Читать онлайн Приют любви, автора - Майклс Тереза, Раздел - Глава двадцатая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Приют любви - Майклс Тереза бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.75 (Голосов: 8)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Приют любви - Майклс Тереза - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Приют любви - Майклс Тереза - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Майклс Тереза

Приют любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава двадцатая

Колтер кинулся вниз по коридору к комнате Дженни и, даже не удосужившись постучать, выбил ногой дверь. Поначалу он решил, что опоздал, и она исчезла. Стол был чист, дверцы пустого гардероба распахнуты. Только войдя в комнату, он обнаружил за дверью ее чемодан. У него отлегло от сердца.
Полковник уже ничего не мог поделать со сломанной дверью, так что пришлось просто аккуратно прикрыть ее и ждать Дженни, надеясь, что она – ради ее же блага! – не слишком задержится.
Прошел час, и, наконец, он услышал ее голос в холле. К этому времени терпение у него как раз иссякло.
Очень внимательная к деталям, Дженни сразу же заметила треснувшую дверь и, быстро обернувшись, позвала портье:
– Пожалуйста, подождите меня здесь, я не задержусь.
Тот кивнул, и женщина, глубоко вздохнув, вошла в комнату и закрыла за собой дверь.
– Не ожидала увидеть вас у себя, полковник.
– Никаких игр, Дженни. – Он не мог не восхититься ее спокойствием и собранностью, а внимательно приглядевшись, понял, что она совсем не удивлена, найдя его тут.
– Игр, полковник? Я не совсем понимаю, что вы имеете в виду.
Колтер позволил себе усмехнуться.
– Моя дорогая, не тратьте на меня свое обаяние. Я не Хьюго.
– Конечно. Но вы его ближайший друг. Он как-то раз упоминал, что вы цените свою честь превыше всего на свете. Мне всегда было любопытно, так ли это на самом деле.
Колтер пристально посмотрел на нее. Ему даже показалось, что он видит, как быстро движутся мысли в ее красивой головке. Каждое свое слово она просчитывает.
– Где Элизабет? Я знаю, она была здесь, в гостинице.
Женщина прищурилась.
– А почему вы считаете, что я должна знать? Возможно, она приходила навестить какого-нибудь джентльмена.
Гнев захлестнул его, и он едва сдержался, чтобы не подойти и не тряхнуть ее, как следует.
– Я предупреждал: никаких игр, мадам. Я знаю, она была здесь, и вовсе не для того, чтобы навестить кого-то. Она оставила записку у меня в комнате. Думаю, она вспугнула человека, рыскавшего в моих бумагах.
– Вы обвиняете меня, полковник? – спросила она сладким голосом.
– Нет, Дженни. Я не обвиняю вас. Я рассказываю вам, что было на самом деле. Не правда ли, совершенно не к чему продолжать? Это факт, а не обвинение. Как неоспоримый факт и то, что вы постоянно снабжали информацией...
– Вы заходите слишком далеко. Предлагаю вам хорошенько подумать, прежде чем продолжать. Муж вызовет вас на дуэль, если я расскажу ему, на что вы осмелились. Ворваться в мою комнату и делать такие заявления...
– Неужели вы думаете, что ваши угрозы остановят меня? – Колтер шагнул к ней, с удовлетворением отметив, что она вздрогнула. – Я хочу знать, где Элизабет. Если с ней что-нибудь случится, я заставлю вас заплатить за это. Вас и вашего любовника – янки.
Она побледнела и прижалась к двери. Колтер улыбнулся.
– Думаю, вы простите, что я веду себя не как джентльмен, я просто не могу терять время. Вы скажете мне все.
– А взамен?
– Торгуетесь, как проститутка, Дженни? Она вскинула голову, подбородок вызывающе вздернулся, глаза горели.
– Что вы обо мне знаете? Меня заставили выйти замуж за человека, которого я не любила. Он даже ни разу не навестил меня после того, как я потеряла ребенка. Какое вы имеете право судить меня?
– Хьюго не мог приехать к вам. Была объявлена война, и его призвали в армию. Он писал вам. Мне нет дела, почему вы стали предательницей. Понимаете? – спросил он, подходя все ближе и ближе, пока между ними не осталось и нескольких сантиметров. – Я прекрасно знал, чем вы занимались все это время, и позаботился, чтобы вас снабжали фальшивыми данными. Вместо того чтобы служить янки, вы работали на нас, Дженни.
– Значит, вам все известно. – Собрав остатки храбрости, Дженни пожала плечами.
– Кроме того, где находится Элизабет. Лишь догадываюсь, что вы как-то связаны с ее исчезновением.
– Я не скажу ни слова, если вы не заключите со мной договор.
Колтер посмотрел так откровенно оценивающе, что женщина покраснела, но взгляда не отвела.
– Так мы можем заключить договор, полковник?
– Назовите ваши условия, – произнес он, холодно улыбнувшись, – но помните, я не Хьюго, так что не рассчитывайте на мою бескорыстность.
– Достаньте мне пропуск в Вашингтон. Это все, чего я хочу. Нет, подождите. – Она оглядела комнату, избегая его взгляда. – Вы должны что-нибудь придумать для моего мужа, чтобы он никогда больше не искал меня.
– Вы многого хотите. Где Элизабет?
– Так вы согласны?
– Мне доставит удовольствие избавить своего друга от вас.
Дженни вздрогнула от его ледяного тона и лишенного каких-либо чувств взгляда. Она попыталась вырваться, но он схватил ее за руку.
– В вашей почте было письмо о судьбе Джеймса Уоринга. Элизабет прочла его. Она отправилась в Питерсберг, чтобы объясниться со свекровью.
– Господи, Боже мой! – Колтер закрыл глаза. Что бы он ни думал, чего бы ни ожидал, но такое даже не приходило ему в голову. – Когда? – требовательно спросил он, пригвоздив Дженни взглядом.
– Она должна была отправиться с первыми лучами солнца. А теперь моя очередь.
Полковник отвернулся и отошел от двери. Он физически не мог больше находиться с ней рядом. Что сказать Моргану? Хьюго любил жену, любил так же сильно, как он – Элизабет. Запустив руку в волосы, Колтер остановился около стола.
– У вас есть перо и чернила?
– В верхнем ящике, – ответила она, все еще боясь отойти от двери. Полковник быстро написал несколько строчек и, повернувшись к ней, сложил листок.
– Отнесите это в штаб – и получите пропуск. Они знают мою подпись, у вас не возникнет никаких затруднений.
– А Хьюго? – спросила она, взяв бумагу и развернув, чтобы прочитать.
– Вы мне не доверяете?
– Нет, полковник, ведь я рискую жизнью. И, оказывается, совершенно напрасно, как вы только что любезно объяснили мне. Но все-таки кое-что, уверена, я смогла сделать, о чем вы не догадываетесь.
– Хотите похвастаться?
– Разумеется. Я украла множество бумаг из Казначейства. Должна сказать, мои способности подделывать документы оказались очень хороши.
– Зачем вы рассказываете мне это? – спросил он с явным раздражением.
– Хочу быть уверена, что вы не передумаете. Видите ли, Элизабет помогала мне.
– Мерзавка! – Колтер бросился было к ней, но вовремя остановился.
– Осторожнее, полковник. Я просто хочу предупредить вас, что любые разоблачения запятнают и Элизабет. – Дженни сложила бумагу и улыбнулась. – Вы поедете за ней, не правда ли?
– Как только избавлюсь от вас, – холодно заявил он.
В ответ она издевательски рассмеялась.
– Сделайте так, чтобы Хьюго не искал меня, полковник. Мой любовник очень ревнив. Думаю, ему доставит удовольствие убить Хьюго.
– Убирайтесь прочь! – процедил Колтер сквозь зубы и двинулся к выходу.
Подхватив юбки, Дженни посторонилась. Но когда Колтер открыл дверь, добавила:
– Между прочим, в окрестностях Питерсберга разгуливают банды янки. Советую вам поторопиться.
Колтер ничего не ответил. Он даже не хлопнул дверью. По крайней мере, ему легко будет теперь солгать о смерти Дженни. Хьюго заслуживает лучшей участи.
Женщина наблюдала, как его прямая фигура исчезла за поворотом. Ее прием сработал, но оставил горький привкус. Южная галантность Колтера заставит его выполнить договор. Он найдет способ сказать Хьюго, что она мертва, и она будет наконец свободна.


Телега давно съехала с основной дороги, и Элизабет поняла, что они подъезжают к повороту на усадьбу. Среди деревьев показались первые хижины. И когда они свернули на тропинку между соснами и орешником, Элизабет съежилась от страха: через минуту они с Николь будут на месте.
Все случилось слишком быстро. Она поблагодарила стариков за то, что подвезли, выслушала наставления быть осторожной и не попадаться разъездам янки и, взяв Николь на руки, пошла к дому.
День стоял облачный, вокруг было пустынно и тихо. Молодая женщина внимательно огляделась по сторонам. Казалось, ветви деревьев над головой шепчут о какой-то невидимой опасности. Элизабет вздрогнула и сильнее прижала к себе дочь. Она споткнулась, Николь вскрикнула, и ей пришлось шепотом успокаивать девочку.
Дорожка повернула, и Элизабет остановилась, чтобы поудобнее взять ребенка. Воздух потеплел, чувствовался запах тающего снега. Лес, где она столько раз находила убежище, больше не был безопасен – Элизабет мерещилась притаившаяся в нем невидимая угроза. Собрав всю свою силу воли, она пошла дальше.
Из-за купы высоких сосен выглянул дом, и женщина снова остановилась. Дом был деревянный, с высокими колоннами и балконами. Она нахмурилась, не заметив никаких признаков жизни. Службы располагались тут же, на небольшом возвышении возле ручья. За домом стояли коптильня, кухня и хижины прислуги. Но все казалось пустым.
– Мама, я есть хочу.
– Да, родная, знаю. Обещаю, скоро ты согреешься и поешь. – Но хотя она и обещала это ребенку, в душе у нее зародилось сомнение, дома ли свекровь. Элизабет пошла вперед, заметив наполовину сорванные с петель скрипящие двери и другие следы разорения. Изгороди, когда-то аккуратно побеленные, или были совсем сломаны, или в них зияли дыры. Обойдя дом, она увидела, что краска на нем облупилась, а кусты и вьющиеся растения, некогда украшавшие веранду, поломаны.
Элизабет никак не могла решиться войти, страшась уже не Элмы, а того, что увидит внутри. Она спустила Николь на землю и крепко взяла за руку, уронив корзинку, которую несла.
Николь не издала ни звука, и когда Элизабет посмотрела на дочь, то поняла, что все выдержит ради нее.
Они поднялись по широким ступеням, и подошли к двери. Элизабет постучала, подождала и стала стучать снова.
– Мама, там никого нет. Я хочу домой. Молодая женщина не ответила, схватилась за дверную ручку, и, к ее удивлению, дверь открылась. Задрожав от нахлынувших воспоминаний, она приоткрыла дверь шире, и они вошли внутрь.
Высокий просторный вестибюль, украшенный пилястрами и резьбой, остался точно таким же, каким она его помнила. Вид широких ступеней, ведущих наверх, к комнате, где она была пленницей, вызвал у нее новый приступ дрожи.
– Элма! – позвала она.
Ответа не последовало. Двери в гостиную были закрыты, и Элизабет, помедлив, открыла их. В гостиной тоже ничего не изменилось с тех пор, как она видела ее в последний раз: мраморный камин, украшенный статуэтками, английские обои, дорогие тканые занавеси на окнах, мебель с искусной резьбой. В ящике были дрова, и она поспешила развести огонь.
Как только пламя разгорелось, Элизабет усадила Николь в кресло, накрыла стеганым одеялом и пододвинула поближе к камину. Заставив себя улыбнуться, она подкинула еще дров и начала говорить, стараясь рассеять мрачную тишину:
– Будь хорошей девочкой, ради мамы, и посиди тут, пока я поищу чего-нибудь поесть. Мы поужинаем тут, в тепле.
– Это плохой дом, мама.
– Нет, это не плохой дом, Николь. Мама не будет...
– Я помню. Ты плакала.
Элизабет не смогла посмотреть в лицо дочери. Странная мысль пришла ей в голову: может, Элма действительно права и она сумасшедшая? То, зачем они приехали сюда, больше не имело никакого значения.
– Мама...
– Нет. Нет, Николь. Я покажу тебе, это не плохой дом. Тут нет никого, кто мог бы обидеть нас. Больше нет. Посиди и подожди маму.
Элизабет обыскала все комнаты на первом этаже. Все было на своих местах, но казалось, что тут никто уже давно не живет. Остановившись в вестибюле, она снова посмотрела на лестницу. Ничто, никакая сила в мире не заставила бы ее подняться по ней. Отмахнувшись от наваждения, она твердым шагом направилась в заднюю половину дома, а потом через двор – на кухню.
Тлеющие угли в огромном очаге свидетельствовали о том, что в доме все же кто-то живет. На столе виднелись крошки хлеба, но полки в кладовой были совершенно пусты.
Элизабет несколько раз позвала Элму, однако никто не ответил. Поставив на огонь котелок с водой, женщина обошла кухню с намерением заглянуть в подвал. Ей понадобились все ее силы, чтобы открыть толстую деревянную дверь. Там было так темно, что волосы у нее на голове зашевелились от страха, и она решила вернуться на кухню и взять свечу. Только мысль о том, что Николь голодна, заставила ее все-таки шагнуть в черноту.
В подвале стоял невыносимый запах тления. Она приподняла юбку, чтобы заткнуть нос и рот, стараясь дышать как можно глубже. Повернувшись к полкам, прибитым к грязной стене, Элизабет начала шарить по ним рукой.
Ближайшие полки оказались пусты, и женщина, осторожно ступая, спустилась ниже. Она чуть не вскрикнула, коснувшись края холщового мешка, и тут же сообразила, что в нем или сушеная фасоль, или рис. Для того чтобы поднять его, ей понадобились обе руки, и пришлось опустить юбку. Подхватив мешок, свободной рукой она опять начала шарить по полкам, не обращая внимания на паутину.
Мерзкий запах усилился. Ей стало дурно, и, заметавшись, она споткнулась обо что-то и упала. Пытаясь схватиться за полки, Элизабет сильно занозила руку и тут же поняла, что ударилась спиной вовсе не о земляной пол, а обо что-то большое и твердое.
На какую-то долю секунды Элизабет от страха точно окаменела, горло перехватило, но потом она подняла голову, стараясь выровнять дыхание. Наконец рука нащупала то, что было под нею.
Ледяная костистая рука встретилась с ее дрожащими пальцами. Труп! Она споткнулась о труп!
Ноги отказывались держать ее, и Элизабет пришлось ползти. Каждое движение вон из этой чудовищной могилы загоняло занозы все глубже в ладони, но боли она не чувствовала, стараясь уползти как можно дальше от трупа.
Несмотря на свое состояние, Элизабет все-таки ухитрилась найти ступени и выползти наружу. Поднявшись, она упала на землю, мерзкий запах все еще преследовал ее.
Неимоверным усилием воли Элизабет заставила себя не думать о трупе в подвале. Надо было возвращаться к Николь.
Дочь права, это плохой дом. Она, видно, сошла с ума, раз решилась вернуться сюда.
Сглотнув снова поднявшуюся желчь и глубоко вздохнув, женщина побежала к дому и рывком распахнула дверь. Глубоко впившиеся занозы вызвали жгучую боль, ладони начали кровоточить.
– Николь! Николь! – закричала Элизабет, стараясь отогнать дурное предчувствие.
Казалось, вестибюль стал намного длиннее, и ей потребуются минуты... часы... чтобы добраться до оставленного ребенка. Или это ноги отказываются идти?
Элизабет внезапно остановилась. Двери в гостиную были открыты.
– Николь, – прошептала она. Ответом было молчание. – Господи Боже мой! Нет! Николь! Где ты?
Женщина медленно повернулась к лестнице, стараясь проглотить комок, подступивший к горлу. Во рту пересохло. Она заколебалась, страшась необходимости подняться. Только мысль, что Николь, может быть, уже там, испуганная, растерянная, заставила ее набраться храбрости и побороть ужасные воспоминания, связанные с верхними комнатами.
– Мама сейчас придет, – бормотала она, успокаивая саму себя.
– Она не услышит.
– Элма! – Элизабет с трудом выговорила это имя. Страх, почти парализовавший ее, мгновенно улетучился. Она знала, что Элма не причинит внучке вреда. Странное спокойствие опустилось на нее, и она повернулась лицом к свекрови.
Элизабет показалась, что она видит Элму, как в первый раз, сквозь какую-то дымку. Пожилая женщина держалась по-королевски. Высокий рост, изящная фигура, пропорциональные черты – все говорило о величии, хотя ее и нельзя было назвать по-настоящему красивой. Белоснежная кожа, всегда защищенная от солнца, не выдавала ее возраста, как и забранные в пучок белокурые волосы.
Лед. Холод. Снег. Совсем как брильянтовые серьги, поблескивающие каждый раз, как Элма качает головой, глядя на вас своими бледно-голубыми, почти бесцветными глазами.
– Я давно поджидаю тебя. Иди за мной.
Элизабет глядела, как свекровь направляется в гостиную. Это был приказ, и она машинально едва не подчинилась ему.
Но именно за этим ты и пришла сюда – объясниться с ней, напомнила себе молодая женщина. А Николь в безопасности.
Однако Элизабет все не решалась сдвинуться с места. Поглядев на свои руки, она медленно повернула ладони вверх и, увидев красную, ободранную кожу, содрогнулась.
Трусиха. Трусиха. Сколько раз она говорила это себе. Вот что держало ее в плену не хуже замка.
Нет, она не трусиха, но надо быть дурой, чтобы недооценивать Элму. Эта женщина сущий дьявол.
В конце концов, Элизабет вошла в гостиную и обвела ее глазами.
– Где Николь?
– Отдыхает. Я положила ее в твоей прежней комнате. Садись поближе к огню.
Молодая женщина проигнорировала предложение, обдумывая ситуацию. Николь была наверху и, по-видимому, заперта. Однако Элизабет не собиралась играть уготованную ей роль жертвы.
– Скажи, Элма, неужели тебе действительно так нравится играть в эту игру? Я знаю про Джеймса все. Знаю, как он умер. Его застрелили собственные солдаты при попытке бежать с поля боя. – Элизабет остановилась. Каждое сказанное слово придавало ей силы и уверенности. Ее твердый голос, казалось, стегал старую женщину. – С самого первого дня вы обманули всех: меня, Джеймса, Колтера и мою дочь. Как вы можете жить с таким грузом? Действительно ли скорбите о своем сыне? Или это тоже ложь?
– Джеймс не стоит моих слез.
– Господи, бесчувственная ведьма! Он любил вас. Джеймс делал все, чтобы угодить вам. – Элизабет подошла ближе, всматриваясь в Элму, надеясь увидеть хотя бы малейший признак раскаяния. Но его не было. – Неужели вы всерьез думали, что я позволю вырастить мою дочь похожей на вас? Да я лучше умру.
– Ну что ж, так и сделай. – Элма вынула руку из складок юбки и подняла пистолет. – Думаю, тебе надо отдохнуть, дорогая. Вы проделали долгое путешествие.
– Элма, чье тело в подвале?
– Тебя это не касается.
– Чье тело в подвале? – повторила Элизабет, повышая голос и с трудом держа себя в руках.
Старая женщина грациозно поднялась, все еще держа пистолет, и начала приближаться. Элизабет попятилась.
– Где все слуги, Элма?
– Убежали с командой янки, которая проходила мимо и обещала им свободу. Разве они знают, что свобода требует ответственности?
– Да-да, вы правы. – Дойдя до двери, Элизабет хотела было убежать, но Элма ускорила шаг и оказалась рядом с ней.
– Будешь ты послушной или нет?
– Да-да, буду.
– Хорошо. Мне приятно это слышать. Элизабет не могла отвести глаз от пистолета.
Оценивающе глядя на свекровь, она судорожно соображала, насколько та сильна и есть ли шанс отобрать оружие.
Как будто прочтя ее мысли, Элма взвела курок.
– Иди наверх, Элизабет. Я уже пользовалась этим, и оказалось, что неплохо стреляю. В три выстрела я покончила с Биллингом.
– С Биллингом? – переспросила Элизабет, ненавидя собственный голос. Ее каблук коснулся нижней ступеньки, и, не поворачиваясь, она подхватила юбку и начала, пятясь подыматься по лестнице. На какой-то момент показалось, что Элма забыла про нее, такой невидящий у нее был взгляд. Но тут же, тряхнув головой, она снова посмотрела на Элизабет.
– Биллинг – тот человек, которого я наняла, чтобы привезти домой Николь.
– Вы... вы убили его? – Элизабет поняла, что Элма безумна. Не просто одержима идеей получить все, что она считает своим, а безумна по-настоящему.
– Он подвел меня, дорогая. Я не могу терпеть предательства ни от кого. Даже хорошо, что Джеймс умер. Он тоже предал меня.
– Джеймс любил вас, Элма. Помните, как он привозил вам подарки, возвращаясь из путешествий? Ведь вам нравились его подарки.
– А ты ревновала.
Неподдельная ненависть, промелькнувшая в ее тоне, ужаснула Элизабет. Как удержать Элму? Как освободить себя и Николь?
– В чем же это Джеймс предал вас? – спросила она, надеясь сбить ее с толку.
– Этот идиот ухитрился заразиться свинкой. Он выздоровел, но утратил единственную способность, которой обладал. Джеймс не мог иметь детей. Но потом мы нашли тебя – слабую, несчастную, безмозглую дурочку. Ты была готова поверить, что Колтер бросил тебя. Но даже тогда мне пришлось уговаривать своего сынка жениться на тебе. Этого идиота, видите ли, мучила совесть. Невзирая на то, что лежало на весах, он осмеливался говорить мне о своей дружбе с Колтером. Джеймс готов был смотреть, как меня выбрасывают из моего собственного дома! Я рада, что он умер, слышишь меня? Я рада, что мне не придется избавляться самой от этого слабака, как я избавилась от его отца.
Элизабет потеряла дар речи.
Элма захохотала.
Оглушительный звук выстрела привел молодую женщину в чувство. Она повернулась и побежала. Теперь она знала, почему Джеймс лгал ей. Раздался еще один выстрел, и пуля попала в стену над головой Элизабет.
Однако эти выстрелы привлекли внимание патруля северян, и они повернули на дорожку, ведущую к «Двум соснам».




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Приют любви - Майклс Тереза



неплохо, но как-то без концовки, война не окончилась, и как гг-и обоснуются...?8
Приют любви - Майклс ТерезаМери
17.11.2013, 23.01





Вообщем неплохо. Но в конце автор всё испортил. ГГ романа описана как умная, сильная, храбрая женщина, а в конце её действия не логичны, отправляется вместе с ребёнком выяснять отношения со свекровью, при этом знает, что та хочет её убить и забрать дочь.
Приют любви - Майклс ТерезаGala
6.04.2015, 11.23





Как то не очень,не захватил.
Приют любви - Майклс Терезас
6.04.2015, 12.38








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100