Читать онлайн Хозяйка “Солнечного моста”, автора - Майклз Ферн, Раздел - Глава 39 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Хозяйка “Солнечного моста” - Майклз Ферн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.94 (Голосов: 18)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Хозяйка “Солнечного моста” - Майклз Ферн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Хозяйка “Солнечного моста” - Майклз Ферн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Майклз Ферн

Хозяйка “Солнечного моста”

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 39

Билли и Тэд шли по новому аэропорту Гуама. Тэд смотрел вокруг, не веря своим глазам.
– Это превосходит все, что есть у нас в Штатах. Видела бы ты, что здесь было в прежние времена.
– Сколько мрамора, – восхитилась Билли, оглядывая аэропорт.
– Пошли, Билли. Командующий авиабазой ВМС позаботился о машине. Я собираюсь показать тебе остров Гуам, где твой сын жил и нашел свое счастье. Это мой долг перед тобой. У нас всего несколько часов, но остров совсем маленький. Справишься?
– Справлюсь.
Тэд вел машину по магистрали, и они с Билли то и дело охали и ахали.
– Десять лет назад все здесь было иначе. Теперь Гуам стал японским курортным местечком, где новобрачные проводят медовый месяц. В Агане торговый центр. Когда здесь служил Райли, имелось лишь несколько крохотных магазинчиков, и, думаю, большинство покупок ему приходилось делать в гарнизонном магазине. Все так изменилось.
– Похоже на Гавайи. Куда мы едем в первую очередь, Тэд?
– Я хочу показать тебе церковь, где венчался Райли, и маленький домик, где жили они с Отами.
В то время как машина пожирала милю за милей, Билли чуть не свернула себе шею, стараясь увидеть все, чем мог жить ее сын. Через некоторое время Тэд снизил скорость и свернул с дороги.
– Церковь направо – та самая, где венчался Райли. Она открыта, если хочешь, войдем. В тот день церковь украсили внутри плюмерией и орхидеями. Получилось красиво. Отами была настоящей красавицей-невестой; у нее есть фотографии, уверен, она их тебе покажет.
– Нет, Тэд, я не хочу входить. Достаточно того, что я вижу эту церковь, – тихо сказала Билли. – Как мило она называется – Сан-Хуан де Батиста.
– Теперь начинаем считать. Маленький домик, где Райли и Отами провели медовый месяц, можно увидеть с дороги. Здесь восемь домов, включая стоматологическую клинику.
Билли задержала дыхание. Она не знала, почему это стало вдруг так важно. Часть жизни ее сына. Последняя часть.
– Вот он?
Слезы затуманили взор, когда она смотрела на этот маленький оштукатуренный домик, выкрашенный в белый цвет с коричневато-красной окантовкой. На подъездной аллее стоял новенький пикап «сузуки».
– Интересно, кто живет здесь сейчас? – хриплым шепотом спросила Билли.
– Табличка на дереве гласит «Део». У Райли и Отами тоже была табличка. На ней было написано «Райли и Отами Коулмэн». Совсем как указатель в Санбридже. Однако я знаю одно.
– Что? – поинтересовалась Билли, вытирая глаза.
– Если те, кто живет здесь сейчас, хоть на одну десятую так счастливы, как были Райли и Отами, то у них есть все, что нужно иметь в жизни. Ну, насмотрелась?
– Как красиво, – глаза Билли снова затуманились. – Я так рада, что ты привез меня сюда, Тэд. Спасибо тебе.
– Честно говоря, я сделал это не только для тебя, но и для себя.
Билли рассеянно улыбнулась.
– Я знаю.
– Возвращаемся в аэропорт. Если не сожжем покрышки, то как раз успеем.
* * *
Было холодно и ветрено, когда Тэд и Билли спустились по трапу самолета в Токио. В ту минуту, когда Билли ступила на землю, плечи ее поникли от усталости. Как она ни старалась, ей только ценой больших усилий удавалось держать глаза открытыми. Таможня, багаж, потом гостиница, а там нужно принять душ. Понадобится крепкий хороший кофе, прежде чем можно будет подумать о свидании с невесткой. Сердце неистово колотилось. Она лишь гадала, отчего это происходит: из-за крайней усталости или от лихорадочного ожидания встречи.
С озабоченным лицом Тэд провел Билли через зал таможни.
– Если ты хоть наполовину так устала, как выглядишь, то значит понимаешь, как себя чувствую я. По-моему, нам нужно поехать в отель и немного поспать. Еще рано, и у нас масса времени. Отами, конечно, поймет. У тебя очень усталый вид, Билли.
– Согласна, я устала. Нам обоим нужно поспать. Несколько часов, в любом случае. Не верится, что я и вправду здесь и скоро увижу своего внука и невестку. Чувства захлестывают и переполняют. Я никак не могу прийти в себя. Как ты думаешь, я им понравлюсь, Тэд? – с беспокойством спросила Билли. – Я ведь не такая, как Мосс. Боюсь даже подумать, что они могут представлять меня такой. Но я постараюсь объяснить им, почему он так вел себя. Ведь нужно сделать это, правда?
– Конечно, нужно. Отами и ее семья чудесные люди. Они поймут. Они не держат на тебя зла и, я уверен, на Мосса тоже. Оставайся собой, Билли. Это лучший совет, который я могу тебе дать.
– Я привезла детские фотографии Райли, – вспомнила Билли. – Хочу показать их Отами. И я… я прихватила его бейсбольную перчатку и мяч с автографом Хэнка Аарона. Японцы без ума от бейсбола. Я совсем недавно читала статью об этом. Я прочла ее, сама не знаю почему. По крайней мере, у меня есть о чем поговорить с моим внуком.
Тэд поднял глаза и встретился с усталым взглядом Билли.
– Я уверен, что ты найдешь о чем говорить с ним. Большинство японских мальчишек растет, играя в бейсбол. Я еще надеюсь показать тебе гору Фудзи до нашего отъезда. Сколько раз я приезжал в этот изумительный город, а видел Фудзияму всего два раза. Впечатляющее зрелище. Обычно облака слишком низкие, чтобы можно было разглядеть заснеженную вершину. Но у меня такое предчувствие, Билли, что ради тебя облака разойдутся.
Билли улыбнулась через силу. Никогда в жизни она не чувствовала себя такой измотанной.
– Сколько времени мы здесь пробудем? Я даже не спросила.
– Пять дней. Большего мне не удалось добиться. Но времени достаточно, чтобы познакомиться с семьей Райли. Уверен, что Отами захочет показать тебе свой любимый город. Далековато от Техаса. В Токио живет десять миллионов человек.
Билли засыпала на ходу. Тэд посмеивался, глядя на ее героические старания держаться на ногах.
– Мне бы хотелось остановиться в отеле на Гиндзе, – зевая, сказала Билли. – Я произведу на Сойер такое впечатление своими рассказами.
– Думаю, Сойер получит еще больше впечатлений, если ты расскажешь, что у тебя оказались достаточно крепкие нервы, чтобы проехаться на супер-экспрессе «Шикансен». Так называется поезд, который считается самым скоростным в мире: он идет со скоростью сто тридцать миль в час. Сойер с ее техническим умом захочет знать все подробности, так что стоит, наверное, купить для нее несколько брошюр.
– Согласна, Тэд. – Через минуту она уже спала.
Тэд немного передвинулся, чтобы голова Билли удобнее лежала на его плече. Остаток длинного пути из Нариты в Токио он обдумывал предстоящий разговор с отцом Отами. Билли слишком эмоциональна. Так что именно ему придется поднять вопрос о самолете. Жаль, что здесь нет Сойер. Конечно, очень поможет то, что у него хорошие отношения с этим японцем. Придется говорить слишком долго и громко, чтобы объяснить суть дела. Дедушка Райли поймет, в чем дело. Он выслушает, склонив голову набок, а потом скажет: «Чем могу помочь?» Тогда – конец неприятностям.
Тэд слегка потряс Билли за плечо:
– Проснись, Билли, мы в отеле.
Билли слишком устала, чтобы оценить великолепие азиатского отеля, пока шла вместе с Тэдом вслед за восточным человеком небольшого роста, который нес их сумки. Она нуждалась в сне и хотела выглядеть как можно лучше при встрече с Отами и своим внуком.
– Вот твоя комната, Билли. Я – в номере пятнадцать. Спи сладко и позвони ко мне в комнату, когда проснешься. – Он поцеловал Билли в щеку и отправился в свой номер, предоставив ее самой себе. Она сразу же сняла пальто, откинула простыни и одетой забралась в постель.
Она проспала двенадцать часов крепким сном, почти не сдвинув ярко-голубые покрывала.
* * *
Пока Билли спала, Тэд побывал в ресторане «Вирго», с французской кухней и панорамным видом на Токио. За едой он пытался представить себе, как будет проходить разговор с отцом Отами, отбросил некоторые идеи, одобрил другие. Наконец, полностью удовлетворенный раздумьями, проглотил свой чай, оплатил счет и вышел из ресторана.
Оказавшись на улице, Тэд пошел пружинящим шагом, военной походкой. Когда дела идут хорошо, легче держаться прямо. Легче многое сделать. Простая повседневная жизнь становится удовольствием.
* * *
Мистер Хасегава принял Тэда на западный манер. Они пожали друг другу руки и поклонились.
– Добро пожаловать, Тадеуш. Давно уже вы не оказывали мне чести принимать вас у себя. Мои дочь и жена в восторге, что приехала миссис Коулмэн. Столько лет прошло, мы думали, что этой встречи уже не будет. Я сочувствовал вашему горю, получив известие о смерти мистера Коулмэна. Много раз моя семья молилась, чтобы он вернулся и признал своего внука. Мы хотели поделиться с ним нашим счастьем. Я знаю, и для вас это было горем. Скажите-ка мне, привезли вы какие-нибудь новости о кинозвездах для моей жены? Она уже дважды меня сегодня спрашивала, не появились ли вы. Она особенно интересуется… минуточку, я тут записал, как его зовут. А, вот: Том Селек. Да, Том Селек. Вам что-нибудь известно об этом актере?
– Он сердцеед, кумир всех женщин восьмидесятых годов. Думаю, что смогу просветить ее на его счет. Как мальчик?
– Юный Райли с каждым днем дает мне все больше поводов гордиться им. Я верю – он пойдет по стопам отца. Думает только о самолетах и о полетах. У нас есть собственный лайнер, и он все время просится со мной. К сожалению, я предпочитаю твердую почву под ногами. Самолет – это чудо прогресса. Садитесь, Тадеуш, мы с вами выпьем шотландского виски и закурим по дивной гаванской сигаре, из тех, что вы мне привезли в прошлый раз. Потом поговорим. Мне хотелось бы знать, как все произошло.
Тэд подождал, пока комната наполнилась сизым дымом, а бутылка с виски почти опустела, и только тогда начал разговор. Все получилось четко, медленно и легко.
– Итак… миссис Коулмэн нуждается в помощи. Это ясно. Скажите, чего вы ждете от меня. Мне понадобится неделя, чтобы обсудить дело с моими банкирами. Необходим ли мой приезд в Америку? – с беспокойством спросил пожилой человек.
– Только если вы захотите приехать.
Они проговорили несколько часов, эти двое старых друзей. Когда в комнате стало нечем дышать от сигарного дыма, они перешли в другую. Беседовали о прежних временах, о дочерях мистера Хасегавы и о его внуках. Мечта Мосса Коулмэна осуществится с помощью денег Хасегавы. «Ирония судьбы, – думал Тэд, – что этот прекрасный человек, которого так ненавидел Мосс, собирался воплотить его мечту в жизнь!»
– Не знаю, как и благодарить вас за ваше великодушие. Прибыль от вашего капиталовложения окажется весьма значительной. Это я гарантирую. – Хасегава отмахнулся от слов Тэда.
– Иногда, Тадеуш, у человека ничего нет, кроме его мечты. Самое грустное, когда эта мечта не сбывается. Я, например, никогда не служил людям, которые обладают властью разрушать мечты человека. Мы должны создавать, строить, завершать. Если не можешь сам сделать это, то помоги другому добиться высокой цели. Я делаю все для Мосса Коулмэна, для его сына, которого он любил всем сердцем, и для моего внука, которого я люблю всем сердцем. Разве не можем мы сказать, что наконец-то Восток встретился с Западом?
– Очень хорошо сказано, – ответил Тэд сдавленным голосом. – Мне пора возвращаться в отель. Миссис Коулмэн, наверное, проснулась, и ей не терпится увидеть свою семью.
– Невзирая на время, привозите ее немедленно. Ни минуты больше не должна она ждать этой встречи. Ну, не чудесные ли слова? – спросил Хасегава, слегка подмигнув. – Обещаете, Тадеуш?
– Да. До скорого, старый друг.
– До скорого. – Они снова пожали друг другу руки и обменялись поклонами. Дело было сделано.
* * *
Билли проснулась и некоторое время лежала, думая о том, где она находится и что делает в этой чужой стране так далеко от Санбриджа и мечты Мосса. Когда глаза привыкли к темноте, она включила лампу у кровати. На электронных часах, сделанных в Японии, увидела время: 5.05. Скоро встанет солнце. Билли еще немного полежала, отдохнувшая и полностью владеющая собой. Потом приняла душ, оделась, подкрасилась и позвонила Тэду. Они могли бы выпить кофе в баре отеля, а затем появиться в доме невестки. В подходящий для визита час. Японцы особенно скрупулезны в соблюдении условностей, так она где-то читала.
Билли позвонила Тэду, и они договорились встретиться через двадцать минут. Голос у ее друга был бодрым; наверное, Тэд уже давно выспался и ждал несколько часов ее пробуждения.
Билли оправила шелковое сиреневое платье и тщательно причесалась.
– Как я выгляжу, Тэд? Подходяще? Не слишком ли я нарядилась, а то, может быть, надеть костюм? Я прихватила с собой. Не хочется переборщить, но и упустить что-то страшно, – бормотала взволнованная Билли.
– Поверь мне, ты прекрасно выглядишь. Красиво, это точно. Платье отличное. Теперь перестань беспокоиться. Если будешь так хмуриться, у тебя появятся морщины, а что ты тогда станешь делать? – посмеивался Тэд.
Билли неожиданно остановилась.
– Но, Тэд, у меня уже есть несколько морщинок.
– Правда? Я и не заметил. На мой взгляд, ты выглядишь совсем как тогда, когда я впервые встретил тебя. Это я состарился. Если тебе не хватает морщин, позаимствуй их у меня. Охотно поделюсь.
– Я не обращала на это внимания, – серьезно заявила Билли, пристально вглядываясь в лицо Тэда. Она нервно рассмеялась, и Тэд подхватил смех.
– Вот что я тебе скажу. Ты возьмешь мои морщины, я – твои, а потом мы о них забудем…
– Мне нужно выпить кофе, Тэд. Я слишком взволнована, чтобы есть.
* * *
Полтора часа спустя огромные кованые ворота открылись перед Билли и Тэдом. Их ввели в дом и сразу же препроводили в официальную приемную, где ждали Отами, ее родители и две из сестер. Последовали приветствия и церемония знакомства. Билли не могла сдвинуться с места, чтобы шагнуть к Отами. Образ Джессики, много лет тому назад раскрывшей ей объятия, на мгновение всплыл в ее памяти. Отами ждала лишь сияющую улыбку и протянутые к ней руки. Она забыла о японских обычаях и бросилась к Билли. Слезы жгли глаза Билли, когда она, наконец, обняла свою невестку. Кто из них испытывал большее волнение, она сама или Отами? Чье сердце билось сильнее – ее сердце или сердце Отами? Разве это имело значение?
– Пожалуйста, простите меня, мама Коулмэн. Я так давно молюсь об этом моменте, а теперь, когда он наступил, так разволновалась, что забыла все приличия. Добро пожаловать в мой дом. Райли скоро вернется из школы, через час он будет здесь. Мы хотели бы, мои родители и я, чтобы вы с дядей Тэдом позавтракали с нами.
– Не нужно извиняться. Это я должна просить прощения за моего мужа и за себя. Я не знала. Я бы никогда… Я не знала, Отами.
– Знаю, мама Коулмэн. Теперь вы здесь, а это главное. После завтрака мы с Райли побеседуем о вашем сыне и о моем сыне. – Отами снова порывисто обвила руками Билли и заплакала от счастья. Билли прижала ее к себе и обняла за талию. Так, обнявшись, они прошли в столовую с обычным столом в европейском стиле.
– В вашу честь, миссис Коулмэн, мы будем завтракать на американский манер. Мой повар готовит яйца по-бенедиктински, оладьи с вермонтским кленовым сиропом. Настоящий кленовый сироп, Тэд, – подчеркнул мистер Хасегава.
– Вы угадываете мои желания. Будем пить этот ужасный зеленый чай или кофе?
– Для вас все самое лучшее. Кажется, кофе называется «Крок оф натс» или еще как-то чудно.
Отами засмеялась:
– Отец, это «Чок фул оф натс». Райли выучил меня пить кофе, и когда я вернулась домой, попросила отца заказать для нас кофе. Мы постоянно его пьем. Отец просто посмеивается над вами, дядя Тэд, вы же знаете. – Отами обращалась к Тэду, но не сводила глаз с Билли.
– Слишком многими женщинами я себя окружил. А теперь, пока от моей супруги не полетели искры нетерпения, перейдем к беседе об американских кинозвездах и о том, что происходит в Голливуде.
– Это единственный недостаток моей мамы – увлечение американским кино, – улыбнулась Отами. – Во всех прочих отношениях она у нас совершенство. Дядя Тэд держит нас в курсе голливудской жизни. Присылает нам журналы о кино и фотографии кинозвезд. Моя мать не говорит по-английски, но все понимает, когда дядя Тэд рассказывает о звездах кино.
Билли засмеялась:
– Тэд, ты мне никогда не рассказывал. О чем еще ты мне не говорил? – И сразу же пожалела о своих словах, хотя тон был легким и шутливым.
Билли и Отами не могли насмотреться друг на друга. Тэд монотонно распространялся о Томе Селеке и Кенни Роджерсе. Отами и Билли заговорщически посмеивались, когда он принялся описывать очарование Жаклин Биссет и Долли Партон. Тэд сразу не заметил подозрительной тишины за столом и смущенно покраснел, когда хозяин дома громко захлопал в ладоши. Отами хихикнула, а Билли опустила глаза, чтобы Тэд не разглядел в них смешинки.
Завтрак тянулся медленно. Начали они с сока и фруктов, потом последовали тосты и маленькие булочки. Кофе наливала девочка в небесно-голубом кимоно. Яйца по-бенедиктински оказались великолепны, и Билли ела с удовольствием, в то время как Тэд отдавал должное оладьям с кленовым сиропом. Даже не глядя на часы, Билли знала: час почти истек. Скоро должен был появиться ее внук. Она глубоко вздохнула и посмотрела на Отами.
– Вполне понятно, что вы волнуетесь перед встречей с Райли. Он тоже волнуется. Он так старается нам всем угодить. Очень похож на своего отца, вы сами увидите. От моей семьи он унаследовал любовь к шоу-бизнесу. Обожает американскую музыку. Скоро он будет здесь, мама Коулмэн. Наконец-то мы стали одной семьей. Я так хотела этого для моего сына, и вот мое желание исполнилось. Мой отец, он мудрый человек, всегда говорил, что такой момент когда-нибудь настанет. Вы были так правы, мой уважаемый отец.
– Ты слышишь, Тэд? Она назвала меня своим уважаемым отцом. Не могу припомнить, когда в последний раз слышал это от нее. Мы шутим, миссис Коулмэн, чтобы вы чувствовали себя свободнее. Вижу, не слишком мы в этом преуспели. Мы понимаем. Отами, пойди с миссис Коулмэн в библиотеку, а я пришлю к вам Райли, когда он приедет.
Глаза Билли засветились радостью и облегчением. Это не значило, что она не хотела встречаться со своим внуком в первый раз на глазах у всей семьи, но ей нужно было собраться с духом и взять себя в руки.
Отами поддержала Билли под руку и повела в отцовскую библиотеку.
– В этой комнате много стульев для наших гостей-европейцев. Отец подумал, что там вам будет удобнее. Нам о многом нужно поговорить. Сравнить минувшие годы. Я хочу поделиться с вами тем, что было у нас с Райли. В глубине души он хранил такое же желание.
– Почему ты снова не вышла замуж, Отами?
– В моем сердце нашлось место для любви только к одному мужчине. Райли умер, но живет его сын. Он всегда рядом со мной. Я довольна. Но если отвечать прямо на ваш вопрос, то должна сказать, я никогда не могла найти того, кого полюбила бы так, как любила Райли, – тихо и доверительно говорила Отами. – Скажите, мама Коулмэн, а вы сможете выйти замуж за другого человека?
– Да, Отами.
– Не обижу ли я вас, если спрошу, не является ли дядя Тэд тем человеком, которому вы подарите свое сердце?
– Ты вовсе не обидишь меня, Отами. Да, Тэд – тот человек, которому я хочу подарить свое сердце. Уже много лет у нас одно сердце на двоих.
– Мы поговорим об этом потом, если вы согласны. Я так много хотела бы узнать. Многим поделиться с вами. Всю свою жизнь – я имею в виду часть моей жизни с Райли и последующие годы – я думала, что ваша семья никогда не примет меня, но хотела, чтобы вы меня полюбили. Хотела, чтобы все родные Райли меня полюбили. Наверное, Райли по-своему пытался сказать мне, что это невозможно, и поэтому заставил меня согласиться не искать знакомства с вами. Он не хотел, чтобы меня обидели.
О, черт тебя побери, Мосс. Проклятье. Билли взяла за руку жену своего сына. Она не станет ни защищать, ни порицать память мужа. Это уже история. А перед нею настоящее. Эта красивая женщина сама решит, что правда, а что неправда. Отами сильнее сжала руку Билли, когда в дверь постучали.
– Мой сын пришел, наконец, познакомиться со своей бабушкой.
Билли сделала глубокий вдох и встала рядом с невесткой.
Сквозь слезы смотрела она, как мальчик, удивительно похожий на Райли, идет к ней навстречу. Невероятно черные глаза жадно смотрели на нее, а руки протянулись вперед, и Билли оказалась в объятиях внука. Она прижалась щекой к макушке мальчика и зажмурилась, прогоняя слезы. Когда Райли отпустил ее, оказалось, что он смущен, как и любой другой десятилетний мальчик, взрывом эмоций со своей стороны. Чистые, умные глаза, но не голубые, как у его отца, а темные, черные, как эбонит, сияли в ответ на ее ласковый взгляд.
– Привет, бабушка. – Он улыбнулся, но не отнял руки, обнимающей Билли, поддерживая ослабевшую от волнения женщину. – Добро пожаловать в наш дом. Моя мать и я давно ждали этого дня.
– Ты так давишь на бабушку, что чуть не вышибло из нее дух! – строго заметила Отами. – Извинись.
– Но, мама, ты же говорила, что папа так обнимал тебя. И сказала, что его отец делал так с его матерью. Я хотел поприветствовать бабушку по-техасски. Я не собирался обижать тебя, бабушка, – обеспокоенно сказал Райли, поглядывая на недовольное лицо матери.
– Ты и не обидел меня. Я рада каждой минуте такого приветствия, и, Отами, Райли прав. Есть такой буйный техасский обычай. Я хочу, чтобы ты не стеснялся, Райли, был самим собой, иначе мы никогда не узнаем друг друга.
– Мама рассказывала мне о тебе, о ранчо Коулмэнов, о Техасе и американских самолетах. Я собираюсь стать авиаконструктором.
– Моя внучка Сойер как раз этим занимается. Вы могли бы вместе составить неплохую команду, – засмеялась Билли. – Я привезла фотографии. По сути дела, это семейные альбомы, которые я хотела показать тебе и твоей маме. А если вы захотите какие-то из них иметь у себя, мы сделаем копии. Там есть одна, где твой папа сфотографирован на своем первом пони. Может быть, она не совсем четкая: он упал с пони, когда я его фотографировала.
Отами весело засмеялась:
– Райли мне об этом рассказывал и добавлял, что еще не родилась лошадь, которая не сбросила бы его.
– Это не совсем так. Райли преувеличивал, когда дело касалось лошадей. Он больше оставался дома да вокруг самолетов. Следует отдать должное Райли – он более или менее освоил пони. Сбрасывали его несчетное число раз, а он все равно усаживался в седло. Его дедушка настаивал. Твой отец всегда старался оправдывать ожидания своих родных.
– Пока не встретил меня, – печально проговорила Отами.
– Нет, нет, нет, ты не должна говорить так. Даже думать так не должна, – Билли придвинулась поближе к Отами и обвила ее руками. – Райли любил тебя, и ваша женитьба была предопределена судьбой. Поэтому он и не хотел допускать малейшую возможность, что его семья могла бы… могла бы не понять его. Я сожалею о решении моего сына, но понимаю его. То, что любили повторять мой свекор, мой муж и сын, – теперь это история. У нас есть наши воспоминания. Некоторые из них не очень приятные, а другие останутся с нами до конца наших дней. Однако одними воспоминаниями жить нельзя. У меня на этот счет своя философия.
– Как это, бабушка? – с любопытством поинтересовался Райли.
– Воспоминаниям отводится определенное место в нашей жизни. Со временем они тускнеют и блекнут, и так и должно быть. Только трусы живут воспоминаниями изо дня в день, потому что они боятся столкнуться с реальной жизнью. – Райли важно кивнул, а Билли глянула в грустное лицо Отами и поспешила добавить: – Нет, нет, Отами, я не имела в виду тебя.
– Но это верно. Мои родные говорят мне об этом все время. Сын умудряется напомнить хотя бы раз в день, когда он дома… Но никогда раньше я не думала о своей приверженности воспоминаниям как о трусости. Вы не должны извиняться за свои слова, ведь они правильны. Видите, мой сын качает головой. Наконец-то у него появился союзник. Вы единомышленники. Даже отец укоряет меня время от времени. – Милая улыбка осветила ее серьезное лицо. – Я обещаю поработать над этим.
– Ловим тебя на слове, мама. Между нами говоря, бабушка, мы можем убедить маму, что за воротами этого дома есть мир.
– Там для меня нет никакой надежды. – Отами вздохнула.
– Надежда есть. Теперь мы можем поехать в Америку и посмотреть, где жил мой отец. Ты мне обещала, что, если папины родственники нас признают, ты возьмешь меня в Техас. Обещания, мама, следует выполнять.
– Нас не приглашали, Райли. Где твои хорошие манеры?
– Ну конечно, вы приглашены. В любое время. Я так хотела бы, чтобы вся ваша семья приехала в Санбридж. Райли, у тебя так много общего с моей внучкой. Она поделится с тобой мечтой Коулмэна. Мечтой, которую ты сможешь понять и над осуществлением которой, быть может, захочешь трудиться. Потом, когда будем в Техасе, мы это обсудим. Я для тебя кое-что привезла, Райли. Это в пакете у входной двери. Принесешь?
Райли побежал со всех ног выполнять поручение бабушки. Отами с удивлением взглянула на Билли.
– Я… я привезла бейсбольную перчатку Райли для мальчика. Семейные альбомы тоже в том пакете. В последнюю минуту сунула бейсбольную кепку Райли. Я не ошиблась, как ты думаешь?
– Ни в коем случае. Мой сын во многом похож на своего отца. Немногие вещи, которые вернуло мне военное ведомство, были… то есть я хочу сказать, что он станет дорожить этими вещами, потому что они из дома его отца и из его детства.
Вернулся Райли с пакетом. Во взгляде мальчика отражалось беспокойство, пока бабушка распаковывала свой подарок.
– Я подумала, что ты должен владеть этими вещами. В Санбридже есть другие, которые ты мог бы… мог бы…
Райли глянул в коробку и опустился на колени. Он осторожно вынул поношенную перчатку и мяч. Кепка сразу же оказалась на блестящей темноволосой голове. Мяч он любовно приложил к щеке.
– Мой отец пахнул вот так? – спросил он, протягивая Билли бейсбольную кепку. Билли послушно потянула носом и кивнула, чувствуя, как сжимается горло.
– Совершенно справедливо, что эти вещи переходят к тебе от твоего отца. Не думаю, что сейчас подходящее время обсуждать этот вопрос, но хочу сказать, что теперь ты и твоя мама являетесь наследниками моего сына Райли. Я должна дать моим адвокатам задание внести необходимые поправки. Я узнала о тебе и твоей маме всего несколько дней тому назад.
– Как ты думаешь, бабушка, дядя Тэд не откажется перекинуться мячом на поле?
– Думаю, не откажется. А почему бы тебе не спросить его об этом? Нам с твоей мамой о многом надо поговорить.
Райли наклонился, чтобы поцеловать свою мать и Билли. Его темные глаза задержались на лице бабушки.
– Мой отец похож на тебя.
– Да, немного. Но в нем было много от Коулмэнов. Он был чудесным человеком, Райли. Таким отцом ты можешь гордиться.
– Спасибо за подарки. Они мне всегда будут очень дороги. Отами повернулась к Билли.
– Это было так мило с вашей стороны. Я часто жалела, что мне нечего дать мальчику, кроме старой одежды, которую мне вернули. Вы сделали моего сына очень счастливым, и это делает счастливой меня. Обещаю серьезно подумать насчет воспоминаний.
– Ты обиделась?
– Нет, вы сказали правду. Вам потребовалась смелость, чтобы сделать это. А теперь можем мы посмотреть фотографии, которые вы привезли? Я хочу сравнить отца с сыном. – Билли кивнула и вынула альбомы со дна коробки, которую привезла из Техаса.
Фотографии рассматривались с Отами, потом с Райли и Тэдом, а затем еще раз – с родителями Отами. Когда Билли глянула на часы, день близился к вечеру.
* * *
Чудесные, наполненные переживаниями и радостными моментами дни пролетели быстро. Райли настоял на осмотре университета, а Отами постаралась, чтобы прогулка по Гиндзе на закате оказалась такой запоминающейся, какой, по мысли Билли, и должна была быть. Театр Кабуки стал вкладом мистера Хасегавы. Это было незабываемо.
Договорились, что Отами и Райли приедут в Техас, как только закончится семестр в школе, примерно через месяц.
Вся семья Хасегава провожала Тэда и Билли в аэропорту. За несколько минут до посадки, по совету Тэда, мистер Хасегава вложил в руку Билли конверт.
– Для мечты, – прошептал он, целуя ее в щеку, а затем низко поклонился. Билли с трудом сглотнула и кивнула, не зная, что это означает. Еще один, последний, долгий взгляд на невестку и внука, и она прошла на летное поле.
– Как ты думаешь, что имел в виду мистер Хасегава, когда сказал, что этот конверт – для мечты? – спросила Билли у Тэда, закрепляя пристежной ремень.
На лице Тэда появилось лукавое выражение.
– Почему бы тебе не открыть и не посмотреть? Билли открыла конверт ногтем и вынула содержимое.
Краска схлынула с ее лица, когда она глянула на продолговатые листочки бумаги. Все чеки на Токийский банк. Не заполнены, только проставлена подпись. В конверт оказался вложен и листок бумаги кремового цвета, и Билли дрожащими руками развернула его.
Отирая слезы, она протянула листок Тэду.
– Пожалуйста, прочти мне.


Моя дорогая миссис Коулмэн,
мне тяжело думать, что мечта вашего мужа может рухнуть из-за недостатка финансовых средств. Вы и ваша семья окажете честь моей семье, если примете нашу помощь в этом деле, продиктованном высокими помыслами. Моим единственным требованием является предоставление возможности моему внуку принять участие в осуществлении мечты его деда.
Пусть удача всегда улыбается вам.
С большой любовью и пониманием,
остаюсь Садахару Хасегава.


– Не могу поверить, Тэд. Я ведь не хотела, чтобы ты просил его и даже чтобы обсуждал эту проблему. Что теперь подумает о нас этот человек?
– Что он думает, ты знаешь из его письма. Я знаком с этим человеком много лет, Билли. Я знал – он захочет помочь. Если ты заметила, здесь нет юридических документов, условий, сроков. Он доверяет тебе. Хочет, чтобы ты сделала это. Прими помощь, Билли, с тем значением, которое он в нее вкладывает. Если ты откажешься, он просто умрет от стыда, в полном смысле слова.
– Но, Тэд, пустые чеки? Что это значит? Откуда нам знать, не слишком ли много мы возьмем? Как ориентироваться в суммах?
– Бери, сколько нужно. Это же так просто. Или ты предпочитаешь другой способ, неограниченный фонд?
– А что если дела опять пойдут плохо и деньги утекут без толку, как в прошлый раз?
– Такое не произойдет, Билли. Но если случится, будет другой пакет с чеками. Так договорились.
– Этот человек впервые увидел меня пять дней назад и дает мне «карт-бланш». Тэд, так не бывает.
– Извини, но я с тобой не согласен. Он знает тебя лучше, чем ты думаешь. Я рассказал ему, что мы с тобой давние друзья. Позволь ему оказать нам честь и помочь тебе. Он хочет сделать это.
– Я никогда не смогу забыть этот жест. Я не знала, что на свете есть такие люди.
– А если бы ситуация имела знак минус. Что бы ты делала? Билли рассмеялась восхитительно счастливым смехом, от которого мурашки пробежали по спине Тэда.
– Полагаю, делала бы то же самое. Спасибо, Тэд, что не послушал меня. Мне нужно о многом подумать. Как тебе наш юный Райли? Такой замечательный молодой человек. Во многом похож на отца, и все-таки восточная культура делает его таким, каков он есть. Мой американо-азиатский внук. Как много событий произошло в моей жизни за эти несколько дней.
– Почему бы нам не поспать немного? Вернувшись в Техас, ты снова станешь занятой женщиной, а я должен возвращаться на флот, пока ты снова не послала за мной поисковую партию.
– Это одна из твоих лучших идей. Я все еще жду самую лучшую.
– Она появится. Можешь рассчитывать.
– Обязательно.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Хозяйка “Солнечного моста” - Майклз Ферн



Ужасно! Такое ощущение как-будто помои на голову вылили! Фу! После прочтение желание пойти помыться) Зачем столько страданий и грязи на бумагу выливать(
Хозяйка “Солнечного моста” - Майклз ФернКсения
25.11.2011, 9.43





и на 19 главе все та же нудятина. И раз они позволяют так с собой обращаться - так им и надо!!!! Я б той Агнес, да и Сэту собой вертеть не позволила, ну, и хвост бы им прищемила. Эгоисты! И Мосс такой же, и Джессика. Дальше и читать не буду. Не только книгу, но и автора тоже.
Хозяйка “Солнечного моста” - Майклз ФернKotyana
24.08.2012, 16.55





Никак.
Хозяйка “Солнечного моста” - Майклз ФернАля
22.11.2013, 22.32





Очень рада что прочла прежде роман а не комментарии...в книге есть все...и любовь пронесенная через годы и надежда и верность,предательство и ложь...так ведь и в жизни все это есть....спасибо автору за прекрасный роман...
Хозяйка “Солнечного моста” - Майклз ФернСветлана
14.01.2014, 4.55





Решила прочитать из за противоричивых коменнтариев. Потрясена... кажется, что жизнь проживаешь вместе с героями. Описаны люди- с их иллюзиями, ошибками, заблуждениями, эгоизмом.... ЛЮБОВЬЮ! 10
Хозяйка “Солнечного моста” - Майклз ФернТаня
14.01.2014, 23.58





Вот это книга. Самая настоящая. Именно по таким книгам создаются фильмы. Обязательно стоит прочесть.
Хозяйка “Солнечного моста” - Майклз ФернАнна
16.01.2014, 7.54





У-у-ф-ф-ф!!! Такого тяжелого романа мне ещё не приходилось читать.После прочтения осталась какая то пустота внутри.Уж перечитывть точно не буду.Наоборот, хотелось бы по скорее забыть.
Хозяйка “Солнечного моста” - Майклз Фернyasmin
17.01.2014, 2.42





Перефразируя классика, заявляю ответственно: чем больше я узнаю мужчин,тем больше люблю женщин. Нет, нет, я не сбрендила на старости лет и не надумала менять ориентацию. Дело не в физиологии, дело в сути такого понятия, как "мужчина". Сдается мне, мужчина и эгоизм - слова-синонимы. Кажется, сам смысл жизни мужской особи - удовлетворение потребностей (всех видов!) себя, любимого. rn Некоторые моменты брака Билли и Мосса, вплоть до диалогов, будто списаны с моей жизни, так что, я знаю, о чем говорю. Можно полностью раствориться в любимом мужчине, можно вывернуть наизнанку душу и сердце, а в ответ получить дырку от бубдика. Сдается мне, врут толкователи Святого писания - не Ева создана из ребра Адама, а Адам - производное от Евы. Я бы даже сказала - отходы производства. Отсюда полная душевная пустота, им это просто не дано. Так что, я думаю, что читать такие вещи нужно, РОМАН ЗАМЕЧАТЕЛЬНЫЙ, именно потому, что максимально правдив, приближен к жизни. А низкие оценки и злые комментарии не удивительны: народ хочет легкого, красивого чтива, позволяющего хотя бы на время оторваться от мерзостей реальной жизни. Молодым девочкам просто таки необходимо прочитать, чтобы всегда помнить: хочешь, чтобы тебя любили другие, полюби себя сама! 10/10
Хозяйка “Солнечного моста” - Майклз ФернЛюдмила
17.03.2015, 21.13








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100