Читать онлайн Пробуждение любви, автора - Майклз Ферн, Раздел - ГЛАВА 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Пробуждение любви - Майклз Ферн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.2 (Голосов: 5)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Пробуждение любви - Майклз Ферн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Пробуждение любви - Майклз Ферн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Майклз Ферн

Пробуждение любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 12

В полдень Бен Джексон переступил порог клиники Эмили.
– Ого! Да здесь же нужны темные очки, – воскликнул он, прикрывая глаза рукой от обилия света в зале. – Извини, меня вчера не было дома… Как дела с сексапильным мужчиной?
– В финансовом смысле это оказался величайший день. Если все будет продолжаться в том же духе, отлично. Но я реалистка и понимаю, что так вечно не может быть… Вчера мы разговаривали с Чарли… Давай перейдем в комнату отдыха. Ты немного подождешь меня, а я объясню вон той даме в зеленом костюме, как работать на тренажере.
– Покажи мне, где находится это помещение, и я с удовольствием подожду тебя там.
– За углом. Если надоест ждать, покорми Гарри и Гарриэтту.
Через пятнадцать минут Эмили вошла в комнату отдыха и рассмеялась, увидев инструктора, который, развалясь в кресле, созерцал обитателей аквариума.
– Сначала я хотел бы задать тебе один вопрос, тихо произнес Бен. – Ты поужинаешь со мной в субботу?
– Свидание? – Женщина покраснела, вспомнив их столкновение на скользком от пота пластиковом коврике.
– «Свидание» – хорошее слово. Два человека вместе ужинают… Я могу заехать за тобой – и тогда это будет выглядеть, как настоящее свидание. Если же мы встретимся в ресторане, все превратится в обычный ужин.
Лицо Эмили приобрело такой же оттенок, что и розовое полотенце у нее в руках.
– Хорошо, можешь заехать за мной.
– Отлично. Какой ресторан? Китайский, итальянский, французский?..
– Китайский, если можно. Хотя остальные тоже подойдут.
– Знаешь, мы можем поступить следующим образом… Слушай, слушай… Едем в китайский на суп с акульими плавниками, затем заглядываем в итальянский на равиоли и заканчиваем вечер во французском, наслаждаясь шоколадным муссом, – предложил Джексон. – Как тебе такая программа?
– Я же сказала – китайский.
– Хороший выбор. Не могу дождаться субботнего вечера. А ты?
– Я тоже.
– В шесть тридцать устроит?
– Вполне. Мы закрываемся в шесть. Заберешь меня отсюда, хорошо? Стыдно признаться, но мы принимаем душ каждая в своей клинике, чтобы меньше платить за воду, – смущенно пробормотала миссис Торн.
– Что ж, разумно. Итак, о чем ты хотела со мной поговорить?
Эмили рассказала ему о своей беседе с Чарли и поделилась соображениями по этому поводу.
– Считаю, он прав. Эти клиники рассчитаны на женщин среднего возраста. Ты далеко не юнец и хорошо выглядишь. С тобой они будут чувствовать себя намного лучше.
– Лучше?! – удивился Джексон. – Надо же!
– Ты прекрасно знаешь, о чем я, – заметила миссис Торн, вспоминая его тело.
– Я не собираюсь носить кепи и обтягивающий наряд «Спидо».
– Это всего лишь купальный костюм. Его можно приобрести везде, в любом магазине.
– Ага, одежда для эксгибиционистов, – недовольно буркнул Бен. – Кроме того, я не сбриваю волосы на теле и не намазываюсь маслом.
– Значит, ты будешь это делать?
– Гм… Подумаю.
– Тебе нужно записаться в группу Чарли. Я заплачу за занятия.
– Эмили, мне сорок пять. Ты что, серьезно считаешь, что я стану скакать с этими молодыми жеребцами и делать… Черт! Чем они там занимаются? О, нет, это не для меня.
– Как насчет частных уроков?
– Если ты мне их сама будешь давать. Тем более что тебе пришлось просмотреть видеозапись сотни раз. Но только у тебя дома. Все равно мне необходимо все хорошенько обдумать.
– Частные уроки – это прекрасно, – едва слышно пробормотала женщина. – Думаешь, это поможет? Говори честно!
– Похоже, здесь идет речь о торговле сексом.
Он продается – это знают все. Секс – радость. Я лично не уверен, что смогу торговать своим телом. В моем возрасте сие несколько вызывающе. Мужчина едва заметно улыбнулся.
– Хороший ответ. Возможно, в твоих словах есть доля правды. Особенно мне понравилось слово «вызывающе», – ласково произнесла Эмили.
– Так, мне пора уходить. У меня занятия в Принстоне с эксклюзивной личностью, обладающей семьюдесятью пятью фунтами лишнего веса. Увидимся в субботу.
– Жду с нетерпением.
– Посмотрим. – Бен шлепнул ее розовым полотенцем по заду.
«Он флиртует со мной! Заигрывает… Попросил о свидании, и я ответила «да». Он действительно приглашает меня ужинать и заплатит за это. О, Боже! Что же мне делать? Кстати, какое платье приготовить к субботе?»
Обзвонив все клиники и посоветовавшись, она окончательно сделала выбор: на ней будет наряд с длинной широкой юбкой «полусолнцем» с орнаментом в индейском стиле, туфли на низком каблуке – они с Беном почти одного роста – и жемчужный гарнитур. Повесив трубку, миссис Торн решила, что ее подруги находятся в еще большем возбуждении, чем она сама.
Эмили подумала о Яне. Он всегда являлся к ней, конечно, в воображении, когда дела шли плохо или особенно хорошо. Где же ее супруг? Подал ли заявление о разводе? Негодяй… Он ни разу не позвонил, будто ее не существовало. «Ты забиваешь мне голову, Ян, хотя тебе там не место. Нужно заполнить пустоту кем-нибудь другим. Подумай о свидании с очень хорошим человеком, о том, как тебе хорошо одной. Ты нравишься Бену, он заигрывает с тобой. А Ян когда-нибудь поступал подобным образом? Только лишь тогда, когда что-нибудь хотел получить от тебя».
* * *
Дела шли хорошо, пусть медленно, но верно.
У Эмили еще оставалось время на стирку, болтовню с клиентами, звонки в другие клиники, которые показывали неплохие результаты.
Как долго это будет продолжаться? Бен, например, не особенно надеялся на успех. «Секс продается», – заявил инструктор, но что произойдет, когда женщинам надоест смотреть на молодые мускулистые тела? Что случится, если они решат: «Не стоит больше любоваться Беном Джексоном?..» Тогда придется переделывать коррекционную клинику в заурядный клуб здоровья. В чем разница между ними? Последний составляют люди, объединенные общей целью, а центр дает дополнительную возможность для постановки диагноза и лечения. Она знала, что женщины среднего возраста больше полагаются на слово «клиника» нежели «клуб».
– Будь что будет, – пробормотала миссис Торн. – Если эта затея провалится, возьмусь за что-нибудь другое.
Женщина взглянула на часы. Через пятнадцать минут клиенты должны поменять тренажеры. Дальше следует почитать книгу о травах, которую ей вручила Лина. Знакомясь с содержанием, она делала пометки; издание настолько ее захватило, что посетительницам пришлось дважды окликнуть хозяйку зала, когда вышло время, отпущенное для занятий.
Эмили обратилась к девяти женщинам, сидящим на сиденьях тренажеров.
– Я бы хотела задать вам несколько вопросов… Как вы относитесь к травам? Хочу заметить, некоторые из них помогают содержать тело в порядке и выводить шлаки из организма. Просто поднимите руки. Как насчет чая из трав? Вы будете его пить? – Девять рук одновременно взметнулись в воздух. – Вы станете заваривать дома или здесь? – Пятьдесят на пятьдесят. – Позвольте мне узнать еще кое-что… Если в выходные дни я надумаю прочитать лекцию о здоровом питании при использовании трав и витаминов, вы придете? – Семь рук застыли над головами.
– Я работаю по воскресеньям, – огорченно заявила одна из женщин.
– А мне необходимо поехать в Пенсильванию, чтобы навестить свою маму в доме для престарелых, – произнесла другая. – Но я прочитаю все книги по данному вопросу, если вы что-то мне порекомендуете. Может быть, вы проводите занятия посередине недели или во время обеда? Я бы с удовольствием пришла. У вас есть информация только на одну лекцию или будете вести постоянный курс?
– Откровенно говоря, еще не знаю… Просто хотелось поделиться с вами некоторыми соображениями в этой области, прозондировать почву. У нас есть в продаже травы. Хотите – попробуйте.
– Но мы же ничего не знаем о травах и настоях из них, – выкрикнула одна из посетительниц. – Пожалуйста, объясните.
– Чай, заваренный с омелой, снижает высокое артериальное давление. А вот рецепт для укрепления волос; этот состав помогает сохранять естественный цвет прядей и препятствует появлению седины. Для этого сделайте настой из листьев винограда и мойте им ваши волосы раз в месяц. Кстати, таким составом пользуются индейцы. Да и жители Юты утверждают, что сие средство отлично помогает при решении данной проблемы. Думаю, им можно пользоваться без каких-либо ограничений.
– Эмили, расскажите нам еще что-нибудь.
– Пожалуйста… Жиры и холестерин выводят из организма с помощью чеснока и уксуса. Можете попробовать… Я считаю, лучше как следует подготовиться к болезням и всяческим проблемам, чем потом с ними бороться.
– О, вы правы, – выдавила женщина, накачивающая мышцы ног.
– Конечно, – улыбнулась Эмили. – Только не подумайте, что я советую не принимать лекарства, предписанные врачами. Просто мне бы хотелось, чтобы вы воспользовались рецептами народной медицины, дабы избежать, если, конечно, это возможно, перенасыщения организма лекарственными препаратами.
Женщины дружно закивали головами, выражая свое согласие с такой рекомендацией.
«Это, наверное, обычная реакция человека, который долгое время общался с врачами», – решила миссис Торн, подходя к зазвонившему телефону. Она некоторое время не отрывалась от телефонной трубки, хотя продолжала наблюдать за занятиями женщин на тренажерах, затем терпеливо принялась объяснять невидимой собеседнице:
– …У нас оплата производится за каждое занятие или же можно приобрести абонемент на целый год. Мы предлагаем пройти медицинское освидетельствование перед началом занятий. Да, на наших тренажерах установлены контрольные системы, регистрирующие пульс и работу сердца. Мы научим вас контролировать собственный организм во время занятий аэробикой. Конечно, у нас имеются душ и комната отдыха… Нет, мужчин пока нет, потому что центр рассчитан на женщин среднего возраста. Большинству наших клиенток уже за сорок… Да, мы знаем, как остановиться, если человек начинает слишком сильно потеть. Телевизор? Да, есть. Он работает даже во время занятий, чтобы желающие могли не пропустить свой любимый сериал. Словом, посетительницы нашей клиники убивают двух зайцев сразу. Еда?! Ну, этот вопрос на совести самого клиента, а мы лишь даем несколько опробованных диет на выбор. Замороженная пища? Да, нам известно об этом, но мы пока не пользуемся подобной новинкой.
Эмили положила трубку и, подойдя к тренажеру «беговая дорожка», выключила его.
– Достаточно, миссис Санчес. Завтра мы увеличим время на две-три минуты. Вам не удастся сбросить лишний вес за несколько занятий. Надо набраться терпения и медленно сбрасывать фунт за фунтом. Даже граммы имеют огромное значение. Кроме того, мы стараемся убрать жировые клетки… Еще пару минут на «велосипеде» – и вас ждет комната отдыха. Кстати, вы можете читать и заодно крутить педали. У меня есть книги о травах… Отлично справляетесь, рада за вас, – с улыбкой произнесла миссис Торн, похлопывая толстушку по плечу. Та довольно улыбнулась.
«Я бы многое отдала за доброе слово в свой адрес, когда убивала себя, мучая тело физическими нагрузками, – с горечью подумала Эмили. – И все-таки… Женщина помогает женщине – таков девиз моей клиники».
* * *
Миссис Торн проснулась в субботу с чувством, что должно произойти что-то хорошее. Одеваясь, она старалась представить себе свидание с Беном. Ужин… Только ужин… Про последствия не было сказано ни слова. Вполне возможно, они заедут к Чарли Брауну пропустить стаканчик, так как в китайских ресторанах не подают спиртное. И тогда… Они отправятся к ней домой или к Джексону? Хватит ли у нее мужества пойти к нему? Да и решится ли он пригласить ее посмотреть свою квартиру? Как там сейчас говорят мужчины в таких случаях? «Пойдем ко мне… Хочу похвастаться новым музыкальным центром…» А может, теперь все более откровенно, и ей предложат посмотреть последний порнофильм? Нужно выработать план. Советоваться с подругами не имеет никакого смысла, ибо те тоже уже тысячу лет не ходили на свидания. Она поедет вслед за Беном на своей машине, потому что он заедет за ней в клинику.
Женщина взглянула в зеркало. На нее задумчиво смотрела Эмили Торн. Прищурившись, она попыталась рассмотреть прежнюю Эмили, но годы и страдания поработали над лицом, наложили свой горький отпечаток. Указательным пальцем женщина подтянула кожу к глазам и разгладила морщинки. Макияж не поможет, тональный крем – тоже. Ужасно беспокоила и отвисшая складка на шее. Единственное, что доставляло радость, – это потеря тройного подбородка. Эмили никогда не считала себя хорошенькой. Если говорить откровенно, даже привлекательной ее можно назвать с трудом. Почему Бен пригласил поужинать? Чего он ждет?
«Нет, Эмили, лучше скажи, чего ожидаешь ты?» – заговорил внутренний голос. «А я… – отозвалась женщина, – я предвкушаю хороший ужин с человеком, который мне нравится… Потом немного вина и… долгий поцелуй… Больше ни-че-го!»
Если бы повернуть время вспять, стать прежней Эмили, у которой впереди все будущее!
В кухне, усевшись за стол с чашечкой кофе, миссис Торн слушала болтовню соседок, подшучивающих над ее будущим свиданием. Все их замечания и поучения сводились к одному: не делай ничего такого, чего не совершили бы мы.
Эмили уходила из дома, придерживая под мышкой пакет с платьем и сумочку с косметикой.
– Увидимся, – услышала она за спиной и улыбнулась при взрыве хохота.
* * *
Клиника заканчивала свою работу. Вот уже последняя группа клиенток собралась уходить. Время пролетело быстро. Суббота, как заметила Эмили, – самый напряженный день недели.
Уже был отработан режим работы для тренажеров и групп, занимающихся аэробикой. «Идет, как по маслу», – хвасталась она соседкам. Миссис Торн последнее время чувствовала себя прекрасно, потому что занималась любимым делом, верила в него и надеялась на успех.
Женщины, собравшиеся уходить, попросили подойти хозяйку центра и поинтересовались, в чем лучше всего заниматься. Выслушав советы, они согласно и одобрительно закивали головами: Эмили являлась для них непререкаемым авторитетом, которому можно целиком и полностью доверять.
– Ну, а теперь пора всем по домам… Давайте, давайте, – закончила разговор миссис Торн, жестом приглашая дам к выходу. – У меня скоро свидание, а вы заставляете меня задерживаться. Хотите, чтобы я опоздала? Значит, желаете повесить этот грех на меня?
– Нам бы желательно послушать отчет об этой встрече, – заявили, перебивая друг друга, женщины.
– Отлично, договорились, – пообещала Эмили, закрывая за ними дверь. Она опустила жалюзи и пошла в ванную комнату, чтобы смыть с себя пот трудового дня.
Зачесав назад еще влажные волосы и вдев в уши большие золотые серьги, миссис Торн критически разглядывала себя в зеркале, любуясь отражением. Юбка с орнаментом в индейском стиле прекрасно сидела на ее ставшей изящной фигуре, широкий кожаный пояс подчеркивал линию бедер, а топик – талию. Этот наряд ей дала Келли. От Марты Эмили получила замшевые туфли красивого медного цвета, а сумка с кожаными ручками и милыми побрякушками досталась от Нэнси.
Миссис Торн открыла косметичку. Много краски накладывать на лицо не стоит, чтобы не подчеркивать мешки под глазами – наследство от погибших жировых клеток – и глубокие складки вокруг рта и носа. Лучше постоянно улыбаться, чтобы создать впечатление хохотушки, тогда морщины будут иметь совсем другое значение. Женщина коснулась обвисшей кожи под подбородком – ее оказалось много, очень много. В довершение ко всему у нее стали появляться пигментные пятна, что очень беспокоило ее. Нужно обязательно сходить к дерматологу и избавиться от них. Эмили твердо решила позвонить врачу в понедельник и договориться о встрече. Второй проблемой являлась отвисшая кожа, поэтому остро стоял вопрос о косметической хирургии. Подтяжка лица, полная или частичная, стоит немалых денег. Правда, если продать меха, то операция будет оплачена. Нужно же, в конце концов, сделать хоть что-то и для себя. Кроме того, миссис Торн давно уже беспокоили вены на ногах. Настало время подумать и об этом. С решением данной проблемы уйдет страшная боль, мучившая ее столько лет.
Эмили скорчила гримаску, накрасила губы и нанесла тонкий слой туши на ресницы. Затем взяла духи, что тоже давно не делала, помня о неприятных ощущениях, оставшихся после подарков Яна. Этот флакон она купила сама и с удовольствием принюхивалась к аромату.
Приведя себя в порядок, миссис Торн подошла к двери и отодвинула задвижку, чтобы Бен смог войти. В комнате отдыха она опустилась в кресло и принялась наблюдать за играми Гарри и Гарриэтты, резвившихся в аквариуме.
– Эмили?
– Я здесь, – отозвалась она. – Мне осталось только набросить пальто. Придется мне поехать на своей машине вслед за тобой, чтобы потом не возвращаться за «Фордом».
– Эй, послушай, когда я назначаю свидание, то отвожу девушку домой. Или, если захочешь, подвезу тебя сюда, чтобы ты спокойно пересела в свой автомобиль.
– Хорошо.
– Идет дождь… а я припарковался в дальнем конце стоянки. У тебя есть зонт? Нет? Ладно, тогда я подъеду к входу.
– Нет, нет, не надо, я люблю гулять под дождем. А ты?
– Да, раньше мне это нравилось. Мы с сыном шлепали по лужам все лето к ужасу его матери.
– О! Тогда давай погуляем? Подожди минутку, мне нужно закрыть жалюзи.
Когда они вышли на улицу, Бен поинтересовался:
– А как же твоя прическа? Эмили весело рассмеялась:
– Волосы только виться будут лучше. О, взгляни на эту замечательную луну! – Она отпустила его руку, подбежала к луже и шагнула в нее. Бен последовал ее примеру. – Давай найдем еще одну. Смотри, вон там еще одна! Ого, целое озеро! – Не успела Эмили умерить свои восторги, как брызги, разлетевшиеся во все стороны, залили их с ног до головы.
Промчавшийся фургон остановился и дал задний ход. Дверца кабины открылась, и показалась фигура водителя.
– Эй, извините. Я могу вас подвезти.
– Нет, спасибо, – отказалась миссис Торн. Джексон усмехнулся:
– Согласен с дамой.
– О, еще раз прошу извинить.
Они снова приняли ванну, когда фургон тронулся с места, рассекая колесами воду.
– Знаешь, Эмили Торн, при таком освещении ты выглядишь зелено-пурпурной, – произнес Бен, указывая на огни, горевшие на стоянке. – Послушай, как мы в таком виде появимся в ресторане? У нас есть три варианта: вернуться в клинику и привести себя в порядок, поехать ко мне домой и поужинать. Еду я приготовлю сам или купим в ресторане…
– Ты умеешь готовить? – удивленно перебила она говорившего.
– Естественно. Правда, не очень хорошо, но вполне съедобно. В основном специализируюсь на беконе и яйцах.
– Прекрасно! Мне это по вкусу! Я не ела их уже триста лет. Мне так нравится макать тостом в желток…
– Мне тоже. Моя мама постоянно твердила мне, что так неприлично вести себя в общественных местах, но, став старше, я заметил, что большинство людей поступает именно таким образом. В яичнице мне больше всего нравится желток, а в вареных яйцах – белок. Желтки я выбрасываю.
– Странно, но я тоже. Подумать только! – удивилась женщина, садясь в машину Джексона. – У тебя есть сушилка?
– Конечно. Мой сын постоянно ей пользуется, когда приходит в гости. Я стараюсь, чтобы мой дом стал его, чтобы он не чувствовал себя в нем чужим. У мальчугана своя комната, вещи и телевизор. Развод плохо отражается на детишках. Моли Бога, что не столкнулась с такой проблемой… – Бен осекся. – То есть я хотел сказать…
– Я все прекрасно поняла. Тебе пришлось нелегко?
– О, да. Но приходится как-то жить, что еще остается одинокому человеку? Нельзя же все время думать о прошлом. Я учился, к великому сожалению, на собственном опыте. Сейчас мне гораздо легче. Я с нетерпением жду утра, новых дел и событий, не страшусь рассвета… По ночам разговариваю с сыном… Иногда наступает тоска, мучает одиночество, правда, сейчас не так, как прежде. У меня такая же жизнь… Очень похожая на твою. Главная цель – продолжать жить. Некоторые никак не поймут этого… У меня есть друг из такой категории людей. Жена обчистила беднягу до нитки, и он потратил уйму времени, чтобы привлечь ее к суду и вернуть отнятое. Жизнь этого человека превратилась в кошмар. Он просто существует. Две недели назад мой несчастный приятель сорвал стекла и «дворники» с ее машины; месяц назад, спрятавшись в кустах, забросал входную дверь дома бывшей жены тухлыми фруктами, которые специально подбирал для такого случая. Его поймали и принудили поговорить с ней. Она не собирается подавать в суд, поэтому он продолжает военные действия. Ну, и какой смысл во всем этом? У его бывшей супруги есть приятель, с которым она собирается создать семью. После этого женщина намеревается покинуть пределы нашего штата, чтобы избавиться от смертельно надоевшего бывшего мужа, а тот пытается воспрепятствовать ей, обратившись к помощи закона.
– А что будет с ним, если жена уедет?
– Прежде всего прошу учесть следующее: они разведены. Она больше не является его супругой. Ему придется столкнуться с суровой правдой, когда она выйдет замуж и уедет.
– Не оставляй его, Бен. У меня тоже не было подруг, ни одного близкого человека… Я знаю, что он чувствует. Отрицание, неприятие… Оно уничижает человека, и ему хочется спрятаться в чулане.
– Приехали, – объявил Джексон, паркуя машину на охраняемой стоянке. – Когда я купил это место, мне пришлось выбирать: гараж или камин. Склонился в пользу последнего. Мой сын – бойскаут и любит разводить огонь. Зимой мы разжигаем камин и, поглощая тосты с мясом, рассказываем друг другу разные истории… Для этих же случаев я держу дома много попкорна. Знаешь, как хорошо!
Ей нравился этот мужчина, и Эмили едва сдержала себя, чтобы не сказать: «Ты когда-нибудь занимался любовью перед камином?», но прикусила язык и заявила:
– Мне холодно.
– Так тебе и надо! Будешь знать, как ходить под дождем и шлепать по лужам, – рассмеялся Бен, открывая дверь и включая свет. – По лестнице налево… Там комната сына. Рядом – ванная комната. В стенном шкафу должен быть халат. Сбрось одежду вниз, я высушу ее.
– А как же ты?
– У меня есть смена белья. Смотри, я приоделся для свидания. – Мужчина, распахнув пиджак, оттянул ворот пуловера, демонстрируя белоснежный воротничок. Отвороты брюк были безнадежно мокры и измяты. С них на бежевый ковер капала вода.
Эмили поднялась по лестнице. Она не стала рассматривать комнату мальчика, пока не переоделась в сухой и теплый халат.
Помещение, принадлежавшее Джексону-младшему, было заставлено спортивным инвентарем и оформлено в ярких жизнерадостных тонах. На полках стояли игрушечные солдатики, плюшевые медведи, в углу пристроились бейсбольная бита, перчатка и ящик с мячами. На прикроватной тумбочке красовалась лампа в форме футбольного мяча. Рядом лежал видавший виды мячик, оставшийся, очевидно, еще со времен детства самого Бена. Эмили прикоснулась к кожаной покрышке, растрескавшейся от старости. Рядом с кладовой стояли изящные сани – тоже наследство Джексона-старшего. Эмили поняла, что Бен – отличный отец. Под двумя окнами располагались книжные полки, заставленные детскими книжками с замусоленными страницами. Между потрепанными переплетами виднелись и новые, в основном приключенческие, издания, буклеты с загадками, кроссвордами, брошюры о спорте, поездах и самолетах, чуть ниже книг лежала сумка с конструктором. Напротив кровати стоял письменный стол, по краям которого находились стаканчики с карандашами, а в центре – перекидной календарь. Миссис Торн повернулась и попробовала матрас – твердый, но вполне удобный для отдыха. Ей очень понравилось покрывало с вышитыми на нем сценами из бейсбольного матча. Шторы на окнах отлично гармонировали с накидкой на кровати.
– Эмили, все в порядке?
Она не слышала шагов Бена и поэтому вздрогнула от неожиданности.
– Твой сын любит свою комнату, – уверенно сказала женщина. – Здесь так уютно… Ты сам все это делал?
– Мы трудимся вместе с Тедом. Когда я переехал сюда, у меня возникли финансовые трудности. Некоторое время едва сводил концы с концами, но судья сказал, что я обязательно должен оборудовать комнату для сына. Вот тогда-то и появились здесь игрушки, книги, спортивный инвентарь. Я перенес детские вещи из дома моих родителей, потому что моя жена терпеть не могла всякий, как она называла «драгоценности» Теда, хлам. Перед этим я поинтересовался у сына, как он смотрит на мои старые игрушки, и он с удовольствием согласился получить их. Ему нравится приходить сюда, и мальчик с нетерпением ждет этого момента. Мне кажется, это хорошая комната, здесь отдыхаешь душой… Как ты считаешь?
– О, да. Мне жаль, что я никогда… Ян пригласил дизайнера… У меня не было возможности… А, ладно, все это в прошлом. Итак, как там насчет ужина?
Джексон рассмеялся.
– Я ждал тебя, чтобы тосты не остыли. Масло я уже приготовил, осталось только поджарить хлеб. У меня есть настоящий джем, не суррогат. Нравится такое меню, Эмили?
– Обожаю джем и терпеть не могу желе, которое постоянно соскальзывает с тоста.
– Я тоже, – облегченно вздохнул Бен. – А бекон?
– Люблю, чтобы он был хорошо прожарен и разрезан на четыре части.
– Надо же, как совпадают наши вкусы. А яйца?
– Чуть поджаренные, желтки должны оставаться жидкими. Думаю, трех вполне хватит.
Джексон, закинув голову, раскатисто захохотал.
– Эмили Торн, вы просто чудо. Я порезал восемь кусков бекона, залил его шестью яйцами и приготовил по три тоста.
– Отлично! А на десерт что-нибудь будет? После такой пищи можно размяться чем-нибудь сладеньким. Обычно я ем мандариново-апельсиновые дольки.
– Боже! – простонал Бен, открывая шкафчик над раковиной и извлекая оттуда девять банок с дольками. – Я осилю целую банку, – заявил мужчина.
– Я тоже.
Они смотрели друг на друга, приоткрыв от удивления рты. Эмили первой отвела глаза.
Мужчина и женщина ели, словно проголодавшиеся водители грузовиков, и подчистили тарелки одновременно. Таким же образом съели десерт и запили соком.
– Посуду можно и не мыть. Завтра я все равно встаю рано, чтобы поехать за Тедом. Так что оставляем все до утра.
– Рада это слышать, Бен Джексон, – улыбнулась женщина, поднимаясь, и направилась в зал. Мужчина шел следом. Он нес поднос с кофе и бутылкой бренди.
– Ты разливай, а я разожгу камин. Одно полено или два?
Эмили хихикнула.
– Два, мне нравится, когда огонь полыхает вовсю. У тебя что, проблема с дровами?
– Завтра мы с Тедом отправимся в супермаркет… Ты знаешь, где мы покупаем вязанки по три доллара?
– Нет. Понадобятся бесплатные дровишки – приходи ко мне. У меня их за гаражом целая тонна.
Бен сел рядом с Эмили и положил ноги на стол. Она последовала его примеру. Дождь барабанил в окно, и от этого в комнате становилось еще уютнее.
– Тебе нравится летняя гроза, когда небо светлеет от молний, а земля сотрясается от раскатов грома? – поинтересовалась миссис Торн.
– Да. Она наполняет воздух озоном, и мне легко дышится. Люблю смотреть на буйство природы, укрывшись в уютном гнездышке. У моих родителей застекленное крыльцо, и мне нравилось сидеть на перилах и наблюдать за грозой. Моя мама почему-то всегда очень волновалась… Тед пошел в меня. Обожает смотреть на неистовство стихии. А ты?
– Я тоже. Не знаю почему, но после грозы я всегда чувствую себя намного лучше. Вообще люблю то, что улучшает настроение, – тихо призналась она.
– Ты говоришь об этом? – Бен наклонился и коснулся губами ее щеки.
Миссис Торн улыбнулась:
– Да, это тоже.
– Могу повторить, если тебе так нравится.
– Конечно нравится, – игриво улыбаясь, произнесла Эмили.
– Может, нам стоит остановиться? – начал было он.
– Нет, так случилось в прошлый раз, а на этот все будет по-другому. Давай договоримся – все, что здесь произойдет, должно произойти, и никто не станет ни жертвой, ни палачом. Просто мне нужно приложить некоторое усилие и запомнить это.
Бен сжал женщину в объятиях. Та пылко ответила на поцелуй. Задыхаясь, Джексон отстранился.
– Эй, Эмили, что происходит?
– Т-с-с-с, – приложила она палец к губам. – Ты этого хочешь, и я постараюсь дать тебе желаемое.
– Нет! – Слово острой стрелой впилось в ее мозг. Миссис Торн растерянно заморгала, отпрянула от Бена, уставившись на него с неподдельным изумлением.
– Нет? Ты сказал «нет»?
– Именно. Послушай, я… Кровь, что ли, ударила мне в голову? Но мне показалось, ты приняла меня за кого-то другого… своего мужа, наверное… Мне нравится ласкать женщину, настраивать ее на лучшее, на занятие любовью; я сам получаю от этого огромное наслаждение, но ты лишила меня такой возможности. Я не твой муж, Эмили. Я – это я! Да, мне хочется заняться с тобой любовью, но зачем брать тебя силой и самому быть изнасилованным? Секс предполагает участие двух людей… В этой комнате один явно лишний, и если он не уйдет, выбора у нас не остается.
Эмили, побагровев от стыда, запахнула халат и отвела глаза.
– Я… Вызови мне такси. Пожалуйста… Моя одежда, скорее всего, уже высохла. – Она едва ворочала языком от потрясения: никогда в жизни ей не приходилось испытывать такой позор.
– Эмили…
У миссис Торн пересохло во рту. Нужно немедленно оправдаться, а если не получится, то напасть первой, не дожидаясь атаки. Сицилианская защита – в нападении… Словом, неплохая тактика для загнанных в угол.
– Эмили…
Женщина ринулась вверх по лестнице, не подумав, что ее одежда лежит внизу, в ванной комнате. Догадавшись, она помчалась туда, заливаясь слезами. Не надо смотреть на человека, только что смертельно ее оскорбившего. Эмили не сделала ничего предосудительного, чтобы вызвать такую негативную реакцию. Взяла на себя лидерство? А разве женщины не могут время от времени брать на себя инициативу? Во всех журналах говорится, что представительницы прекрасного пола должны откровенно признаваться своему мужу или возлюбленному, чего они хотят. Может, автор статьи имел в виду слова, а не действия? Скорее всего, она просто не поняла смысла прочитанного…
В ванной, закрыв дверь, миссис Торн сорвала с себя халат и схватила одежду. Задыхаясь, она надела туфли, изо всех сил сдерживая слезы. Боже, где же пальто? Висит на кресле около камина… Это значит, ей придется возвращаться в гостиную, пройти мимо Бена, волей-неволей взглянуть на него и, возможно, заговорить. В этот момент Эмили заметила дверь, ведущую на террасу, и в ней сработало ее извечное упрямство. Направляясь к желанному выходу, она знала, что поступает страшно глупо. Косые струи дождя ворвались в комнату. Хватит ли у нее мужества пройти пять миль до клиники? Тем более в такую погоду. Сначала надо решиться, а уж потом выходить. Миссис Торн подумала и пришла к выводу: нужно вызвать такси, а подождать его можно на маленьком крылечке под крышей.
Эмили открыла дверь. Как обычно люди переживают свой позор? Кажется, с высоко поднятой головой, не отводя глаз от обидчика? Да, так и следует действовать, будто ничего не случилось. Итак, набросить пальто и вызвать такси… Однако, прекрасно зная себя, Эмили понимала, что сделать это не так легко, как представляется на первый взгляд. Достоинство… Вот чего ей не хватает в данный момент.
Миссис Торн прошла в комнату, взяла телефон и набрала номер диспетчерской «Саут Плейнфилд компани». Ее заверили, что машина прибудет через семь минут.
– Спасибо за ужин. Извини, мне жаль, что тебе самому придется мыть посуду. Я вызвала такси, оно придет с минуты на минуту. Я подожду на улице.
– Эмили…
Женщина закрыла дверь и только тогда до нее дошло, что над маленьким крылечком нет крыши. Выражаясь точнее, оно оказалось бетонным возвышением с перилами. Она промокла буквально через несколько секунд. Дважды за ночь – это уж слишком.
Такси прибыло в тот момент, когда Бен распахнул дверь.
– Черт возьми, Эмили, заходи сюда. Нам необходимо поговорить.
– А мы уже закончили разговор, – крикнула миссис Торн, пытаясь перекрыть голосом шум ливня и усаживаясь в машину. Она дрожала от холода, зубы выбивали барабанную дробь. Краска стыда по-прежнему заливала лицо. Ей обязательно нужно поплакать. «Ты всегда рыдала, Эмили, хотя слезы никогда не помогают исправить положение, – упрекнул внутренний голос. – Нужно было выслушать Джексона, а ты никогда не поступаешь таким образом… Сначала что-то совершаешь, а потом жалеешь о содеянном. Именно твое упрямство заставило тебя отказаться от прав на владение клиниками. Глупо, глупо, глупо…»
Женщина вручила водителю такси пятидолларовую банкноту, выхватила ключи из кармана и выскочила из салона машины. Открыв дверь своего центра, она тут же ее захлопнула и побежала по темному помещению, задевая юбкой тренажеры, в ванную комнату. Закрывшись, Эмили включила свет, разделась и шагнула под душ. Смыть бы слова Бена, очиститься от стыда… Она с остервенением терла себя мочалкой, намыливаясь снова и снова. Ванная была наполнена паром до такой степени, что миссис Торн не видела собственного отражения в зеркале. Это хорошо, ибо у нее не возникало желания смотреть на Эмили Торн. Лицезреть ее и быть ею – абсолютно разные вещи.
– Он мне нравится, очень нравится, – исступленно бормотала она.
Когда Эмили принялась натягивать на еще влажное тело тренировочный костюм, раздался стук в двери. Бен! Выключив свет в ванной, она осторожно пробралась в коридор. Миссис Торн видела очертания его фигуры, слышала его голос. Он звал ее, говорил, что будет стоять у входа всю ночь и ждать, пока она одумается и поговорит с ним.
– Давай, давай, стой там… Мерзни… Мне наплевать! – пробормотала Эмили и пошла в комнату отдыха. Здесь она взяла телефон и позвонила домой, на Слипи-Холлоу-роуд.
– Лина? Это я. Выслушай меня и сделай следующее… Подъедь к черному ходу клиники и забери меня отсюда. Пожалуйста! В парадную дверь ломится Бен, говорит, что не уйдет. Я все тебе расскажу, когда вернусь. Извини, что вытаскиваю тебя в такую погоду, да еще ночью… Пока ты доберешься, я буду готова. Спасибо, Лина, – дрожащим голосом проговорила она и положила трубку.
Услышав шум приближающейся машины, Эмили торопливо открыла дверь черного хода. Джексон все еще продолжал колотить кулаками по деревянной панели. Миссис Торн ожидал приятный сюрприз: на тротуаре стоял фургон сестер Демстер, в котором находились все семь подруг. Она без сил прислонилась к Марте, и та прижала ее к груди, бормоча слова утешения.
– Прошу вас, не зажигайте фары, поезжайте до конца дорожки без света, – хрипло попросила Эмили.
– Эй, выпей глоточек, – предложила Лина, протягивая бутылку бренди. Женщина послушно приложилась к горлышку и… подавилась. Слезы хлынули из глаз.
Шестнадцать минут спустя они подъехали к своему дому. Нэнси открыла заднюю дверь и вышла. Лина подняла стекла, закрыла все двери на замки и включила сигнализацию в машине.
– Спасены!
– Если мистеру Джексону вздумается прийти сюда, мы спрячемся в моей комнате внизу, – предложила Марта. – Там же можно приготовить чай или кофе. Несите туда эту бутылку бренди… И прихватите еще, если, конечно, есть.
– Нам нужно развести огонь и сесть около него, словно бойскауты на привале, – пробурчала Паулина, занимая место в центре. – Здесь тепло и уютно. Мне нравится слушать бормотание кофейника, смотреть на поднос, поставленный перед камином… – Женщина пустила бутылку по кругу, и каждая из присутствующих отпила по глотку.
– Он пытался изнасиловать тебя? – поинтересовалась Марта, и в ее глазах вспыхнули недобрые огоньки.
– Нет, ничего подобного. Вы, наверное, подумали… Давайте я расскажу вам, что случилось со мной сегодня…
Эмили окинула взглядом всех присутствующих. Они – ее друзья, поэтому поймут и не осудят. Она начала говорить, сначала медленно, а потом все быстрее и быстрее.
– Боже! Какой стыд… Я никогда не была с другими мужчинами, кроме Яна. Думала… Да откуда мне знать?.. Стукнуло сорок, а я до сих пор не в курсе всех этих новомодных штучек… Я убежала. Он хотел поговорить со мной, но мне стало так стыдно… А почему, сама не могу понять. Ну скажите честно, что я такого сделала? Как мне нужно было поступать?
Подруги, выслушав стенания Эмили, начали предлагать свои версии случившегося.
– Как долго вы… Ну… перед этим… – спросила Марта.
– Да почти нисколько.
– Поподробнее, пожалуйста.
– Ну, он поцеловал меня. Мне это понравилось. Бен, кстати, хорошо умеет это делать. Я призналась ему, что мне понравилось, и он предложил повторить… И повторил… Это вышло так здорово, я прямо обалдела! Стало ясно: сейчас мы займемся любовью. Тогда я поступила, как всегда… Как мы это делали с Яном…
– Но ведь ты находилась в комнате с Беном, а не с Яном! Господи, перепутать божий дар с яичницей, – заметила Келли.
– Ну, и кто же оказался агрессором? – поинтересовалась Зоя.
– Я! Боже мой, я подмяла его под себя, просто-напросто атаковала. Он… Он, похоже, не отвечал взаимностью, и я стала вести себя еще более агрессивно. Яну нравилось… О, черт!
– Вспомни, как он высказался. Только точно, – попросили близнецы.
– Он сказал «не надо». Значит, просто «нет»… Я же заявила: «Ты этого хочешь, и я постараюсь дать тебе желаемое». Именно в этот момент я услышала «нет». Бен бормотал, что не хочет насиловать меня и не желает сам быть изнасилованным. Он говорил еще что-то, но я не помню ничего, кроме последней фразы: «В этой комнате один лишний, и если он не уйдет, у нас не остается выбора». Мне стало ужасно стыдно… Ведь человек, с которым я собиралась заняться любовью, заявил, что все не так. Мною это было воспринято как отказ. Стыд и чувство вины – ужасные вещи, мне пришлось испытать их на себе в течение многих лет. Именно это я чувствую и сейчас. Так же случалось и раньше, когда мы жили с Яном. «Нет» из его уст было равносильно пощечине. В таких случаях я убегала и пряталась. Иногда целыми днями мы не разговаривали, избегали смотреть друг на друга… Вот что для меня значит слово «нет»… Услышав его от другого мужчины, я похолодела…
Паулина обняла Эмили.
– Поплачь, дорогая, здесь нет ничего постыдного. Мы прекрасно понимаем тебя. Оглянись!
Разве ты видишь кого-нибудь, кто бы осудил тебя?! Все только сочувствуют. Ну?
– Нет, нет, я знаю, что никто не осуждает меня. Несколько лет назад я не смогла бы никому открыться, носила бы все в своей душе… Мне нисколько не стыдно, что вы все знаете… Как я глупо иногда поступаю! Но у меня есть чувства, я такая же, как и все; зачастую способна на опрометчивые поступки… Что же мне делать?
– А чего ты сама хочешь? – задала встречный вопрос Лина.
– Спрятаться где-нибудь, забиться в угол… Не Бен хотел чего-то, а я! Это истинная правда.
– Мне кажется, ты еще не забыла Яна, Эмили, – осторожно заметила Паулина.
– Почему? Совершенно забыла. Я больше не думаю о нем.
– Неправда, он все еще является частичкой твоей жизни. Ты не разведена и формально числишься его женой. Разведись, Эмили, и сразу почувствуешь себя легче.
– Он оставил меня, поэтому сам должен беспокоиться о разводе. Ян, наверное, живет с какой-нибудь малышкой, прикрываясь мной, как щитом, чтобы официально не оформлять с ней свои отношения.
– Мужчины часто поступают именно таким образом. Хотя, если уж говорить откровенно, женщины тоже. Тебе надо вырвать его из своего сердца и из жизни. Пока это не сделано, его тень будет преследовать тебя вечно, и ты станешь совершать старые ошибки. Ты многое сделала, Эмили, шагнула далеко вперед и способна идти еще дальше… Ну, девочки, как вам мое выступление?
– Отлично, – зааплодировали присутствующие.
– Эмили?
– Хорошо, я позвоню адвокату и договорюсь о начале процесса о разводе. Думаю, дело не затянется, потому что мы живем раздельно уже несколько лет… Точнее, около восемнадцати месяцев. Может, обвинить его в том, что он бросил меня?
– Отлично, – поддержали ее женщины. – Все, что угодно, лишь бы развели. Да, требуй деньги на содержание. Ты хочешь получить их?
– Нет, если они будут поступать из абортариев. Вообще-то нет, я не хочу их, лучше сама заработаю. Это в моих силах, в наших силах, если станем держаться вместе… Иногда я прихожу домой, словно побитая кошка, а после разговора с вами настроение улучшается, и мир перестает казаться черным.
Бутылка бренди снова отправилась по кругу. Эмили поднесла ее к губам, но остановилась.
– Вы слышали что-нибудь?
– Кто-то стучится с черного хода, – заметила Паулина. – Мне кажется, это Бен Джексон.
– Ну, в таком случае мы не станем открывать, – твердо сказала Эмили.
– Почему? – одновременно удивились сестрички Демстер.
– Потому что я сейчас не хочу разговаривать с ним.
– Он, очевидно, проторчав у клиники, решил застать тебя здесь, – предположила Зоя.
– Джексон, наверное, промок, замерз и может заболеть, – тихо произнесла Марта. – Погода плохая, на улице холодно.
– Я тоже промокла и замерзла, – возразила миссис Торн.
– Потому что ты упряма и сама захотела попасть под дождь, чтобы наказать себя.
– Тебе все равно нужно поговорить с ним, Эмили. Почему бы не сделать это сейчас, хотя бы только для того, чтобы снять камень с души? Хочешь с ним оборвать дружбу – сделай это сию минуту. Не уподобляйся страусу, прячущему голову в песок в минуту опасности, – проговорила одна из сестер Демстер. Миссис Торн так и не поняла, кто именно.
– По-моему, проще беседовать одетой, – заметила Лина и продолжила: – Эмили, ты все сделала правильно, отреагировав одним известным тебе способом. Тебя никто не может в этом винить. Уверена, Бену ты очень нравишься. Если сегодня выяснишь с ним отношения, будешь спать спокойно. Помнишь, что ты сказала нам перед открытием клиник? «Решайте все вопросы сразу, по мере их появления, соблюдая очередность. Выяснили одно – переходите к другому. Неважно, с какими вопросами вам придется столкнуться: с деловыми ли, финансовыми или личными… Нельзя носить на душе лишний груз. Он мешает жить». Теперь твоя очередь претворить теорию в практику.
– Считаю, нам пора ложиться спать и видеть сны о завтраке, который я приготовлю завтра… Оставим Эмили, и пусть она сама решает свои проблемы, – предложила Зоя. – Если мы понадобимся, крикнешь. Между прочим… Бен по-прежнему барабанит в дверь.
Женщины разбрелись по своим комнатам. Последней уходила Эмили. Подождав, пока Роуз и Хелен уйдут, миссис Торн открыла дверь черного хода.
– Я убью тебя, Эмили! Высеку плеткой за то, что заставила меня мокнуть под дождем. У меня уже насморк, а тебе все равно! Конечно, все равно, иначе бы ты открыла дверь еще двадцать минут назад. Вот конспиратор! Свалилась на мою голову! Тайком проскользнула через черный ход клиники, а я, как идиот, торчал там целый час, пока не догадался…
– Входи, Бен. Я сделаю тебе горячий чай с бренди. Иди пока в ванную и повесь сушить одежду. Возьми халат… Мне очень стыдно, Бен, прости меня.
– Смотри, не всучи мне какую-нибудь старую хламиду, принадлежавшую Яну, – предупредил мужчина, чихая трижды подряд.
– Как тебе понравится халат с цветами?
– Отлично, – буркнул Бен, захлопывая дверь ванной.
Женщина улыбнулась, поднимаясь в свою комнату. По пути она прихватила теплые шерстяные носки. На кухне уже свистел чайник. Выключив его, Эмили постучала в дверь и подала сухие, теплые вещи в образовавшуюся щель.
– Не смущайся, Бен. Работая в клинике, я насмотрелась на великое множество обнаженных мужчин. К тому же я имела счастье видеть и твою наготу.
– Эмили, замолчи. Я сел в галошу… Мне ужасно стыдно, а ты продолжаешь подливать масла в огонь. Пожалуйста, будь со мной поласковее.
– Тогда зачем ты здесь?
– Потому что переживаю за тебя… Мне важно знать, что с тобой все в порядке. Ты очень хороший человек и нравишься мне. – Бен вновь расчихался.
Миссис Торн взяла с подоконника бутылочку «Тайленола», вытрясла три таблетки и положила их на стол. Огромный чайник сопел на яркой салфетке. Открыв крышку, она щедро плеснула туда бренди.
– А тебе идет такая расцветка, – улыбнулась Эмили, наблюдая за усаживающимся за стол Джексоном. – Согрелся хоть немного?
– Мне хотелось бы выяснить одну вещь, Эмили. Ты читаешь женские романы, перенасыщенные сексом, или я оказался прав, говоря о присутствии в комнате третьего человека?
– Нет, я не увлекаюсь таким чтивом… Да, ты прав. – Женщина отвела глаза, взглянув вначале на часы, затем – на книги на холодильнике. – Это, конечно, не твое дело, но я все же скажу… Мне никогда не приходилось бывать с другими мужчинами, кроме Яна. Я не знала… Кстати, мне очень стыдно признаться, но я не могла догадаться о существовании каких-то иных правил… Ты не захотел играть по моим… Когда я услышала «нет», во мне сработал отлаженный механизм – отсюда и такая реакция. Мне очень жаль… Прости меня.
– Эмили, когда два человека решают заняться любовью, они сначала немного флиртуют, пока не привыкнут друг к другу. Обычно в первый раз все происходит спонтанно и не очень хорошо. Во вторую встречу – немного лучше, организованнее что ли, если, конечно, она вообще имеет место. Надеюсь, ты понимаешь, о чем я хочу сказать? Я не твой муж, а ты – не моя жена. В тот первый раз я поступил точно так же, как и ты. Больше мне это делать не хочется… У тебя есть шлепанцы такого же цвета?
– Нет.
– Я подарю тебе их на Рождество. Мне нравится этот халат.
– Что ж, дождемся Рождества… Тебя тоже будет ожидать подарок.
– Вот видишь, мы говорим так, будто вместе собираемся отмечать праздник. Теперь-то ты хоть жалеешь, что не открыла дверь раньше?
– Ни капельки. Мне нужно было время, чтобы прийти в себя. Сегодня я решила подать заявление на развод. Потом хочу заняться подтяжкой кожи на лице. Я иду на это ради тебя.
– А что случилось с твоим лицом? – удивился Джексон. – Лично мне оно нравится.
– А мне кажется, я похожа на заезженную дорогу… Слишком много растянутой кожи. Видишь, когда я делаю вот так… – Эмили натянула кожный покров на щеках, прижав у ушей. – После операции буду выглядеть намного лучше.
– Да, действительно. А ты уверена, что хочешь ложиться под нож хирурга из-за чего-то нежизненно важного?
– Уверена. Вся эта обвисшая кожа, моя внешность – это прежняя Эмили, которая принадлежала Яну. Я хочу вернуть себя самой себе. Думаю, ты меня поймешь. Спасибо за комплимент по поводу моей внешности.
– Для меня ты выглядишь хорошо… Скажи, я оправдан?
– Да.
– Отлично, – потирая руки, улыбнулся Бен. – Эмили, у меня есть идея! Мне кажется, ты станешь первой дамой штата.
– Подожди минуточку. Мы разобрались с тем случаем у тебя дома?
– Я никогда не вспоминаю о прошлых обидах, если решил все свои проблемы, связанные с ними. Мы разобрались – и все! Если же нам захочется заняться любовью, мы будем вести себя естественно, не отягощая свои души грузом прошлых забот. Возможно, это произойдет скоро… Или не случится никогда… Но мы снова стали друзьями. Это очень важно для меня. Желаешь вступить в словесную баталию?
– Нет… Так что там за идея?
Женщина не смогла сдержать любопытства, а в том, что следующий раз будет, она нисколько не сомневалась.
– Помнишь, ты говорила мне о видеозаписи, сделанной тобой много лет назад?
– Той, где я в нижнем белье?
– Да, об этой, если ты не сделала другую. У тебя хватит смелости показать ее своим клиенткам? Тогда не придется мучить Чарли с его кепочкой… Да и меня тоже. Эта пленка поможет тебе гораздо больше, чем все остальное. Посмотри на себя в зеркало. Ты же являешься живым доказательством своей цели. Покажи им запись! То, что смогла сделать ты, могут и они. Подумай об этом, Эмили.
– Я никогда не показывала эту запись никому… Она сделана для, так сказать, личного пользования.
– Сколько раз ты смотрела ее?
– Ни разу. Я бы предпочла быть жестоко избитой, чем дать просмотреть ее кому бы то ни было или взглянуть самой.
– Эмили, абсолютно неправильный подход. Ты должна гордиться собой, гордиться достигнутыми результатами. По твоим словам, дорога оказалась тяжелой, изнурительной, но таков путь к победе. Он всегда усыпан терниями.
– Я все еще иду этой тропой. Ты действительно считаешь, что Чарли не сможет мне помочь?
– Конечно не считаю. Такие плейбои иногда помогают сдвинуть дело с мертвой точки. Они хороши, с ними весело, но твое дело, Эмили, весьма нешуточное. Ты занимаешься тем, что должно обеспечить тебе и твоим подругам будущее, поэтому ко всему приходится относиться серьезно. Согласен, что дело требует некоторого развлечения клиентуры. Но нужно подумать о чем-нибудь еще… Может, ты открыла слишком много клиник? Наверное, хотела перещеголять мужа, имевшего четыре?
– Нет, нет, Бен, дело совсем не в этом. Восемь – таково количество жильцов на Слипи-Холлоу-роуд. Мы все партнеры.
– Ну, тогда ладно. Кстати, я плохо себя чувствую.
– И выглядишь не лучше. Оставайся на ночь, а поедешь завтра утром. Я постелю тебе. На улице по-прежнему идет дождь.
– Нет, нужно возвращаться. Мне предстоит убеждать мать Теда завезти его ко мне, если я совсем расхвораюсь.
– Мне жаль, что все так получилось.
– Если от меня не будет никаких известий, навести меня и принеси куриного бульона. Я позвоню тебе завтра, завтра вечером после ухода Теда. Спасибо за чай.
– Обещай, что сразу ляжешь в постель. Выпей еще чаю и держи тело в тепле. Да и горячий душ не помешает.
– Да, мамочка, – устало пробормотал Бен.
– Спокойной ночи.
– Спокойной ночи, Эмили.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Пробуждение любви - Майклз Ферн



Дура!!! Сама на шею посадила и везла, чему ж удивляться!? После первой главы читать не о чем.
Пробуждение любви - Майклз ФернKotyana
22.08.2012, 17.14





Дура!!! Сама на шею посадила и везла, чему ж удивляться!? После первой главы читать не о чем.
Пробуждение любви - Майклз ФернKotyana
22.08.2012, 17.14








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100