Читать онлайн Хозяйка “Солнечного моста”, автора - Майклз Ферн, Раздел - Глава 33 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Хозяйка “Солнечного моста” - Майклз Ферн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.94 (Голосов: 18)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Хозяйка “Солнечного моста” - Майклз Ферн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Хозяйка “Солнечного моста” - Майклз Ферн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Майклз Ферн

Хозяйка “Солнечного моста”

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 33

Воспоминания – и горькие, и сладкие – осаждали Тэда, пока он ехал в аэропорт, устроившись на заднем сиденье такси. Вероятно, старость уже близко, раз присутствие на свадьбе действует на него таким образом. Или он просто сознает свою вину перед Билли и Моссом за то, что принимает участие в тайной женитьбе Райли? Эта свадьба совершилась втайне ото всех в Техасе. Он всячески старался отговорить Райли, но безрезультатно. Тэд навел справки об Отами. Родители, репутация – все безупречно. Более того, Отами и ее семья были так же богаты и даже более уважаемы, чем Коулмэны. Тэд понимал, что так или иначе, а Райли найдет способ жениться на девушке, которую любит.
В глубине души он чувствовал, что правильно поступил, обеспечив Райли и Отами разрешение на заключение брака. Одного взгляда на молодых людей было достаточно, чтобы понять – они созданы друг для друга. Только однажды он видел такое чувство, что светилось в глазах Райли. Такая же любовь сияла в глазах Билли, когда она выходила замуж за Мосса.
А сегодня она ожила во взоре Отами, когда девушка выходила замуж за Райли, что было отмечено двумя разными церемониями. Сначала католическая служба, во время которой Отами предстала воплощением невинной прелести в своем белом платье; а позднее состоялся традиционный буддийский обряд, во время которого на ней было кимоно из ярко-красного шелка в знак ее радости. Тэд покачал головой, вспоминая два красивых лица, выражавших нескрываемую любовь. Вот в чем смысл жизни, понял он – найти такую любовь. Много лет тому назад он обрел ее с Билли, и, несмотря на все препятствия, эта любовь выжила.
* * *
– Думаю, наша свадьба подошла к концу, миссис Коулмэн. – Райли улыбнулся своей молодой жене, в то время как последний из их друзей усаживался в машину, возвращавшуюся на авиабазу ВМС. – Мы должны еще раз поблагодарить Сантосов и сказать им, что все прошло чудесно. Было чудесно, правда?
– Не просто чудесно, Райли. Изумительно. Надеюсь, ты не расстроился из-за того, что не было твоих родных. Твой дядя Тэд замечательный человек. Он очень тебя любит, – сказала Отами.
Райли глянул сверху вниз на свою новобрачную и заметил искорки в ее глазах. Он знал, что способен убить, чтобы защитить эту хрупкую молодую женщину. Его жена. Господи! А она не пожалела, что на свадьбе не присутствовали ее старый дядя и родители, которые живут в Японии? Может быть, Тэд предпринял бы что-нибудь. Надо было подумать об этом.
– Нет, у меня нет никаких сожалений, я нисколько не расстроен. Теперь ты моя жизнь. Дядя Тэд, он один на миллион. Когда придет время, если я не смогу послать домой весточку, это сделает он. Я беспокоюсь о тебе. Надеюсь, никогда не наступит день, когда ты пожалеешь о том, что вышла за меня замуж. Конечно, семьи очень важны. Однажды и у нас с тобой будет семья.
– Райли, с этого самого дня мы одна семья. Я не хочу, чтобы кто-то из нас говорил о сожалениях. Если рассуждать о семье, то давай делать это с любовью. Когда-нибудь наши родные поймут, как мы счастливы, и будут рады за нас. Может быть, на это не потребуется много времени, но все будет хорошо, пока мы вместе. Ты согласен?
– Абсолютно согласен. Кстати, машина ушла, а как мы будем добираться до домика, который ты сняла?
– Можем пойти пешком. Это недалеко. – Отами тихонько засмеялась.
– Ты уверена, что хочешь жить там? Еще не поздно устроить поездку на Гавайи, – с беспокойством заметил Райли.
– Дорогой, этот крестьянский домик замечательный. Вот подожди, ты сам увидишь, как я там все устроила. Нита мне помогала. Когда глянешь, сразу поймешь, что Гавайи с ним не сравнятся. В первую годовщину нашей свадьбы ты повезешь меня на Гавайи. Я не хочу останавливаться в безликом отеле, не хочу долгого перелета на самолете. Хочу провести каждый час каждого дня твоего отпуска рядом с тобой. Хочу подавать тебе завтрак на моих тарелках. Хочу, чтобы ты вытирал их после того, как я вымою. Хочу, чтобы ты спал в моей постели под простынями, которые я вышила. Хочу слышать, как ты говоришь, какая я замечательная. Я красила, вешала занавески, скребла и чистила. Я развесила по стенам мои фотографии из Гонконга, а брат Ниты просверлил отверстия, и мы повсюду повесили папоротник. Проделали такую фантастическую работу, что ты просто не узнаешь тот дом. Теперь он будет наш, – робко сказала Отами.
Райли чувствовал себя на седьмом небе от счастья. Все это она сделала для него. И хотела только его. Гавайи со всем их блеском и пышностью не привлекали эту драгоценную красавицу, которая стала его женой. Десять дней вместе. Настоящий рай.
Наконец младший брат Ниты нашел старенький грузовичок, чтобы отвезти новобрачных в их домик. Райли и Отами только посмотрели на машину и прыснули со смеху.
– Он ездит, – самодовольно ухмыльнулся Карлос. – Я его арендую за доллар в год. Рессоры совсем плохи. И тормоза так себе.
Райли отступил назад, чтобы лучше рассмотреть грузовик. Когда-то он был белого цвета. Но беспокойство внушали не ржавчина, не зазубрины и царапины. На остове грузовика были закреплены два металлических стула, покрашенных, как казалось, тридцатью тремя слоями краски. Каждый был прикручен к металлическим бортам крепкими веревками.
– Я готов, если ты едешь. – Отами кивнула, подобрала подол длинного белого платья и с помощью своего молодого мужа и Карлоса уселась на один из стульев. Райли, в новенькой парадной белой форме военно-морских сил, забрался на второй стул. – Думаю, теперь нам нужно держаться покрепче и молить Бога, чтобы добраться до нашего домика. Владелец должен был бы приспособить здесь привязные ремни.
– Карлос, сфотографируй нас, пожалуйста, – серьезно обратилась к парню Отами и чинно уселась на стуле, положив руки на колени. – Для наших детей. – И она улыбнулась Райли.
– Обязательно.
Грузовик съехал с неровной подъездной дорожки и покатился по дороге. Райли крикнул погромче, чтобы перекричать грохот, производимый грузовиком:
– Всегда помни, что я люблю тебя!
– Буду помнить! – крикнула в ответ Отами.
Через восемь домов от церкви Сан-Хуан де Батиста Карлос свернул на длинную подъездную аллею. На деревянной дощечке, прикрепленной к банановому дереву, было написано: Райли и Отами Коулмэн.
– Что случилось с джунглями? – удивленно спросил Райли.
– Ты доволен? Тогда дело стоило того. Карлос и его братья их вырубили, и теперь дом видно с дороги. Важно, чтобы наши друзья могли найти нас. Теперь у нас есть лужайка. Смотри, вон там растет папоротник. А подальше находится грядка с бамбуком. Завтра я тебе ее покажу. Там есть чудесное место – полянка, словно созданная для того, чтобы любить друг друга.
Райли рассмеялся.
– А я-то думал, ты скромница.
– Я хотела, чтобы ты так думал. На самом деле я пылкая и отважная и собираюсь пожирать тебя отныне час за часом.
Карлос протянул Райли ключ.
– Вам может понадобиться куда-то съездить. А я дойду пешком, до моего дома рукой подать. Позовите падре, если вам что-нибудь будет нужно. Он живет у подножия холма.
Отчаянно пытаясь сохранить серьезное выражение на лице, Отами поблагодарила Карлоса за грузовик. Если не возникнет надобности, то грузовичок так и простоит здесь на протяжении их десятидневного медового месяца. Райли ей подмигнул. Итак, они думали одинаково. Хорошо. Но, впрочем, она знала это чуть ли не с первого дня их знакомства.
– Каково ваше мнение, мистер Коулмэн? – спросила Отами, останавливаясь перед домом. – Карлос и Фрэнк покрасили дом. Посмотри, как он сияет. Мы не были уверены насчет коричневой окантовки, но так он заметнее от дороги, раз джунгли расчищены.
Это оказался маленький домик с бетонными стенами и плоской крышей. Райли он показался чистым и аккуратным. По техасским стандартам, в нем вполне мог бы поместиться трактор или лошадь с конюхом. Ему он вполне подходил. На вид он казался именно таким, как нужно. Им будет хорошо здесь. Отами знала, что делала, да благословит ее Господь.
Райли протянул руку Отами, и они вместе вошли на маленькую террасу с бетонным козырьком. Пестрые цветы в ярких глиняных горшках свисали с балок.
– Здесь мы будем завтракать. А также обедать и ужинать, если тебе понравится. Тебе только придется внести в дом подушки, если пойдет дождь.
– Уже отдаешь мне приказания, а?
– Да, все у нас будет поровну, и домашние заботы тоже. Ты будешь делать то, что я тебе скажу. – Отами хихикнула. – Ты как-то сказал, что твои любимые цвета желтый и зеленый, я на это обратила внимание, когда расшивала подушки. Чувствуешь, как пахнет новая краска, которой покрашены стол и стулья?
– Почти не чувствую. Вы чудо из чудес, миссис Коулмэн. Пора мне перенести тебя через порог. С самого начала все должно быть как полагается.
– Правильно. Ты можешь сориентироваться? – спросила Отами, прижимаясь к его груди.
– Это будет настоящим трюком, – улыбнулся Райли. – Если я держу на руках тебя, то как мне открыть дверь? – Отами извернулась у него на руках и наклонилась, чтобы толкнуть дверь.
– Не открывается.
– Ага, и ты допускаешь промашки, – пошутил Райли. – Нужно было додуматься смазать петли мылом с одной стороны двери. Или маслом. А теперь я вынужден поставить тебя на землю и попробовать открыть дверь. Она не заперта?
– Здесь двери никто не запирает. Наверное, от сырости заело. Мне так жаль. Я испортила такой момент.
– Чшшш. – Райли приложил ей палец к губам. – Я шутил. Ты ничего не испортила. Через секунду я открою эту дверь.
Двадцать минут спустя дверь все еще не поддалась. Райли пыхтел, пот градом катился по лицу.
– Похоже, тебе придется забраться в дом через окно ванной комнаты. Ты достаточно тоненькая. Я сниму жалюзи и помогу тебе влезть в окошко.
– А если я не смогу открыть дверь изнутри? – с беспокойством спросила Отами.
– Тогда я проделаю дыру в этом проклятом доме. Или вкачу тот смешной грузовик в окно. Не беспокойся. Я туда попаду.
Час спустя Отами в платье, обвязанном вокруг талии, стояла на кухонном столе и снимала оконные жалюзи. Райли забрался в дом через окно кухни, и оба они в изнеможении опустились на кухонный стол, задыхаясь от смеха.
– Не могу поверить, что Карлос покрыл дверь лаком, а потом закрыл ее. Будет единственным способом войти и выйти из дома, если мы попробуем открыть дверь с помощью какого-нибудь рычага.
– Мы никуда не станем выходить.
– Верно. Черт с нею, с дверью. Когда мы состаримся и поседеем, то сможем рассказывать своим детям и внукам, что вместо того, чтобы перенести тебя через порог, мне пришлось проталкивать тебя через крохотное окошко ванной. Два лишних фунта, миссис Коулмэн, и вы бы уже не пролезли. Но – мы одни. Наконец-то одни.
– Знаю. Правда, замечательно?
– Прекрасно, Отами, – сказал Райли, разглядывая свой новый дом.
– Здесь красиво, – согласилась Отами. – Нита и ее братья помогли мне с покраской и чисткой. Я украсила комнаты. Все это оказалось не так уж трудно, потому что здесь всего четыре комнаты. Труднее всего было очистить все от грязи и паутины. В доме слишком долго никто не жил. Можешь себе представить, Райли, платить придется всего лишь сто двадцать пять долларов в месяц. Мы должны оплатить счет за электричество. Я все прикидывала, пока не высчитала, что ты сможешь позволить себе эти расходы из своего жалованья. Я умею быть экономной.
Райли улыбнулся.
– Это именно то, что мне нужно, – экономная жена. Почему ты все время поглядываешь в окно? Ты ведь не ждешь кого-нибудь еще?
Отами нахмурилась.
– Наверное, что-то случилось. Он всегда проходит в это время. Еще один сюрприз для тебя, уж на этот раз последний.
– Ты хочешь сказать, что могут быть еще сюрпризы?
– Да, еще один. – Отами высунулась из кухонного окна. – А, вот и он. Иди сюда скорее.
Райли склонился к окну и всмотрелся в сумерки.
– Разрази меня гром, – сказал он. – Только не говори, что ты и это устроила.
Отами тихо засмеялась.
– Его зовут Пит, каждое утро он ведет этого быка на поле позади нашего дома. Потом вечером возвращается и уводит его куда-то. Мне не терпелось показать его тебе. Я подумала, это напомнит тебе о Техасе и о ваших быках. Этот бык очень старый, еле ноги переставляет, сам видишь. Но он такого же цвета, как те, что ты мне показывал на фотографиях. Иногда он проходит по нашей лужайке, поэтому трава примята. Это станет еще одним воспоминанием, которое сблизит нас.
– Вы произведение искусства, несравненный шедевр, миссис Коулмэн. Как могла ты хранить такой секрет?
– Это оказалось легко. Разве ты не видишь, Райли? Все так и должно было быть. Все стало на свои места, все работало на нас. Мы поступили правильно, что поженились. Это место идеально нам подходит. Здесь начнется наша жизнь, наши воспоминания. Скажи мне, что я все сделала правильно. Скажи, что все так и должно быть. Мне нужно, чтобы ты сказал это, Райли.
В горле у Райли встал комок.
– Все правильно. Все было правильно с той минуты, как мы встретились. И оба мы знаем это. Я буду повторять каждый час. Тебе надоест это слушать.
– Никогда! – воскликнула Отами.
– Есть еще какие-нибудь сюрпризы, о которых ты мне не говорила?
– Бык был последним.
Райли улыбнулся и посмотрел вокруг. Настала пора обследовать новое жилище. Он стоял в конце длинной комнаты, где решетка отделяла гостиную от кухни. Кухонные принадлежности были старенькими, но безукоризненно чистыми. Белоснежные занавески колыхались под свежим ветерком на окнах, забранных жалюзи. Белая плетеная мебель с яркими желто-зелеными подушками, которые сочетались по цвету с желтоватыми разводами плиточного пола. Фотография Отами, сделанная в Гонконге, прекрасно выглядела на белой оштукатуренной стене.
– Я сама повесила сюда вот это, – сказала Отами, показывая на медную бабочку рядом с входной дверью. – Крючок для твоей морской фуражки. Я купила его специально для тебя, это мой свадебный подарок.
Райли в порыве чувств привлек Отами к себе.
– Спасибо, – прошептал он, уткнувшись в ее сладко пахнущие волосы.
* * *
Серебристый лунный свет проникал сквозь кружевные занавески, освещая крестьянский домик и разгоняя самую густую тень. Отами положила голову на плечо Райли, на лице ее, как и на лице Райли, отражалось глубочайшее удовлетворение. Они любили друг друга, делились любовью, отдавали друг другу самое лучшее, что у них было, словно открывая путь на небеса.
Отами пошевельнулась рядом с возлюбленным, открыла темные миндалевидные глаза, когда Райли погладил ее по щеке. Она почувствовала дрожь, пробежавшую по его телу.
– Мой Райли, мой муж, тебе было хорошо?
– Твоему мужу было хорошо. – Райли вздохнул, привлек ее к себе еще ближе, поцеловал в лоб. Пряди длинных черных волос струились между его пальцами. Эта женщина с небольшой высокой грудью и нежными, податливыми бедрами подходила ему идеально, была словно создана для него. И он не сомневался, что так останется всегда; всегда будет преподноситься нежный дар любви, навсегда сохранятся изумление и восторг, потому что они отдавали друг другу нечто большее, чем слияние тел, – это было соприкосновение душ.
* * *
Последовала череда изумительных, блаженных дней, полных восторга. Согласие между Райли и Отами оказалось настолько полным, что никто и ничто не имело больше для них значения. Их любовные объятия были упоительными и спонтанными. Взаимное наслаждение, радость… счастье без изъяна.
На третий день их медового месяца Райли вооружился отверткой, шпателем и молотком и наконец-то открыл входную дверь.
– Думаю, миссис Коулмэн, пора нам обследовать этот красивый маленький остров. Что ты на это скажешь? Почему бы нам не устроить пикник и не погулять, пока не устанем?
– Куда ты хотел бы пойти? Гуам имеет всего тридцать миль в длину, двенадцать в ширину, а в самом узком месте он всего четыре мили шириной. Я узнала это на второй день после приезда, – гордо заявила Отами.
– Я располагаю более обширными сведениями, – с чувством некоторого превосходства сказал Райли. – У меня есть брошюра об этом острове. А также множество сведений, полученных от друзей-офицеров. Пока ты жаришь оладьи, я в точности расскажу, что мы предпримем. А в то время, как будешь упаковывать корзинку для пикника, приму душ. Так будет честно?
– Нет. Но я хорошая, послушная японская домохозяйка и сделаю, как мне велят. Но это до тех пор, пока я соглашаюсь с твоими приказами, потом же откажусь повиноваться. Как вам это понравится, мистер Коулмэн?
– Пока ты разогреваешь сироп и размягчаешь масло, можешь делать все, что угодно. Можешь даже ходить позади меня.
– Нет, спасибо. Я современная японка. Я буду только готовить, убирать и любить тебя.
– Хорошо сказано, – сиял Райли. – А теперь давай посмотрим. Мы могли бы поехать по дороге через зону Нимитц-Хилл и взглянуть на панораму гавани, созданной самой природой. Будет виден волнорез Гласса; говорят, так его назвали в честь капитана Генри Гласса, который провозгласил, что Гуам принадлежит Соединенным Штатам. По-моему, это обязательно нужно увидеть. Мне бы хотелось, а тебе?
– Конечно, – проворковала Отами ему на ухо и поставила перед ним тарелку с оладьями, а также подогретые сироп и масло.
– Сделай так еще раз, – засмеялся Райли.
– Что сделать?
– Пощекочи мое ухо, – нарочито ворчливым голосом потребовал он, и Отами охотно повиновалась.
– Что это ты вычеркиваешь? – спросила она минутой позже.
Райли разволновался:
– Мне кажется, тебе не захочется ехать в Нимитц-Бич-Парк. Я уверен, ты не хочешь туда ехать. Там состоялась битва при вторжении американцев в 1944 году. Почему бы нам не оставить эту экскурсию напоследок?
– Хорошо, Райли. Но я думаю, тебе надо увидеть это место. Тебе будет о чем поговорить с твоим отцом.
– Ты это серьезно?
– Да. Ты ведь не сможешь всю жизнь прятаться от него. Рано или поздно разговор между вами состоится. А такая тема станет для вас общей, вы сможете на нее опираться.
– Ты всегда знаешь, что сказать и когда сказать. Да, каким-то образом я прячусь. Почему я сам не мог произнести это слово? Почему ты сказала его вместо меня?
– Потому что я – это я, а ты – это ты. – Отами улыбнулась, и неловкий момент миновал. – Хочешь ломтик манго?
– Нет, я сыт.
Отами принялась убирать со стола.
– Куда еще мы пойдем?
– В форт Соледад. Если верить этому путеводителю, мы сможем увидеть Уматак – место, которое, как считается, посетил Магеллан в 1521 году. Когда-нибудь мы будем рассказывать об этом нашим детям. История, сама понимаешь.
– Если ехать так далеко, то подойдет время обеда. Где мы устроим пикник?
– Еще чашечку кофе, Отами. Быстро, ты не предугадываешь мои желания. Два кусочка сахару.
– Два кусочка, так? Думаю, я и сама бы выпила еще чашку. Не встану с места, пока не нальешь мне кофе.
– Намек понят, – Райли рассмеялся и подскочил, чтобы подать жене кофе. – А как насчет этого места? – спросил он, указывая на карту. – Оно называется Йиго. Мне рассказывали, что здесь собираются создать мемориальный парк, чтобы увековечить память о полумиллионе японских и американских солдат, а также гражданских лиц и жителей островов, которые потеряли свои жизни в тихоокеанском конфликте во время второй мировой войны. Здесь планируют соорудить монумент, символизирующий решимость Соединенных Штатов и Японии крепить дружбу и стремиться к всемирной гармонии. Предполагается, что это будет фигура человека, возносящего молитву о вечном мире.
На лице Отами появилось такое же торжественное выражение, как у Райли.
– По-моему, мы с тобой идеальная пара, которая должна посетить это место. Я буду молиться, чтобы мемориал был создан.
– Еще одна тема для разговора с папой. Думаю, для одного дня достаточно. С учетом того, что грузовик доставит нас туда и обратно. Надень удобные туфли, Отами, на случай, если придется идти пешком. Не знаю, есть ли бензин в баке.
– Конечно, бензин есть. Кто вымоет посуду?
– Не я, мне нужно принять душ и побриться. Вроде бы твоя очередь.
– Я придумала кое-что получше. Подожду, пока ты закончишь, а потом ты можешь вытирать посуду, пока я буду мыть. В семье обязанности делят поровну, помнишь?
– О'кей, о'кей.
– Когда мы вернемся с экскурсии, понравится ли тебе, если мы будем любить друг друга на той полянке, где растет дикий папоротник? Мы могли бы даже искупаться в пруду.
– Это лужа, а не пруд. Если ты займешься посудой, то я подожду тебя там.
Грохочущий грузовик превратил поездку в ужас. Отами молилась и постоянно взывала к помощи Господа, что вызывало восторг Райли. День пролетел быстро. Приготовленный для пикника обед оказался быстро съеден, и не успели они оглянуться, как пора было возвращаться в их крестьянский домик.
– В холодильнике для нас приготовлена бутылка шампанского, – улыбнулась Отами. – Ее послал мой дядя. Раз он не смог присутствовать на свадьбе или хотя бы благословить нас, он сделал, что мог. Это замечательный пожилой джентльмен и очень любит меня. Так он желает нам счастья и добра, не теряя лица. Мы должны выпить и произнести тост, как он пожелал. Я все приготовлю.
Райли подождал, пока Отами вернется с подносом и двумя бокалами. Взял один бокал с подноса и протянул другой Отами.
– Наверное, нужно произнести какой-нибудь цветистый тост, что-нибудь значительное и необычное, но за всю свою жизнь я не смог бы придумать ничего подобного. Почему бы нам не выпить за нашу новую жизнь, твою и мою? За любовь и понимание. Пусть наша новая жизнь будет полна юмора, красивой музыки и чудесных слов. За нас.
– За нас, – тихо повторила Отами. – За нас двоих.
* * *
Пришел и кончился сезон дождей – фануханан. Наступил сухой сезон – фанумнанган, – и двухгодичный срок службы Райли почти закончился. Он полюбил свой новый дом на острове и боялся того дня, когда получит приказ об увольнении. Отами царила в маленьком домике, как будто всегда жила там. Она продолжала свои занятия в университете, и часто, возвращаясь поздно вечером, Райли заставал жену склонившейся над книгами, разложенными на кухонном столе, покрытом клеенкой с рисунком в виде бабочек. Но как только она замечала мужа, сразу же бросалась в его объятия. Никогда в жизни Райли не чувствовал себя таким счастливым. Это был рай. Это был его дом. Он надеялся, что никогда не придется ему уезжать отсюда.
Но, как всегда случается с такими хрупкими вещами, как совершенство, обязательно происходят досадные неувязки.
Когда служба Райли на Гуаме закончилась, в соответствии с новым приказом его послали в Ацуги, в Японию, а оттуда – во Вьетнам. И он сразу же вылетел в ночной полет в дельту Май-Конга на самолете Коулмэна.
* * *
Тэд Кингсли глянул на почтовую марку на письме Райли и побледнел. Господи, как малыш оказался во Вьетнаме? Ведь предполагалось, что он останется на Гуаме до конца срока, на веки вечные, если понадобится. Что случилось? Он прочел письмо.


Дорогой дядя Тэд.
Я знаю, это письмо вас удивит. Я здесь! Боже мой, как мне это ненавистно. Я способен на убийство, лишь бы выбраться отсюда. И я убиваю. Каждый день. Стараюсь не думать об этом, но рано или поздно придется подводить итог, и от этого становится тошно. Я и не думал, что можно испытывать такой страх, до потери сознания, но я боюсь. Не хотел вам говорить, но мне пришлось выдержать борьбу с самим собой, лишь бы не написать папе, чтобы он забрал меня отсюда.
Отами уехала в Японию. Уже долго не получаю от нее вестей. Она собиралась узнать, не примут ли родители ее обратно. Она беспокоилась об этом, как можно было почувствовать из ее письма. Отами едет в Японию, а не остается на Гуаме ждать меня, главным образом, потому, что беременна. Господи, дядя Тэд, она будет рожать моего ребенка без меня. Ей нужны ее родные. У вас есть их адрес. Не могли бы вы проверить, как у нее дела? Если родители Отами откажутся принять ее обратно, посмотрите, что можно сделать для нее. Вы могли бы вмешаться и связаться с моим банком в Техасе. У Отами есть все необходимые документы. Сделайте, что сможете.
Я ненавижу это место. Не знаю, почему я здесь нахожусь. И, кажется, никто не знает. Как такое могло случиться? Кто виноват? Единственным утешением служит то, что я летаю на самолетах Коулмэна. Я чувствую себя в них в безопасности.
Поцелуйте за меня Отами, если увидите ее в ближайшее время, и скажите, что я очень ее люблю. Позаботьтесь о ней за меня, дядя Тэд.
С самыми лучшими пожеланиями,
Райли.


Тэд потерял почву под ногами. Он ненавидел вьетнамскую войну почти так же сильно, как Райли. Сердце у него сжималось от негодования, и, наверняка, начала образовываться новая язва.
Может быть, пора призвать на помощь Мосса. Билли он позвонит попозже, сначала Райли понадобится поддержка отца. Надо проявить такт, вскользь упомянуть о мальчике и посмотреть, как пойдет разговор. Нужно также связаться с Отами и посмотреть, как идут ее дела. Он должен поехать в Токио – дело слишком важное, чтобы доверять телефонному звонку. Для Райли Коулмэна, сына Билли, он сделает все, что в его силах.
В ту ночь Тэд почти не спал. Едва рассвело, он позвонил в Санбридж, где ему сказали, что мистер Мосс Коулмэн в отъезде по делам и вернется через трое суток. К вечеру того же дня он был в Токио и отправился по адресу, который дал ему Райли. Он позвонил в звонок, и ворота открыла опрятная служанка в шелковом кимоно.
– Что вы хотели?
– Я хотел бы видеть Отами. Скажите ей, что пришел адмирал Кингсли.
– Войдите в дом, сэр. Мисси Отами в саду. Я позову ее. Тэд стоял, держа шляпу в руке. Он знал не слишком много о японских домах и о японской мебели, но то, что видел, казалось ему жилищем, достойным короля. Здесь царило богатство, такое, к которому привыкли Коулмэны, может быть даже большее.
Увидев ужас в глазах девушки, адмирал не выдержал и поспешил ей навстречу, чтобы уверить, что ничего страшного не случилось, потом поцеловал.
– Это от Райли.
– У вас есть от него весточка? Скажите мне. С ним все хорошо? Как он? Уже много недель я от него ничего не получаю.
Тэд протянул ей письмо Райли и смотрел, как жадно ее глаза проглатывают снова и снова каждую букву. Отами аккуратно сложила письмо и отдала Тэду.
– Спасибо вам большое, что приехали сюда. Я знаю, Райли так беспокоится насчет моих родных. Они раскрыли мне свои объятия. Мне так повезло, что они очень любят маня. Скажите Райли, что мне не нужны деньги Коулмэнов. Моя семья была бы обесчещена, если бы мои родители не смогли позаботиться обо мне, их дочери. Райли поймет. Я должна согласиться на это, помня о том горе, которое причинила им вначале.
– Я счастлив, что у вас все хорошо. Райли вздохнет с облегчением.
– Я написала ему много писем, все объяснила. Наверное, он скоро их получит, может быть, все разом.
«Или ни одного, – захотелось сказать Тэду. – У вьетнамцев мания сбивать почтовые самолеты».
– Если хотите написать письмо, я прихвачу его в Ацуги и отправлю ближайшим рейсом. Завтра вечером Райли его получит. Не хотите ли поужинать со мной?
– Адмирал Кингсли! – укоризненно произнесла Отами, явно шокированная предложением. – Вы должны поужинать с моей семьей. Мой отец очень расстроится, если узнает, что вы были здесь и не оказали нам честь отужинать с нами. У моей матери страсть к голливудским актерам, и ей захочется… как бы это выразиться… выудить из вас побольше информации. Скажите, что согласны поужинать с нами.
– Был бы очень рад. Мне хочется познакомиться с вашими родными.
– Хорошо. А мне следует познакомиться с родными Райли. Я вас тоже причисляю к его семье. Для меня это будет большой честью.
– Отами, когда появится ребенок? Отами рассмеялась:
– Теперь уже в любой момент. Мама очень беспокоится. Отец тоже, но притворяется, что спокоен. Мужчины должны оставаться сильными и смелыми. Это женские дела. У моих родителей это будет первый внук. Все мы нервничаем. Особенно я. Как бы мне хотелось, чтобы Райли был здесь. Мама говорит, родится мальчик. Отец хочет, чтобы родилась девочка, похожая на меня. – Отами пожала плечами, чтобы показать, что не понимает такого образа мыслей. – Я молюсь о сыне для Райли. Но и дочка – тоже очень приятно. – Она улыбнулась немного смущенно.
– Близнецы, – бездумно высказался Тэд. Отами засмеялась.
В честь Тэда ужин подали на американский манер, блюда были приготовлены по типу кухни американского Запада. Он оценил это и поблагодарил хозяев.
– Мы рады достойно принять дядю нашей дочери. Вас мы почитаем не меньше, адмирал. Должен признаться, что суп янки из бобов не то блюдо, которое я хотел бы вкушать каждый день, – сказал, подмигнув, Садахару Хасегава.
– К числу моих любимых блюд он тоже не относится, – улыбнулся Тэд. Оба рассмеялись. Тэд втянул в себя живот, уже ожидая того, что должно было последовать.
– Пойдемте, выкурим по сигаре в саду. Женщины выпьют чаю, а мы поговорим подольше. Дочь меня заклюет, если я полностью завладею вашим вниманием. Пойдемте, пойдемте, – повторил он, делая одновременно успокаивающие жесты своей миниатюрной супруге и дочери. А потом, округлив глаза, снисходительно сказал: – Обещаю тебе, жена моя, что чуть позже сможешь обсудить американских кинозвезд с адмиралом Кингсли, если он согласится. – Тэд кивнул, и миниатюрная женщина пискнула от удовольствия. Отами обняла мать, и обе они вышли из комнаты. – Ох уж эти женщины, без ума от кино.
Не зная, какого ответа от него ожидают, Тэд просто согласился.
Когда сигары, наконец, были зажжены, мистер Хасегава заговорил:
– А теперь, раз поблизости нету женских ушей, мы должны поговорить о молодом человеке, Райли, и о его семье.
– Мистер Хасегава, я не являюсь кровным родственником Райли. Я друг семьи, но люблю мальчика, как если бы он был моим сыном. Не уверен, могу ли говорить с вами о его семье. Это не значит, что я не хочу, но я обещал Райли и должен сдержать обещание. Надеюсь, вы поймете.
Садахару Хасегава устало кивнул. Он задумчиво смотрел на кончик своей сигары.
– Многого я не понимаю в нынешние времена. Жена говорит, я отстал от жизни. Дочь считает, что мне нужно изучать современный западный образ жизни, если хочу выжить. Вдруг оказалось, что для молодых недостаточно нашей старой культуры, старых обычаев. У меня много дочерей. Восемь в общей сложности. – Он поморщился. – Представляете себе, что могут сделать девять женщин с человеком, который ценит старые обычаи?
Тэд улыбнулся. Этот пухлый коротышка вызывал жалость – казался таким беспомощным и обеспокоенным, – пока не заглянешь в его прищуренные глаза.
– Думаю, я понимаю, что вы имеете в виду. Я испытываю большое облегчение от того, что вы приняли Отами в лоно семьи. Сегодня я приехал, чтобы убедиться, что о ней хорошо заботятся. По просьбе Райли, разумеется.
– Расскажите мне об этом молодом человеке. Дочь может говорить о нем часами, но она влюбленная молодая женщина. Я должен знать, из какой семьи вышел этот юноша.
– Коулмэны – почтенная семья. Очень уважаемая. Они хорошие люди, мистер Хасегава. Ваша дочь вошла в прекрасную почтенную семью. Они богаты, если это имеет значение. У Райли есть страховой фонд, который обеспечит его с семьей до конца жизни. На этот счет вам не нужно беспокоиться.
– Я тоже вполне состоятельный человек. Я смогу позаботиться о дочери и ее ребенке, – рассердился мистер Хасегава.
– Уверен, что можете. Припомните, я ведь сказал, «если это имеет значение». Не думаю, что Райли или Отами много размышляли о деньгах. Я имел в виду, что, может быть, вы… интересуетесь.
– Интересовался. Нет нужды притворяться, что не интересовался. Почему молодой человек не хотел, чтобы его родные знали о том, что он Женится на моей дочери?
Тэд опасался этого вопроса и старался подобрать верные слова:
– Думаю… а теперь и понимаю, мистер Хасегава, – это просто мое мнение – думаю, Райли боялся, что его отец помешает ему. Должен сказать, что вполне согласен с Райли: его отец мог бы испортить задуманное. В вашу пользу говорит то, что вы достаточно мудры, чтобы принять дочь обратно вместо того, чтобы потерять ее.
Мистер Хасегава фыркнул и выпустил кольцо дыма.
– Моя жена, эта фарфоровая куколка, сказала мне, как и остальные дочери, что если я не приму Отами обратно, то все они уедут в Америку, чтобы сниматься в кино. Что мне оставалось делать? Я тоже учусь у молодежи. Я понимаю – нужно быть прогрессивным, чтобы выжить. Но я также не могу, просто не могу выдержать их трескотню, когда не соглашаюсь с их планами и идеями.
– Вы замечательный человек, мистер Хасегава. У вас прекрасная семья. Мудрый человек всегда знает, когда…
– Склониться под нажимом своих женщин. Кажется, это старинная китайская поговорка, не так ли?
Тэд рассмеялся, попыхивая сигарой.
– Значит, не стоило сообщать о женитьбе семье Коулмэнов?
– Да, мистер Хасегава, не стоило. Не сейчас. В конце концов, Райли и Отами принимали решение. Не вы. Я сожалею, если это вас обижает, но так мне кажется.
– Моя дочь рассказывала, что ее муж питает к вам большое уважение. Теперь я вижу, почему. Вы сообщили мне то, что хотели сообщить, что, как вы считали, мне нужно знать. Но не больше. Я уважаю такой подход, адмирал Кингсли. Я пойду навстречу их пожеланиям. Моя дочь всегда найдет приют у своей семьи. Это нанесло бы урон моей чести, если бы я позволил ей самой заботиться о себе, особенно сейчас. Коулмэнов не следует уведомлять о рождении ребенка?
– Только если Райли позволит. В любом случае, следует уважать его волю. Однако у вас будет утешение. Этот малыш останется целиком и полностью в вашей семье.
– Так не совсем честно. Лишить семью ребенка. Ведь есть дедушка, Отами мне рассказывала.
– Да, нечестно. Но не нам судить или принимать решения. Мы можем лишь прийти на помощь, если понадобится.
– Вы мудры, адмирал. Вы должны снова навестить нас, чтобы мы могли лучше узнать друг друга. Вы захотите увидеть младенца, когда он родится?
– Мне бы этого очень хотелось. Почту за честь.
– Мой дом – ваш дом. Приезжайте, когда сочтете нужным. В любое удобное для вас время. А теперь, полагаю, мы должны вернуться, и вы расскажете моим девочкам истории о кинозвездах. Только, умоляю вас, не слишком приукрашивайте.
Тэд рассмеялся:
– Думаю, что справлюсь.
– Адмирал, не могли бы вы сказать им, что Кларк Гейбл не так красив в жизни, каким кажется на экране?
– Полагаю, можно сказать им, что на носу у него бородавка, которую приходится скрывать гримом. Как вы считаете?
Садахару Хасегава с довольным видом попыхивал сигарой.
– Было бы чудесно, если вы не имеете в виду, что это ложь, шитая белыми нитками.
– Кто говорит, что это ложь? Все мужчины в мире верят в это. – Тэд рассмеялся и последовал в дом за хозяином.
* * *
Четыре дня спустя в кабинете Тэда раздался телефонный звонок из «Токио Сан Таймс». Ему сказали, что его ожидает разговор по прямой связи с Садахару Хасегава.
Радостное возбуждение в голосе отца Отами могло означать только хорошие новости:
– Мальчик!
– Поздравляю, мистер Хасегава. Передайте мой любящий привет Отами. Я сообщу Райли.
– Спасибо, адмирал. Приезжайте к нам на следующей неделе. Пожалуйста.
– Спасибо. Воскресенье подойдет?
– Все мы ждем вас в гости. До свиданья, адмирал Кингсли.
Тэд не находил себе места от чувств, которые пытался сдержать. Такие новости приятно передавать. Билли пришла бы в восторг. Мосса охватила бы радость, пока не выяснится, что мать его внука японка. Эту новость следовало оставить при себе.
* * *
Райли посадил свой самолет и направился прямо в казарму. Сейчас хотелось только спать. Спать и увидеть во сне Отами. Он прошел уже половину взлетного поля, когда командир протянул ему листок радиограммы. Мальчик! «Мать и сын чувствуют себя хорошо. Все под контролем». Сообщение подписано адмиралом флота Тадеушем Кингсли. Он знал, что может положиться на дядю Тэда.
Сын. Мальчик. Есть чему радоваться. Замечательно.
На мгновение он почувствовал угрызения совести. Надо было бы написать в Санбридж. Когда-нибудь. Когда-нибудь потом. А сейчас он отоспится после ночного полета и будет видеть во сне свою жену и сына.
Через месяц он получил первую фотографию новорожденного. Райли Садахару Коулмэн. Семь с половиной фунтов, двадцать дюймов длиной.
* * *
В два часа ночи Райли встретился со своими друзьями-летчиками перед ночными полетами. Он любовно прикоснулся к кончикам крыльев самолета и произнес свою обычную молитву.
– Дай мне вернуться к моей жене и сыну, – тихо прошептал он, – «Коулмэн Эвиэйшн», не подведи и на этот раз.
Час спустя в воздушном бою самолет Райли начал терять высоту. Страх охватил его, горло сжалось так, что он едва не задохнулся. Господи, только не здесь, не над этим Богом забытым краем, о котором никто никогда не слышал. Не из-за какой-то непонятной неисправности. «Боже, не сейчас!» – воскликнул Райли. Самолет накренился, и ноги Райли лихорадочно заплясали на педалях. Слишком малая высота, уже не выпрыгнуть с парашютом. Красные огоньки замигали, напоминая глаза призрака, которые они сооружали на Хэллоуин. Последней мыслью было, что у Райли Садахару нос его деда. Коулмэна.
* * *
Министерство военно-морского флота охотно дало согласие на поездку Тэда в Техас, чтобы сообщить родным о гибели Райли. Он связался с Вашингтоном по прямой линии и попросил не извещать Отами, пока он не сообщит Коулмэнам. Не по правилам, сказали ему, но раз и их вина есть в случившемся, они охотно пойдут на уступки.
В тот же момент, когда Билли открыла дверь своей квартиры в Остине и увидела Тэда в форме, она сразу все поняла.
Сделала глубокий вдох. Тэд налил ей спиртного, но она отказалась.
– Расскажи все, что знаешь. – И лишь потом спросила: – Почему я не могу плакать?
– Ты в шоке, Билли. Пошли со мной. Я не могу оставить тебя здесь. Нужно ехать в Санбридж. Ты понадобишься Моссу. И Сету.
– Да, да, ты прав. Дай надеть свитер. Ты прав. Я им понадоблюсь. Я поблагодарила тебя, Тэд, за то, что ты приехал? Поблагодарила или нет?
– Несколько раз. Я подумал, лучше тебе услышать это от меня, чем узнать от военного министерства.
– Ты знаешь, как это случилось?
– Они летели над лесом. Самолет Райли начал терять высоту. Он врезался в гребень горы. Вот и все, что нам известно.
– Мосс не переживет. И Сет тоже. Это был самолет Коулмэнов? – спросила она торопливым шепотом.
– Там только самолеты Коулмэнов, – тихо проговорил Тэд.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Хозяйка “Солнечного моста” - Майклз Ферн



Ужасно! Такое ощущение как-будто помои на голову вылили! Фу! После прочтение желание пойти помыться) Зачем столько страданий и грязи на бумагу выливать(
Хозяйка “Солнечного моста” - Майклз ФернКсения
25.11.2011, 9.43





и на 19 главе все та же нудятина. И раз они позволяют так с собой обращаться - так им и надо!!!! Я б той Агнес, да и Сэту собой вертеть не позволила, ну, и хвост бы им прищемила. Эгоисты! И Мосс такой же, и Джессика. Дальше и читать не буду. Не только книгу, но и автора тоже.
Хозяйка “Солнечного моста” - Майклз ФернKotyana
24.08.2012, 16.55





Никак.
Хозяйка “Солнечного моста” - Майклз ФернАля
22.11.2013, 22.32





Очень рада что прочла прежде роман а не комментарии...в книге есть все...и любовь пронесенная через годы и надежда и верность,предательство и ложь...так ведь и в жизни все это есть....спасибо автору за прекрасный роман...
Хозяйка “Солнечного моста” - Майклз ФернСветлана
14.01.2014, 4.55





Решила прочитать из за противоричивых коменнтариев. Потрясена... кажется, что жизнь проживаешь вместе с героями. Описаны люди- с их иллюзиями, ошибками, заблуждениями, эгоизмом.... ЛЮБОВЬЮ! 10
Хозяйка “Солнечного моста” - Майклз ФернТаня
14.01.2014, 23.58





Вот это книга. Самая настоящая. Именно по таким книгам создаются фильмы. Обязательно стоит прочесть.
Хозяйка “Солнечного моста” - Майклз ФернАнна
16.01.2014, 7.54





У-у-ф-ф-ф!!! Такого тяжелого романа мне ещё не приходилось читать.После прочтения осталась какая то пустота внутри.Уж перечитывть точно не буду.Наоборот, хотелось бы по скорее забыть.
Хозяйка “Солнечного моста” - Майклз Фернyasmin
17.01.2014, 2.42





Перефразируя классика, заявляю ответственно: чем больше я узнаю мужчин,тем больше люблю женщин. Нет, нет, я не сбрендила на старости лет и не надумала менять ориентацию. Дело не в физиологии, дело в сути такого понятия, как "мужчина". Сдается мне, мужчина и эгоизм - слова-синонимы. Кажется, сам смысл жизни мужской особи - удовлетворение потребностей (всех видов!) себя, любимого. rn Некоторые моменты брака Билли и Мосса, вплоть до диалогов, будто списаны с моей жизни, так что, я знаю, о чем говорю. Можно полностью раствориться в любимом мужчине, можно вывернуть наизнанку душу и сердце, а в ответ получить дырку от бубдика. Сдается мне, врут толкователи Святого писания - не Ева создана из ребра Адама, а Адам - производное от Евы. Я бы даже сказала - отходы производства. Отсюда полная душевная пустота, им это просто не дано. Так что, я думаю, что читать такие вещи нужно, РОМАН ЗАМЕЧАТЕЛЬНЫЙ, именно потому, что максимально правдив, приближен к жизни. А низкие оценки и злые комментарии не удивительны: народ хочет легкого, красивого чтива, позволяющего хотя бы на время оторваться от мерзостей реальной жизни. Молодым девочкам просто таки необходимо прочитать, чтобы всегда помнить: хочешь, чтобы тебя любили другие, полюби себя сама! 10/10
Хозяйка “Солнечного моста” - Майклз ФернЛюдмила
17.03.2015, 21.13








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100