финнеран ужасная трусиха. Она падает в обморок даже при виде обыкновенной полевой мышки.
– Откуда вам сие известно? – ехидно поинтересовалась Джилли.
– Мэтт рассказал… Так, мы возьмем джип, поднимемся на гору и осмотрим окрестности. Если они ушли в восемь тридцать – девять ноль-ноль, то к этому времени должны бы вернуться. Да, обязательно нужно посмотреть. Если мы разойдемся с ними, выстрелите сигнальной ракетой, которую мы вам оставим. Хорошо, сестра?
– Конечно. Я скажу об этом и остальным. Мы предупреждали Роузи о том, чтобы она придерживалась тропинки и никуда не сворачивала… Они должны бы уже вернуться, но… Ладно, мне нужно идти, а то опоздаю с ужином.
Айвэн вручил ей небольшой пакет с почтой, повернулся и направился к главному корпусу, где обычно оставлял свой джип. Отъехав в четверть мили от Убежища, он покинул машину и по рации вызвал Мэтта Холидея.
– Поверь мне, эти женщины не прошли десяти миль. Если их нет к этому времени, значит, что-то случилось. У Роузи, кстати, часто побаливает живот. Об этом все знают.
– Я сейчас найду кого-нибудь, кто присмотрит за детьми, и приеду. Зажги фонари или запусти сигнальные ракеты… Айвэн, скоро разразится гроза… Через сорок минут я буду у тебя.
– Хорошо, увидимся, – произнес гигант, отключая рацию и вспоминая срочные вызовы, полученные за годы работы рейнджером. Обычно гости не отваживаются заходить слишком далеко, поэтому серьезных проблем не возникало. Ему нравилась эта служба, связанная с людьми, ищущими душевного спасения и успокоения в Убежище. Он и сам прибегал к такому образу жизни несколько лет назад, когда его невеста погибла в аварии. Сейчас, в возрасте пятидесяти лет, так и оставшийся холостяком любитель животных и детей по имени Айвэн работал круглосуточно.
Ему нравилась Роузи Финнеран, но она нравилась всем. Он не раз хотел пригласить ее в кино; правда, так и не решился. Теперь мужчина корил себя за застенчивость. Эта женщина заставляла его смеяться, подмигивая ему, когда, как ей казалось, никто не смотрел в их сторону, а он ни разу не ответил на эти знаки внимания. Айвэн сожалел об этом. Иногда Роузи не могла заставить себя выйти на улицу в дождик, а сегодня отправилась в поход… Впрочем, все люди совершают глупые поступки.
Иногда ему приходили в голову мысли об Эмили Торн и Мэтте Холидее. Он знал, что его напарник заинтересовался дамой из Нью-Джерси и пытается скрыть это, хотя ничего у него не получается. Мэтт все время спрашивает, как обстоят дела в Убежище, если у него случается выходной. Причем все расспросы заканчиваются именем миссис Торн. Айвэну даже нравились искорки, загоравшиеся в глазах друга при упоминании гостьи из Нью-Джерси. На прошлой неделе Холидей отнес ей мороженое и долго просидел у нее, разговаривая на разные темы. Гигант хотел присоединиться к ним (с ними находилась Роузи Финнеран), но так и не решился, а свою порцию съел в гордом одиночестве.
Мужчина забросил за плечи рюкзак, такой же большой, как и он сам, и направился в лес, освещая путь ручным фонариком. Его тяжелые шаги гулким эхом разносились среди деревьев.
* * *
Она вновь упала лицом вниз, зацепившись за что-то. Женщина пыталась пошевелиться, встать, но острая боль, от которой перехватывало дыхание, мешала ей. Эмили некоторое время лежала неподвижно, не обращая внимания на острые иголки, впившиеся в тело.
Она смертельно устала и хотела немного поспать, хотя бы минут десять.
– Вставай, Эмили, не время разлеживаться. Подумай о подруге. Она рассчитывает на тебя, послушай меня, Эмили…
– С какой стати? Я же просила тебя оставить меня в покое. Не желаю разговаривать с мертвецом. Бог накажет тебя за все мои мучения. Оставь меня в покое!
Женщина встала на колени, оперлась на руки и – рухнула лицом вниз, прямо на острые сосновые иглы.
– О-о-о… Я ушибла колено и лодыжку.
– Твоей подруге гораздо больнее, Эмили. Давай, шевели задницей! Вставай и иди! Это приказ.
– Ян, пошел ты к черту со своими приказами! Как же я?
– Ты можешь подождать. Сейчас на первом месте твоя подруга. Если у нее разовьется перитонит, она умрет, и ты прекрасно это знаешь. Кроме того, я все-таки врач. Единственный раз в жизни послушай меня.
– Ты был доктором. Понимаешь, был, а сейчас тебя не существует, поэтому закрой свой рот. Я сама знаю… Нечего меня учить… Ничего не вижу… Боже мой, я заблудилась! Помоги мне встать.
– Сама вставай. Эмили, я наблюдаю за тобой.
– Хватит меня учить. – Женщина поднялась, качнувшись из стороны в сторону, но сумела удержаться на ногах. Пошарив в траве, она попыталась найти свою дубинку. Нащупав свое импровизированное оружие, Эмили кое-как подняла его.
Раздался мощный раскат грома, и сверкнула молния, осветившая весь лес и тропинку, скрытую кустарниками.
– Он позволил тебе сделать это? – ужаснувшись, спросила миссис Торн. – Ян, как ты управляешь грозой?
– Обыкновенное волшебство. Ты рада, что наконец нашла дорогу?
– Да, да, очень. Сколько мне еще идти?
– Если я тебе скажу об этом, ты сдашься. Могу, конечно, успокоить и сказать, что недалеко. Тогда ты в спешке налетишь на дерево и еще что-нибудь сломаешь… Я не знаю, как далеко Убежище… Ты только иди.
– Я поняла тебя, грязная свинья. Ты просто пытаешься свести меня с ума… То, что ты делаешь со мной, ужасно. Я сделала все, что было нужно… Ты даже не узнал меня, когда увидел в своем офисе… Теперь я прежняя Эмили.
В небе сверкнула молния, потом – вторая, третья… Женщине показалось, что она наблюдает за дисплеем игрового автомата.
Опираясь на палку, миссис Торн могла двигаться, волоча поврежденную ногу и прижимая больную руку к телу. Она шла, и это самое главное.
– Представляю, Ян, какой грандиозный спектакль сейчас разворачивается перед тобой. Что ты делаешь? Морщишь нос?
– Не трать силы на пустую болтовню. Растяпа! Тебе нужно было взять один фонарик и сигнальную ракету… И все же ты молодец, Эмили!
Женщина обрадовалась комплименту и попыталась шагать быстрее, стараясь не думать о Роузи и Яне. Возможно, разговор с умершим мужем – плод больного воображения, поэтому лучше никому не рассказывать об этом.
В небе молнии исполняли танец святого Витта. С ужасом посматривая на беснующиеся тучи, миссис Торн чувствовала, что сердце вот-вот вырвется из груди.
Неожиданно перед ней выросло огромное чудовище с мешком за спиной. Господи! Оживший кошмар, ни больше ни меньше. Сжав палку в непослушных пальцах, Эмили закричала от страха. Это же… Это же сам Эл Рокер со своим радаром Доплера! Она начала терять связь с реальной жизнью, и понимание этого приводило женщину в полубессознательное состояние.
– Ян! Помоги мне, не оставляй один на один с этим… существом! Клянусь, что совершу какой-нибудь хороший поступок в твою честь. Ты можешь, Ян, все в твоей власти… Не дай мне умереть!
Ни звука в ответ, зато появился свет, ослепивший ее. Отшатнувшись, она постаралась протереть глаза.
– Миссис Торн…
Эмили узнала мягкий приятный голос.
– Айвэн! – Облегченно простонав, женщина рухнула на землю. Теперь уже неважно, встанет она или нет.
– Господи, что с вами случилось, миссис Торн?
– Роузи… – прошептала она еле слышно. – Я оставила ее там… Где-то наверху… Клочки бинтов на кустах и ветках деревьев отмечают дорогу к ней… Когда закончился перевязочный материал, я порвала на метки носки и нижнее белье… У Роузи аппендицит. Я оставила ей фонарики и рюкзак. Стемнело, я заблудилась… Впрочем, это не столь важно. Главное, я не могу сказать точно, где она… У нее температура и сильно болит живот. Вы ведь найдете ее, правда?
– Конечно. А вы? Что-нибудь сломали?
– Нет. Впрочем, не знаю… Оставьте меня здесь и заберите Роузи.
– А мне казалось, что вы с кем-то разговариваете.
– Я… Я… беседовала сама с собой. Айвэн, вам нужно поторопиться.
Мужчина достал рацию.
– Миссис Торн, пожалуйста, подумайте, сколько времени вы добирались сюда?
– Несколько часов… Но я заблудилась, к тому же стемнело… Упала… Поэтому время для меня тянулось ужасно медленно. Мне кажется, я шла пять или шесть часов. Фонари и сигнальные ракеты оставила Роузи. Может, если вы выстрелите, она ответит, тогда будет известно направление движения. Вам нужны носилки. Знаю, вы сильный мужчина, но сможете ли нести Роузи все время на руках?
Айвэн положил рацию в рюкзак.
– Мэтт уже в пути, а я пойду вперед. Через несколько минут Эмили оказалась в кольце факелов, которые мужчина воткнул в землю вокруг нее.
– Хорошенько о ней позаботьтесь, вы ей нравитесь, – бросила она ему вдогонку, сама удивляясь своей дерзости, и свернулась калачиком.
– А сейчас что? – раздался насмешливый голос Яна.
– Мне можно поспать? – ответила она вопросом на вопрос, хотя знала, что ответа не последует. Уронив голову на руки, Эмили улыбнулась и провалилась в беспамятство. Вокруг нее бушевала стихия: молнии и громы, треск деревьев и шум дождя, залившего оставленные Айвэном факелы, – все это абсолютно не беспокоило утомленную женщину.
Миссис Торн проснулась лишь только в тот момент, когда кто-то взял ее на руки и понес к стоящей неподалеку машине.
* * *
– Боже мой, Эмили… Вы себе ничего не сломали?
– Даже и не мечтайте отправить меня в больницу. Мне нужна горячая ванна, повязки, мазь и еще… доброе слово монахинь. Мое состояние намного лучше внешнего вида. Как Роузи?
– Ее уже оперируют. Аппендицит. Айвэн остался с ней в больнице.
– Он ей очень нравится, – заметила женщина, стараясь найти удобное положение для больной руки.
Мэтт расхохотался.
– Выходит, взаимно… Она тоже нравится Айвэну. Кстати, для городской неженки вы хорошо справились с трудностями.
– Неженка… Подходящее словечко для ковбоя.
– Мы употребляем его по отношению к людям, не привыкшим ходить по маршрутам. А вот вы прошли. Я видел и знаю, как иногда блуждают даже опытные мужчины… С Роузи все будет в порядке только благодаря вам.
Эмили сжала зубы.
– Я мало что сделала для нее. Наоборот, пришлось помогать мне.
– Считаю, мне не следует об этом знать, – спокойно заметил Мэтт.
– Чудненько! – прошептала смущенная женщина. – Мне совсем не хочется распространяться на данную тему.
– Но вам все равно нужно показаться врачу, Эмили. Если вы не хотите ехать в больницу, я буду счастлив сопровождать вас в клинику, работающую круглосуточно.
– Гм… Меня уже консультировал врач… э… Словом, я в порядке. Сестры позаботятся обо мне. Гасси как-то говорила, что стала бы ветеринаром, если бы не услышала голос свыше. Она очень любит лечить людей и давать медицинские советы… Мэтт, поговорите со мной о монахинях. Они ведь такие же, как и мы, верно?
– Ходит множество слухов по этому поводу… Мне нравится один вариант, он больше всего походит на правду. Сестры когда-то давным-давно принадлежали к ордену святого Бенедектина. Одной из них, по-моему, Куки, богатая родственница оставила огромное наследство. Кстати, она приезжает сюда дважды в год. Тогда Убежище переживало трудные времена, и сестра Куки выкупила его, оставив орден. Она вполне современна, как и все остальные. Сестры хорошо относятся к разводам, к контролируемости рождаемости; считают, что священникам можно жениться и что женщины тоже могут быть священнослужителями, вернее, священнослужительницами. Ватикан не одобрял их взгляды, и им пришлось уйти из своих обителей. Убежище в Черных горах – их дом, и они считают себя счастливейшими женщинами на земле. Их привычки не имеют ничего общего с устоями обычных невест Христа, хотя сестры считаются монахинями и ведут пристойную жизнь. Мне кажется, для них больше подходит термин «прогрессивные вероотступницы». Не знаю, правда или нет, но многие побывавшие здесь упоминают о них в своих завещаниях. Это место довольно прибыльное… Сестры берут деньги за посещение Убежища и вкладывают их в дело. Если новый человек захочет провести здесь какое-то время, то он должен подождать два года.
– Этого не может быть, – сонно произнесла Эмили. – Я позвонила, и мне сразу дали такую возможность.
– Значит, у вас экстренный случай, – хрипло пробормотал Холидей. – Это единственное правило, которое они никогда не нарушают. Помните, я говорил вам, что в «Пути архангела» селят только выдающихся людей.
Миссис Торн покраснела от похвалы. Ее никто никогда не считал особенной. Наверное, в этом заслуга отца Майкла.
– Мэтт, который час?
– Полночь. Сестры ждут вас, я им уже позвонил. У них должны быть известия от Роузи.
– Надеюсь, – прошептала Эмили – и уснула. Монахини заохали и заахали, когда Холидей принес миссис Торн на кухню, но он немедленно прекратил поток причитаний.
– Есть ли что-либо от Роузи?
– Пока ничего. Если сможешь узнать, сообщи нам.
После этого короткого разговора сестры отнесли Эмили в огромную ванну. Женщина сонно открыла глаза.
– Мы не можем снять с вас одежду, поэтому пришлось действовать таким вот образом… Когда ваши брюки и футболка намокнут, запекшаяся кровь размягчится – тогда можно будет раздеть вас, не причиняя боли. Затем мы дадим вам бренди и аспирина. После них вы почувствуете себя лучше…
– А потом, – вмешалась в разговор Куки, – я перевяжу вас, смажу колени и руки. Через неделю все пройдет.
– Когда обработать раны перекисью водорода? Сейчас или после? – поинтересовалась Гасси, отвинчивая крышку пузырька.
– После, после, – отмахнулась Куки. – Кстати, бренди не повредит всем. Нам еще предстоит проделать многое…
– О, я принесу стаканы, – с радостью вызвалась Филли. – Как хорошо оказаться полезной для друга отца Майкла. Он обрадуется, когда узнает об этом.
В четыре часа монахини отвели миссис Торн на крыльцо, где она собиралась провести остаток ночи, подремывая в шезлонге. Эмили чувствовала себя словно родившейся заново, о чем не замедлила признаться сестрам.
– Это потому, что вы пьяны. Одна порция сего напитка приравнивается к четырем обычным. Наверное, и горячая вода сыграла свою роль. Кстати, вы выпили три стаканчика бренди, что равносильно двенадцати обычным. Спокойной ночи, дорогая Эмили, – произнесла Джилла, укрывая ее легким одеялом.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Пробуждение любви - Майклз Ферн



Дура!!! Сама на шею посадила и везла, чему ж удивляться!? После первой главы читать не о чем.
Пробуждение любви - Майклз ФернKotyana
22.08.2012, 17.14





Дура!!! Сама на шею посадила и везла, чему ж удивляться!? После первой главы читать не о чем.
Пробуждение любви - Майклз ФернKotyana
22.08.2012, 17.14








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100