Читать онлайн Опасный розыгрыш, автора - Майклз Ферн, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Опасный розыгрыш - Майклз Ферн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 4.83 (Голосов: 6)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Опасный розыгрыш - Майклз Ферн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Опасный розыгрыш - Майклз Ферн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Майклз Ферн

Опасный розыгрыш

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

На поляне, окруженной деревьями, разбойник Скарблейд успокоил своего нервного вороного коня, наблюдая за удаляющейся каретой Ролингсов. Грабежи не доставляли ему удовольствия, казалось невероятным, что он, Маркус Чанселор, занимается столь предосудительным делом.
Словно листки, память отсчитывала назад дни прошедшего года. Вот перевернута последняя страница, скрывавшая роковой день начала разбойничьей жизни…
Его добротный деревянный дом в штате Каролина. Вечер. Маркус нетерпеливо мерил шагами просторную комнату, время от времени подходил к окну и вглядывался в темноту, надеясь увидеть прибывшую повозку.
В гостиную, обставленную мягкой провинциальной мебелью, вошел Карвер – иссиня-черный слуга. Вся его фигура выражала вопрос.
– Пра-ашу пра-ащения, сэр, но неужели вашего а-атца еще нет дома?
Маркус резко повернулся:
– Нет, черт возьми, и если ты еще раз войдешь сюда с тем же вопросом, клянусь, я сдеру с тебя шкуру!
Карвер сочувственно посмотрел на молодого хозяина, горестно опустив уголки широкого рта.
– Да, сэр.
– Прости, Карвер, – поморщился Маркус. – Если бы не краснокожие, я бы так не волновался. Самюэль не так молод, как воображает, и берет на себя слишком много. Ты ведь знаешь, как индейцы в Северной Каролине досаждают колонистам постоянными набегами и войнами.
– Зна-аю, сэр. Этим краснокожим нравится мучить нас, не иначе, – бормотал Карвер.
Маркус перешел в другой конец комнаты к письменному столу, стал нервно перебирать лежавшие на нем документы, продолжая вслушиваться в темноту. Развернул несколько тяжелых листов пергамента с выгравированными линиями, затушеванными синей краской. Чертежи дома, строящегося по другую сторону холма, ближе к реке. Дом, о котором мечтала мать и который его отец Самюэль обещал для нее построить. Теперь дому суждено стать памятником матери, уже двадцать четыре года ее нет в живых. Самюэль горел решимостью увидеть воплощенной мечту жены, прежде чем настанет его черед занять место рядом с ней.
Маркус аккуратно свернул пергамент. С сожалением подумал, что вряд ли удастся осуществить заветную мечту. Материалы приходилось доставать на черном рынке, это обходилось слишком дорого. Постоянная угроза со стороны индейцев тормозила строительство. Уже дважды они сжигали постройку до основания. Самюэль не желал признать поражение, устало вздыхал, посылал в адрес налетчиков отборные проклятия и начинал все сначала.
Маркус сжал кулаки.
– Проклятие! – выругался он, но тут услышал скрип приближавшейся к дому повозки и подскочил к окну.
Карвер бежал к двери со всей поспешностью, на которую были способны его больные ноги.
– Это он! Я слышу, это он! Он здесь!
Маркус одним прыжком опередил негра, широкой спиной загородив проем двери. Тучному коренастому старику пришлось подняться на цыпочки, чтобы разглядеть приехавших.
Из крытой черной повозки медленно вылезли Самюэль Чанселор и Майлз Лэмптон, старые доски при этом отчаянно скрипели – оба были внушительного телосложения. Увидев взволнованное лицо сына, Самюэль поспешил объяснить причину столь долгого отсутствия и сообщил об экстренном собрании ассоциации долины Чанселор.
Объяснения старого джентльмена не произвели на сына должного впечатления.
– Но почему вы с Майлзом так внезапно уехали? И даже не предупредили – я ведь был недалеко и мог поехать с вами.
– Полно, сынок, к чему суетиться понапрасну? Еще будет возможность. А теперь лучше послушай, что мы с Майлзом хотим рассказать.
Маркус уселся поудобнее в маленьком кресле, обычном для провинциального интерьера – его собственные габариты никак не подходили к изящной мебели гостиной, – и пытливым взглядом изучал лицо Майлза, на котором эмоции обычно читались легче, чем на лице отца. Однако, не найдя ответа, обернулся к Самюэлю.
– Мы были на собрании фермеров и торговцев, – начал отец. – Там присутствовали кое-кто из мошенников, с которыми приходится иметь дело. Эти обдиралы снова повысили цены, зная, что нам некуда деваться, – Самюэль имел в виду торговцев черного рынка, которые были оплотом долины Чанселор. – Естественно, нам пришлось снова принять их условия.
Майлз, старый закадычный друг Самюэля, вмешался в разговор:
– Да, Марк, они предложили нам за табак только половину стоимости, а за свою контрабанду потребовали в пять раз дороже.
– Маркусу трудно понять, что там происходило, Майлз, – нетерпеливо перебил Самюэль. – Переходи к сути, не видишь разве, что он от любопытства готов вылезти из собственной шкуры?
– Ладно, Маркус. Дело в том, что ассоциация решила послать тебя в Англию, чтобы подать жалобу прямо королю.
– Не поеду, – громовым голосом проревел Маркус. – Я нужен здесь, вам без меня не обойтись. И разве мне удастся то, что оказалось не под силу нашим «государственным умам»? – закончил он с сарказмом.
– У тебя есть полное право рассуждать подобным образом, – постарался успокоить его Самюэль. – Мы все считаем, что наша палата лордов с помощью нашего колониального правительства продала нас с потрохами. Именно поэтому долина Чанселор должна послать своего человека, который сможет отстоять наши интересы. Кого-нибудь образованного, языкастого и умеющего говорить авторитетно. Ты получил образование в Англии, поэтому выбор пал на тебя.
Маркус знал: отец никогда не согласился бы с таким решением, если бы не считал его кандидатуру лучшей из возможных вариантов, и еще раз поразился полному отсутствию эгоизма у отца. Для него отъезд сына представлял ряд Неудобств, как и для самого Маркуса. В последнее время здоровье старика пошатнулось, Маркус чувствовал, что отец долго не протянет. Ужасно не хотелось оставлять его одного с Карвером, ведь их должен был разделять океан и долгие месяцы пути.
– Это почетное задание можно поручить кому-нибудь другому. Не сошелся же на мне свет клином, – настаивал Маркус.
– Все уже решено, – властно сказал Самюэль. Отец и сын были удивительно похожи, оба не любили возражений.
При этих словах проявился шрам на щеке Маркуса – линия, изгибающаяся в виде буквы S. От отца не укрылся гнев сына. Шрам появился со времени поездки в Париж, где молодой человек завязал роман с хорошенькой женой офицера. Драгун вызвал молодого повесу на дуэль, в качестве оружия выбрали рапиры. В результате на щеке Маркуса осталась отметина.
Самюэлю никогда не удавалось вызвать сына на откровенный разговор о том событии, но от свидетеля поединка он знал, что Маркус предпочел безобразный шрам убийству армейского офицера, который был готов драться до конца, как повелевало чувство собственного достоинства.
В глубине души Самюэль считал, что шрам не обезобразил лицо сына, напротив, придавал особый шарм и делал похожим на человека, с которым шутки плохи.
– Поедешь в Бостон, – продолжил Самюэль, – там увидишься с Джейсоном Элиасом. У него собственный корабль, и ему можно доверять. Элиас гарантирует тебе безопасное плавание через океан, и, что еще важнее, любую помощь, какая будет в его силах.
По лицу отца Маркус видел – тот принял решение и считал разговор законченным. У Маркуса комок подкатился к горлу, но он знал – возражения бесполезны.
– Подумай обо всем, сын, это все, чего я прошу. Подумай хорошенько!
– Маркус, отец прав. Подумай, – добавил Майлз, его большое круглое лицо побагровело от бренди. – В долине Чанселор не хватает невесты, которая пришлась бы тебе по вкусу. В Англии все молоденькие девицы будут к твоим услугам – выбирай любую. Сочетание приятного с полезным, не так ли?
Майлза Лэмптона поразила язвительная усмешка Маркуса, он перевел взгляд на Самюэля, которого явно забавляла реакция сына.
– Этот довод не сработает, дружище. Отношение Маркуса к женщинам – как бы это помягче выразиться – не отличается большим уважением и почтением. Как ты их называешь, сын? Жадные и загребущие, готовые оседлать любого мужчину, чтобы добиться своего? Маркус разозлился.
– Пока что мне не случалось получить доказательства обратного. Женщины – особая порода. Да, загребущие и жадные, но эти черты свойственны и мужчинам. Меня просто ужасает, что все женщины состоят в вечном сговоре друг с другом. Их единственная цель – затащить мужчину в сети брака и до конца жизни вытягивать из него всевозможные вещи, которые, как каждая считает, должны принадлежать ей по праву. И все время улыбаются друг другу, подмигивают, хвастают своим искусством надувать и обводить вокруг пальца нашего брата. В этом они видят основу своей привлекательности. Ни одной леди не придет в голову быть откровенной и прямодушной, они считают, что лестью и уловками можно добиться гораздо большего.
Самюэль тяжело вздохнул – надежда покачать на коленях внуков уплывала довольно далеко.
– Мне кажется, Майлз, Маркус слишком много времени проводит в мужском обществе.
– Но, Сэм, разве ты забыл тот скандальчик из-за Маркуса и хорошенькой жены судостроителя, который облетел всю долину прошлой зимой?
– Ты прав, Майлз, – Самюэль наслаждался смущением сына. – Хоть Маркус и ругает женщин, но это не мешает ему получать удовольствие от их прелестей. Я почти отчаялся увидеть внуков. Боюсь, мне суждено умереть, имея в качестве компаньона сына-холостяка.
– Не смеши, Сэм, – улыбнулся Маркус, называя отца по имени, как привык делать с детства. – Обещаю, если мне удастся когда-нибудь встретить женщину, способную опровергнуть мои убеждения и доказать, что она может принести большую жертву ради другого человека, я немедленно схвачу ее в объятия и привезу в долину.
Майлз сочувственно взглянул на Самюэля.
– Похоже, Сэм, твоим надеждам на внуков действительно не суждено сбыться.
– Знаешь, Маркусу предстоит еще многое постичь в жизни и понять, что пути Господни неисповедимы. Он еще не встретил ту женщину, которая заставит его отказаться от своих слов. Надеюсь только, что эта встреча состоится не слишком поздно. Кто знает, может быть, ты прав и Маркус встретит в Англии женщину своей мечты, – Самюэль кивнул в сторону сына, поставив точку в разговоре о поездке с петицией к королю.
Не желая больше слышать подобные замечания, Маркус встал и вышел из дома.
Вскоре к нему присоединился Майлз Лэмптон, попыхивая трубкой и пуская клубы дыма.
– Марк, ты должен понять, Сэм никогда бы не стал настаивать на твоем отъезде, если бы этого не требовали обстоятельства. Вот мы, сотня семейств, живем в долине, пытаемся прокормиться этой землей, новой для нас, нетронутой человеком. Индейцы нападают, грабят, жгут посевы, но мы пока держимся. А почему? Потому что люди в долине Чанселор имеют достаточно мужества бороться за свои права. Мы политические беженцы, люди, которые не боятся выступать против коррупции наших губернаторов. За это с нами обращаются как с потенциальными заключенными. Король наложил запрет на наши товары, подверг блокаде порт. Запретил соседям торговать с нами. Марк, – продолжал Майлз с горечью, – нас морят голодом, хотят, чтобы мы вымерли. Знаю, тебе тяжело оставлять Самюэля… Если мне не изменяет чутье, он долго не протянет. Но, я полагаю, когда он просил тебя все обдумать, то хотел, чтобы ты представил, каково ему будет, если люди долины Чанселор, долины, носящей его имя, будут уничтожены. Это убьет его еще быстрее. Он сам предложил твою кандидатуру. Другие тоже рано или поздно пришли бы к этому решению, но дело в том, что Сэм хочет, чтобы эту миссию исполнил именно ты… Это ему нужно. Для нас… и самого себя.
* * *
Солнце согрело утро горячими лучами.
Маркус вышел из палаты лордов, в ушах все еще звучали насмешки и издевки «благородных джентльменов». Он позорно провалился. Душа забилась в самый дальний уголок сердца. Какой срам! Что можно сделать? Как показаться в Северной Каролине и сообщить, что король отказал в аудиенции? Две недели Маркус безрезультатно обхаживал королевского секретаря, затем решил найти посредника в палате лордов, чтобы передать петицию королю. Здесь тоже полное фиаско. Наконец, отчаявшись, ценою неимоверных ухищрений и подкупа, удалось добиться приглашения на ланч, и здесь Маркус со всей искренностью поведал о бедственном положении своих земляков. Но был буквально выкинут из зала.
Подъехал замызганный экипаж, возница предложил подвезти, но Маркус предпочел пешком добраться до места, где остановился. На сердце было тяжко, уязвленная гордость не давала покоя. Хотелось ударить кого-нибудь, разбить что-либо вдребезги. Вдруг донесся голос, назвавший его по имени.
Маркус обернулся – по булыжной мостовой бежал посыльный, размахивая листком бумаги.
– Мистер Чанселор! Мистер Чанселор! – кричал он, задыхаясь. – Сэр, подождите!
Маркус остановился, посыльный поравнялся с ним.
Дрожащими пальцами Маркус развернул сложенный лист. На нем размашистым небрежным почерком было написано приглашение прийти в дом лорда Фаулер-Грина для обсуждения его вопроса. «Не могу обещать ничего определенного, – гласило письмо, – но возможно, удастся достичь соглашения, которое устраивало бы нас обоих».
– Скажи лорду Фаулер-Грину, что я приду в назначенное время.
Все еще не в силах унять дрожь, на этот раз от нетерпения, Маркус остановил первый попавшийся экипаж. Новость распирала его, он должен был поскорее добраться домой и поделиться с Джошем.
«Джош, конечно, свяжет с этим приглашением не меньшие надежды, чем я», – думал Маркус. Он воочию представил светловолосого гиганта, танцующего по комнате от счастья. Затем появится бутылка бренди и будет предложен тост.
Джош – самый близкий друг Маркуса. И хотя ему уже около пятидесяти, у них много общего – любовь к свежему воздуху, охоте, рыбной ловле и задушевной беседе у камина холодным вечером.
Самюэль как-то помог Джошу в трудную минуту – тогда они были еще молодыми – после чего Джош посвятил себя сначала Самюэлю, а потом его сыну. Когда Маркус прибыл в Бостон, чтобы отплыть в Англию на корабле капитана Элиаса, его встретил Джош и предложил сопровождать, не принимая возражений. Он был уверен, что сможет помочь другу в столь непростом деле.
Джошу дорого обходилась поездка – здоровье оставляло желать лучшего, и теплый климат Северной Каролины лучше бы способствовал выздоровлению.
Маркус и Джош наняли экипаж и поспешили к дому Фаулер-Грина. Оба горели от нетерпения и досадовали на долгий путь.
– Это та самая возможность, которую мы так долго ждали, Джош, – Маркус едва сдерживал волнение. – Надо молиться Богу, чтобы этот господин оказался милосердным человеком и захотел бы помочь нам.
– Да, мой мальчик. И разве он может отказать, зная, что нам так нужна помощь?
Коляска въехала на широкую, усаженную деревьями улицу и остановилась перед кирпичным домом.
– Наш лорд неплохо устроился, – прошептал Джош.
Лакей в ливрее распахнул дверь, Маркус и Джош назвали свои имена. Слуга впустил их, состроив презрительную гримасу при виде довольно просто одетого спутника Маркуса.
– Милорд ожидает вас, мистер Чанселор, я доложу.
Вскоре слуга появился снова и повел их в библиотеку.
Лорд Фаулер-Грин, уже немолодой господин, стоял посреди комнаты, вдоль стен которой располагались глубокие книжные полки. Помещение освещали несколько канделябров, а элегантность обстановки произвела такое впечатление на Джоша, что тот восторженно оглядывал все вокруг.
Лорд Фаулер-Грин предложил гостям бренди. Маркус заметил, что полнота мешала ему легко двигаться, когда тот прошел по персидскому ковру к звонку, чтобы вызвать дворецкого.
– Насколько я понимаю, – начал хозяин, – вы столкнулись с серьезной проблемой у себя в колонии. Северная Каролина?
– Да, сэр, – ответил Маркус. – Очень надеемся, что вы согласитесь замолвить за нас слово перед королем.
– Непременно, хотя я не имел в виду выступать посредником между вами и королем.
– Не понимаю, сэр, – Маркус вопросительно посмотрел на лорда.
Тот продолжал:
– Считаю позором, что король отказывается откликнуться на ваши нужды, но возможно, вы согласитесь позволить монарху быть вашим… тайным союзником?
Маркус не мог понять, к чему клонит Фаулер-Грин.
– Вам хорошо известно, мистер Чанселор, наши богатые люди путешествуют по дорогам Англии, переезжая с одного места на другое. Дамы часто надевают в поездку немыслимо дорогие украшения. Разве плохо посрамить тех вельмож, которые выгнали вас сегодня из палаты лордов, освободив их от излишних драгоценностей? Конечно, потом их можно вернуть владельцам, например, как находку. Разумеется, за соответствующее вознаграждение. Таким образом, лорды Англии в какой-то степени окажут финансовую помощь колонистам.
Джош мгновенно понял слова лорда и подсказал Маркусу:
– Не зевай, мой мальчик, лорд говорит дело.
– Конечно, мистер Чанселор, вы подвергнете себя определенному риску. Возможно, мне удастся сообщить, когда повезут налоги за минувшую часть года, которые как раз собирают. Конечно, это сборы лишь за полгода. Но, боюсь, вы уже упустили удобный момент.
План Фаулер-Грина заинтересовал Маркуса. Его всегда привлекали опасности и приключения, но как понять, что такое предложение исходит от члена палаты лордов? К тому же есть еще и закон! Маркус всегда питал почтение к закону и правопорядку. Сможет ли он бросить вызов правосудию? С новой силой нахлынули воспоминания о голодных лицах земляков. Голод, намеренно спровоцированный при помощи того самого закона, который он не решается нарушить…
– Думаю, лорд Фаулер-Грин, мне понятен ваш план. Но должен спросить – почему? Почему вы хотите выступить против людей вашего же сословия, против ваших друзей, и подвергнуть их ограблению?
Лорд Фаулер-Грин схватился за спинку высокого стула, костяшки пальцев, унизанных дорогими перстнями, побелели. Вперив в Маркуса горящий взгляд, он гневно произнес:
– Потому что мне предстало видение. Я отчетливо увидел колонии, населенные людьми, которые работают и голодают за идеал – веру в мифические, данные от рождения свободы… – лорд вдруг запнулся на середине фразы.
– Похоже, вы знакомы с мистером Бенджамином Франклином
type="note" l:href="#n_2">[2]
– он был в Англии прошлым летом.
– Да, вы догадливы, – лорд несколько успокоился. – И я с ним согласен. Англия в долгу перед колониями, но, как я ни старался, убедить в этом не удалось ни палату лордов, ни короля. На английском обществе это пока явно не отражается, но результаты подобного отношения не замедлят сказаться. С такими вещами не считаться нельзя. Англия пользуется благами, которые обеспечивают колонии, ничего не давая взамен. Я предлагаю реальную помощь.
Маркус изучал стоящего перед ним человека, стараясь понять, что тот из себя представляет. Да, фанатичный старый дурак, в этом нет сомнений.
– Вижу по вашему лицу, мистер Чанселор, что, несмотря на возможные слухи обо мне, вы признаете мою способность трезво мыслить. Конечно, я слыву большим любителем роскоши, мне приписывают кое-какие странности, но мне дорога слава Англии. И я понимаю, что ее нельзя сохранить без процветания колоний, потому так заинтересован в благополучии Америки.
type="note" l:href="#n_3">[3]
Вошел дворецкий, неся серебряный поднос с графином вина и тремя высокими бокалами.
– Выпьем за успех, мистер Чанселор! Для такого предприятия вам лучше выбрать псевдоним. Скажем, что-то стильное, что понравится простолюдинам. Например, Скарблейд… В этом имени что-то есть, вам не кажется?




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Опасный розыгрыш - Майклз Ферн



пЕРВЫЕ 10 ГЛАВ ЗАТЯНУТЫ, последние две И САМЫЕ ИНТЕРЕСНЫЕ скомканы. Так себе.
Опасный розыгрыш - Майклз ФернKotyana
25.08.2012, 11.05





Задумка была хороша, но реализация хромает во всем, романчик очень слабенький, 24 главы - слишком много для такой мути, можно было уместить в пять.
Опасный розыгрыш - Майклз ФернАнастасия
7.01.2015, 23.06








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100