Читать онлайн Пробуждение любви, автора - Майклз Ферн, Раздел - ГЛАВА 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Пробуждение любви - Майклз Ферн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.2 (Голосов: 5)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Пробуждение любви - Майклз Ферн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Пробуждение любви - Майклз Ферн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Майклз Ферн

Пробуждение любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 11

Прошло тридцать дней, прежде чем «Клиники Эмили по коррекции фигуры» оказались готовыми к открытию. Во всех восьми помещениях стены украшали лицензии и прочие документы. Последний инспектор покинул здание, проверив пожарную безопасность и готовность ванных комнат.
Эмили была удивлена настолько, что на мгновение лишилась дара речи, когда адвокат сообщила ей неожиданную новость: половина дохода будет принадлежать ей, а вторая разделится на семь равных частей, ибо таковым оказалось желание компаньонов. Миссис Торн согласилась, но поставила свое условие: каждая женщина в конце года получит хорошую премию, она же обойдется без вознаграждения.
– Я чувствую себя котом, которого собираются кастрировать, – заявила Эмили на следующее утро, когда получала ключи от клиник в агентстве по продаже недвижимости.
– Самое приятное – наводить красоту, – спокойно заметила Лина. – Когда женщин окружает прекрасное, они хорошо себя чувствуют. Такая обстановка вызывает улыбку. Например, мне приятно, что интерьер клиник всем нам пришелся по вкусу.
– Послушайте, – напомнила миссис Торн своим помощницам, – не забудьте: сегодня придет корреспондент из «Курьера» и сделает наш общий снимок. У всех есть джемперы с надписью: «Клиника Эмили по коррекции фигуры»? Это отличная реклама! Завтра у нас побывают представители из «Стар», а в пятницу – из «Ньюс Трибьюн».
Эмили чувствовала себя матерью, поглядывая на уходящих подруг, которые усаживались в машины, заваленные до самых крыш различными предметами интерьера. Она тоже собиралась уехать; правда, необходимо еще позаниматься со своим инструктором Беном Джексоном. Эмили взглянула на часы – он опаздывал уже на пятнадцать минут. Обычно по нему можно было сверять часы.
Она остановилась у окна и взяла стаканчик с кофе. Ужасно хотелось курить, однако миссис Торн взяла за правило делать это только через час после окончания занятий, ограничив дневную норму пятью сигаретами.
Она усмехнулась, увидев машину Бена и расцвела в широкой улыбке, заметив, что мужчина сорвал тюльпан с клумбы, который позже обязательно вручит ей. Джексон выглядел красиво и спортивно. Он был разведен и обладал удивительной улыбкой, которая прекрасно сочеталась с его добрым отношением к людям.
– Я только что сорвал этот цветок для тебя. Мне ведь нужно уметь находить общий язык с клиентами. – От его улыбки у Эмили замерло сердце. – Лови!
– Бен, ты прошлый раз говорил о десяти фунтах, а у меня проблема только с пятью.
– О, Эмили, ты ведь хочешь подтянуть кожу… Это единственный способ, другого не предвидится.
– Почему ты опоздал?
– Дела, – коротко пояснил инструктор.
– Другими словами, не мое дело. Извини, что спросила. У тебя грустный вид, Бен.
– А, ладно, – отмахнулся он. – Начинаю отсчет. Меньше слов, больше дела.
Когда час занятий миновал, Эмили рухнула на ковер посередине комнаты. Инструктор подал ей бутылку с водой. Она жадно припала к ней, одновременно вытирая пот со лба.
– Хорошо… Забудь о десяти, – переводя дыхание, проговорила миссис Торн. – В следующий раз только пять фунтов.
– Что ж, тогда сразу ищи для себя другого специалиста.
– Бен, но это слишком много! Я дышу, как загнанная лошадь.
– Я бы не давал тебе такую нагрузку, если бы не чувствовал твоей готовности. Не забывай, кто из нас инструктор.
– Извини, – просительно сказала женщина, – просто у меня голова забита другими проблемами. Сегодня мы окончательно готовим клиники к открытию. Мне, например, помогает, когда начинаю делиться с кем-то своими бедами; кстати, это твоя идея. Но я умею и выслушивать, так что выкладывай…
– Моя бывшая жена через две недели выходит замуж. Это означает одно – у моего сына появится второй отец. Они хотят усыновить мальчика. Я же сказал «нет». Они попробовали уговаривать, аргументируя тем, что мне не придется платить алименты. Но я снова отрезал: «Нет!»
– А чего хочет твой сын?
– Жить со мной, а мать не позволяет. Ему только одиннадцать лет, и его желание никому не интересно и никем не учитывается, – угрюмо пробормотал Бен, усаживаясь на ковер рядом с Эмили.
– Надеюсь, ты не ждешь совета?
– Ну, не то чтобы совета… Он мой сын, моя плоть и кровь, и я не собираюсь отказываться от него. Боже, люблю этого малыша. Нас нельзя разлучать только потому, что мы не можем жить вместе с его матерью.
Миссис Торн, окинув взглядом ладную фигуру Джексона, поинтересовалась:
– Может, все бы сложилось иначе, если бы ты женился во второй раз?
– Мне надо возвращаться в суд, – буркнул Бен. – Эй, ты же разговариваешь с человеком, у которого разбито сердце. Обжегшись на молоке, будешь дуть на воду… Я решил никогда и ни за что не жениться повторно!
– У меня тоже возникают подобные мысли. – Эмили обхватила руками колени, по-прежнему сидя на полу. – Хотя… мы несправедливы. Вокруг так много хороших мужчин и женщин. Возьми, к примеру, моих жильцов – они просто душки. Я предлагала тебе познакомиться с ними, но ты категорически сказал «нет». Твой развод состоялся семь лет назад… Не боишься, что жизнь пройдет мимо тебя?
– Что бы ты сказала, если бы я поцеловал тебя?
– Для начала поинтересовалась бы, почему ты не сделал этого раньше.
– Дерзкий ответ.
– Это моя новая личность позволяет себе такие выходки.
– А я вот не меняюсь, к сожалению, – вздохнул Джексон.
– Ты, наверное, по-прежнему продолжаешь страдать, вспоминаешь прошлые обиды и бередишь старые раны? Могу по собственному опыту сказать – это мало помогает. Я в таких делах кое-что понимаю.
– А у тебя разве не так все происходит?
– Я пытаюсь измениться, стараюсь заняться чем-то новым, научиться опять смеяться. Знаешь, иногда мне все-таки приходится плакать… А ты, похоже, понапрасну убиваешь вре…
Мужчина поцелуем закрыл ей рот. Она жадно ответила, требуя повторения. Бен оттолкнул ее.
– Не знаю, как тебе, а мне понравилось. Давай повторим, – попросила Эмили.
– Мне лично не по душе, когда мной просто пользуются, – с горечью отозвался Джексон.
– Мне тоже, – едва слышно прошептала миссис Торн. – Иди сюда… – Они перешептывались и обнимались; не разжимая губ и объятий, старались снять одежду друг с друга.
– Как давно это было, – раздался чей-то шепот.
– Очень давно…
Пластиковый коврик стал скользким от пота и производил впечатление ледяного душа. Эмили отшатнулась от мужчины, прикрывая ладонями обнаженную грудь.
– Я… Я не могу… Извини, Бен, но… я думала, что все получится… Увы! Оказалась не готова…
– Ну что ты! Не обращай на меня внимания. Я просто легковозбудимый парень, присевший рядышком. Даже сам не могу поверить… Что, черт возьми, произошло?
– Только я виновата в этом. Тело требует, а разум… Я не готова. Извини. И не обижайся на меня, брось расстраиваться.
– Черт возьми, Эмили, я расстроен… Ты начала первая – и вот я сижу с голой задницей перед клиенткой… Одевайся, я отвернусь. Послушай, даже не могу сердиться, а наоборот, начинаю понимать тебя.
Набросив одежду, они уселись на мат и посмотрели друг на друга. Не выдержав, Эмили рассмеялась, и Бен последовал ее примеру.
– Все! Дружба? – проговорила женщина и протянула руку.
– Дружба, – согласился Джексон. – Знаешь, ты первая, кого я допустил к своему сердцу после развода. Ты… нечто особенное. Правда, пока для меня непонятна твоя изюминка, но…
– Это самый лучший комплимент, который мне приходилось слышать в свой адрес, – с благодарностью прошептала Эмили. Неожиданно ее лицо покраснело от смущения, и миссис Торн отвела глаза от мускулистой фигуры Бена, сохранив в памяти каждую клеточку его обнаженного тела, теперь скрытого одеждой.
– О, мне пора, – виновато произнес Джексон. – Надо ехать на Мюррей-Хилл – у меня там занятия. Желаю удачи. Заканчивайте с вашими клиниками. Если потребуется чисто мужская помощь – повесить шторы или забить гвозди, – ты знаешь, где меня можно найти.
– Я обязательно позвоню, если возникнет необходимость, – заверила его миссис Торн. – Смотри не гони машину, будь осторожен.
– Ты единственный человек, который дал мне такое напутствие, – улыбнулся инструктор. – Я последую твоему совету… Желаю удачного дня. Постарайся не перегружать себя.
– Пока, Бен.
– Пока, Эмили.
Уровень адреналина в крови поднялся до высшей отметки, и, чтобы немного прийти в себя, женщина отправилась под душ.
Час спустя она, нагруженная коробками и ящиками, вошла в свой корректирующий центр на Хайуэй, двадцать семь. Около дома находилась автостоянка, но в случае столпотворения машину всегда можно оставить на улице около близко стоящих зданий.
Эмили улыбнулась – клиника находилась между бакалеей и пиццерией. Арендная плата оказалась вполне приемлемой, компания согласилась на установку двух душей и на постройку еще одной ванной комнаты и даже заплатила полцены за зеркальную стену, однако отказалась выложить пол новой плиткой и установить жалюзи на огромное окно, похожее на витрину супермаркета. Аренду дали на три года. Миссис Торн и понятия не имела, хорошо это или плохо. Если все пойдет как положено, плату поднимать не будут.
Она огляделась. Помещение в две тысячи квадратных футов казалось огромной площадью: пустые пространства всегда создают эффект простора. Теперь же, когда тренажеры были на своих местах, зал зрительно уменьшился. Все казалось новым, сверкающим и нетронутым. Посетителям это понравится. Миссис Торн, молитвенно сложив руки, на мгновение остановилась, а затем принялась расставлять коробки.
Зоя снабдила ее плакатом, исполненным всеми цветами радуги, и сказала: «Это наше психологическое оружие. Когда человек посмотрит на такой рисунок, у него возникнет желание интенсивно двигаться». Эмили сейчас смогла внимательно изучить творение неизвестного художника-оформителя и пришла к выводу: ее подруга абсолютно права. Стол и стулья, стоящие в помещении, были изготовлены из пластика. «Прекрасно! – радостно подумала миссис Торн. – И яркие, и хорошо моются…» Белый пол… Тоже неплохо. Его легко приводить в порядок и натирать воском каждый вечер перед закрытием зала. Разноцветные полки, доходящие до потолка, смотрелись отлично, хорошо гармонируя с ярко-голубым столом и красными полукреслами.
Маленькую комнатку, примыкавшую к тренажерному залу, оформили в спокойных зеленых тонах, на полу лежал изумрудный ковер. Вдоль стены стояли девять удобных кресел. Этим помещением предполагалось пользоваться для отдыха после тренировки. Из искусно скрытых динамиков лилась приглушенная музыка.
В углу находился холодильник, заполненный бутылками с водой, соками и диетическими напитками. На нем стояла зеленая банка с прорезью.
Система продажи действовала на доверии – если клиент хотел утолить жажду, он должен был опустить в копилку семьдесят пять центов. В комнате также имелся небольшой аквариум с двумя тропическими рыбками, которых звали Гарри и Гарриэтта. По словам специалистов, наблюдение за подводными обитателями успокаивает нервную систему. В свое время Ян установил аквариумы во всех клиниках, и пациенты не раз хвалили его за это. Он даже стал утверждать, что созерцание плавающих рыбок понижает артериальное давление.
Ванные комнаты – по два душа в каждой – ремонтники выложили великолепной кафельной плиткой: одну – голубой, а другую – розовой. Полотенца, дело рук Лины, оформлены в той же цветовой гамме.
Кроме того, компаньонки хотели установить в подсобном помещении серию автоматических прачечных. Согласно подсчетам, сделанным Зоей, аппараты самоокупятся через несколько месяцев, если, конечно, ими станут пользоваться. Эмили дрожала, когда выписывала чек на тридцать четыре сотни долларов. Что ж, даже если дела со стиркой пойдут плохо, за электричество и воду платить не придется. Миссис Торн до сих пор не могла прийти в себя из-за согласия компании оплачивать коммунальные удобства. Возможно, огромную роль при решении этого вопроса сыграла ее фраза: «Не хотите – не надо… Я найду другую фирму». Таким образом, она заключила удачную сделку. Сомневаться в этом не приходилось.
На ярко-голубом столе зазвонил желтый, как лимон, телефон. Миссис Торн уселась в красное кресло и, улыбаясь, произнесла, взяв трубку:
– Клиника Эмили по коррекции фигуры.
– О, позвони мне, чтобы я могла сказать то же самое, – рассмеялась в ответ Паулина. – У тебя хорошо получается. Как дела?
– Повесила плакат… Знаешь, он неплохо смотрится. Сложила все полотенца… Книга записи клиентов еще девственно чиста. И вообще… Мне хочется попрыгать, побегать, заняться хоть чем-нибудь.
– Ты закрепила колокольчик над входной дверью?
– Нет, только собираюсь заняться этим. Мне кажется, не хватает цветов на окнах…
– Они стоят денег… Я закончила с отделкой, поэтому могу приобрести пару растений в цветочном магазине, если ты уж без них никак не можешь.
– Ну… мы сумеем обойтись и без них. Но интерьер нужно как-то сделать поразнообразнее, а зеркала на стенах смогут дать клиентам эффект двойного присутствия. Если расставить горшки с цветами по полкам, станет очень уютно. У тебя есть с собой деньги?
– Три доллара на обед. Нам надо приносить еду с собой – так экономнее. Келли неожиданно изъявила желание готовить, а потом ее кто-нибудь сменит… Ладно, заеду за чековой книжкой и отправлюсь в цветочный магазин.
Когда Паулина вернулась, салон ее машины был забит буйно цветущими цветами и разнообразными зелеными растениями. Половина покупок тут же перекочевала в автомобиль миссис Торн, и женщины отправились по адресам других клиник.
Традесканции, которыми они хотели украсить полки, были высажены в разноцветные горшки: красные, голубоватые и ярко-желтые.
– Это вышло немного дороже, но игра стоит свеч, – отрезала Лина, сразу же отметая все возражения. Остальным пришлось согласиться.
В четыре часа они выстроились, словно бойскауты у палатки, в одном из залов, демонстрируя свитера с надписями и улыбаясь в объективы фото– и телекамер. Женщины давали интервью корреспондентам из «Курьера». Закончив с рекламной шумихой, миссис Торн заявила:
– Думаю, все прошло неплохо. Завтра перед открытием у наших дверей должно начаться столпотворение. Ладно, поехали домой, нам надо кое-что отпраздновать.
– Что именно? – потребовала немедленного ответа Лина. – Неужели станем устраивать вечеринку за здорово живешь?! Нет, нужна веская причина.
– Ну… Первое – нас сняли на видео, второе – клиники готовы к открытию… Кроме того, куплены цветы, а Келли согласилась готовить обеды – все это заслуживает праздника. И если сего недостаточно, то как вам понравится мое заявление, что сегодня я едва не занялась любовью с Беном. Говорю «едва», потому что струсила в последнюю минуту.
Эмили наслаждалась каждым мгновением, проведенным с друзьями. Она знала – подруги никогда не осудят ее. Они, конечно, могут дать какой-то совет, но только от нее зависело принять его или отклонить.
– Какое у него тело? Он похож на Сверкающую Запонку? – поинтересовалась Марта.
– Разве в тот момент я могла рассмотреть его? Представьте себе: неожиданно оказалась на пластиковом коврике, покрытом собственным потом. Я очнулась и прикрыла грудь руками. Наверное, походила в тот момент на идиотку… но я желала этого, а разум отказался подчиниться требованию тела. Бен оказался истинным джентльменом и даже отвернулся, пока я одевалась. После этого мы долго смеялись. Вы считаете, Эмили Торн по-прежнему влюблена в Яна Торна? Считаете, из-за него не может быть с другими мужчинами? Ошибаетесь! Мне нравится заниматься сексом… Каждому человеку время от времени требуется встряска такого рода. Я устала от одиночества, устала тратить энергию на другие дела.
– Везет тебе! – закудахтала Марта.
– Я что, смутила кого-то из вас? – встревоженно поинтересовалась миссис Торн. – Простите, у меня никогда не было настоящих подруг, с которыми можно делиться секретами. Нет, конечно, в школе у меня существовала подружка, но интимные подробности мы с ней не обсуждали. Похоже, я, как говорится, поздний ребенок в этом отношении. А вам я доверяю целиком и полностью.
– Эмили, с тобой все в порядке. Ты просто осторожничаешь, и в этом нет ничего постыдного. Просто вы мало знакомы с Беном. А, что тебе нравится заниматься сексом, – это отлично. Все-таки нужно порой прислушиваться к голосу собственного тела… Мне кажется, ты очень ранима. Не волнуйся, время залечит все твои раны, – принялась уверять подругу Лина.
Женщины засиделись допоздна, делясь друг с другом самыми сокровенными мыслями, затем, выговорившись, вышли из клиники и, перекрестив входную дверь, отправились на Слипи-Холлоу-роуд.
* * *
Несмотря на рекламу в газете, клиники не имели бешеного успеха. Двигатель прогресса сработал вхолостую, на что миссис Торн никак не рассчитывала. Пятью неделями позже, подписывая чек за аренду помещения и оборудования, она заволновалась. За все время существования центров доход со всех восьми заведений составил девятьсот шестьдесят пять долларов. Миссис Торн приехала домой совершенно расстроенная.
– На то, чтобы бизнес стал доходным, нужно время, – смеясь, успокаивала ее Линда во время очередного заседания за кухонным столом.
– Ничего не понимаю. Ян открыл клинику, и на следующий день к нам пришло столько посетителей, что мы не знали, как быть с ними, хотя цены были немаленькие. У нас же расценки просто мизерные… Тогда что не так? Наши заведения видны с улицы, поэтому не надо блуждать в их поисках, рекламу дали… Может, следует немного изменить направление? Например, коррекция фигуры во время обеда… Я не сдаюсь, но деньги, вернее их отсутствие, скоро больно ударят нас по карману.
– Мы экономим воду, поэтому за нее придется платить ничтожно мало. Стараемся мыться и стирать свое белье в клиниках, – наперебой заговорили женщины.
– У меня есть поваренная книга со ста одним рецептом приготовления тунца, – неожиданно вмешалась в общий шум Зоя. – Я стащила ее из библиотеки. Дешевле этого мы уже питаться не сможем… Так… Давайте-ка подумаем, в чем еще можно себя урезать.
– Тепло! То есть отопление. Мы станем выключать обогреватель перед тем, как покинуть наш дом. Это поможет хоть немного сэкономить. А может, нам открываться попозже и работать до восьми вечера? Давайте подумаем и решим этот вопрос голосованием. Дело в том, что множество женщин не возвращаются домой раньше шести-семи часов. Если центры будут работать до восьми, мы поймаем их в наши сети.
– Или использовать какой-нибудь особый рекламный прием, пусть даже грязный, но способный привлечь внимание людей, как ты и предлагала, – заметила Лина.
Эмили, окинув взглядом кухню, остановила глаза на фотографиях Запонки.
– Эврика! Давайте воспользуемся им! В тот вечер я заплатила ему пятьдесят баксов и одарила щедрыми чаевыми, чтобы он нас хорошенько поразвлек. Итак, восемь клиник… Каждая из вас сможет нанять его на час, а чаевые он получит с клиентов. Таким образом популярность придет и к нему, и к нам. Что вы думаете по этому поводу? – возбужденно спросила миссис Торн. – Если Запонка согласится, мы увеличим его фото, где он демонстрирует свои мускулы, и расклеим их по нашим заведениям. Это вполне может сработать. Давайте позвоним ему и договоримся о встрече.
– Эмили, четыреста долларов ежедневно! Две тысячи в неделю… Многовато! – испуганно перебила ее Паулина.
– Он будет болваном, если отклонит мое предложение, – заметила миссис Торн. – Мы сделаем математические выкладки и докажем ему, насколько выгодно работать с нами. Если танцор примет предложение, то матрас из «зелененьких» Запонке обеспечен. Думаю, он парень толковый и своего не упустит. Позвоню-ка я ему прямо сейчас, не откладывая дела в долгий ящик. Давайте проголосуем? Отлично! Все – «за». – Эмили, открыв стол, принялась искать визитную карточку мужчины. Отыскав, она трясущимися руками набрала номер и, вслушиваясь, повернулась к своим подругам и компаньонам, прикрыв трубку ладонью. – Он на вызове, и через час, вернувшись, проверит сообщения на автоответчике. – Собравшиеся кивками выразили согласие с таким предположением, и Эмили заговорила:
– Это миссис Торн. У меня и моих жильцов есть к вам деловое предложение. Сейчас десять часов. Мы ложимся спать не раньше полуночи. Пожалуйста, позвоните или заедьте к нам на обратном пути. Мой телефонный номер 555-7026.
Повесив трубку, женщина поинтересовалась:
– Ну, как это выглядело?
– Если бы я такое услышала, то непременно бы заехала, – высказалась Лина, и все согласились с ней.
– Кто-нибудь сыграет со мной? – спросила Нэнси, вынимая колоду карт из ящика стола.
В десять минут первого раздался звонок у входной двери. Все женщины немедленно бросились открывать.
– Как ваше настоящее имя? – требовательно поинтересовалась Эмили.
– Чарли Уайленд. Дамы, что случилось? Миссис Торн принялась объяснять:
– Мы решили вложить в вас деньги. Вопрос в том, согласитесь ли вы, как это ни странно звучит, отдать себя напрокат? Если все получится, у вас заведутся неплохие суммы на всякие расходы. Чем вы занимаетесь днем?
– Мою машины. Я не могу выполнять тяжелую физическую работу, так как мне нельзя портить и уродовать свое тело. Вы и сами прекрасно это понимаете. Сколько потребуется времени, чтобы заполучить обещанные баксы?
– В некотором роде все зависит от вас. Домохозяйки – вот ваша мишень. Вам придется работать по одному часу в каждом из наших центров. Мы открыты до восьми. Это каким-либо образом повлияет на вашу основную трудовую деятельность?
– Нет. Я начинаю не раньше девяти вечера. Что ж, попытка не пытка. Итак, месяц мы работаем вместе. Если не сработает, я ухожу. Кроме того, мне нужны деньги на газ и обеды.
– Нет, нет, вы будете есть приготовленное нами. Мы на бюджете, – заявила Зоя.
– Э… трудная сделка, уважаемые дамы, – заметил Чарли.
– Кто знает? Может, Кто-то предложит вам выгодную работу по окончании нашего контракта, – возразила Эмили. – Сейчас вы нужны нам, чтобы подписать бумагу, разрешающую расклеить ваши фото. Вам надлежит выбрать любой снимок, остальное мы берем на себя. Вы готовы начать ровно через неделю?
– Да. А возьмем мы вот эту, – указал он на фотографию, давно нравившуюся миссис Торн и остальным женщинам. – Кстати, мне очень нравятся ваши обои, – с усмешкой заметил мужчина.
– Мы беседовали на самые разные темы, любуясь вашими снимками, – Эмили рассмеялась. – Когда будет составлено расписание работы, я позвоню вам.
– Пока. Надеюсь, мы скоро увидимся.
* * *
Миссис Торн погрузилась в размышления, поднимаясь по лестнице: «Я сделаю все, что в моих силах. Это непременно сработает, иначе просто быть не может… Я уже чувствую сладкий аромат успеха и признания; добьюсь своего, чего бы мне это ни стоило».
Через две недели женщины наконец покончили с так называемым просмотром мод Чарли Уайленда. Они в самом буквальном смысле этого слова работали круглые сутки, обсуждая видеозапись, сделанную мужчиной по заказу Эмили. В газетах шла постоянная реклама танцора, помещались фотографии Чарли во всех вообразимых позах.
Уайленд утверждал, что его досаждают звонками, и ему приходится или отмалчиваться, или говорить, что занят вплоть до конца этого года. По предложению миссис Торн мужчина нанял группу танцоров, которых собирался обучить, чтобы они могли принимать участие в мужском ревю.
– Таким образом вы сами сможете зарабатывать деньги и заключать сделки, – пояснила ему Эмили, вселяя надежду в этого красавца.
– Но я не уверен, что вы выбрали правильное направление, – отважился высказаться Чарли. – Это звучит грандиозно, и мне нравится мысль выступать перед женщинами… На что вы надеетесь? Ведь ваша клиентура будет состоять из домохозяек среднего возраста. Следовательно, вам нужны мужчины такого типа, как Бен, сохранившие хорошую фигуру. Ревю – это тоже несколько легкомысленно. Думаю, вам нужно поменять стратегию.
– Сколько вам лет?
– Двадцать четыре.
– Боже мой, Чарли, вы абсолютно правы. Я отчаялась получить признание и поэтому не смогла все продумать тщательнейшим образом, а остальные пошли у меня на поводу. Но сейчас поздно отступать – реклама сделала свое дело.
– Я буду присутствовать на открытии и побуду с вами еще некоторое время… Мне не хочется быть свидетелем вашего провала, Эмили. Вы, да и все остальные, столько сил вложили в сие предприятие! Подумайте об этом.
– И опять вы правы. Нужно собраться и выслушать мнение остальных. Вы не могли бы оказать мне услугу? Наберите мужчин постарше и позанимайтесь с ними. Акцент сделайте на коррекции фигуры посредством танца.
– Конечно. Тем более, Бен должен знать таких парней. Женщины почему-то считают, что только представительницы их пола способны обучать аэробике, но когда занятия ведет серьезный мужчина, они прикладывают больше усилий и старания. Естественно, это лично мое мнение.
– Хорошая мысль, Чарли, спасибо.
– Вы много вложили в свои центры?
– Все деньги, отложенные на старость. Если моя затея провалится и мои сбережения сгорят, мне придется снова стать официанткой. Мой диплом никогда не сможет полноценно обеспечить последние годы жизни. Господи, слово-то какое ужасное – старость… Пока не доживешь до этих лет, не поймешь.
– Вы что, смеетесь? Мой отец умер пятнадцать лет назад, и матушке пришлось устраиваться на работу в офис компании, занимающейся стрижкой лужаек. По выходным она трудилась кассиром в аптеке и сумела оплатить мое обучение в школе и колледже, однако скоро мы поняли – это не для меня. Я и сам постоянно работал и отдавал ей большую часть полученного. У матери не было ни пособия, ни пенсии, а страховая опека давно кончилась. Если вы разбогатеете, может быть, возьмете ее в свой фонд? Женщины должны помогать женщинам.
– Да, именно так. Я попробую, Чарли. Ты волнуешься?
– Не-а… ну, самую малость. Если затея выгорит, хочу заняться бодибилдингом. Это моя заветная мечта.
– Поможем, чем сможем, – заверила его Эмили. – Это я твердо обещаю, Чарли. Хотела спросить вас кое о чем… Только забудьте о своем ответе. Потом… просто не вспоминайте о сегодняшнем разговоре. Хорошо? – Уайленд согласно кивнул. – Наверное, по вашему мнению, я эксплуатирую женщин? Думаю, со всей известностью, пришедшей к вам после рекламы, вы достаточно наслушались о… Ну, я не буду говорить… Но учтите, мне не хотелось бы делать ничего такого, что отрицательно скажется на вашей репутации и репутации клиенток.
– Точно такой же вопрос я задал своей маме, и та ответила категорическим «нет». Вы просто хотите сдвинуть дело с мертвой точки. Самое главное – это цель. Моя же задача – развлечение публики. Вы наняли меня в качестве наглядного пособия, чтобы женщины, глядя на меня, старались стать лучше, красивее, стройнее. Послушайте, Эмили, – продолжил Уайленд, положив руки на плечи миссис Торн, – вы делаете все возможное, желая преуспеть. Если по каким-то причинам вам это не удастся – не дай, конечно, Бог! – и если вам, напротив, повезет, все будут знать: вы посвятили данному делу всю себя без остатка. Помните о цели и делайте намеченное или то, что считаете нужным.
– Я очень волнуюсь. На бумаге и в теории все выглядит замечательно, но меня больше всего страшит действительность, страшит панически…
– Эй, Эмили, вы же знаете, что говорить о страхе, значит бояться – ничего не бойся, кроме самого страха.
– Я слышала эти слова уже два раза в жизни, лукаво заметила миссис Торн.
– Ну, Бог-то любит троицу, – рассмеялся Чарли. – Держите голову выше, уважаемая.
Открытие клиник Эмили произошло на следующий день. Публика собралась самая разношерстная: деловые женщины в строгих костюмах и на высоких каблуках, домохозяйки с детьми, студентки с сумками и учебниками в руках. Чарли явился в желтом кепи и такого же цвета костюме «Спидо». Эмили не знала, чего ожидать. Возможно, провала, но этого не произошло. Женщины разделились на две группы: одна выстроилась для занятий аэробикой, а вторая направилась прямо к тренажерам. Миссис Торн принялась подсчитывать в уме примерное количество денег, которые могут быть собраны к концу дня.
Усевшись за столом, она записывала имена клиентов, заодно с благоговением прислушиваясь к речи Чарли, который соловьем разливался о пользе правильного питания, заботе о собственном теле, удовлетворении и награде, последующей за соблюдение этих нехитрых правил. Затем он включил магнитофон и провел свои первые тридцатиминутные занятия. Женщины на тренажерах завистливо поглядывали на занимающихся аэробикой.
Когда умолкла музыка, посетительницы расписались в ведомости и оплатили членство клуба. Они задавали столько вопросов, что миссис Торн не успевала отвечать. Главной проблемой оказались занятия по аэробике.
– Мы решили проводить их, – объясняла Эмили женщинам, – три раза в неделю, но это еще не окончательный вариант. Мы работаем над расписанием. Все клиники взаимосвязаны, поэтому, если вы по каким-то причинам не можете приходить сюда, то имеете полное право посетить любой удобный для вас центр. За занятия аэробикой взимается отдельная плата, но вы можете после интенсивных движений еще тридцать минут пользоваться тренажерами.
Никто не жаловался. Женщины уходили усталые, но довольно улыбающиеся. Все были приглашены на дополнительные занятия в восемь тридцать, причем совершенно бесплатно. Эмили особенно подчеркнула это слово.
* * *
Обитательницы дома на Слипи-Холлоу-роуд собирались по одной. Последней, в десять тридцать, прибыла Эмили. Зоя подвинула ей чашку горячего шоколада и предложила печенье, в которое миссис Торн впилась зубами с жадностью. Перекусив, она тут же закурила.
– Сегодня – только первая сигарета. Все не хватало времени… Даже не могу поверить, – устало пробормотала Эмили и положила на стол сумочку с деньгами. – Посчитайте кто-нибудь, у меня нет сил.
– Давайте сделаем это завтра, – предложила Лина, собирая все сумочки и складывая их в морозильную камеру – их сейф.
– Нам надо идти домой, – заявила Роуз. Женщины затаили дыхание, ожидая слов Хелен. Та продолжала хранить молчание. Эмили, не выдержав, расхохоталась.
– О! Ты не согласна с сестрой? Как же так? Та улыбнулась в ответ.
– Просто я устала, объясняя, как считать километры по показаниям тренажера, поэтому молчу. Мне даже вплоть до семи часов не удалось позвонить сестре. Кстати, сегодня я впервые в жизни все делала сама и одна.
– А ты, Роуз?
– То же самое, – застенчиво призналась женщина.
– Это хорошо, – констатировала миссис Торн, все согласно закивали головами. – Вы можете болтать сколько вам угодно, а я собираюсь пойти к себе и отмокнуть в горячей ванне.
– Роуз, а как ты смотришь на вечернее купание? – пробормотала Хелен.
– Нет, я лучше выпью еще чашечку горячего шоколада. Это меня успокаивает.
– Отлично, – почему-то развеселилась сестра. Миссис Торн поднялась из-за стола.
– Я ухожу спать. Послушайте, давайте встретимся завтра утром на кухне и все обсудим… Мы сегодня разговаривали с Чарли и решили, что нужно кое-что доработать. Кроме того, некоторые тренажеры не функционируют нормально. Чьи полотенца я заберу завтра?
– Мои, – ответила Лина. – Они в машине. Я положу их утром к тебе в «Форд» и возьму чистые. На следующей неделе моя очередь стирать белье, ладно?
– Хорошо. Спокойной ночи.
Эмили поднялась к себе, разделась и упала на кровать, совсем позабыв о ванне. Уже почти засыпая, она вспомнила, что нужно еще позвонить Бену Джексону. Его не было дома, и миссис Торн оставила на автоответчике сообщение с просьбой заехать к ней в клинику.
Взглянув на часы, Эмили отметила в уме время – около одиннадцати. Где мог находиться Бен? Хотя это, конечно, не ее дело. Или ее?




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Пробуждение любви - Майклз Ферн



Дура!!! Сама на шею посадила и везла, чему ж удивляться!? После первой главы читать не о чем.
Пробуждение любви - Майклз ФернKotyana
22.08.2012, 17.14





Дура!!! Сама на шею посадила и везла, чему ж удивляться!? После первой главы читать не о чем.
Пробуждение любви - Майклз ФернKotyana
22.08.2012, 17.14








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100