Читать онлайн Приют любви, автора - Майклс Тереза, Раздел - Глава вторая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Приют любви - Майклс Тереза бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.75 (Голосов: 8)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Приют любви - Майклс Тереза - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Приют любви - Майклс Тереза - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Майклс Тереза

Приют любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава вторая

– Полковник, – опять позвал Хьюго, оттесняя нескольких человек, остановившихся, чтобы поглазеть на кричащую пару.
– Господи! – простонал Колтер, с трудом соображая. Ребенок? У него помутилось в глазах, и пришлось схватиться за стену, чтобы не потерять равновесие. Было трудно дышать. К счастью, в этот момент подскочил Хьюго и подставил ему плечо. Колтер протер глаза, чтобы смахнуть с них пелену. Она лжет! Отстранив Хьюго, он огляделся, но увидел только край юбки, исчезающей за углом. – Элизабет! Будь ты проклята! Вернись!
Хьюго схватил его за руку.
– Я сам догоню ее. Тебя срочно ждут в совете.
Колтер даже не пытался скрыть свою растерянность.
– Найди ее! Не знаю, как ты это сделаешь, но только найди!


Лерой Уолкер, военный советник Конфедерации, уже начинал лысеть, и в его волосах и бороде поблескивала седина. Когда полковник вошел в комнату, Уолкер многозначительно посмотрел на каминные часы, кивнул, выслушав извинения, и погрузился в бумаги.
Встав рядом с Брайсом, Колтер попытался на время забыть Элизабет и сосредоточиться на происходящем. Брайс шепотом ввел его в курс дела.
Два месяца назад, в сентябре, Линкольн объявил об освобождении рабов с 1 января 1863 года. И теперь советник проинформировал их о различных откликах, как сторонников, так и противников Линкольна, проявивших недюжинный здравый смысл и осудивших эту затею.
Уолкер откашлялся и, наконец, кончил перебирать бумаги.
– Итак, вы готовы, полковник Сэкстон? Раздосадованный насмешливой ухмылкой Андре, Колтер взял у него свой планшет и разложил на столе перед Уолкером две небольшие, но подробные карты.
– Сэр, прежде чем объяснить намерения генерала Ли, я хотел бы проинформировать вас, что слухи подтвердились: из-за того что Макклеллан бесконечно откладывал переправу через Потомак, Линкольн отстранил его и назначил командовать армией Эмбруаза Бернсайда.
– Так, значит, Бернсайд? Я не ставлю под сомнение вашу информацию, Сэкстон. Я хорошо знаю, что она абсолютно надежна. Но вы ведь в курсе, что Бернсайд уже дважды отказывался от этой должности.
– Совершенно верно, сэр. Но информация подтвердилась.
– Это должно позабавить президента Дэвиса. Линкольн всегда высоко ценил Макклеллана. Мне говорили, что белокурый генерал ослушался его не единожды... Но я отклонился. Итак, что мы знаем о его преемнике?
Колтер кивнул Брайсу Кэроллу и отступил в сторону, давая тому возможность доложить требуемые сведения.
– Бернсайд успешно руководил экспедицией по захвату острова Роанок в январе этого года. Макклеллан назначил его командовать одним из флангов своей армии у Южной горы и Шарпсберга. Со всем почтением, сэр, но мы не потерпели там сокрушительного поражения только благодаря его нерешительности.
– Да, – согласился Уолкер. – Генерал Ли упоминал об этом в своем рапорте президенту.
Брайс вернулся на место, а Колтер пропустил вперед Андре Лорана.
– Безусловно, – вступил Андре, – Бернсайд не готов командовать такой большой армией. Макклеллан несколько дней вводил его в курс дела, но есть подозрение, что Бернсайд не согласен с его планом держать наши армии разделенными. Дальше продолжит полковник Сэкстон.
– Макклеллан, сэр, намеревался помешать соединению армий генерала Лонгстрита и Джексона в долине Шенандоа. Все шансы были в его руках, так как нашим армиям для соединения требовалось два дня быстрого марша. – Указывая на одну из карт, Колтер продолжил: – Судя по донесениям, Бернсайд движется северным берегом Раппаханнока в сторону Фредериксберга. Он разделил свою армию на три дивизии: под командованием Хукера, Самнера и Франклина.
– Да, я прочел это донесение. Один из ваших людей, не так ли?
– Да, сэр.
– Прекрасная работа, Сэкстон.
– Спасибо, сэр. – Полковник с трудом пытался скрыть нетерпение. Он хотел быстрее закончить и освободиться. – Ли считает, что атаковать их сейчас было бы ошибкой. Он защитит столицу, перекрыв путь противнику. Часть его войск стоит на холмах к югу и западу от Фредериксберга, в городе прекрасные земляные укрепления и сильная артиллерия.
Глубоко задумавшись, Уолкер изучал карту.
– Это ведь маленький городок, не правда ли? Помнится, в долине каждый день такой туман, что домов не видно.
– Да, сэр. Он подымается от реки до холмов, – ответил Колтер. – Берега, сэр, по большей части открытые, но есть и леса. – Он показал на карте.
– Тут придется строить оборону почти в пять миль, – заметил министр.
– Действительно, – улыбнулся, глянув на него, Колтер. – Однако у меня есть веские причины предполагать, что северяне столкнутся со значительными трудностями как раз в этом месте. Понтоны перевернутся, и переправа будет сорвана.
Советник ухмыльнулся, теребя бороду.
– Понятно. Так вы говорите, веские причины?
– Да, сэр. И передайте президенту Дэвису: генерал Ли считает, что не сможет удержать Берн-сайда от переправы. Северяне сосредоточили на левом берегу более тысячи ружей.
– Конечно, я целиком полагаюсь на мнение генерала Ли, как, безусловно, сделает и президент.
– Изучение местности говорит, что Бернсайд разобьет лагерь у ручья Аквиа. Я получу подтверждение этому в течение трех-пяти дней.
– Передайте генералу Ли, что президент больше не хочет видеть этих мерзавцев у ворот Ричмонда.
– Непременно, сэр.
– Если это все, Сэкстон, совещание окончено.
Полковник кивнул, свернул карты и, сложив их в кожаную папку, передал ее Уолкеру.
– Мое почтение президенту, сэр.
– Можете не сомневаться, Сэкстон, я все передам президенту. Он будет доволен вашим докладом. А сейчас, когда официальная часть окончена, хочу напомнить вам, что я хорошо знал вашего отца. И на правах старого друга семьи позволю себе спросить: почему вы так плохо выглядите?
– Ничто, кроме отпуска на несколько дней, не поможет мне.
– Вы больны?
– Нет, сэр. Просто я должен немедленно заняться одним личным делом...
– Три дня. Уверен, что возражений не будет. Где вы остановитесь, на случай, если президент захочет поговорить с вами?
– В гостинице...
– Хорошо. Думаю, ваши молодые подчиненные тоже обрадуются отпуску.
Колтер улыбнулся почтительно ожидавшим в стороне Брайсу и Андре, потом повернулся к Уолкеру и сказал:
– Если бы это можно было устроить, сэр. Они почти две недели были со мной за линией фронта.
– Завидую вашей молодости и выносливости, господа. Ну что ж, если у вас больше ничего ко мне нет...
– Раз уж вы спросили, – быстро вставил Колтер. – Капитан Морган хотел бы получить пропуск для своей жены, чтобы она могла вернуться из Нью-Йорка.
– Янки?
– Они женаты уже пять лет, сэр. Около года назад они потеряли ребенка, и она поехала к родителям.
– Скверно, – произнес советник, беря портфель.
– Конечно, сэр, – согласился Колтер. – Это был их первенец.
– Я не об этом. Не хочу показаться черствым, но плохо, когда политические пристрастия в семье разделяются.
– Ручаюсь, господин советник, никто не может поставить под сомнение лояльность Хьюго Моргана. Ни один человек!
– Не будьте столь порывисты, полковник. Мы нуждаемся в вас. – Уолкер улыбнулся, смягчая свой выговор. – Надеюсь, ваши люди ценят то, как вы защищаете их репутации. Молю Бога, чтобы им не пришлось когда-нибудь встать на вашу защиту. Пойдемте, мой секретарь оформит нужные бумаги для воссоединения вашего юного капитана с женой.
Полковник вышел вслед за Уолкером в приемную и с трудом скрыл свое разочарование от того, что не увидел там Хьюго с новостями об Элизабет.
Легкость, с которой он получил пропуск для Дженни Морган, даже немного разочаровала Колтера. Он прочел: «Беспрепятственно пропустить подателя сего с государственным транспортом». Внизу стояла подпись военного советника.
– Вам понадобятся и военные пропуска, но, думаю, вы их раздобудете, Сэкстон.
– Да, сэр. – Колтер надежно спрятал бумагу и распрощался с Уолкером.
На улице пронзительный ветер сменился не менее холодным дождем. Колтер тихо выругался, не обращая внимания на веселый треп Брайса и Андре о том, куда направиться в первую очередь. Они были искренне удивлены его решением сидеть в гостинице и ждать Хьюго.
– Виски и женщины, Колтер, – заявил Брайс ворчливым тоном, удерживая за узду лошадь полковника. – На три дня мы можем забыть эту проклятую войну, если нам повезет.
– Я рад за вас, наслаждайтесь жизнью.
– Что на вас нашло? Неужели вы снова слушали этого пуританина Джексона?
– Генерала Джексона, Брайс. Нет, я не слушал его.
– Оставьте, Брайс, – сказал Андре. – У Колтера свои планы. Будучи истинным джентльменом, он не собирается ни с кем делиться. Верно ведь? – спросил он, поднимая на полковника глаза.
– Если бы мы не были друзьями, Андре, я бы вызвал вас за эти намеки.
– Но вы не сделаете этого, друг мой, ибо я прав.
Брайс шутливо загородил собою Андре:
– Вы, конечно, можете требовать сатисфакции, Колтер, но...
Полковник видел, что в глазах Андре блеснул вызов. Вспыльчивость была у него в крови, и он готов был драться из-за любого неосторожного слова или косого взгляда. Когда-то и Колтер был таким же. Он устало покачал головой. Дуэли были любимым времяпрепровождением южан. Не только молодые аристократы, такие, как Андре и Брайс, но даже белые бедняки хватались за пистолет или нож по любому поводу или без такового.
– Поберегите свой пыл для настоящих сражений, обещаю, что скоро предоставлю вам такую возможность. – С этими словами Колтер вывел лошадь на улицу, под мелкий холодный дождь.
– Не припомню, чтобы Колтер упустил случай выпить или пойти с нами в бордель, а теперь он праведнее священника, – пробормотал Брайс, вскакивая на лошадь.
Андре все еще мрачно глядел в спину удаляющемуся полковнику.
– Похоже, прелестная вдовушка заронила в его голову не слишком праведные мысли. Видно, другой женщине уже не отвлечь его. Боюсь, она принесет ему несчастье. – Неожиданно его настроение изменилось. – Друг мой, а нам с вами предстоит угадать самые сокровенные желания ричмондских красоток.
Брайса не слишком обеспокоило воинственное настроение Андре и неожиданная вспышка гнева Колтера. Он вспомнил свое первое впечатление от Элизабет Уоринг, стоящей на ступенях рядом с полковником. Такая невинная и такая соблазнительная! Он не мог осудить друга. Он вообще не мог осудить человека за его желания. Слишком мало у них теперь осталось радостей. Внезапно Брайс почувствовал отчаянье. Мир, который они знали и любили, распадался на части. Он последний раз взглянул в ту сторону, где исчез Колтер, с надеждой, что Андре все-таки ошибается: Колтеру нужен кто-то, о ком бы он мог заботиться, а не новые неприятности...
Освободившись от дел, полковник позволил себе снова думать об Элизабет. Он не хотел сосредоточиваться на ничем не обоснованной грубости Андре. Что-то, по-видимому, беспокоило его друга, иначе он никогда не позволил бы себе подобной выходки. Это надо будет обдумать позже, решил Колтер. Опасно полагаться на человека, не зная, что тот может выкинуть в следующий момент.
Пустив лошадь шагом, так как на улице было много народу, Колтер с трудом преодолевал усталость. Ему необходимо было поспать, хотя бы несколько часов, чтобы стряхнуть напряжение, накопившееся за недели, проведенные во вражеском тылу. Подъехав к перекрестку, он вспомнил, что здесь когда-то располагался его любимый седельный магазин, а дальше стояли отель и Ричмондский театр. Пепелище – вот все, что осталось от этих зданий после январского пожара. Закрыв глаза, он ждал, пока мимо проедут фургоны с беженцами, только бы не видеть их измученных лиц. Он не мог припомнить, чтобы в городе было столько народу. Пришлось сдержать коня, пропуская санитарный фургон, направлявшийся к складам вниз по Восьмой улице. После летних боев на самых подступах к городу целый поток раненых и их семей устремился сюда, и постепенно даже частные дома превратились в госпитали.
Колтер направил свою лошадь в небольшую конюшню около гостиницы. Он уже собирался спешиться, когда услышал голос Хьюго.
– Ты нашел ее! – воскликнул Колтер, зная, что в противном случае тот бы не вернулся. Хьюго подъехал к нему, но спешиваться не стал.
– Только что прибыли?
Колтер кивнул, и Хьюго, чувствуя его нетерпение, сразу назвал адрес. Утерев мокрое от дождя лицо, он подъехал ближе.
– Дом принадлежит Эмили Перкинс, вдове. Ее слуга был не слишком разговорчив. Насколько я понял, там никто больше не живет. Миссис Уоринг приехала с неделю назад. – Хьюго замолчал и оглянулся. Он не был уверен, стоит ли продолжать, ведь Колтер поймет, что он слышал почти весь его разговор с прелестной Элизабет.
– Хьюго! – Заметив нерешительность в глазах молодого капитана, Колтер понял, почему тот замолчал. – Все в порядке. Ты, конечно, слышал наш разговор. И мне как-то спокойней оттого, что ты знаешь об Элизабет. Так что...
– Я буду хранить вашу тайну и что-нибудь придумаю на случай, если Брайсу или Андре придет в голову выспрашивать.
– В этом нет необходимости. Они уже сделали свои выводы. – Колтера буквально жег вопрос, вертевшийся у него на языке: – Есть ли с ней ребенок?
– Нет. Мне очень жаль, Колтер. Послушайте, что мы как дураки стоим под дождем? Я не отказался бы от глотка горячего бренди, чтобы выгнать из себя этот проклятый холод.
– Давай, Хьюго. – сказал Колтер, сдерживая лошадь. – Да, чуть было не забыл. – Он вынул пропуск и передал его. – У тебя есть трехдневный отпуск. Не теряй времени и отправляйся получать военные пропуска.
– Я так скучал по Дженни! – воскликнул капитан с подкупающей искренностью. – Не знаю, как и благодарить вас...
– Не надо благодарить. Я сам в долгу перед тобой за то, что ты сделал для меня сегодня.
Хьюго с чувством пожал ему руку.
– Вы сейчас к ней?
– Я должен, – ответил Колтер так же искренне.


Усевшись на край обитого шелком дивана, Элизабет неторопливо потягивала подогретое для нее вино. В маленькой гостиной, отданной в ее полное распоряжение, горел огонь. Она дрожала, несмотря на то что, вернувшись из Ричмонда, переоделась в теплый фланелевый капот. Жаль, что гордость не позволила ей воспользоваться предложенной Эмили коляской. Неожиданно начавшийся дождь испортил ей не только лучшие ботинки, но и настроение. С другой стороны, именно дождь помог ей сбежать от Колтера.
Молодая женщина потерла ноющие виски. Колтер... Что же с ним делать? Какая непростительная глупость, что она сказала ему правду о Николь! Неужели забыла о невероятном упорстве, с каким он добивается своей цели? Сегодняшняя встреча не оставляет надежды, что он изменился.
Ее охватила паника: она упустила шанс поговорить с мистером Мэммингером о работе, и у нее нет денег уехать из города.
А даже если бы и были, куда она может убежать?
Элизабет пристально вгляделась в рубиновую жидкость в бокале и быстро осушила его, моля Бога дать ей силы. Она сможет защитить свою дочь, несмотря на угрозы и притязания Элмы Уоринг, и найдет достойный выход.
Начать надо с того, что выкинуть Колтера из головы. С какой стати он будет беспокоиться о ней? Четыре года он совсем не интересовался ее судьбой. А она, едва увидев его, лишилась покоя. Это извинительно, ведь Колтер когда-то был неотъемлемой частью ее жизни, но надо найти в себе силы, надо справиться с собой.
Ей не с кем было посоветоваться, не на кого опереться. Даже Джеймс, такой слабый и целиком, зависящий от матери, исчез.
Сгустившиеся сумерки соответствовали ее настроению. Элизабет начала заплетать свои длинные волосы, не замечая, что они еще мокрые. Закончив, поднялась и начала беспокойно ходить по выцветшему брюссельскому ковру. Время от времени подходила к окну и смотрела, как сбегают по стеклу капли. У нее не осталось слез. Она выплакала их все, пока убегала от Колтера.
– Почему? – шептала она. – Почему он оставил меня? – Надо было спросить его об этом самой, но она слишком сильно была потрясена встречей.
Элизабет так погрузилась в собственные мысли, что не сразу услышала голос Рут – кухарки, а теперь, когда рабы сбежали, и горничной. Молодая женщина подошла к двери и улыбнулась, слыша смех дочери.
– А вот и мама, – проговорила Рут, спуская с рук маленькую девочку, извивавшуюся всем телом.
Опустившись на колени, Элизабет обняла дочку. Светлые, как мед, колечки обрамляли личико, которое уже начало терять младенческую пухлость и обещало стать красивым. Погрузившись в сладкий детский аромат, Элизабет поклялась себе, что никто и никогда не отнимет у нее Николь.
– Мама, я хорошо себя вела, и Рут дала мне медовый пирог.
– Надеюсь, что хорошо, моя драгоценная. – Глядя поверх головы малышки, Элизабет заметила неодобрение в глазах Рут.
– Не мажьте маслом хлеб, который уже намазан, мисс Бетс.
– Не буду, Рут, – улыбнулась ей Элизабет, восхищенно глядя на ее высокую стройную фигуру и гладкое, как отполированное эбеновое дерево, лицо, по которому нельзя было определить возраст. Она поднялась, держа маленькую ручку Николь в своей. – Еще раз спасибо, Рут. Я знаю, как нелегко тебе приходится: вести дом, да еще ребенок...
– Не волнуйтесь. У мисс Эмили разболелись кости из-за дождей, и потому у меня совсем мало дел. Мне малышка не в тягость. Она ведет себя как настоящая леди. А скоро мистер Джош сделает для нее качели в саду.
– Вы балуете ее.
– Мне это нравится. Ее маму тоже не помешало бы немного побаловать.
– Для меня главное, что мы тут в безопасности. – Элизабет отвела глаза под пристальным взглядом служанки, видевшей, как она час назад, растрепанная, с трудом переводя дыхание, вбежала в дом.
– Надо бы зажечь лампы, – сказала Рут, входя в гостиную. – Не хочется сидеть в темноте.
– Мама, я не люблю темноты.
– Знаю, солнышко. Жаль, что я не подумала об этом сама.
Рут зажгла обе лампы, поправила стеклянные колпаки и задула спичку. Затем подложила полено в камин и взяла пустой бокал.
– Ну вот, теперь вам будет хорошо и уютно. Скоро подам ужин.
– Мисс Эмили присоединится к нам?
– Пока не знаю. Я собиралась навестить ее после того, как приведу вам маленькую мисс.
– Передайте мистеру Джошу, что я очень благодарна ему, – пробормотала Элизабет, устраиваясь с дочерью у камина. Она поцеловала волосы Николь, отгоняя от себя тяжелые мысли и благодаря Бога за это убежище – пожалуй, единственное место, где ее никогда не будет искать Элма Уоринг. А мистер Джош будет защищать их до последней капли крови, если понадобится.
Джошу было лет шестьдесят, о чем свидетельствовала шапка седых кудрей, но спина осталась на удивление прямая, и двигался он с легкостью, точно молодой. И он, и Рут обожали свою хозяйку, а теперь включили в круг своих привязанностей и Элизабет с дочкой.
Отдаленный звук грома прервал течение мыслей Элизабет. Несмотря на огонь, в комнате было прохладно, и она теснее прижалась к дочке. Николь казалась довольной и спокойной, как обычно после сна. Элизабет вздохнула от удовольствия, что ее ребенок с ней. Это была роскошь, которую она теперь не считала само собой разумеющейся.
– Мама, мистер Джош подарит мне красивую куклу.
– Он сам сказал тебе об этом, Николь? Если так, то ты можешь быть уверена, подарит.
– О да, – ответила девочка, кивая головой. – Он обещал.
Вороша волосы Николь, Элизабет спросила:
– Тебе нравится здесь?
– Очень! Мисс Эмили сказала, что я хорошая девочка. Она не кричит на меня. Я не хочу возвращаться в...
– Успокойся, родная. Мы никогда туда не вернемся. Мама обещает тебе это. Никогда!
Элизабет слишком крепко обняла дочку, и та стала вырываться. Она отпустила Николь, пожалев, что не может так же легко избавиться от своего напряжения. А Николь уже просила рассказать ей что-нибудь. Элизабет подчинилась, и вскоре девочка счастливо смеялась, слушая свою любимую сказку.
Прошел час, час без страха и тревог. Элизабет ползала на четвереньках, смеясь и рыча под притворные крики ужаса дочки. Внезапно ей показалось, что у входной двери слышны голоса, но трудно было разобрать, кто это. Через секунду в комнату вошла Руг, так неестественно теребя фартук, что Элизабет немедленно поднялась, вся сжавшись от страха.
– Там пришел джентльмен, который и слушать не хочет, что вы не принимаете. Мистер Джош видел, как он скакал по дороге.
– Кто это, Рут? – У Элизабет настолько пересохло горло, что она с трудом выговаривала слова.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Приют любви - Майклс Тереза



неплохо, но как-то без концовки, война не окончилась, и как гг-и обоснуются...?8
Приют любви - Майклс ТерезаМери
17.11.2013, 23.01





Вообщем неплохо. Но в конце автор всё испортил. ГГ романа описана как умная, сильная, храбрая женщина, а в конце её действия не логичны, отправляется вместе с ребёнком выяснять отношения со свекровью, при этом знает, что та хочет её убить и забрать дочь.
Приют любви - Майклс ТерезаGala
6.04.2015, 11.23





Как то не очень,не захватил.
Приют любви - Майклс Терезас
6.04.2015, 12.38








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100