Читать онлайн Приют любви, автора - Майклс Тереза, Раздел - Глава девятая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Приют любви - Майклс Тереза бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.75 (Голосов: 8)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Приют любви - Майклс Тереза - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Приют любви - Майклс Тереза - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Майклс Тереза

Приют любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава девятая

Споткнувшись, Элизабет упала, ее била дрожь. Она не отзывалась на голос Колтера и хотела только одного – сжаться и стать невидимой. Несколько минут спустя он поднял ее и, не говоря ни слова, отнес в дом.
Подвинув ногой скамейку к огню, полковник бережно усадил ее, сходил за дровами и подложил в камин поленья. Элизабет сидела молча и безучастно. Колтер опять ушел, вернулся с бутылкой бренди, налил ей и себе.
– Выпей, а потом поговорим, – сказал он, выпил сам и, наполнив еще раз свой бокал, сел рядом с ней.
Медленно потягивая бренди, Элизабет смотрела, как огонь лижет поленья. Ее взгляд упал на возлюбленного, тот сидел, упершись локтями в колени и зажав в руке бокал, пламя отбрасывало танцующие тени на его лицо.
Страсть еще не угасла в ней.
Колтер заметил, как дрожат ее руки, поставил бокал, снял мундир и накинул ей на плечи. Он хотел, было обнять ее, но не рискнул. Взяв бокал, полковник сел и уставился в огонь.
Но надо было как-то начать разговор, ему становилось все очевиднее, что, если дать ей время прийти в себя, она снова воздвигнет между ними стену. Колтер попытался ободрить себя мыслью, что он бывалый солдат, а значит, должен найти слабое место в обороне противника.
– Прости меня, – начал он мягко, – за мои слова и тон. Я рассвирепел, потому что потерял контроль над собой, ты тут вовсе ни при чем.
– К чему все это? Ты получил, что хотел, Колтер. Но если у тебя сохранилась хоть капля жалости, не будем об этом.
– Неужели ты считаешь, что единственное, чего я хотел, – это назвать тебя шлюхой?! Его рука так сжала бокал, что побелели косточки. – Неужели, Элизабет? – повторил он, стараясь не смотреть на нее. Ему все с большим трудом удавалось сдерживаться. – Вы просите меня о жалости, мадам. Если она есть у вас самой, ответьте мне. – Он старался заставить себя дышать спокойно. Он очень старался. Очень. – Проклятье! Я не тебя назвал шлюхой!
Звон стекла сопровождал его крик. От пролитого бренди пламя вспыхнуло прямо им в лицо. Потрясенная этим взрывом, Элизабет тоже уронила бокал.
– Какого черта ты не убегаешь от меня теперь?
– Я не могу, Колтер, – прошептала она, зная, что ноги не удержат ее. – Я уже призналась тебе, что мне больше некуда бежать.
Ее отчаянье и беззащитность потушили в нем ярость. Он был потрясен, как быстро она обезоружила его. Посмотрев ей в глаза, Колтер прочел в них боль и покорность.
– Что я сделал с тобой? – спросил он, обращаясь к самому себе, и дотронулся до ее щеки дрожащей рукой. – Нежная. Такая нежная и слабая. Я хотел защитить тебя от всех бед и опасностей. А получается, что тебе нужна защита от меня. – Голос у него был совсем измученный. В глазах застыла боль. Элизабет нестерпимо хотелось заснуть и ничего не чувствовать, отказать ему в утешении, которого он просил. Но ее рука поднялась не для того, чтобы оттолкнуть, а для того, чтобы прижать его теплую руку к своей щеке.
– Я не допущу, чтобы ты уехал, не помирившись со мной. У меня нет прав на твою защиту, но я приму ее ради Николь. – Она увидела, как посуровел его взгляд, почувствовала, как напряглась рука. – Ты должен выслушать и принять то, что я скажу. Я не буду запрещать тебе видеть ее столько, сколько ты сможешь. Не буду возражать против твоей помощи Эмили. Я одна виновата в том, что случилось сегодня ночью. Я, а не ты, Колтер. Я забыла, что все еще жена Джеймса...
– Нет!
– Колтер. – Только на секунду позволила она глазам выдать свои истинные чувства. – Пока я не узнаю, что его нет в живых, я его жена. А ты не можешь распоряжаться собой, пока не кончится война.
– Твои условия тяжелы, Элизабет.
– Но ты примешь их? – взмолилась она, понимая, что если он откажется... Неужели она не увидит его больше? Глядя на него с нежной настойчивостью, молодая женщина поднесла его руку к губам и поцеловала ладонь.
– Я узнаю, что случилось с Джеймсом, – проговорил Колтер сорвавшимся голосом.
– А я буду молиться, чтобы тебе это удалось.
Больше между ними не было сказано ни слова. Но Колтер никогда не примирялся с поражением. Не собирался и сейчас.


Элизабет, как ребенок, хотела бы остановить время, оплакивая каждую минуту, приближавшую отъезд возлюбленного. И с вором, который крадет ради удовольствия, она сравнила себя не зря: под ее подушкой теперь была спрятана рубашка Колтера. Хотя это было совершенно бессмысленно, ведь, заручившись ее словом, что он может вернуться, Колтер оставил все вещи, которые привез с собой.
Джош подвел лошадь к парадной двери, где уже собрались все обитатели дома.
– За лошадкой-то приглядывайте, господин полковник, – сказал старый слуга проникновенно и отдал Колтеру поводья.
Рут протянула завязанную узелком салфетку.
– Тут ветчина и пирожки, они помогут вам продержаться до тех пор, пока я снова не накормлю вас.
– Не гаси огня, Рут, и готовь побольше еды на ужин, я скоро вернусь, – пообещал Колтер, укладывая узелок в седельную сумку.
– Я буду молиться за вас, Колтер, – сказала Эмили, когда тот повернулся к ней. Старая женщина покраснела, как девушка, когда он поцеловал ее в щеку и прошептал что-то на ухо.
– Солдат не может уйти на войну, пока принцесса не подарит ему что-нибудь на память.
Колтер ожидал, что дочь обнимет его, но получил больше. Поцелуи. Много поцелуев. Он очень старался не обнимать ее хрупкое тельце слишком крепко. Полковник благословлял и проклинал войну, которая сначала помогла ему обрести дочь, а теперь заставляла покинуть ее.
– Николь, – прошептал он, – уж ты позаботься за меня обо всех. О себе в особенности.
Малышка торжественно кивнула.
– А мне ты обещал...
– О своем обещании я не забуду. – Полковник с трудом заставил себя отпустить ее.
Увидев недоумение на лице Элизабет, он объяснил:
– Я обещал каждый день в пять вечера смотреть на часы и думать, что Николь в это время слушает куранты своего замка и молится обо мне.
– И я вместе с ней. Мы все будем молиться о твоей безопасности. – Элизабет оглянулась на Эмили и Рут, как бы прося их увести Николь в дом. А когда они остались одни, растерялась, не зная, что сказать. Просить, чтобы он был осмотрителен, тепло одевался и избегал опасностей, казалось нелепым, но только это и приходило ей в голову. На глазах у нее выступили слезы.
Колтер приблизился, приподнял ее лицо за подбородок и губами осушил слезы.
– Ты – единственное, что у меня есть. Я люблю тебя, Элизабет, и может быть... – У него дрогнул голос, и он с трудом закончил: – Может быть, мне больше ничего и не нужно знать. – Его губы на миг нежно коснулись ее губ.
Элизабет закрыла глаза. Услышав скрип кожи, поняла, что Колтер уже в седле, а когда он отъехал, прошептала:
– Вернись ко мне. Я так люблю тебя.


Молодая женщина думала, что еще не скоро услышит о Колтере, но, когда они сели ужинать, прибыл человек с письмом от него.
Наверху четким мужским почерком было написано ее имя. Она смотрела на бумагу, не вникая в ее содержание и радуясь мысли, что возлюбленный думал о ней. Затем начала читать и тут же устыдила себя за надежду, что это любовное послание.


Я прошу тебя, Элизабет, познакомиться с миссис Хьюго Морган, которая сегодня прибывает в Ричмонд. Ее мужа, как ты знаешь, я уважаю и считаю своим другом. О ее местопребывании, скорее всего, можно будет узнать в канцелярии Казначейства. Она совершенно одинока в нашем городе. Я буду весьма признателен, если ты примешь в ней участие.
Колтер Вейд Сэкстон
Полковник армии Конфедерации


В недоумении прижимая лист бумаги к груди, Элизабет подумала, что, каково бы ни было содержание, она будет бережно хранить его первое письмо.
Эмили, обеспокоенная долгим молчанием, попросила поделиться с ней новостями. Элизабет прочла ей все, что написал Колтер, и объяснила причину своего страха.
– Не подумай, Элизабет, что я слишком легко отношусь к твоим опасениям, но Колтер никогда бы не стал подвергать тебя и Николь риску. Может быть, я глупая старуха... – продолжила Эмили нерешительно.
– Нет, только не глупая.
– Так вот, мне кажется, он, таким образом, просит тебя о доверии. Время, которое полковник провел здесь, уже каким-то образом определило вашу дальнейшую судьбу. – Эмили легонько сжала пальцы молодой женщины, одновременно ободряя ее и прося помолчать. – Это трудный путь и нелегкий выбор. Но ты всегда можешь рассчитывать на мою поддержку. Да и что может случиться, если ты сделаешь так, как он просит, и познакомишься с этой женщиной? Ты ведь можешь ничего не рассказывать ей.
– Ты права. – Освободив руку, Элизабет сложила письмо и разгладила его на коленях. – Но мы знакомы с Хьюго Морганом, и он знает, что я замужем. Если это...
– Неужели ты допускаешь, что Колтер вынуждает тебя лгать?
– Не знаю. Но если она спросит, а потом кто-нибудь узнает от нее, кто я такая... Раньше я была уверена, что Элма не сможет найти нас тут, но теперь... Не могу объяснить, отчего эти дурные предчувствия.
– Будь внимательной, – сказала старая женщина спокойно, понимая, что, если позволить Элизабет сосредоточиться на страхах, у той просто не выдержат нервы. – Завтра ты придешь на работу. Может, этой дамы там не будет! А если все время волноваться, только измучаешься, но не поможешь ни себе, ни ребенку. И хватит об этом, я иду спать. Советую тебе последовать моему примеру.
Элизабет согласно кивнула, хотя тревога не улеглась.


– Полковник приказал мне доставить вас, – настаивал мистер Джош, несмотря на то что Элизабет категорически отказывалась, чтобы ее везли в город.
– Полковник далеко, а я тут. И хочу идти пешком.
– Ну-ну, мисс Элизабет, полковник сказал: без всяких разговоров возьмешь ее за руку и поведешь, как упрямого мула, которого надо просто почесать за ухом.
Молодая женщина сверкнула глазами.
– Вы со своим полковником сами куда больше смахиваете на мулов. – Использовав этот аргумент, она покорно взобралась на деревянное сиденье.
Утро было прохладное и ясное; пока они ехали, солнце согрело воздух. Элизабет нервничала, вспоминая все предупреждения советника Мэммингера, и это отвлекло ее от других мыслей.
Въехав в город, она начала рассматривать красивые кирпичные дома, большинство из которых были построены в стиле классицизма. Двухэтажные, со службами на заднем дворе, в окружении ухоженных садов. Ей казалось, что она различает запах роз, увивших стены. Жасмин, азалии и множество других цветов создавали дивное сочетание цвета и аромата, и невозможно было поверить, что где-то рядом идет война. Но чем ближе они подъезжали к Казначейству, тем чаще встречались то раненые мужчины, то женщины и дети с потерянными лицами, напоминавшие о войне.
Наконец старый слуга остановил повозку, и Элизабет поправила капор. Один из двух солдат, охранявших вход, подскочил, чтобы помочь ей сойти. Она хотела было сказать Джошу, что вернется домой пешком, но не стала, не желая возобновлять спор.
– В три часа, Джош.
– Буду ждать.
Войдя в вестибюль, Элизабет растерялась: здесь было полно женщин, стоял гул голосов, невообразимая сутолока. Наконец на нее обратила внимание полная пожилая дама – судя по платью, вдова – и спросила, чего она хочет. Когда Элизабет объяснила, та предложила ей следовать за собой и назвалась миссис Марстенд. Поднимаясь по ступеням, она объясняла, что здесь служат симпатичные женщины, работа особых усилий не требует, а атмосфера непринужденная.
Вскоре Элизабет уже устроилась на своем рабочем месте возле окна, откуда открывался вид на город, и познакомилась с двумя женщинами, которые должны были ввести ее в курс дела.
Миссис Томас Гэлоуэй была худенькая и бледная, трагическое выражение ее лица подчеркивала седая прядь в темных волосах. Она носила очки, и ее мягкий мелодичный выговор уроженки юга Виргинии напомнил Элизабет о доме. Миссис Кандейс Сойер обладала живыми голубыми глазами и ямочками на щеках. Эти обаятельные ямочки появлялись всякий раз, когда она улыбалась, что случалось часто, и потому сразу чувствовалось: характер у нее легкомысленный. Задавая вопрос, она тут же отвлекалась и перескакивала на другой предмет.
Как и обещала миссис Марстенд, работа оказалась несложной. Получив ручку, чернильницу и кипу документов, Элизабет должна была пронумеровать их. Некоторые занимались только тем, что собирали со всей огромной комнаты пронумерованные документы и разносили по кабинетам, где бумаги подписывались и датировались, а взамен появлялись все новые и новые. Элизабет получила итоговый лист, на котором указывался номер, с которого она должна начать, и в ее обязанность входило проставить там в конце дня номер, с которого нужно будет начать завтра. Работа оказалась нетрудная, но скучная. Через какое-то время она поймала себя на том, что прислушивается к болтовне соседок. Обсуждали, с той или иной степенью ажитации, повышение цен на муку. На прошлой неделе цена была шестнадцать долларов за баррель, на этой – уже сорок. Она узнала также, что туфли и сапоги, если их удается достать, стоят до пятидесяти долларов за пару. Цена на такой необходимый продукт, как соль, все время скачет. То она стоит семьдесят пять центов за фунт, а то городской совет предлагает ее жителям по пять центов. Сетовали, что рубашка стоит двенадцать долларов и что негры теперь одеты лучше, чем белые.
Миссис Гэлоуэй рассуждала в своей спокойной манере о бессовестных спекулянтах, интендантах и квартирмейстерах.
И так далее, и так далее...
В три часа объявили конец рабочего дня. Простившись с миссис Гэлоуэй, которая любезно предложила называть ее просто Тильдой, Элизабет сняла накидку и капор с отведенного ей крючка и покинула здание. Мистер Джош ждал ее на улице, запруженной колясками и повозками.
Успокоенная сообщением о том, что Николь вела себя хорошо, Элизабет стала думать о Колтере.
За ужином разговор вертелся вокруг ее первого рабочего дня. Николь, к огорчению матери, казалась ко всему равнодушной и все спрашивала, скоро ли вернется Колтер.
Чувствуя, что это неспроста, Элизабет, уложив дочь, присела на кровать и погладила девочку по головке.
– Что-нибудь случилось сегодня, моя драгоценная?
– Мы с Рут собирали орехи, а мистер Джош нашел для меня дерево.
– Дерево?
– Для качелей.
– Похоже, Николь, тебя это не слишком радует. А ведь тебе очень этого хотелось.
Через несколько минут Элизабет решила, что девочка заснула, и наклонилась, чтобы последний раз поцеловать ее в лобик. Но та еще не спала. Пытаясь понять, в чем дело, мать спросила:
– Ты сделала что-то не так и мистер Джош или Рут накричали на тебя?
– Нет, мама, нет. Ничего плохого я не делала. Ничего.
Она просунула ручонку под руку матери, которая все никак не могла понять, что же случилось. Николь не казалась испуганной, не вздрагивала, как в первые ночи, но все-таки что-то ее тревожило...
– Солнышко, ты же знаешь, что можешь все мне рассказать, даже если и провинилась. Говорить правду всегда лучше, чем бояться наказания. Ты же знаешь это. Пожалуйста, сладкая моя, расскажи, что тебя тревожит.
– Я видела чужого человека...
– О Господи!
– Я не сделала ничего дурного.
– Нет, конечно, нет, Николь. – Заставляя себя держаться спокойно, Элизабет погладила ребенка по голове. – Ты рассказала об этом мистеру Джошу? – Девочка помотала головой. – Почему? Он никому не позволит обидеть тебя. А Рут или Эмили знают? – Она тут же сообразила, что задает глупый вопрос, ведь они рассказали бы ей. Стараясь сдержать панику и не испугать дочь, Элизабет обняла ее. – Этот человек говорил с тобой?
– Нет. Он просто смотрел.
– Мистер Джош видел его?
Николь опять помотала головой, крепко прижимаясь к материнской руке.
– Он бы сказал, что мне опять почудилось.
– Почудилось? Почудилось, что ты кого-то видишь? Да, – ответила она сама, прежде чем девочка успела что-то сказать, – конечно, он так бы и подумал. Хорошо, родная, не беспокойся об этом больше. Мама все объяснит мистеру Джошу и Рут. Они сделают так, чтобы этот человек больше не появлялся. Ты же знаешь, они любят тебя и никому не дадут в обиду.
Посидев с дочкой еще немного, Элизабет поговорила со слугами, но не стала тревожить Эмили. Они пообещали не спускать с Николь глаз, а Джош добавил, что проверит, не скрывается ли где-нибудь рядом дезертир.
Элизабет пришлось удовлетвориться их заверениями, но, лежа в кровати и прижимая к щеке рубашку Колтера, она решила, что придется подумать о дополнительных мерах безопасности.


Благодаря щедрости полковника их кладовые были заполнены, и потому Элизабет решила, что купит на свое жалованье револьвер.
У Джоша было охотничье ружье, но ей хотелось револьвер.
Никогда раньше она не держала в руках оружия, а теперь научится. Элме не удастся забрать у нее дочь. Элизабет была уверена, что свекровь каким-то образом узнала, где они скрываются.
Поднялся ветер, в его завываниях было что-то трагическое. Молодая женщина наконец забылась беспокойным сном, преследуемая кошмарами прошлого.
Человек, наблюдавший за домом, потуже завернулся в шерстяное одеяло и прислонился к дереву, надеясь, что под утро не пойдет снег. Он ждал, стараясь не уснуть, как ему было приказано.
А неподалеку еще один невидимый человек наблюдал за ним.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Приют любви - Майклс Тереза



неплохо, но как-то без концовки, война не окончилась, и как гг-и обоснуются...?8
Приют любви - Майклс ТерезаМери
17.11.2013, 23.01





Вообщем неплохо. Но в конце автор всё испортил. ГГ романа описана как умная, сильная, храбрая женщина, а в конце её действия не логичны, отправляется вместе с ребёнком выяснять отношения со свекровью, при этом знает, что та хочет её убить и забрать дочь.
Приют любви - Майклс ТерезаGala
6.04.2015, 11.23





Как то не очень,не захватил.
Приют любви - Майклс Терезас
6.04.2015, 12.38








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100