Читать онлайн Приют любви, автора - Майклс Тереза, Раздел - Глава четвертая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Приют любви - Майклс Тереза бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.75 (Голосов: 8)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Приют любви - Майклс Тереза - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Приют любви - Майклс Тереза - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Майклс Тереза

Приют любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава четвертая

Колтер, как солдат, гордился тем, что может совладать с любой неожиданностью в бою, с людьми, находящимися под его командой, и коварными уловками врага. Но это... Он не понимал, как должен вести себя в данном случае. Он открыл рот, уже готовый потребовать новых объяснений, но выражение лица Элизабет остановило его, и он промолчал.
Рут взяла малышку за руку и кивком дала понять мужу, что им надо уйти. На этот раз Николь тихо подчинилась.
– Прошу вас, садитесь, полковник, – сказала Эмили, медленно подходя к камину.
Элизабет подвинула высокое кресло, зная, как мучительно для Эмили сидеть на низкой мебели, и загородила ее от глаз Колтера, чтобы она могла удобно устроиться. Потом села рядом на диван.
Изящным жестом Элизабет пригласила Колтера сесть рядом с собой.
– Я постою, если вы не возражаете.
– У тебя нет повода для раздражения... – заметила Элизабет.
– Не забывайте, дорогая, что ваш полковник перенес сегодня слишком много потрясений, – вмешалась Эмили.
– У меня день тоже был не из легких, к тому же он вовсе не «мой полковник».
– Оставим это. Я уверена, он имеет право на объяснения.
Элизабет посмотрела на Колтера, затем отвернулась и уставилась на огонь.
– Не думаю, что у него есть право на какие-либо объяснения, кроме тех, которые я сама захочу дать.
– На самом деле вы так не думаете, Элизабет.
Молодая женщина глянула на пожилую, лишний раз, подивившись ее проницательности. Однако все ее существо противилось тому, чтобы пересказывать мерзкие подробности, приведшие ее сюда.
Колтер стоял перед ними, заложив руки за спину. Весь его вид говорил о решимости получить ответы на свои вопросы.
– Если вы соблаговолите помнить, что я не солдат, то я расскажу вам, как оказалась здесь.
Боясь сказать что-то не то, Колтер лишь кивнул.
– Я в общих чертах уже коснулась того, почему мне пришлось покинуть Уорингов и...
– Слишком в общих.
– Позвольте мне говорить так, как я считаю нужным. – Сжав руки, Элизабет взглянула в его упрямое лицо. Моля Бога, чтобы у Колтера хватило терпения не перебивать, она продолжила: – Вы должны просто поверить мне на слово, что ситуация стала безвыходной. Элме удалось изолировать меня от тех немногих друзей, что у меня были. Не имея близких, которые могли бы меня защитить, я оказалась целиком в ее власти. – Элизабет не могла больше говорить. Она прикрыла глаза, как бы гоня от себя воспоминания об унижениях и отчаянии тех дней. И ночей. Бесконечных ночей, полных страха, что она просто не доживет до утра.
Решимость Колтера получить объяснения, почему его дочь живет в доме любовницы своего деда, неожиданно сменилась острой жалостью к Элизабет. Опустившись перед ней на колени, он взял ее руки в свои. Они были такими холодными, что он, к собственному удивлению, в тревоге повернулся за помощью к старой женщине.
Эмили внимательно посмотрела ему в лицо, угадывая острое желание защитить Элизабет, и в то же время видя еще не погасшую враждебность. И потому решилась продолжить рассказ сама:
– После смерти отца Элизабет я узнавала о ее жизни от близких знакомых. Когда Джеймс пропал без вести, до меня дошли слухи о том положении, в котором она оказалась. После долгих колебаний мне удалось переправить ей письмо, в котором я предлагала любую возможную помощь.
– И она приняла ее? – Колтер тут же осознал недопустимую грубость своего тона, но было уже поздно – Элизабет вырвала у него руки.
– Без помощи Эмили меня бы заперли, отняли дочь, а может, и убили.
Вероятно, при других обстоятельствах полковник повел бы себя иначе, но он так долго не спал, так неожиданно нашел женщину, которую любил и считал потерянной для себя навеки, да еще выяснил, что у него есть дочь и что живут они у женщины, чья репутация в лучшем случае сомнительна... Все это было слишком даже для него.
– Скажи мне, Элизабет, ты знала об отношениях твоего отца и мисс Эмили?
Упорно глядя в огонь, Элизабет начала рассказывать:
– Моя мать была холодной, бесчувственной эгоисткой. Для нее это был брак по расчету. Как только я родилась, она сразу же выставила отца из своей постели и жизни. Она никогда не пыталась стать матерью для своих пасынков. Через несколько месяцев после моего появления на свет она уехала в Англию и вернулась через три года, в день моего рождения. Впрочем, она и не помнила, какой это день. – Гордо вскинув голову, Элизабет продолжила: – Эмили дала моему отцу любовь, тепло и дружбу. Они не скрывали своих отношений, и у меня нет причин осуждать их за это, Колтер. В конце концов, – она, наконец, посмотрела ему в глаза, – кто я такая, чтобы бросить в них камень? Я отдалась тебе, не будучи помолвленной. У меня даже не хватило ума получить от тебя обещание жениться.
Колтер навис над ней, едва сдерживая ярость от ее саркастического тона.
– А вы, миссис Уоринг, даже не потрудились сообщить мне о предстоящем отцовстве! Сочли, что разумнее обратиться к моему другу! Вы просите меня не осуждать Эмили и вашего отца, а меня уже осудили.
– Вы тоже осудили меня! – выкрикнула она с таким видом, что он не посмел ей возразить.
Эмили наблюдала за ними, вслушиваясь в их слова и в их молчание. Несколько раз она хотела вмешаться, но сдерживалась, понимая, что обоим надо выплеснуть горечь и боль прошедших четырех лет. Однако теперь Элизабет нуждалась в передышке, чтобы взять себя в руки, поэтому Эмили решила отвлечь Колтера:
– Я понимаю, почему такого джентльмена, как вы, полковник, шокирует, что они живут у меня. Но уверяю вас, здесь почти никто не знает о моем прошлом. Ни малейшая тень не коснется Элизабет и ее ребенка.
– И моего ребенка, мадам, – ответил он резко. – Я возмущен вашим тоном. Но, несмотря на то, что Элизабет это отрицает, я уважаю честность и отвечу вам тем же. Я очень недоволен и обеспокоен тем, что они находятся здесь... – Колтер пристально поглядел на Эмили. Смущенный ее прямым, спокойным взглядом, он пробормотал извинения за свою резкость и, тяжело вздохнув, стал теребить волосы, как бы пытаясь привести в порядок мысли. – Может быть, кто-нибудь из вас все-таки объяснит мне, почему вы так боитесь Элмы Уоринг?
Эмили повернулась к Элизабет:
– Надо ему сказать.
– Но риск...
– Риск? Какой риск? – спросил Колтер. – Прекратите говорить так, будто меня здесь нет!
– Извольте, полковник. Однако не забывайте, что вы у меня в гостях, а я не выношу крика.
– И перестань метаться, как зверь в клетке, – добавила Элизабет. – Ты будешь обращаться с Эмили уважительно или уйдешь. Она дала нам приют, когда нам некуда было деваться. Ее дом и ее сердце открыты для нас с Николь, и я очень ей благодарна. Я не допущу, чтобы ты относился к ней иначе.
Колтер кивнул, стараясь не обнаружить радость, ведь из ее слов следовало, что он может сюда вернуться. На большее он сейчас и не рассчитывал.
– Ты расскажешь мне об Элме?
Элизабет опустила голову, ее руки бессознательно мяли ткань юбки.
– Свекровь поклялась, что отнимет у меня Николь.
– Ты немедленно напишешь ей и сообщишь, что Николь моя дочь и у нее нет на девочку никаких прав. Если она пожелает, я возмещу ей все, что она истратила на вас.
– Не могу, – мягко ответила Элизабет. Эмили приподняла трость, предупреждая протест Колтера.
– Вы уверяете, что уважаете честность, полковник. Короче говоря, вы хотите, чтобы ваш ребенок был признан незаконнорожденным? Без имени и прав?
– Нет. Я...
– Вы ничего не сможете сделать, пока вопрос с Джеймсом не прояснится, – объяснила Эмили, видя, в каком возбужденном состоянии находится Колтер. – Подумайте, полковник. – Повернувшись к Элизабет, она добавила: – Пожалуйста, скажи Рут, что полковник будет ужинать с нами. Думаю, нам всем надо отдохнуть. Вы не поможете мне, полковник?
Колтер подал старой женщине руку и помог подняться, одновременно наблюдая, как Элизабет выходит из комнаты.
– Вы все еще любите ее, не правда ли? Колтер не ответил. Если Эмили и была разочарована этим, то не подала виду.
Во время обеда Элизабет все время ощущала сердитое напряжение, исходящее от Колтера. Она понимала, что это только краткое перемирие. Как только они отужинают, и Николь ляжет спать, он опять начнет свой допрос. Уж хоть бы этот день скорее прошел!
Колтер действительно был далек от благодушия. У него внутри все бурлило, и он с трудом сдерживался, подчиняясь молчаливому уговору о перемирии. Ужин был скромным. Подали бекон, едва приправленный зеленью, и рыбу, а простой, грубого помола хлеб исчез со стола задолго до окончания трапезы. Полковник не сразу сообразил, что смотрит на последний кусок, пока Эмили не предложила его. Колтер отказался, поняв, как скудны их запасы, и внимательно оглядел комнату, в которой по-настоящему освещен был только стол. Темные стены, как и полки буфета, были совершенно пусты. Ни одна серебряная вещица не украшала тщательно отполированное дерево. Сначала Колтер решил, что Эмили спрятала все ценности, так как времена были смутные. Но когда Рут поставила перед Николь тарелку с маленьким кексом, а потом подошла к нему и поставила перед ним такую же, Колтеру стало ясно, что ей нечего предложить Эмили и Элизабет. Он вспомнил, как восхитилась Элизабет коробкой конфет, которую он принес ей, и как долго пришлось уговаривать ее попробовать их.
Николь, казалось, унаследовала материнскую любовь к сладкому. Было смешно наблюдать, как она моментально покончила с кексом, а потом стала подбирать пальцем и отправлять в рот крошки. Он подмигнул малышке, и она подарила ему в ответ шаловливую улыбку. Радость, охватившая Колтера, не оставила места для других чувств, и он поклялся себе: никто и ничто, даже война, не омрачит эту драгоценную жизнь.
– Допивай молоко, Николь, – мягко сказала Элизабет.
– А когда допьешь, тебя ждет вот этот кекс, – добавил Колтер, показывая на свою тарелку и надеясь получить от нее еще одну улыбку.
– Она уже съела. Этого вполне достаточно.
– Но мы только что стали друзьями, – возразил он, – ты могла бы сделать исключение из правил, Элизабет. В конце концов, она же принцесса и...
– И ты не будешь вмешиваться в то, как я воспитываю свою...
– Элизабет, – перебила Эмили. – Я уверена, что полковник хотел сделать как лучше. Может быть, половинка кекса удовлетворит всех? Как ты считаешь?
Элизабет недовольно кивнула. К своему удивлению, она поняла, что этот маленький инцидент придал ей силы и мужества. Какие намерения у Колтера и можно ли ему верить? Когда-то он ее бросил. Теперь все как будто говорило о том, что он просит довериться ему. Но, взглянув на него из-под опущенных ресниц, она вынуждена была поправиться: Колтер ни о чем не просит, он просто занял место среди них, как будто это его естественное право.
Запрещая себе сосредоточиваться на таких мыслях, она увела Николь готовиться ко сну.
Следующий час Колтер провел в обществе Эмили. Он сразу понял, что с ней не нужны околичности, она и так охотно отвечала на его вопросы.
– Чтобы помочь Элизабет сбежать от Элмы, я продала все свои ценности, кроме трости Тимоти. Полагаю, вы узнали ее, – ответила она на вопрос об их финансовом положении. – Элизабет придется найти работу, ведь ей удалось захватить с собой только кое-какую одежду.
Настроение Колтера постепенно менялось, откровенность Эмили смягчила его.
– И вас совсем не волнует то, что вы остались без средств?
– Я любила Тимоти Хэммонда так сильно, что распростилась с надеждой быть признанной в обществе. Эту любовь я перенесла на его дочь и внучку. Бог не дал нам собственных детей. Возможно, – проговорила она с легким вздохом, – к лучшему. Если бы я не отдала все, что имела, для спасения Элизабет и малышки, мне никогда не было бы покоя.
– Боюсь, Элизабет не примет от меня помощи.
Эмили внимательно посмотрела на Колтера, стоявшего возле камина. Он был молод, решителен и нетерпелив, но вокруг глаз лежали тени усталости, и Эмили подумала, что он, скорее всего, уже научился обуздывать свою властность и обдумывает ситуацию, прежде чем принять решение.
– Нет, она не облегчит вам эту задачу.
– Я так и думал.
– И это вас сердит. Однако, полковник, этот дом пока еще мой. Если вы усмирите желание командовать, то сможете навещать нас, когда вам будет удобно. А если вы соблаговолите пополнить наши запасы провизии, моя гордость протестовать не будет. Я только прошу вас уважать принципы воспитания Элизабет и не баловать ребенка.
– Мудрый совет, мадам. – Хотя в его тоне все еще сквозили саркастические нотки, улыбка была искренней. – Должен ли я понимать, что найду в вас друга?
– Полковник!
– Как вы сами предложили, мадам, будем взаимно откровенны. Позволите ли вы мне облегчить вашу ношу любыми способами, не ущемляя гордости Элизабет?
Эмили с улыбкой кивнула.
– Не переступая границ дозволенного.
– Разве существуют таковые, если речь идет о твоем ребенке? – Колтер замолчал, чтобы не добавить: и женщине, которую любишь. Ему нужно было выговориться, в нем опять поднималась горечь. – Сначала вы предлагаете мне помощь, мадам, а потом связываете руки.
– Только Элизабет может развязать их. Через несколько минут она спустится сюда вместе с Николь. А я, полковник, если вы еще раз любезно поможете мне, вас покину.
Когда они дошли до лестницы, к ним присоединилась Рут, чтобы осветить путь. Эмили пожелала ему спокойной ночи, и тут появилась Элизабет с дочерью на руках. Неровный свет лампы причудливо окрашивал их лица, Николь хихикала, и Колтер вдруг страстно позавидовал Элизабет, которая что-то шептала ей на ухо, и безумно захотел обнять их обеих. Николь поцеловала Эмили, а потом Элизабет повернулась к нему, и малышка сказала:
– Мама разрешила поцеловать тебя.
Когда он подставил щеку, сладкое, душистое детское тепло окутало его. Прикосновение губ было мимолетным, но вдруг крошечные пальчики коснулись шрама на его лице:
– Это очень болит?
Стараясь продлить ее прикосновение, Колтер прошептал:
– Больше нет.
– Когда мама поцелует, все проходит. Хочешь, она поцелует?
– Николь! Думаю, что полковник...
–...был бы весьма признателен, – закончил Колтер с довольной улыбкой.
Элизабет слегка коснулась губами его щеки, получив одобрение дочери. К ее удивлению, Николь еще дважды легонько поцеловала шрам, как будто хотела гарантировать исцеление.
– Желаю вам всего доброго, полковник, – сказала молодая женщина и отвернулась.
– Можно я донесу ее вместо тебя? – Колтер глядел на девочку, как будто ждал ее разрешения, а вовсе не матери.
– Мы сначала молимся.
– Тем более я должен присоединиться к вам, сегодня мне есть, за что благодарить Бога. – Он протянул руки дочери, не желая больше ждать.
Поколебавшись, Николь согласилась. В глазах Элизабет сверкнул гнев. Желание Колтера войти в их жизнь возмущало ее, но она не хотела устраивать сцену при дочери. Повернувшись, она пошла вперед.


– Спи спокойно, моя дорогая, – прошептала Элизабет, прикручивая фитиль в лампе.
Колтер задержался еще немного возле уснувшей дочери, а когда они спустились вниз, Элизабет обернулась к нему.
– Я провожу тебя.
– Не спеши, я еще не готов уйти. – Он взял у нее лампу и прошел в боковую гостиную. Из-за дождя в комнате было прохладно. Колтер поставил лампу на стол около диванчика и ждал, когда Элизабет сядет. – Прежде всего скажи мне, почему Николь боится темноты?
– Элма не разрешала оставлять даже ночника. Она считала, что это закаляет волю.
Бесстрастность ее голоса подсказала Колтеру, что Элизабет совершенно выдохлась. Он сел рядом и пожал ей руку.
– Я сделаю все, чтобы защитить вас. Элма не получит моей дочери, какое бы имя она ни носила. Если ты позволишь мне, – прошептал он, целуя ей руку, – я сделаю и больше того.
– Ты станешь использовать Николь в качестве орудия?
– Никогда! – возразил он, привлекая ее к себе. Элизабет напряглась, и он добавил: – Позволь мне только обнять тебя. Потом я уйду.
Она со вздохом опустила голову ему на плечо. Колтер закрыл глаза, ощущая, насколько естественно и правильно то, что они вместе. Элизабет тоже закрыла глаза, гоня от себя все тревоги дня. Тепло и сила Колтера словно вливались в ее тело, даря уверенность и покой.
– У меня трехдневный отпуск, – прошептал он ей на ухо и немного отстранился, чтобы она облокотилась о спинку дивана. – Я хочу провести его с тобой и Николь.
– Ты спрашиваешь меня или просто сообщаешь? – пробормотала Элизабет, не открывая глаз.
Пламя бросало красноватые отсветы на ее лицо, и Колтер, не удержавшись, поцеловал ее в бровь.
– Не надо...
Он просунул руку ей под спину, дотронулся губами до щеки, потом до подбородка.
– Отдохни, Элизабет. Мне ничего от тебя не нужно.
Шепот и легкие поцелуи постепенно усыпили женщину. Убедившись, что она спит, Колтер взял ее на руки и отнес в спальню. Осторожно, чтобы не разбудить, уложил на кровать и накрыл одеялом.
Потом вернулся в гостиную, задул лампу и уставился на мигавший в камине огонь. Он обещал Элизабет, что уйдет. Однако за окнами бушевал ветер и хлестал дождь. Медленно, как бы не решаясь, Колтер снял мундир и начал расстегивать сорочку.
В дверях появилась Рут.
– Джош поставил вашу лошадь в конюшню и задал ей корм.
Колтер кивнул, как будто это само собой разумелось. Он спустил с плеч подтяжки и снял рубашку. Рут подошла и протянула руку:
– Дайте мне.
– Тебе не по душе, что я остаюсь?
– Не мое дело судить, – ответила служанка, принимая сорочку.
– В этом доме слишком много женщин, и у каждой есть что сказать.
– Но вы ведь не слушаете! – выпалила она, удаляясь.
– Все зависит от того, чем человек слушает: головой или сердцем, – пробормотал Колтер себе под нос и сел, чтобы снять сапоги. Стянуть их без помощи специального приспособления оказалось нелегким делом. Придвигая сапоги поближе к огню, Колтер заметил на каминной полке свой бокал с бренди. Он допил его и выставил бокал на столик за дверью. Плотно закрыв створки, полковник направился в спальню Элизабет.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Приют любви - Майклс Тереза



неплохо, но как-то без концовки, война не окончилась, и как гг-и обоснуются...?8
Приют любви - Майклс ТерезаМери
17.11.2013, 23.01





Вообщем неплохо. Но в конце автор всё испортил. ГГ романа описана как умная, сильная, храбрая женщина, а в конце её действия не логичны, отправляется вместе с ребёнком выяснять отношения со свекровью, при этом знает, что та хочет её убить и забрать дочь.
Приют любви - Майклс ТерезаGala
6.04.2015, 11.23





Как то не очень,не захватил.
Приют любви - Майклс Терезас
6.04.2015, 12.38








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100