Читать онлайн Приют любви, автора - Майклс Тереза, Раздел - Глава семнадцатая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Приют любви - Майклс Тереза бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.75 (Голосов: 8)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Приют любви - Майклс Тереза - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Приют любви - Майклс Тереза - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Майклс Тереза

Приют любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава семнадцатая

Доби возвратился утром, совершенно измученный. На вопросы Элизабет он только помотал головой.
– Ничего. Никто не видел ее, и не удалось выяснить, кто сообщил ей о ранении Андре.
Элизабет принесла ему кофе и то, что осталось от упакованных Рут угощений.
– Ты оставайся дома, а мне нужно идти. Дело не только в том, что я не хочу потерять работу, – в канцелярии можно узнать какие-нибудь новости. Ты присмотришь за Николь? – Элизабет решила, что надо сделать, но пока не готова была поделиться с ним. – Возможно, я вернусь сегодня попозже. Мне надо увидеться с одним человеком: он может пролить свет на то, что случилось с Наоми.
Придя на службу и извинившись за опоздание, она узнала, что эпидемия оспы разрастается. К ее глубокому разочарованию, Дженни так и не появилась.
Элизабет поболтала с женщинами, которые смогли на праздники увидеть родных, и посочувствовала тем, кто не имел такой возможности. Когда миссис Марстенд пришла собирать готовые документы, молодая женщина не обратила внимания на то, что она их заново пересчитывает. Но когда это случилось во второй раз, она спросила, в чем дело.
– В канун Рождества обнаружилось, что пропало около ста документов. Все торопились вернуться к семьям, и для окончательного подсчета оставалось только несколько женщин.
– Неужели вы думаете...
– У меня есть инструкции, Элизабет. Все попали под подозрение. Украденные документы могут быть использованы для подлога, что сильно осложнит работу Казначейства. Кто знает, может, кому-то просто нужны были деньги перед праздниками.
Элизабет заметила, что начальница бросила взгляд на пустующее место Дженни. Это окончательно утвердило ее в решении зайти в гостиницу, где жила жена Хьюго. В конце концов, та могла заболеть. Но она сама понимала, что просто ищет предлог, чтобы пойти туда.
Улицы были полны народа, со всех сторон раздавались гневные голоса мужчин и женщин, проклинающих Линкольна, выпустившего прокламацию об освобождении рабов. Быстро распространялось известие, что в захваченном янки Норфолке будет устроен праздник в честь негров. Слышались голоса, что ответ президента Дэвиса не замедлит: повесить каждого захваченного офицера-янки так же высоко, как Джона Брауна, и объявить, что в следующем сражении пленных брать не будут. Люди спорили, примут ли Англия и Франция сторону Юга, обсуждался слух, что Север готов подписать мирный договор. Некоторые опровергали эту новость, заявляя, что армии северян все еще в Виргинии рядом с Саффолком, откуда они собирались идти к Питерсбергу, но повернули, не поверив шпиону, утверждавшему, что город можно легко взять. Одни говорили о грандиозной победе, одержанной генералом Брэггом в Теннесси, другие заявляли, что это, как всегда, ни к чему не приведет.
Элизабет гадала, где же сейчас Колтер.
Она совсем замерзла, пока добралась до гостиницы, – давал о себе знать колючий зимний холод. В холле было тепло и людно. Ей пришлось подождать своей очереди, прежде чем она смогла обратиться к совершенно измученному портье.
– Не могли бы вы мне сказать, миссис Хьюго Морган в своей комнате? – Она плотнее прижала к себе сумочку, глядя, как он осматривает аккуратно пронумерованные колонки ящичков.
– Сожалею, мэм, ключ от номера здесь.
– Могу я подождать...
– Как вам угодно, – довольно грубо оборвал он и повернулся к следующему в очереди. – Чем могу вам помочь, сэр?
Элизабет снова хотела привлечь к себе его внимание, но передумала. Она нашла для себя место в дальнем углу холла, откуда было удобно наблюдать за всеми входящими и выходящими из гостиницы, и прислушалась к разговорам вокруг, которые во многом повторяли услышанное ею на улице. Когда стало смеркаться, она поняла, что не может больше ждать. Необходимо было попасть домой, пока не стемнело окончательно.
Молодая женщина опять подошла к портье и попросила бумагу и перо, намереваясь оставить Дженни записку. Испортив несколько листков, она выбросила бумагу и вышла.
Домой она пришла совершенно подавленная, но Доби сказал, что собирается пойти на вокзал, поспрашивать, и у нее опять появилась надежда.
Николь добавила имя Наоми к тем, о ком ежевечерне молилась. Элизабет, не без труда уложив ее спать, сама никак не могла успокоиться и все ходила по комнате, вспоминая слова миссис Марстенд. Она была уверена, что это дело рук Дженни, и ужасалась. Опять и опять приходило в голову, как дружны Колтер и Хьюго и чем может обернуться воровство документов.
Много раз Элизабет хотелось повернуть время вспять; теперь она горько жалела, что не рассказала Колтеру о своих подозрениях в отношении Дженни.
Так ничего и не узнавший, Доби вернулся уже далеко за полночь.
На следующий день место Дженни опять осталось пустым, не было и еще одной женщины. Элизабет сказали, что ее сын был ранен в драке между солдатами и так называемыми «пуленепроницаемыми». Он был одним из многих юношей, наполнявших Ричмонд, которых влияние родителей или что-то еще избавило от службы в действующей армии и которых за это презирали.
С приходом зимы, покрывшей снегом холмы Виргинии, пришла новая беда – солдаты замерзали без теплой одежды.
Пока она работала, подвергаемая несколько раз проверке миссис Марстенд, постоянное беспокойство о Наоми сменилось страхом за Колтера. Она все время дотрагивалась до своих серег, пытаясь утешить себя мыслью, что он где-нибудь в безопасности и тепле, уверенный, что она постоянно о нем думает.
Прежде чем уйти, Элизабет спросила миссис Марстенд, нет ли какого-нибудь известия от Дженни.
– Нет. Мне кажется, она упоминала, что собирается на праздники навестить семью друзей, но не припоминаю, говорила ли она, где это.
Ничуть не успокоившись, Элизабет снова пошла в гостиницу. Когда ей сообщили, что никто миссис Морган не видел, она уговорила портье пойти с ней в комнату Дженни. Вдруг та заболела и нуждается в помощи?
Служащий поворчал, но все-таки пошел, долго стучался в дверь, а когда попытался уйти, так и не сделав попытки заглянуть в комнату, Элизабет выхватила у него ключ.
– Мэм, я не могу позволить...
– Если миссис Морган больна и в постели, ваше присутствие будет более чем неуместно, а мое – более чем кстати.
Комната была маленькой и темной. Молодая женщина мельком взглянула на незастеленную кровать. Она открыла гардероб и была удивлена, что все вещи Дженни на месте. Одного взгляда в ящики бюро было достаточно, чтобы понять, что все лежит на своих местах. Дженни не покинула город, как предполагала Элизабет.
Нетерпение портье не дало ей возможности, как следует все осмотреть, она неохотно отдала ключ и вышла из номера.
Вечером Доби опять вернулся после полуночи и опять ни с чем.
В новогодний вечер они вместе отправились навестить Эмили. Элизабет рассказала ей о случившемся и поделилась подозрениями насчет Дженни.
– Я понимаю твое желание уберечь Колтера и Хьюго, – сказала Эмили, когда та закончила, – но в данном случае следует подумать и о твоих отношениях с ней. Ты, конечно, ни в чем не виновата, но поверит ли этому миссис Марстенд?
– Почему же нет? Я никогда не давала повода думать... – Элизабет замолчала, вспоминая первую неделю работы вместе с Дженни. Сколько раз она исправляла ошибки, сделанные той? Была ли она уверена, что та выбрасывает испорченные документы? Если они вообще были испорчены.
– Вот видишь, моя дорогая, похоже, ты согласна со мной.
– Эмили, что же мне делать?
– Может быть, лучше сейчас ничего не предпринимать и подождать. Когда миссис Морган вернется – а, судя по ее комнате в гостинице, она должна вернуться, – нужно прямо обвинить ее. Моя дорогая, ты сама должна во всем разобраться. Возможно, тогда ты сообразишь, что надо делать.
Элизабет согласилась, что на данный момент это единственно верное решение.
Казалось, первые дни января никогда не пройдут. Погода была ужасной – дождь сменялся снегом, и Николь, вынужденная сидеть дома, вывела из терпения даже Доби. Элизабет очень скучала по Наоми, тосковала по Колтеру и встречала каждый день с чувством, что больше не выдержит.
Генерал Ли вошел в город, и янки под предводительством Бернсайда начали шевелиться в лагере на другом берегу реки.
Элизабет не слишком верила слухам о ссоре генералов Конфедерации Лонгстрита и Джексона. Но слух о том, что янки пытаются перейти реку, испугал ее. Она почувствовала невероятное облегчение, узнав, что обоз и пушки северян завязли в грязи.
От Колтера не было никаких известий. Не возвращалась и Дженни.
Без Наоми дом казался пустым и неуютным. Но, словно этого мало, Элизабет пришлось пережить еще один удар. Доби получил приказ вернуться в действующую армию.
– Я сам виноват. Все эти расспросы о Наоми привлекли ко мне внимание. Мне приказано отправиться на строительство дополнительных оборонительных укреплений вокруг города.
Элизабет молча кивнула и выслушала его краткое объяснение, каким образом Колтер избавил его от службы. И хотя он крайне сожалеет о том, что придется оставить ее до приезда полковника, который мог бы все устроить, как солдат он должен подчиняться приказу.
– Когда тебе надо явиться, Доби?
– Завтра. Но, если нужно, я не уйду, пока вы не вернетесь с работы.
– А это не будет грозить тебе неприятностями?
– Нет, мэм. У вас будет время предупредить на службе. И, может, завтра мы что-нибудь услышим о Наоми.
Элизабет давно уже потеряла на это надежду. – Ты не должен волноваться за нас. Я вернусь к Эмили.
– Не знаю, ведь полковник...
– Доби, – прервала она, – ты сам говорил, полковника здесь нет. Я не могу содержать себя и ребенка, если не стану работать. Все будет в порядке. Я уверена.
Этой ночью Элизабет упаковала вещи. Доби обещал дать знать Джошу, чтобы тот приехал за ними. Ей осталось сделать немногое. Она села писать записку Колтеру. Но, как только начала писать, чувства захлестнули ее, и она опомнилась, исписав несколько страниц. Когда она закончила письмо, руки у нее тряслись, пальцы онемели, так сжимала она стальное перо. Не перечитывая, молодая женщина разорвала листочки и начала писать заново, на этот раз стараясь быть краткой.


Мой дорогой Колтер, ранен ли Андре – неизвестно, но Наоми уехала куда-то, чтобы ухаживать за ним. Больше я о ней ничего не знаю. Мне пришлось вернуться к Эмили, так как Доби призвали в армию. Мы по тебе очень скучаем.


Страстно хотелось написать еще. Но в конце Элизабет просто поставила свое имя. Переписав письмо на чистые листки, один она оставила на камине в гостиной, а другой положила в ридикюль, чтобы отнести в гостиничный номер Кол-тера. Утро наступило слишком быстро, но она еще успела насладиться радостью Николь по поводу грядущего возвращения к мисс Эмили.
Перед началом рабочего дня Элизабет заручилась разрешением уйти пораньше, радуясь тому, что миссис Марстенд слишком озабочена и не стала расспрашивать ее, хотя и не забыла напомнить, что будет вынуждена лишить ее оплаты за пропущенное время.
Элизабет работала быстро и сосредоточенно, только изредка поглядывая на стрелки часов. Теперь, когда она приняла решение, ей хотелось поскорее осуществить его.
Когда она вышла, холодный ветер сразу проник под ее накидку. На улицах слышалась брань, и, пропуская на перекрестке телегу с досками, она увидела яркие черные слова: «Свободу Рабам!» Радом было нацарапано: «Никогда!»
Элизабет поежилась, но скорее от охвативших ее чувств, чем от холода. У ее семьи не было рабов. После смерти отца сводные братья унаследовали три грузовых судна. Одно из них пропало без вести в море, второе, как она считала, было конфисковано правительством, судьба третьего была ей неизвестна.
Снова дрожь пробежала по телу – видимо, Элма позаботилась о судьбе третьего корабля так же, как и об их доме, – распорядилась продать. Охваченная горем, вынужденная принимать решения немедленно, она согласилась выйти замуж за Джеймса и ни о чем не спрашивала свекровь.
Элизабет обошла вокруг площади Капитолия, где джентльмены собирались группами, обсуждая последние новости. Мука продавалась теперь почти по семьдесят долларов. Кое-кто громко протестовал против такой немыслимо высокой цены, другая группа обсуждала возможности хорошо заработать на блокаде или на спекуляциях с табаком.
Элизабет слышала все, но старалась не сосредоточиваться на новостях. Яростный спор возник по поводу желания президента Дэвиса получить такие же полномочия, как и у Линкольна.
Он хотел, чтобы суды гарантировали ему право приостанавливать исполнение Habeas Corpus – закона о неприкосновенности личности. Однако даже ей было ясно, что, если мужчины, которые кричат о правах штатов, станут делать все, что хотят, президент никогда не получит власти, способной укрепить государство.
Среди всех этих взволнованных мужчин странно было видеть гуляющих женщин и маленьких детей с няньками.
Элизабет избегала улиц, на которых были вывешены белые флаги, предупреждающие о чуме. Добравшись, наконец, до гостиницы, она расправила плечи, высоко подняла голову и вошла внутрь. Слава Богу, холл был пуст, и никто не провожал ее любопытными взглядами, как в прошлый раз. За стойкой был уже другой портье. Когда она обратилась к нему, он читал газету.
– Мне бы хотелось оставить письмо для полковника Сэкстона.
Служащий протянул руку, не поднимая глаз.
– Нет, я не хочу оставлять его здесь. Мне нужен номер его комнаты, – объяснила Элизабет.
– Вам и всем остальным сообщаю, – пробормотал портье досадливо, – третий этаж, левый коридор, угловая комната.
Элизабет удивилась его замечанию. Кто еще спрашивал Колтера? Она не решилась уточнять, но почему-то подумала о Дженни.
– Ключ миссис Хьюго Морган на месте?
Он с раздражением закрыл газету, заложив пальцем страницу, и оглядел ряды ящиков.
– Нет.
– Благодарю вас. – Тон Элизабет был резким и ядовитым, но вряд ли он услышал, так как опять погрузился в чтение.
Кроме горничной, на третьем этаже она никого не встретила. Элизабет видела, что женщина остановилась и наблюдает, куда она идет, но отогнала от себя мысль, что о ней подумает прислуга. Она-то знала, что это отнюдь не любовное свидание. Элизабет вынула из ридикюля письмо, намереваясь подсунуть под дверь, и в этот момент из комнаты послышался звук задвигаемого ящика.
Молодая женщина замерла, обернулась назад, но горничная уже ушла. На какую-то долю секунды у нее перехватило дыхание, потом бешено заколотилось сердце.
Неужели Колтер вернулся?
Элизабет отмахнулась от внутреннего голоса, предупреждавшего об опасности. Вместо того чтобы позвать Колтера или постучать, она схватила ручку и повернула. Послышался быстрый шорох, и она поняла, что, кто бы ни был внутри, это не Колтер. Все звуки замерли.
Кражи были весьма распространены в городе, а полковник отсутствовал неделями. Молодая женщина набралась храбрости и приоткрыла дверь.
Тяжелые шторы были задернуты, в комнате царила темнота. Пахло недавно потушенной свечой. Элизабет сделала шаг и остановилась, стараясь привыкнуть к темноте. Заднюю стену занимала большая кровать без балдахина. Справа ее внимание привлекли контуры большого гардероба. Дверцы были закрыты, но Элизабет подозрительно осмотрела его, зная, что там можно отлично спрятаться, это было любимое место Николь во время игры в прятки.
Элизабет медленно открывала дверь, пока та не ударилась о стену, и облегченно вздохнула, поняв, что за ней никто не прячется. Сделала несколько шагов в комнату и огляделась, приметив бюро и письменный стол в простенке между окнами. Один из ящиков был закрыт неплотно.
Отбросив опасения, она подошла к столу и выдвинула ящик. Кто-то в нем рылся. Все бумаги лежали в таком беспорядке, который Колтер, как, впрочем, и она, никогда не оставил бы. Даже наверху валялись письма, часть из которых была распечатана.
Страх уступил место гневу. Как могли кому-то чужому отдать почту Колтера?
Мысль о том, что и ее послание, если бы она его не порвала и не написала записку, прочел бы кто-то другой, вызвала у нее тошноту. Трясущимися пальцами она схватилась за занавеску над столом и, дернув, раздвинула ее. Тусклый свет наполнил комнату.
Мягкий щелчок замка за ее спиной раздался так внезапно, что она вздрогнула.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Приют любви - Майклс Тереза



неплохо, но как-то без концовки, война не окончилась, и как гг-и обоснуются...?8
Приют любви - Майклс ТерезаМери
17.11.2013, 23.01





Вообщем неплохо. Но в конце автор всё испортил. ГГ романа описана как умная, сильная, храбрая женщина, а в конце её действия не логичны, отправляется вместе с ребёнком выяснять отношения со свекровью, при этом знает, что та хочет её убить и забрать дочь.
Приют любви - Майклс ТерезаGala
6.04.2015, 11.23





Как то не очень,не захватил.
Приют любви - Майклс Терезас
6.04.2015, 12.38








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100