Читать онлайн Приют любви, автора - Майклс Тереза, Раздел - Глава седьмая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Приют любви - Майклс Тереза бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.75 (Голосов: 8)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Приют любви - Майклс Тереза - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Приют любви - Майклс Тереза - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Майклс Тереза

Приют любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава седьмая

Видя, что Элизабет не шевельнулась, Колтер добавил:
– Ну не можешь же ты всерьез думать, что я хотел купить тебя? Все оттого, что ты не доверяешь мне, ведь так? – В его голосе все еще слышалась угроза, но была и обида.
Загородив выход в прихожую, он сделал по направлению к ней несколько шагов, и, к его удивлению, Элизабет пошла к нему навстречу.
– Мне больше некуда бежать, – сказала она мягко.
Гнев прошел. Гордость заставила его приподнять недоверчиво бровь, и медленно, так же медленно, как ее рука поднялась и дотронулась до его щеки, исчезло желание сделать ей больно.
– Я устроила тебе веселую ночку, – сказала она, склонив голову, рука скользнула ему на грудь. – Сколько в тебе силы, Колтер! Как я завидую твоему мужеству!
– Элизабет...
– Ты хочешь от меня слишком многого, – продолжала она безжизненным голосом. – От меня такой, какая я есть, а не от той девочки, которой я была когда-то. – Подняв голову и внимательно посмотрев на него, она продолжала: – Прими то немногое, что я могу дать, и, пожалуйста, не проси о большем. Если так будет продолжаться дальше, ты возненавидишь меня. Я очень изменилась. Ты хочешь обо всем знать, но я никогда не смогу рассказать об этом ни тебе, ни кому-либо другому. И сейчас дело вовсе не во мне, а в Николь. Ты не можешь подвергать ее риску.
– В таком случае позволь мне помочь. Я сделал себе приличное состояние, занимаясь делами отца в Европе. Надо нанять хорошего адвоката, который оспорит притязания Элмы. Можно выяснить, что случилось с Джеймсом. Я могу, если ты только позволишь, защитить вас.
Элизабет отвернулась от него.
– Колтер, даже если я соглашусь, все это потребует времени. А если со мной что-нибудь случится?
– Не понимаю. Что может случиться? – Он попытался притянуть ее к себе, но она отступила.
– Если Элма найдет нас и заберет Николь, мне придется последовать за ними. Свекровь грозилась убить меня. Джеймс пропал, ты на войне...
– Итак, что бы я ни предпринял, любое движение...
– Малейший слух может привести ее сюда. Если тебя хоть сколько-нибудь заботит судьба девочки, не привлекай к нам внимания, не подвергай нас риску.
Он видел, что она еле держится на ногах, но не подошел. Элизабет сделала несколько шагов в направлении своей комнаты.
– Элизабет, подожди.
– Спокойной ночи, Колтер.
Все было кончено. Ее слова звучали как «прощай». Звук ключа, поворачиваемого в двери, оставил его совершенно опустошенным, подавленным потерей, которую невозможно было восполнить.


Элизабет завершила свой утренний туалет задолго до того, как встало солнце. Она с трудом заставила себя съесть бисквит и выпить чаю, ожидая пробуждения Колтера. Чтобы не оставаться одной, она пошла на кухню к Рут, чье молчаливое присутствие успокаивало. Кирпичная кухня была пристроена к двухэтажному фермерскому дому, и одну из стен целиком занимал массивный очаг. Усадьбе было лет сто, не меньше.
– Мисс Бете, не желаете ли еще бисквит?
– Одного было вполне достаточно. Давай я отнесу завтрак Эмили.
Рут покачала головой, ставя фарфоровый чайник на покрытый льняной салфеткой поднос. Когда служанка ушла, молодая женщина оглядела комнату, когда-то служившую семье фермера не только кухней, но и столовой. Тут все еще стояли грубый деревянный стол на козлах и скамейки, но было добавлено несколько стульев, на один из которых Элизабет и уселась. У стены ютились чаны для засолки мяса и деревянный ларь для хранения продуктов, не использовавшийся по назначению с тех пор, как построили кладовую. Был здесь и пресс для изготовления сыра, а в углу приткнулась прялка со сломанной ножкой.
Внимание Элизабет привлекла массивная потолочная балка, на которой висели гирлянды лука и пучки трав, и она попыталась представить, как выглядело это помещение в старину. Было забавно думать о людях, которые жили тут прежде.
Ее отвлек мистер Джош, и она стала наблюдать, как он складывает растопку в деревянный ящик.
– День обещает быть хорошим, мисс Бетс. Мулы уже запряжены, как распорядился полковник. – Он взял ковш, висевший над бочкой со свежей водой, выпил и, закрыв бочку, повесил ковш на место. Оглядев корзинку с бисквитами, стоящую на столе, спросил: – Вы позавтракали?
Трудно было не улыбнуться, наблюдая, как старый слуга исполняет роль мажордома.
– У моей Рут никогда не подгорает тесто.
– Вам ведь нравится полковник, правда, мистер Джош?
– Ну, он хорошо обращается со своей лошадью, это уж точно. На ней ни единой отметины. Можно многое понять в человеке, видя, как он обращается с лошадью.
Элизабет рассмеялась. Поддавшись неожиданному порыву, она подбежала и обняла его.
– Ты как раз тот человек, который мне нужен сегодня утром. Признаюсь, меня пугает предстоящий визит к советнику Мэммингеру. А твое соображение, что если полковник хорошо обращается со своей лошадью, то и человек может на это рассчитывать, мне кажется весьма здравым.
– Я не говорил так, мисс Бете. Просто сказал, что и по этому признаку можно судить о человеке. – Джош взглянул мимо нее и улыбнулся. – Доброе утро, полковник.
Элизабет обернулась. Колтер стоял в дверях, опершись о притолоку. Молодая женщина попыталась угадать его настроение и была разочарована его сухим поклоном.
– Рут испекла бисквиты, и есть чай.
Полковник молчал. У Элизабет создалось впечатление, что он не знает, как его встретят. Наконец он уселся за стол, и она сняла с полки чашку и блюдце. Подав чай, Элизабет остановилась позади него, не в силах оторвать глаз от его горчичного жилета, подчеркивавшего ширину плеч.
– Ты присоединишься ко мне?
Элизабет оглянулась на Джоша, думая, что приглашение относится к нему. Но старого слуги уже не было в кухне. И ей пришлось согласиться, чтобы вновь не осложнять отношений. Пока она наливала себе чай, Колтер успел разломить уже второй бисквит, распространивший по кухне запах меда. Элизабет не смогла сдержать улыбку, глядя на его довольное лицо, и он ответил ей мальчишеской усмешкой.
– Божественно! Шеф-повар лучшей гостиницы недостоин держать свечу, когда готовит наша Рут, – сказал он, протягивая руку за третьим бисквитом. – Она попросила тебя написать список необходимых продуктов? Я обещал захватить их на обратном пути.
Водя пальцем по краю чашки, Элизабет медлила с ответом. Доверие. Колтер хотел, чтобы она доверяла ему. Но если она будет честной, то может подставить под удар других.
– Не заставляй меня думать, что я начал день, совершив какой-то непростительный грех.
Слова были резкими, тон – обиженным. Посмотрев на него, Элизабет приняла решение:
– Рут не нужна помощь, чтобы написать список. Она умеет писать и читать.
– Что?!
– Говори тише, Колтер. Ты хотел, чтобы я доверяла тебе. Знаю, рабов запрещено учить, но Рут и мистер Джош свободны. Они с детства воспитывались в семье Эмили как домашние слуги. Когда ее родители умерли, она предложила им жить с ней и отдала им их бумаги. И ты не должен ставить под сомнение ее право на это, – прошептала она, наклонившись к нему и погрозив пальцем.
Колтер поцеловал грозивший палец, испачкав его медом. Но только он потянулся слизнуть мед, Элизабет отдернула руку и с невинным видом облизала палец сама.
Не желая провоцировать ни себя, ни ее, полковник доел очередной бисквит, выпил чай и, тщательно обдумывая ответ, вытер салфеткой рот и руки. Закончив и откинувшись на стуле, он заметил, как напряженно наблюдает за ним молодая женщина, и скрестил руки на груди; они были такими загорелыми, что почти сливались с жилетом.
– Элизабет, все, что ты сейчас рассказала мне, очень серьезно. Ты отдаешь себе отчет в том, что...
– Я знаю это, Колтер.
– Ты доверилась мне, и я не обману твоего доверия. Но если кто-нибудь еще узнает об этом? Понятно, ты давно живешь в изоляции и не знаешь новостей. Но учить рабов...
– Я уже сказала, они не рабы.
– Для всего окружающего мира они рабы. Учить их читать и писать незаконно. Эмили будет сурово наказана, а заодно это может коснуться и тебя.
– Ты веришь в рабство? Он прямо взглянул на нее.
– Я воюю, потому что верю в право штатов на независимость. Рабство отомрет само собой, чем бы ни кончилась война. Развитие северных городов, железных дорог, фабрик – все работает против нашего образа жизни. Из-за того, что у нас в основном плантации, мы зависим от Севера. Наша политическая, экономическая и общественная жизнь подчиняется кучке правителей, которые владеют огромным количеством рабов, но так долго продолжаться не может.
– Ты никогда не высказывал эти мысли раньше.
– А ты никогда не спрашивала... Но теперь, как бы мне ни хотелось продолжить, мы должны отправиться на аудиенцию к Мэммингеру.
Элизабет побежала надеть капор. Этот короткий разговор позволил ей лучше понять возлюбленного. Она была права, доверившись ему. Надо рассказать обо всем Эмили.
Когда она подошла к ждавшему ее Колтеру, у нее было легко на сердце.
– Прошу прощения за эту повозку. Я не успел найти коляску с лошадью. Но сегодня непременно сделаю это. – Он подсадил ее и сел рядом.
– Колтер, я буду чувствовать себя лучше, если ты не станешь покупать лошадь. Ее обязательно украдут.
– Но тебе нужна коляска, чтобы добираться до города.
– Нет. Я буду ходить пешком. Чем меньше...
– Внимания. Да, я понимаю.
Упрямые мулы отвлекли его, и Элизабет была рада возможности немного помолчать. Она очень надеялась, что он пойдет на аудиенцию вместе с ней, ведь ей предстояло лгать, и его присутствие могло оказаться полезным.
Как будто прочтя ее мысли, Колтер спросил, что она собирается говорить Мэммингеру.
– Ты сказал ему мое имя?
– Нет. Я просто попросил его принять одну из наших южных леди из Виргинии, осиротевшую из-за войны. Я упомянул, что тебе нужна работа, что твой характер безупречен, а почерк выше всяких похвал.
– Но, Колтер, ты же никогда не видел, как я пишу.
– Не имеет значения. – Он взглянул на нее с улыбкой. – Мэммингеру достаточно будет посмотреть на тебя, и он поймет, что я прав. – Эти слова рассмешили Элизабет, и, хотя смех был тихим и мимолетным, его было приятно слышать.
Чуть позже Колтер добавил:
– Кажется, я забыл упомянуть, что у него будет рекомендательное письмо от военного министра.
– Не понимаю. Как министр мог написать рекомендательное письмо, даже не зная моего имени?
– Перестань хмуриться, я вовсе не скомпрометировал тебя. Это персональное одолжение мне, а в письме говорится лишь то, что ему известен податель сего. – Объехав глубокую колею, Колтер продолжил: – Я был удивлен, узнав, какое количество женщин приходит к министру, прося похлопотать за них, и ни одна не стесняется упоминать о своих связях в политических кругах. Я считаю, сделать для тебя то же самое – мой долг.
Пожав ему руку, Элизабет пробормотала слова благодарности, пытаясь унять подступающую от страха тошноту.
На переполненных улицах Колтер управлял повозкой спокойно и умело. Они остановились подле сверкающего на солнце белого каменного здания.
– Теперь канцелярия здесь, – объяснил Колтер, закрепив тормоз. – Мэммингер ждет нас. – Он спрыгнул и, обойдя повозку, помог Элизабет сойти. Почувствовав, что она дрожит, понял, как сильно она нервничает, и предложил: – Можно избежать этой встречи, если ты примешь мою помощь. Тогда тебе не придется работать.
Элизабет посмотрела на простую золотую булавку в его галстуке, кремовый оттенок которого удачно сочетался с мягкой льняной сорочкой.
Она не сомневалась, что он легко все устроил бы, однако не могла принять его помощь.
– Я не думала, что ты пойдешь со мной.
– Никому не удастся отнять у меня ни одной минуты, которую я могу провести с тобой. Неужели ты сомневалась? Но ты так и не ответила на мое предложение.
– Согласись с моим выбором, Колтер. Только так я смогу быть спокойна.
Ее благодарная улыбка смягчила отказ, но он хотел большего, намного большего. Пришлось утешить себя мыслью, что согласие на его компанию и то хорошо. Предложив своей даме руку, полковник ввел ее в бывший женский пансион Лефебра.
У Кристофера Мэммингера были острые, глубоко посаженные глаза, густые волосы, а характер такой же твердый, как его высокий, туго накрахмаленный воротник. Он был любезен, несмотря на то, что они оторвали его от дел. У Элизабет создалось впечатление, что, если бы с ней не было Колтера, визит оказался бы очень краток. Как и договорились, полковник представил ее под девичьим именем – Хэммонд – и добавил, что она из округа Короля Георга, что чрезвычайно удивило ее. Как он мог догадаться, что свои прошения она подписывала именно так? Она решила спросить об этом позже.
Сидя в непринужденной позе, Колтер ожидал, пока советник кончит читать рекомендательное письмо.
– Если вам понадобится что-то еще, – произнес он любезно, – я уверен, что Рэндольф, Седдон или Летчер будут счастливы присоединить свои голоса. Конечно, мисс Хэммонд слишком скромна, чтобы обращаться к первой леди, но думаю, Верайна Дэвис, если будет нужно, лично поддержит ее просьбу.
– В этом нет никакой необходимости. Совершенно никакой, – ответил Мэммингер, откладывая письмо. – Если вы будете настолько любезны, мисс Хэммонд, и покажете мне образец вашего почерка, я уверен, мы подыщем для вас место секретаря. Вам придется проверять или пронумеровывать до трех тысяч документов за день. Рабочий день с девяти до трех, пять дней в неделю. За каждый испорченный документ у вас будут вычитать десять центов. Для начала ваш месячный оклад – шестьдесят пять долларов, а за каждый пропущенный день, если не будет представлено заключение врача, вычитается по три доллара. Вот, пожалуй, и все. У вас есть какие-нибудь вопросы?
Элизабет помотала головой и написала свое имя на листке бумаги. Мэммингер взял образец и, не говоря ни слова, поднялся.
– Если хотите, я сей же час покажу ваше рабочее место.
– Да, конечно. Это очень любезно с вашей стороны.
– Советник более чем счастлив сделать это, Элизабет, – заявил Колтер, переглянувшись с Мэммингером поверх ее головы, и они проследовали на второй этаж. Рабочий кабинет показался ей светлым и уютным. За длинными столами сидели женщины. Элизабет надеялась, что ей удастся поговорить с кем-нибудь из них, но Мэммингер многозначительно взглянул на часы, и они вышли.
– Когда вы хотите приступить к работе, мисс Хэммонд?
– Э-э... Завтра.
– Это слишком скоро, – возразил Колтер. – Надо еще решить, как вы будете добираться сюда.
– Мисс может получить комнату в доме Бэллардов. Многие молодые леди живут там. Мы обеспечиваем их охрану по дороге домой и на работу.
– Тетя Элизабет стара и хочет, чтобы они жили вместе в ее загородном доме. Уверен, никаких проблем не возникнет.
Элизабет, рассердившись, хотела вмешаться, но его предупреждающий взгляд остановил ее. Она с трудом дождалась конца аудиенции.
– Зачем ты так? Зачем было делать вид, что меня нет рядом? Я могу сама говорить за себя.
– Я прекрасно это знаю, – ответил он, беря ее под руку и ведя к повозке. – Ну вот, с этим покончено. А говорил я за тебя, – продолжил он, обходя повозку и забираясь на козлы, – только для того, чтобы Мэммингер был уверен: за тебя есть, кому постоять.
– А жонглирование именами? Я знаю, Летчер – член правительства, но остальные... да еще сказать ему, что миссис Дэвис лично поручится за меня! Это просто мошенничество, соучастницей которого ты сделал и меня.
– Ты закончила? Седдон и Рэндольф – военные советники и мои друзья. А если бы потребовалось поручительство первой леди, я бы достал и его. Сдается мне, что бы я ни делал для тебя, ты все встречаешь в штыки.
– Колтер, я не хочу быть неблагодарной. По правде, говоря, я боялась, что он откажет. Но, очевидно, правду говорят, что связи помогают везде. Теперь придется доказать мистеру Мэммингеру, что он не ошибся, нанимая меня.
– Чувства, достойные восхищения, мисс Хэммонд.
Это было сказано серьезным тоном, но с такой ухмылкой, которая делалась тем шире, чем строже пыталась казаться Элизабет. Наконец она не выдержала и расхохоталась. Однако минуту спустя опять подступила с расспросами:
– А как ты узнал, что я упоминала в прошении, откуда я родом?
Занятый управлением мулами на запруженной улице, полковник ответил не сразу и, не глядя ей в лицо:
– Ты поверишь мне, если я скажу, что не смог заснуть прошлой ночью и отправился в город, залез в кабинет Мэммингера и посмотрел твое прошение?
– Боже мой! Скажи, ведь ты не делал этого?! – Вопрос остался без ответа, и Элизабет впервые задумалась о его военной деятельности. – Так вот что ты делаешь, Колтер? Крадешь секреты янки?
– Тебя это волнует?
– Да.
– Заверяю тебя, я не влезал в кабинет к Мэммингеру. Ты ведь родилась в округе Короля Георга и переехала, когда тебе не было года?
– Неужели ты помнишь об этом?
– О тебе я все помню, Элизабет. Все. Как и то, что у тебя никогда не было склонности к вранью. Я просто догадался, что ты будешь, насколько это возможно, писать правду.
– Понятно. – Элизабет в раздумье поглядела на его чеканный профиль. Она одновременно была и польщена и раздосадована тем, что он помнит даже такие несущественные детали. – У тебя хорошо получается то, чем ты занимаешься?
Его глаза потемнели от воспоминаний. Но сейчас было не время делиться ими, да и вряд ли он когда-нибудь сможет. У нее достаточно своих кошмаров, мучающих ее по ночам, незачем добавлять еще.
Колтер молчал, и Элизабет поняла почему. Он рискует жизнью каждый день, так же как и любой солдат на войне. Тем более время, украденное у войны, для него бесценно. А она так занята своими проблемами, да и сейчас не может по-настоящему от них отвлечься и представить, что ждет его после отпуска... И она решила сделать все, что в ее силах, лишь бы у него остались приятные воспоминания о кратком времени, проведенном с нею.
Колтер думал почти о том же. Вчерашний вечер поверг его в гнев и отчаяние, но сегодня утром новые надежды залечили его раны. Если Господь Бог, генерал Ли, янки и собственная удача оставят ему жизнь, он всегда будет вспоминать это время как драгоценный подарок судьбы. И уж конечно, постарается излечить возлюбленную от кошмаров.
Погрузившись в собственные мысли, ни один из них не заметил человека, внимательно наблюдавшего за ними.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Приют любви - Майклс Тереза



неплохо, но как-то без концовки, война не окончилась, и как гг-и обоснуются...?8
Приют любви - Майклс ТерезаМери
17.11.2013, 23.01





Вообщем неплохо. Но в конце автор всё испортил. ГГ романа описана как умная, сильная, храбрая женщина, а в конце её действия не логичны, отправляется вместе с ребёнком выяснять отношения со свекровью, при этом знает, что та хочет её убить и забрать дочь.
Приют любви - Майклс ТерезаGala
6.04.2015, 11.23





Как то не очень,не захватил.
Приют любви - Майклс Терезас
6.04.2015, 12.38








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100