Читать онлайн Гордость и страсть, автора - Майклз Ферн, Раздел - Глава 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Гордость и страсть - Майклз Ферн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 5.4 (Голосов: 15)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Гордость и страсть - Майклз Ферн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Гордость и страсть - Майклз Ферн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Майклз Ферн

Гордость и страсть

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 10

Мэрилин сидела перед зеркалом, заканчивая свой туалет. В дверь постучали, и в комнату буквально ворвалась миссис Квинс.
– Мэрилин! Вы еще не одеты? Дюкены ждут нас через полчаса. Вы должны поторопиться, иначе мы опоздаем!
– Я не иду! Можете сказать Дюкенам, что у меня болит голова, и, к сожалению, я не смогу присоединиться к ним, – сообщила Мэрилин враждебным тоном.
– Дитя мое! Что вы говорите? – едва не задохнулась от волнения миссис Квинс. – Не можете же вы подвести Дюканов: за их столом будет сидеть нечетное количество приглашенных. Боюсь, миссис Дюкан не сможет оправдаться до следующего карнавального сезона.
Мэрилин весело рассмеялась. Утешением ей служило лишь то, что миссис Квинс тоже наскучили бесконечные званые ужины элиты Манауса.
– Миссис Квинс, только благодаря вам я до сих пор терплю этот мучительный парад приемов. Лишь сознание того, что вы разделяете мои чувства, удерживает меня от побега назад на «Древо Жизни».
– Знаю, дорогая. Сюзанна тоже не любила эту круговерть. Но тем не менее считается, что мы должны вести себя именно так, поэтому долг зовет. – Она вздохнула.
– Как вы можете выдерживать эту гонку каждый карнавальный сезон? Ей Богу, миссис Квинс, если я увижу еще что-нибудь блестящее, то вознагражу себя ящиком старья. Что за люди! Они считают, будто флакон пахучей эссенции заменяет ванну! – Мэрилин схватила со столика флакон с духами и швырнула его на кровать. – Я поклялась себе никогда больше не пользоваться духами и маслами. А драгоценности! – воскликнула она. – Украшения самой королевы блекнут в сравнении с кольцами и карманными часами, которые носят мужчины. А чего стоят эти безвкусные и кричащие побрякушки, украшающие женщин! Я считаю это отвратительным, миссис Квинс.
– Знаю, дорогая, но попытайся понять: эти люди немыслимо богаты. Им некуда девать деньги, кроме как тратить их на дома и одежду. Живи они в Америке или во Франции, у них не было бы надобности выставлять напоказ свои деньги. Но здесь, в дебрях Бразилии, это придает им уверенности в себе.
– Дома! И вы называете домами эти разукрашенные мавзолеи? Да я бы предпочла жить в тростниковой хижине, чем в одной из этих размалеванных галереях дурного вкуса и сомнительного искусства. Поверьте, потолки гостиных могли бы соперничать по яркости и богатству с Сикстинской капеллой. Вчера вечером на приеме у Бомонов я весь ужин провела в ожидании того, что вот-вот платье миссис Грисвальд не выдержит, и ее грудь окажется прямо на тарелке с тапиоковым пудингом. И все это происходило под взглядом приторно улыбающегося херувима, словно специально водруженного на каменный пьедестал над ее головой. Это просто отвратительно, миссис Квинс! Я никогда не видела такого неприличного платья!
– Это последняя парижская мода, – жалобно проговорила Розали Квинс, похлопывая по своей плоской груди. – Была я бы я так щедро одарена… – с сожалением вздохнула она.
– Миссис Квинс, не могли бы вы помочь застегнуть эти крючки? Я никак не могу до них дотянуться, – попросила Мэрилин.
– Сию минуту, дорогая. Только поправлю свою прическу.
Наконец туалет был закончен, и женщины спустились вниз, где их уже ждал экипаж.
* * *
Мэрилин сидела перед зеркалом и вплетала золотистую ленту в свои затейливо уложенные волосы. Они с миссис Квинс ушли со званого ужина у Дюкенов, чтобы переодеться для карнавала в доме Розали.
– Никогда не смогу понять, – рассуждала Мэрилин, обращаясь к своему отражению в зеркале, – почему они начинают бал в такой неподходящий час, как десять тридцать. – Девушка знала, что там будет Себастьян. – Тошно видеть, как каждая женщина в городе смотрит на него коровьими глазами, словно он какое-то божество. – Мэрилин и в голову не приходило, что ее недовольство вызвано ревностью. – Мистер Ривера то, мистер Ривера это, – в расстройстве продолжала она, – а он сидит, довольный их вниманием. Отвратительно!
Мэрилин видела Себастьяна накануне на приеме у Розвеллов, где он расточал комплименты томной толстенькой коротышке, непрестанно хихикающей дочке Розвеллов. При этом хозяйка дома расплывалась в довольной улыбке, поглядывая на разочарованных мамаш, чьи дочери бросали завистливые взгляды на Нэнси. А Себастьян лишь радовался вниманию! Что за самовлюбленный болван! Как будто его могла заинтересовать такая скучная девица, как Нэнси Розвелл.
А потом он вдруг бросает бедную влюбленную девушку, чахнущую от тоски, чтобы полюбезничать с другой и, без сомнения, порадовать ее теми же испытанными комплиментами, как и те, что предназначались Нэнси! Несколько раз Мэрилин замечала, что Себастьян посматривает в ее сторону. Один раз он даже приблизился к кружку девушек, с которыми она разговаривала, и пригласил на танец Синтию Тейлор, поприветствовав всех, кроме Мэрилин.
В комнату вошла миссис Квинс и заметила, что Мэрилин сделала гримасу отражению в зеркале.
– Мэрилин, дорогая, в чем дело? Вы себя плохо чувствуете? Конечно, соус к утке был слишком жирным, но ведь вы съели всего один кусочек! – Розали обратила внимание на наряд Мэрилин. – Да, теперь я понимаю, насколько умело Анна управляется с иглой… Вы прелестны, дитя мое, просто прелесть!
Мэрилин покраснела, радуясь похвалам миссис Квинс. Она вновь повернулась к зеркалу, чтобы оценивающе взглянуть на себя. Платье из мягкого белого шелка было сшито в стиле «ампир», столь популярным во времена Жозефины, супруги Наполеона. Золотая лента окаймляла строгий треугольный вырез и, скрещиваясь под грудью, несколько раз обвивала талию. Белизну блестящего шелка подчеркивали золотые браслеты выше локтя, сочетавшиеся с золотистыми кожаными туфельками-лодочками. В руках у Мэрилин будет миниатюрный лук и стрела.
Миссис Квинс окинула девушку восхищенным взглядом.
– Я уверена, что когда древние говорили о Диане-охотнице, они и представить себе не могли такой красоты.
– Миссис Квинс, вы меня смущаете. Я ценю вашу доброту, но, по-моему, вы меня захвалили.
– Глупости, дитя мое. Когда люди достигают моего возраста, они получают привилегию говорить все, что думают, и пренебрегать условностями. Сегодня вечером следует быть на чеку в окружении влюбленных молодых людей и раздраженных мамаш, хотя для вас, конечно, это не станет сюрпризом. Я заметила, какое впечатление вы произвели на молодых людей Манауса, и уверяю, у вас не будет недостатка в партнерах по танцам!
Розали Квинс принялась возиться с крошечными крючочками на спине костюма Мэрилин, а девушка стала придирчиво изучать свое отражение в зеркале. Миссис Квинс права: костюм, сшитый Анной, действительно к лицу Мэрилин. Платье подчеркивало стройность ее высокой фигуры, а строгий вырез приоткрывал грудь немного больше, чем следовало бы.
– Мэрилин, мы должны поторопиться. Внизу нас ждет мистер Квинс.
Мэрилин рассеяно слушала пожилую женщину, которую успела так полюбить.
– Ох уж этот Аленцо, – продолжала Розали, – можно подумать, что у него в голове часы вместо мозгов. Он терпеть не может, когда его заставляют ждать.
Миссис Квинс ворковала не переставая, пока они не вышли на верхнюю площадку парадной лестницы. Здесь она неожиданно присмирела и с лучезарной улыбкой взглянула вниз на своего мужа Аленцо. Тот стоял у подножья лестницы и смотрел на жену. Мэрилин не могла не восхищаться любовью, которую эти двое питали друг к другу. Аленцо Квинс был высоким розовощеким мужчиной с серебристо-белыми волосами. В его водянисто-голубых глазах светилась нежность, которую он испытывал к жене на протяжении всех долгих лет их совместной жизни. Он явно обожал Розали, и та отвечала ему взаимность. Пока дамы спускались по лестнице, мистер Квинс осыпал комплиментами супругу, выбравшую в этот вечер платье из бледно-голубого атласа, и лишь потом спохватился, что нужно похвалить и костюм Мэрилин.
Девушка вовсе не обиделась на недостаточное внимание к своей персоне. Напротив, у нее стало легко на сердце, оттого что до сих пор между супругами Квинс сохранялись такие нежные отношения.
Экипаж приближался к особняку «Парадиз», где должен был состояться бал, когда миссис Квинс вдруг неожиданно вспомнила:
– Боже мой, ведь мне нужно встречать гостей! Это одна из обязанностей судей.
Аленцо Квинс взглянул на жену и улыбнулся, но Мэрилин почувствовала невысказанный упрек ее привычке опаздывать.
– Мы еще можем успеть, дорогая. Если выйти здесь и пройти пешком через парк, мы будем на месте через пару минут.
– Аленцо, я снова поражаюсь твоей догадливости! Конечно, мы пойдем пешком!
Мэрилин понимала, что миссис Квинс именно это и хотела предложить, но позволила мужу самому высказать умную мысль. Мистер Квинс вышел из экипажа и помог сойти своей жене и Мэрилин. Пока он отдавал распоряжения кучеру, Мэрилин повернулась к миссис Квинс, и та ей явно заговорщически подмигнула. Затем все трое направились к особняку.
Недалеко от парадного входа Мэрилин заметила высокую фигуру Карла, что-то говорившего изящной темноволосой девушке. Он был так увлечен беседой, что даже не заметил Мэрилин. Когда та проходила мимо Карла и его собеседницы, то услышала умоляющий голос молодого человека:
– Пожалуйста, дорогая, постарайся понять. Отец требует чтобы я сделал это, и я должен повиноваться. Но обещаю, мы будем часто видеться. Так часто, как я смогу. Пожалуйста, милая, ради меня.
Девушка поднесла к лицу носовой платок, как будто утирала слезы. Мэрилин в смятении размышляла, что из сказанного Карлом заставило ее плакать. Казалось, ему нравилась эта девушка. Он называл ее «дорогой», «милой». Хотя Мэрилин неприятно поразило то, что Карл так настойчиво ухаживал за ней, будучи увлеченным другой девушкой, но в следующее мгновение она почувствовала облегчение. Ведь теперь сердце молодого человека не разобьется, когда она скажет Карлу, что не любит его. И все же Мэрилин не покидало смутное беспокойство, столь часто тревожившее ее покой в последние недели. Однако размышлять над этим не было времени, так как они приблизились к ярко освещенному входу в роскошный особняк «Парадиз».
Мэрилин скользнула взглядом по толпе и заметила барона, высматривавшего чей-то экипаж среди множества других. Несомненно, он пытался найти миссис Квинс и Мэрилин. Заметив девушку, барон направился к ним, пробираясь сквозь толпу.
– Мэрилин, вы прекрасно выглядите! – он поприветствовал чету Квинсов, отметил удачно выбранное платье Розали и сказал: – Уверен, что вам нужно приступить к своим обязанностям, миссис Квинс. Я позабочусь о Мэрилин.
Миссис Квинс неохотно согласилась и поднялась по мраморным ступенькам в холл.
– Подождем здесь, Мэрилин. Пусть толпа поредеет. Мне бы не хотелось, чтобы вас затоптали.
Обращаясь к Мэрилин, барон положил ладонь на ее руку, но не на локоть, а чуть выше. Удивленная столь смелым жестом, Мэрилин вопросительно взглянула в его стальные глаза, но барон вел себя как ни в чем не бывало и с улыбкой ответил на недоуменный взгляд девушки.
– Вы прекрасны, Мэрилин. Как вам идет костюм Дианы. Я часто сравнивал вашу красоту с красотой богини.
В этот момент их окружила толпа, и Мэрилин почувствовала, что ладонь барона вжимается в мягкую плоть ее груди. Встревоженная девушка снова посмотрела на пожилого джентльмена, но тот, казалось, ничего не заметил… или заметил? Холодок пробежал по спине Мэрилин, и при первой же возможности она высвободила свой локоть из его руки, крепко прижимавшийся к ее телу. Барон последовал за девушкой, больше не делая попыток прикоснуться к ней, что было для Мэрилин большим облегчением.
Бальный зал сиял множеством огней. Большая хрустальная люстра, переливаясь разноцветными огнями, бросала сверкающие блики на дам и господ в ярких костюмах. Вдоль стен стояли ряды стульев, обтянутых пурпурной парчой, чтобы дамы могли отдохнуть и полюбоваться танцами. Возле входа были установлены два роскошных кресла, окруженных огромными вазами с ароматными тропическими цветами.
За считанные минуты бальная книжечка Мэрилин оказалась заполненной, причем барон потребовал первый танец. Она оставила незанятым один вальс, не смея надеяться, что на него мог бы претендовать Себастьян.
Подошедший Карл, как обычно, рассыпался в комплиментах. Ничто в его поведении не выдавало того волнения, свидетельницей которого стала Мэрилин.
– Надеюсь, Мэрилин, вы оставили для меня вальс?
– Да, Карл. Я взяла на себя смелость оставить вам третий танец. Если вам не подходит, могу заменить.
– Вполне походит. Хотя мне хотелось бы претендовать на все танцы.
На мгновение у Мэрилин мелькнула мысль, уж не ошиблась ли она. Возможно, кто-то очень похожий на Карла несколько минут назад называл «дорогой» другую девушку. Нет, Мэрилин не могла ошибиться и терялась в догадках по поводу притворного внимания, которое оказывал ей молодой человек. Почему он делает вид, будто испытывает к ней нежные чувства? Появление барона прервало ход ее мыслей.
– Все на балконах не сводят с вас глаз, Мэрилин. – Он свысока взглянул на сына. – Тебе повезло, Карл, что самая красивая девушка на балу будет твоей партнершей. Ведь ты уладил эту маленькую проблему, не так ли? – В его голосе прозвучали угрожающие нотки. Словно желая смягчить резкость своих слов, барон ослепительно улыбнулся сыну. – Но надеюсь, Мэрилин, первый танец остается за мной? А вот как раз и начинают… извини нас Карл.
Они вышли на площадку посередине зала и приготовились к танцу. Барон обнял девушку за талию и с улыбкой смотрел ей в лицо. Зазвучала музыка, и Мэрилин оказалась вовлеченной в вихрь вальса. Барон был опытным танцором, и Мэрилин грациозно следовала за ним.
– Где Джемми? Я еще не видела его сегодня вечером.
– Он здесь. Мы приехали вместе. Посмотрите-ка, он, без сомнения, ищет возможность внести свое имя в вашу бальную книжечку.
Мэрилин проследила за взглядом барона и заметила стоявшего у стены Джемми. Он был одет в ярко-красную солдатскую форму, начищенные пуговицы и значки блестели.
– Мне следовало догадаться, что он наденет костюм солдата. – Мэрилин засмеялась, глядя на барона снизу вверх и чувствуя себя гораздо спокойнее теперь, когда он не так сильно сжимал ее талию.
– Да, – улыбнулся в ответ барон. – Как видите, я не позаботился о костюме, поэтому на мне всего лишь смокинг. Но Джемми не мог упустить случая покрасоваться. Ах, молодость, молодость!
Мэрилин поняла, какого ответа ждет от нее барон, и пошла у него на поводу.
– Но вы, конечно же, не причисляете себя к старикам? Я во всяком случае вас таковым не считаю!
Барон сразу же сжал ее в объятиях и многозначительно прошептал:
– Я рад, что вы так думаете, Мэрилин. Очень рад.
У девушки возникло неприятное чувство, и ей вспомнился его нахальный жест. Она содрогнулась от отвращения и сосредоточилась на танце.
Картайл Ньюсом скользил с Мэрилин по паркету бального зала, ощущая в своих объятиях гибкое тело девушки и упиваясь этим чувством. Несомненно, Мэрилин Бэннон – самое поразительное создание, которое ему доводилось видеть за последние годы. Барону всегда нравились высокие женщины, а рост Мэрилин был выше среднего. Все остальные девушки казались ему старомодными и безвкусно одетыми по сравнению с естественным изяществом ее облика. Барон наблюдал за ней, сравнивал с другими женщинами на бесчисленных званых вечерах, и всегда Мэрилин держалась с неземной грацией и с гордым видом. Ну и дурак же Карл! Может добиваться руки самой красивой девушки Бразилии, а страдает по этой серой мышке Алисии!
Танцуя с Мэрилин, барон чувствовал, как закипает его кровь. У него мелькнула мысль: а почему бы ему самому не завладеть Мэрилин. Ему едва перевалило за пятьдесят, он не слишком стар для такой зрелой девушки, как Мэрилин. Разве она сама не сказала, что не считает его стариком?
Барон дерзко прижал Мэрилин к себе и почувствовал мягкую выпуклость ее груди, стройный стан, откинувшийся назад, нежные руки, обвивавшие его шею. Дыхание его участилось. Заметив румянец, вспыхнувший на лице девушки, барон тихо рассмеялся.
– Сэр, – резко проговорила она, – я не выполню в танцах таких фигур! Это неприлично и не подобает леди! – Ее глаза с золотистыми искорками сердито блеснули, и барон понял, что по его самолюбию нанесен удар. Неприязнь в голосе Мэрилин и отвращение во взгляде не оставляли никаких сомнений.
Находись они в каком-нибудь другом месте, уж он бы выбил из нее это отвращение, заставил бы сменить высокомерие на раскаяние и покорность. Эта девица не осмелилась бы пренебрегать им, он бы быстро вышиб из нее всю дурь, заставив съеживаться при одном лишь звуке его голоса. В этот момент Картайл Ньюсом не только возненавидел Мэрилин. К чувству неприязни примешивался страх. Эта девушка застала его врасплох, нанесла сокрушительный удар по его мужскому самолюбию.
Неожиданно он запрокинул голову и расхохотался, привлекая внимание танцующих. Пусть Мэрилин достанется Карлу, она его стоит, эта благородная девица из Новой Англии, которая осмелилась потребовать отчета о своем наследстве. Да, они стоят друг друга! Эта мысль вызвала новый взрыв смеха.
«Он сумасшедший, – подумала Мэрилин. – Безнадежно сошел с ума!»
Девушка заметила жестокие огоньки в глубине его серых глаз и испугалась. К счастью, музыка прекратилась и барон подвел Мэрилин к миссис Квинс.
Некоторое время спустя к ней подошел Джемми с просьбой потанцевать с ним. Он был великолепен в своем костюме, и его светские манеры производи ли впечатление. И все же Мэрилин не могла не вспомнить о подслушанном разговоре между Еленой и Джемми. Ей до сих пор не верилось, что юноша слабоумный. Мэрилин попыталась отогнать от себя эти мысли и позволила Джемми закружить себя в танце. Молодой человек танцевал на удивление хорошо, и вскоре Мэрилин поплыла по волнам музыки.
– Когда вы вернетесь домой на «Древо Жизни», Мэрилин? Я скучаю по вашей игре на клавикордах.
Мэрилин была тронута тем, что Джемми назвал «Древо» ее домом.
– Думаю, через пару дней. Я должна помочь миссис Квинс. Мистер Квинс не хочет, чтобы она переутомлялась. – Мэрилин улыбнулась юноше.
Она снова поразилась красоте Джемми. Белокурые волосы, густые и блестящие, сильный и мужественный подбородок. Несомненно, и Карл отличался красотой, но выглядел скорее как изнеженный денди, тогда как Джемми производил впечатление настоящего мужчины, что позволяло сравнивать его с Себастьяном. При этой мысли Мэрилин снова взглянула на Джемми. Так оно и есть: поразительное сходство с Себастьяном. Мэрилин быстро отвела глаза, чтобы Джемми не заметил ее озабоченный взгляд.
Неожиданно гнев обуял девушку. Гнев на Себастьяна за его болезненное отношение к своему происхождению, гнев на Карла за его лицемерие, гнев на барона за его похотливость. Она могла себе представить, как этот негодяй использовал мать Себастьяна, а потом вышвырнул ее прочь.
Как и всем остальным, Мэрилин давно уже стало ясно, что существует большая вероятность того, что барон может оказаться отцом Себастьяна. Вдруг ее осенило: не по этой ли причине старый барон лишил сына наследства? Похоже, даты совпадают. Судя по тому, что Мэрилин узнала от друга своего отца, он мог потребовать, чтобы Картайл-младший исполнил свой долг по отношению к той девушке, а когда тот отказался, старый барон объявил, что больше не считает его своим сыном. Надо бы узнать побольше об этой тайне.
– Скажи, Джемми, вы когда-нибудь видели своего деда?
– Нет. Он умер еще до моего рождения. Это случилось как раз после того, как отец вернулся из Англии. Вы ведь знаете, что именно там он познакомился с моей матерью и женился на ней.
– Я слышала, – осторожно начала Мэрилин, – что ваш дедушка лишил вашего отца наследства. Как же барону удалось вернуть благосклонность своего отца?
– О, не думаю, что он добился расположения старика. Карл как-то рассказывал мне, что отец владеет «Древом» только потому, что других наследников нет, а значит, все права на собственность вернулись к родному сыну.
Мэрилин казалось, что это еще один хорошо заученный урок Джемми.
– Но ведь если ваш дедушка лишил сына наследства, имущество не должно было вернуться к барону? – продолжала допытываться Мэрилин.
– Ах, не знаю, Мэрилин. Такие вещи меня мало интересуют. Я предпочитаю моих любимых солдатиков. Этот костюм скопирован с одного из них. Такие мундиры носили британские солдаты во время Крымской войны. – Заметив особый интерес Мэрилин к своему деду, Джемми продолжил: – Я мог бы показать старую плантацию, если хотите. Она недалеко от новой. Отец буквально скопировал тот дом, линия за линией, комнату за комнатой. Кажется, я вам уже это рассказывал?
– Да, но мне хотелось бы посмотреть развалины старого дома. Вы говорили, что там случился пожар?
– Да. Грустно думать об этом. Вы ведь знаете, что дедушка погиб в огне?
Брови Мэрилин удивленно поползли вверх.
– Нет. Я не знала. Мне казалось, он умер от старости.
– О нет. – Лицо Джемми побледнело. – Мы, Ньюсомы, всегда умираем насильственной смертью.
– Джемми, кто вам это сказал?
– Никто. Но мне нравится думать, что это так. Тогда бы я мог доказать кое-кому, какой я на самом деле храбрый.
– Не говорите таких ужасных вещей, Джемми!
– Да, это так, Мэрилин. Эти девочки, которые прислуживают вам, считают меня неженкой, но я им еще покажу.
При упоминании о девочках кровь застыла у Мэрилин в жилах. От прикосновения пальцев Джемми по спине пробежала дрожь. Решимость, звучавшая в его голосе, пугала девушку.
Мэрилин несказанно обрадовалась, когда закончился танец. Джемми подвел ее к миссис Квинс, которая беседовала с мистером Квинтоном. Увидев Мэрилин, он встал и тепло поприветствовал ее.
– Не хочу мешать вам, миссис Квинс. Кажется, вы с мистером Квинтоном о чем-то говорили? Если это беседа личного характера, то я удалюсь.
– Напротив, дорогая, мы с миссис Квинс как раз говорили о вас, – прервал ее мистер Квинтон.
– Если это так, мистер Квинтон, – нерешительно произнесла Мэрилин, – то мне жаль, что из-за меня между вами произошел разлад.
– Глупости, моя дорогая. Просто мы не могли прийти к общему мнению, когда и где сообщить вам то, что вы должны узнать.
Мэрилин встревожилась, гладя на озабоченное лицо миссис Квинс.
– Как бы то ни было, я вижу: дело серьезное. – Она медленно подняла глаза на мистера Квинтона. – Это касается того, о чем мы говорили в вашем доме на прошлой неделе?
– Да, – последовал краткий ответ.
– Так уж случилось, что я только что говорила об этом с Джемми. Я тоже считаю подлостью то, что барон так и не признал мистера Риверу своим сыном. Но раз уж он этого не сделал, а Себастьян много лет назад унаследовал плантацию Фарли Малларда, мне кажется, больше не стоит говорить на эту тему.
Она резко повернулась и направилась к танцевальной площадке, где ее должен был ждать претендент на следующий танец. Двое собеседников остались стоять с удивленными лицами. Мэрилин почувствовала, как ее обдало жаром.
«Надо пойти подышать свежим воздухом, – подумала она. – Не стоит больше говорить об этом. Вряд ли Себастьяну приятны все эти напоминания о наследстве. Возможно, если бы разговоры прекратились, он бы не питал такой ненависти ко всем, кто имеет отношение к «Древу Жизни». В том числе и ко мне», – грустно размышляла Мэрилин.
Заглянув в бальную книжечку, она увидела, что как раз этот вальс оставляла Себастьяну, но тот и не думал ее приглашать. Гнев, еще не успевший затихнуть, вспыхнул вновь, и Мэрилин вышла на балкон, чтобы укрыться от толкотни.
С балкона открывался вид на роскошный розарий. Мэрилин сделала глубокий вдох. Вечерний воздух бодрил, казался освежающим по сравнению с дневным зноем. У Мэрилин возникло чувство успокоения, словно напряжение последних нескольких дней оставило ее. Девушка облокотилась о мраморные перила, чтобы сорвать розу обвивавшуюся вокруг балюстрады.
– Осторожно! Позвольте мне сделать это для вас… Мэрилин обернулась и оказалась лицом к лицу с Себастьяном. Он ловко сорвал розу и принялся отламывать шипы со стебля. Тем временем Мэрилин рассматривала его костюм: черный, с короткой, плотно пригнанной курткой поверх белоснежной рубашки; ярко-красный атласный пояс охватывал тонкую талию, на голове залихватски заломленное сомбреро, что подчеркивало твердую линию подбородка.
– Итак, я преподношу вам красоту без шипов.
– Вы на что-то намекаете, мистер Ривера?
– Уверяю вас, нет.
Мэрилин не понравился его снисходительный тон.
– Вы готовы к тому, что этот вечер будет принадлежать нам, мисс Бэннон?
– Нам, мистер Ривера?
– Да. Ведь вас сочли прекрасной дамой, а следовательно, королевой бала.
– Откуда вам это известно? – воскликнула Мэрилин.
– О, об этом нетрудно догадаться. Особенно если миссис Квинс предупреждает меня и дает указания, как себя вести, чтобы не смутить вас моей грубостью. Я должен стать вашим кавалером и отбросить все чувства, кроме, разумеется, самых восторженных.
– Вы? Почему вы? – Мэрилин все еще не могла поверить, что миссис Квинс сказала Себастьяну о ее избрании королевой бала. Боже милостивый! Неужели сам Себастьян избран королем? Только не это! Она не сможет выносить его сарказм на протяжении оставшегося вечера. – А вы король бала?
– Совершенно верно, мисс Бэннон. Я должен стать вашим королем. Не забудьте изобразить удивление, когда об этом объявят. Я знаю, что могу положиться на ваши актерские способности. Вы прекрасная актриса.
– Да как вы смеете?
– Ах да, пока я не забыл. Избегайте миссис Розвелл. Кажется, эта милейшая дама использовала свое влияние, чтобы именно меня выбрали королем. Бедняжка считала не подлежащим сомнению избрание своей дочери Нэнси королевой бала. Похоже, в семействе Розвеллов строились кое-какие матримониальные планы. В любом случае, услышав, что вы избраны королевой, она поймет, что птичка улетела. Но не бойтесь, мисс Бэннон, я буду самым внимательным из королей.
– Да вы…вы…
– Кто я, мисс Бэннон? – Себастьян перехватил ее руку, которая поднялась, чтобы ударить его по щеке. Мэрилин пришла в ужас от того, что едва не совершила такой не подобающий леди поступок.
– Ответьте мне, мисс Бэннон, кто я? Человек, живущий за счет несчастья и нищеты других людей? Не сомневаюсь, вам не чужд некоторый сарказм. А что касается ваших актерских способностей – разве вы не актриса, притом неплохая? Кто бы мог подумать, что в тот день, когда вы ездили со мной по моей плантации, вы отвлекли меня от диверсии, которая замышлялась неподалеку? – Он с силой сжал ее руку, заставив девушку вскрикнуть от боли. Казалось, Себастьян сразу же раскаялся и быстро отпустил Мэрилин. Она смотрела на него с недоверием, озадаченная его заявлением. Себастьян отвел глаза.
Какой бы коварной он ни считал Мэрилин, эта девушка вызывала в нем страстное желание. Прежде чем она успела опомниться, Себастьян привлек ее к себе и впился в ее губы жадным, нетерпеливым поцелуем. Мэрилин попыталась вырваться, но теплые губы Себастьяна обжигали и вызывали ответную страсть. Ее тело прильнуло к его телу, а губы ответили на его призыв. Мэрилин казалось, что ее затягивает мощный водоворот, и Себастьян Ривера – единственная надежда на спасение.
Себастьян резко оттолкнул девушку, его черные глаза заглянули в глубину ее глаз. Мэрилин услышала, как он едва слышно прошептал ее имя, а затем снова притянул к себе, чтобы поцеловать еще раз.
– Дьяволица, – прорычал Себастьян и оттолкнул ее так сильно, что девушка едва не упала. Его лицо пылало гневом. Резко повернувшись, Себастьян ушел, оставив Мэрилин одну. Лишь роза, растоптанная каблуком во время его поспешного ухода, осталась на балконной плите как напоминание о том, что Себастьян был здесь.
Мэрилин не знала, долго ли простояла на балконе над розарием. Она едва осознавала, что начался следующий танец, и где-то молодой человек ищет ее, чтобы потанцевать с нею. Мэрилин не могла вернуться в зал в таком состоянии. Раздался звук шагов. Обернувшись, она увидела мистера Квинтона.
– Вот вы где, моя дорогая. Я вас искал. Возможно, нам больше не удастся поговорить до вашего отъезда на плантацию. Я должен кое-что сказать вам.
Мэрилин постаралась взять себя в руки.
– Я слушаю вас, мистер Квинтон.
– Это очень неприятное известие, но миссис Квинс уверила меня, что у вас хватит мужества, чтобы принять это к сведению.
– Думаю, что да, мистер Квинс.
– Я тоже так думаю, Мэрилин. – Казалось, он пытается преодолеть нерешительность. – Ваш отец был и моим другом, и другом старого барона Ньюсома. Старина Фарли Маллард тоже знал его, и всегда отзывался о нем наилучшим образом. Полагаю, дочь Ричарда Бэннона сможет выслушать правду и принять ее, какой бы горькой она ни была.
Он посмотрел на Мэрилин серьезным взглядом.
Что бы ни собирался сказать мистер Квинтон, девушка уже поняла, что это чрезвычайно важно.
– Я готова, мистер Квинтон.
– Помните, вы пришли ко мне и попросили, чтобы я помог вам выяснить, какие у вас права на «Древо Жизни»? Также вы спросили о неких таинственных фразах, которые ваш отец записал в дневнике незадолго до своей кончины. Видите ли, дитя мое, хотя у меня и нет доказательств, я сообщил вашему отцу, что у меня есть основания полагать, что Картайл Ньюсом хладнокровно убил старого барона и нарушил его волю.
Возглас, вырвавшийся у Мэрилин, и ее потрясенное лицо опечалило мистера Квинтона.
– Я сказал, что доказательств у меня нет. Однако я уверен, что так оно и было. Рассказываю же вам все это потому, что если Картайл Ньюсом смог убить родного отца, лишь бы завладеть плантацией, то боюсь, что он сделает это и с вами, начни вы отстаивать свои права на наследство. Подумайте об этом, дитя мое. Есть записи, которые показывают, что барон часто превышает свой кредит. Его плантация никогда не принесла бы ему столько денег, сколько он тратит в год. И все-таки он ухитряется платить свои долги. У меня есть подозрения, что уже несколько лет Картайл Ньюсом пользуется вашими деньгами для личных нужд. Ваш бедный отец считал, что его доля вложена в плантацию, однако если верить документам, это совсем не так. Поэтому, пожалуйста, дитя мое, воздержитесь от требований предоставить вам отчет, пока я не выясню все до конца. Вы можете создать очень опасную ситуацию.
Вдруг до них донесся громкий крик и шум толпы.
– Боже мой, что случилось? Похоже на революцию! – воскликнул мистер Квинтон.
Балкон, на котором они стояли, тянулся до парадного входа, оттуда и доносились крики. Мэрилин и мистер Квинтон торопливо направились к тому месту, откуда открывался вид на улицу. Их взором предстала ужасная картина. Кучер пытался отвести лошадей от маленького скрючившегося на дороге тела молодой женщины. Мэрилин застыла в страхе. Она увидела, как сквозь толпу пробрался Карл и склонился над покалеченным телом. Это была та девушка, с которой он говорил перед балом. С искаженным от страха лицом Карл наклонился к ней, слезы текли по его щекам. Он нежно погладил девушку по голове, вытер пыль с ее лица. И тогда Мэрилин поняла, что Карл любит эту несчастную, любит всем сердцем.
Подошел какой-то высокий мужчина и положил руку на плечо Карла пытаясь увести его с собой. Мэрилин узнала барона. Карл выпрямился и с ненавистью посмотрел на отца.
– Ты сделал это! – воскликнул он. – Ты во всем виноват!
Не веря своим глазам, Мэрилин смотрела, как молодой человек поднял руку, чтобы ударить барона. Подбежали люди и оттащили Карла от отца. Если бы он ударил барона, тот упал бы замертво.
Карл продолжал кричать:
– Ты сделал это, ты… – Его плечи содрогались от рыдания, по щекам текли слезы. – Ты сделал это, будь ты проклят! А я… я помог тебе!
Суета в толпе не позволила Мэрилин видеть барона. Почему Карл обвинял его в несчастном случае с девушкой? Почему он… И вдруг все показалось до омерзения понятным: внимание Карла к гостье, когда он так явно любил другую, советы барона сыну то прогуляться в саду вместе с Мэрилин, то съездить с ней на прогулку верхом, и так далее в том же духе. Все очень просто: барон хотел, чтобы Карл женился на ней, и тогда он мог бы полностью владеть плантацией. Чувства сына заботили его не больше, чем страдания насекомого, которое он растоптал на дороге.
Сердце Мэрилин обливалось кровью от сострадания к Карлу. Она отчаянно хотела найти способ как-то помочь ему.
Толпа поредела, и Мэрилин увидела, что несколько мужчин принесли дверь, чтобы положить на нее раненую девушку. Карл отстранил посторонних, и сам осторожно поднял маленькое покалеченное тело. Мэрилин заметила слабое движение руки несчастной, словно она хотела обнять Карла. Мэрилин стала молиться, чтобы девушка выжила, молилась за Карла, но почему-то не могла молиться за барона, чтобы Бог простил ему его страшные грехи.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Гордость и страсть - Майклз Ферн

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14

Ваши комментарии
к роману Гордость и страсть - Майклз Ферн



скучно, не интересно,жаль потраченное время.
Гордость и страсть - Майклз ФернМарго
3.09.2012, 11.05





Честно, чего то нехватает. Читаешь и ждешь, вот сей час .... а сей час не наступает
Гордость и страсть - Майклз ФернКэтрин
27.11.2012, 6.43





Честно.Мне понравился роман.9/10
Гордость и страсть - Майклз ФернИрина
16.06.2015, 1.43








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100