Читать онлайн Приют любви, автора - Майклс Тереза, Раздел - Глава шестнадцатая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Приют любви - Майклс Тереза бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.75 (Голосов: 8)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Приют любви - Майклс Тереза - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Приют любви - Майклс Тереза - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Майклс Тереза

Приют любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава шестнадцатая

Элизабет согласилась. Она не могла допустить, чтобы Колтер отвлекался от своих военных обязанностей и постоянно беспокоился о них с Николь.
Придя к этому простому решению, она занялась сборами.
– Надо бы предупредить эту молодую женщину...
– Наоми, – подсказал Колтер, вынося и укладывая в повозку вещи Николь.
– Да-да, Наоми. Надо сказать ей, что мы приезжаем.
– Я уже сделал это, любимая. Доби отправился... – И он внезапно умолк, не желая говорить, когда отправил Доби в Ричмонд.
– Колтер!
Он сделал вид, что не понимает ее тона.
– Ты ведь сказала «да», любимая. Теперь уже поздно менять планы.
Действительно, было уже поздно что-либо менять, и Элизабет понимала это. Он сообщил о переезде и Николь, едва она проснулась, и ее радостное возбуждение сопровождало лихорадочные сборы.
Эмили сразу все поняла и даже сказала, что Колтер прав.
Элизабет могла поклясться, что старая женщина знала, что творилось в осажденном со всех сторон врагами Ричмонде, ведь янки стояли в девяти милях от его ворот. Но она улыбалась, провожая их. Последовали многочисленные объятия, поцелуи и обещание, что они приедут на Рождество. Элизабет не смотрела на Колтера, когда Эмили заговорила о наступающих праздниках, она и так, без всяких вопросов, знала, что ему не удастся встретить с ними Рождество.
Наконец Джош взмолился: он не сможет вернуться засветло, если они сейчас же не тронутся. Элизабет втиснулась на деревянное сиденье рядом с Колтером, а Николь уселась к нему на колени. Молодая женщина была благодарна возлюбленному за то, что он всю дорогу занимал ребенка, потому что на нее вдруг снова напали сомнения, правильно ли она поступила.
Утешая себя последними словами Эмили, что они могут вернуться, когда захотят, Элизабет попыталась отмахнуться от мрачных мыслей: Колтер дал Джошу адрес, и она была приятно удивлена, когда они повернули на улицу Франклина и поехали вниз по узкой аллее. За высокой оградой Элизабет разглядела сад и двухэтажный кирпичный дом.
– У Николь будет, где играть, – заметил Колтер, передавая девочку на руки ждущему внизу Джошу. Он спрыгнул вниз и, подхватив Элизабет, снял ее с повозки. – А ты сможешь следить за ней, так как твои комнаты на первом этаже.
Элизабет нервно кивнула, поправляя капор Николь, а потом свой собственный. Джош уже открыл ворота, и она заглянула в сад, где росли два великолепных сикомора и магнолия.
Колтер предложил ей руку, за другую ухватилась Николь.
– Ты не пожалеешь, я обещаю.
Сопровождаемые Джошем, несущим маленький чемодан, они прошли через хорошо ухоженный сад. На стук дверь открылась, и Доби отступил, пропуская всех внутрь.
Высокие, дающие прохладу оштукатуренные стены, украшенные резьбой двери красного дерева и в центре широкая лестница – вот все, что успела увидеть Элизабет, и тут Колтер привлек ее внимание к приближающейся молодой особе:
– Элизабет, разреши представить тебе Наоми.
– И меня, – проговорила Николь, с детским любопытством разглядывая девушку.
– И тебя, принцесса, – сказал Колтер, с нескрываемой гордостью любуясь своим ребенком. – Это мисс Николь... – И отвернулся, внезапно покраснев.
Элизабет тоже была в некотором замешательстве, не зная, как обращаться к изящной, красивой женщине, спокойно наблюдавшей за ними. Свободная она или рабыня? Николь, со свойственной ей непосредственностью, взяла решение на себя.
– Вы будете со мной играть? Вы можете испечь медовый пирог лучше, чем Рут? Спусти меня на пол, – потребовала она у Колтера.
– Да, я буду играть с тобой, но я не умею печь медовые пироги. Может быть, тебе понравится, как я делаю крем-брюле, – проговорила она грудным голосом.
– А что это?
– Сладкий крем, похожий на заварной. Это мое любимое лакомство.
– Я хочу посмотреть свою комнату.
– Николь, надо просить, а не требовать, – одернула ее Элизабет.
– Извини, мама. Можно посмотреть?
– Вы позволите, мадам? – спросила Наоми.
Ни в голосе, ни в манерах молодой женщины не было ни капли подобострастия. Элизабет кивнула, все еще не решив, как держать себя с квартеронкой.
– Пока Наоми показывает Николь комнату, пойдем в гостиную.
Колтер увлек ее за собой, прежде чем она успела что-либо возразить. Комната была узкая, но удачно расставленная темная мебель красного дерева делала ее уютной. На каминной полке стояли позолоченные часы с двумя позолоченными подсвечниками. Каминное зеркало, тоже вставленное в позолоченную раму, отражало Элизабет. Ее скромное дорожное платье испачкалось и не шло ни в какое сравнение с безусловно дорогим платьем Наоми, изящно и просто украшенным бледно-голубой лентой по вырезу, рукавам и кокетке, что оттеняло ее бронзовую кожу.
– Она тебе не понравилась, – сказал Колтер, подходя к возлюбленной.
– Глупости! Я ее совсем не знаю.
– Но ты оценила ее, и что-то тебя не устраивает. Это потому, что она цветная?
Элизабет ответила, не поворачиваясь:
– Она очень мила.
– Андре тоже так считает. А теперь прекрати юлить и скажи, в чем дело. Я хотел бы остаться с вами, но я должен...
– Извини, Колтер. Ты так мало рассказал мне о ней. – Элизабет повернулась к нему. – Я глупо себя веду, а тебе надо уходить. – Она сделала движение навстречу ему, и Колтер тут же заключил ее в объятия. Тихо вскрикнув, Элизабет прижалась к нему.
На какой-то короткий миг Колтер готов был пообещать ей все на свете, но смолчал, наслаждаясь ощущением ее близости. Когда желание, вызванное объятиями и поцелуями, стало невыносимым, он отпустил ее.
– Очень постараюсь вернуться вечером, но не могу обещать. Наоми покажет тебе все, что нужно.
– Я люблю тебя. Иди, и да хранит тебя Бог. Колтер хотел сказать еще многое, но в дверях появился Джош.
– Все вещи выгружены, мисс Элизабет. Пожалуй, мне пора возвращаться. Полковник, вас надо подвезти?
– Нет, Джош, но, пока ты не уехал, я хотел бы...
Остального Элизабет не слышала. Колтер вышел с Джошем в прихожую, туда же выбежала и Николь. На этот раз обошлось без слез.


Полковник не возвратился. Огорченная, Элизабет сделала все, чтобы лучше познакомиться с Наоми. Николь была от нее в восторге – правда, ребенка легко завоевать, уделив ему немного внимания. Даже при желании Элизабет не могла бы придраться к Наоми, настолько та была ласкова и терпелива с ее дочерью.
Когда, наконец, Николь улеглась, поставив свои обожаемые часы-замок в центре комода, Элизабет предложила приготовить чай. Наоми мягко настояла, что сама соберет поднос и принесет в гостиную.
Окна были украшены пышными кружевными занавесями, оборки которых доходили до пола. Брюссельский ковер со спокойным серо-зелено-голубым цветочным узором создавал уют. Угловой буфет был прост, но хорошо отполирован. Элизабет была приятно удивлена, что в комнате стоит пианино. Она любила играть и хотела бы учить музыке Николь. По бокам камина стояли диванчики, обитые зеленым шелком, и стулья черного дерева, обитые гобеленом. Несколько столиков с мраморными столешницами завершали убранство комнаты.
Молодая женщина не сознавала, что улыбается, пока вошедшая в гостиную Наоми не заметила:
– Вам нравится здесь?
– Да, очаровательная гостиная. – Элизабет наблюдала за девушкой, пораженная грацией, с которой та двигалась.
Чайный сервиз был из очень дорогого фарфора, синий с позолотой, а Наоми держала изящную чашку так, как будто всю жизнь ела из драгоценной посуды. Элизабет призналась себе, что сгорает от любопытства, но хорошие манеры не позволяли задать прямой вопрос. Девушка как будто прочла ее мысли.
– Мой отец – белый и когда-то был богат. Всю жизнь меня окружало богатство, все самое лучшее, что могло купить его золото. Включая мою мать. Она была его любовницей и умерла, когда я была еще девочкой. – С печальной улыбкой Наоми поставила чашку на стол.
– Пожалуйста, не надо рассказывать, если это вас...
– Но ведь вы хотели знать, разве нет? – спросила квартеронка грудным голосом. Во взгляде, устремленном на Элизабет, не было никакого осуждения. Грациозно передернув плечами, она продолжила: – Для меня это не имеет значения, но вам важно знать мою историю. Мой отец потерял состояние, и мы решили обосноваться здесь. А когда его проигрыши превысили возможность расплатиться, он решил использовать меня. Андре случайно присутствовал при этом и не позволил случиться непоправимому. Он снял для меня эти комнаты и взял на полное содержание...
– Наоми, пожалуйста, остановитесь. У меня нет никакого права на вашу откровенность. —
На какой-то момент Элизабет запнулась, но врожденная честность победила. – В некотором смысле мы с вами в одинаковом положении.
– Мы обе любимы очень добрыми джентльменами, – закончила за нее девушка и облегченно засмеялась.
Они проговорили далеко за полночь, обсудив и практические вопросы, связанные с работой Элизабет, и свои опасения по поводу результатов войны. К тому времени, как они собрались ложиться, Элизабет была почти счастлива, что Колтер перевез ее сюда, даже, несмотря на то, что было немного одиноко без Эмили, Рут и Джоша.
Так как обе они нуждались в дружеском участии и совершенно не спорили по поводу распределения домашних обязанностей, их жизнь быстро вошла в нормальное русло. Только Доби оставался таким же нелюдимым, как прежде, отказывался есть с ними за одним столом, но Элизабет научилась ценить его постоянное присутствие, так как приближающееся Рождество привлекало в город все новые толпы людей.
Прошел слух, что секретарь Мэммингер собирается перевести часть своей канцелярии из Ричмонда. Эта новость взволновала всех и вызвала целую бурю пересудов. Некоторые официальные лица утверждали, что возможность оформления и подписи документов в одном месте уменьшает шанс подлога и кражи. Элизабет все это чрезвычайно беспокоило. Нельзя было потерять работу, но мысль о том, чтобы переехать и не видеть больше Колтера, была мучительна.
Им удалось заработать немного денег шитьем – это устроила миссис Гэлоуэй. Они получали доллар за каждую рубашку и четыре – за шинель. На шитье уходило все свободное время, но выбора не было, так как цены на продукты все время росли. Когда выяснилось, что принято решение оставить канцелярию в Ричмонде, многие вздохнули с облегчением.
Эмили прислала Джоша с приглашением погостить у нее на Рождество. Элизабет долго уговаривала Наоми поехать с ней, но та отказалась.
– Если приедет Андре, мне хотелось бы встретить его тут.
– Но мы можем оставить ему записку, – предложила Элизабет. – Колтер, вероятно, заедет сначала туда, если ему удастся вырваться.
– Значит, вам надо забирать свою прелестную маленькую девочку и ждать там.
Поддавшись неожиданному порыву, Элизабет пригласила и Дженни, которая, в отличие от Наоми, не упоминала о возможности приезда Хьюго. Но та отказалась покинуть город, чтобы не пропустить вечеринок, на которые была приглашена.
Наоми и Николь украсили гостиную сосновыми ветками, собирать которые их возил Доби. Ярко-красные гирлянды из лент создавали праздничную атмосферу. В угол поставили небольшое рождественское дерево, украсив его остатками цветной пряжи. Наоми, прекрасно умевшая шить, сделала из шнуров цветы, а Доби удивил всех, смастерив из позолоченного багета звезду. Не хватало только свечей, но они были так дороги, что Элизабет отказалась от мысли купить их, к тому же она много заплатила за пару кружевных носовых платков в подарок Наоми. Для Доби сшили новую рубашку. Все подарки были вручены вечером в канун Рождества, когда Элизабет вернулась с работы.
Николь была в невероятном возбуждении от предстоящей поездки, и все время хихикала и шушукалась о чем-то с Наоми. К тому времени, как появился Джош, девочка держала в руках закрытую корзиночку, с которой не хотела расстаться ни на минуту. Доби уже сидел в седле, и потому они распрощались с Наоми, пожелав ей счастливого Рождества.
Было прохладно, и Элизабет завернула ножки Николь пледом. Устроив дочку, она стала расспрашивать Джоша об Эмили и Рут. У них пока все было хорошо, но ее расстроило сообщение о том, что боевые действия постепенно приближаются к их дому.
– Пришлось спрятать запасы, мисс Элизабет. Трудно сказать, когда они заявятся и начнут грабить. Человек пастора проходил мимо и оставался ужинать. Рассказывал, они тащат все, что можно, – лошадей, мулов, свиней...
– Может, мисс Эмили стоит переехать к нам в Ричмонд? Конечно, будет тесновато, но как-нибудь устроимся. Вам всем будет тут безопаснее.
– Попытайтесь уговорить ее, но сомневаюсь, что она согласится.
К тому времени, как они добрались, Николь уже крепко спала. Было почти темно, из кухни выбежала Рут, смеясь и плача от радости. Пока вносили вещи, ночной воздух наполнился ароматом жареного мяса, вырывавшимся из открытой двери кухни.
Узнав, что мисс Эмили в передней гостиной, Николь побежала к ней. Элизабет стала распаковывать свои небольшие подарки к праздничному столу.
– Целая сахарная голова! – улыбаясь, проговорила Рут и забрала обернутый салфеткой конус. Служанка так округляла глаза и причмокивала, что Элизабет рассмеялась.
– А вот еще рис, белый картофель и бекон. – Элизабет показала глазами на корзину, которую только что внес Джош. – Понимаешь, Рут, мне не хотелось тебя обижать, но тут еще два пирога, которые испекла нам в подарок девушка, ухаживающая за Николь.
Рут посмотрела на пироги и, что-то бормоча себе под нос, унесла в кладовую. На дне корзины оставалась еще кукла для Николь, но Элизабет собиралась вынуть ее потом, когда девочка уснет. Повесив накидку и капор на крюк около двери, молодая женщина пригладила волосы и пошла здороваться с Эмили.
После ужина, когда подарки были разложены под елкой, Элизабет устроилась на ковре возле кресла Эмили. Немного раньше, чтобы порадовать Николь, они зажгли десять свечей, которые ухитрилась изготовить Рут. В их свете засверкали на елке оловянная звезда и шелковые банты, срезанные со старого платья Эмили.
– Николь должны понравиться новые ботинки.
– Надеюсь, Эмили. Они стоили так дорого, а девочка так быстро растет. Интересно, что будет с нами в это время через год? Не знаю, сколько еще мы с Наоми продержимся благодаря дополнительным заработкам шитьем. Да еще этот слух, о котором я тебе рассказывала, что канцелярию переведут из Ричмонда. – Положив голову на колени старой женщины, Элизабет вздохнула.
– Думаешь о Колтере, правда?
– Ночи такие длинные... Да, должна признаться, когда я не занята работой, то думаю о нем слишком много. Сегодня вечер кажется таким мирным, но для очень многих это совсем не так.
– Когда ты была маленькой девочкой, в рождественскую ночь отец выносил тебя перед сном на улицу и показывал самую яркую звезду.
Эмили всколыхнула давно забытые детские воспоминания, и у Элизабет потеплело на душе. Она нежно пожала старческую руку.
– Спасибо тебе за этот подарок. Меня совсем не удивляет, что он рассказывал тебе об этом.
– В твоем голосе звучит вопрос, – мягко заметила Эмили и потрепала молодую женщину по волосам. – Мне нелегко было смириться с тем, что я его потеряла. Каждая женщина оплакивает любовь по-своему. Но ты сильная, Элизабет. Ты сможешь перенести разлуку, и, когда война закончится, я надеюсь, вы найдете способ быть вместе. Он так любит тебя!
Когда Эмили ушла отдыхать, Элизабет тоже задремала, и в голове у нее как музыка звучали слова: когда война закончится...
И почти тут же наступил рассвет и раздался жаркий шепот Николь. Дочка торопила ее проснуться, а Рут стояла с подносом пирожков и чашками горячего сидра около рождественской елки. Вскоре к ним присоединилась и Эмили.
Они сложили руки для молитвы, и Николь присмирела под суровым взглядом Доби. Вторя сильному голосу Рут, они пели гимны, пока слова мира не проникли в душу каждого из них.
Первая с радостными криками развернула свои подарки Николь. На свет появились новые ботиночки и фарфоровая кукла в розовом парчовом платье. Эмили, усаженная около камина, прослезилась от радости и печали одновременно, получив музыкальную шкатулку, наигрывающую мелодию вальса, которую она часто напевала. Николь пустилась в пляс, и, ко всеобщему изумлению, Доби в веселом расположении духа присоединился к ней. Элизабет вручила Джошу новую шерстяную куртку, а Рут получила давно желанную Библию в кожаном переплете. Когда Николь преподнесла Доби новые шерстяные носки, он заметил, что уже получил в подарок рубашку, но девочка объяснила, что помогала матери считать петли при вязании.
Джош сделал для Николь деревянный стульчик, на спинке которого были вырезаны ее имя и маленькая птичка, а Рут сшила девочке прелестное рождественское платье с бантиками.
Наконец Николь заставила всех усесться и после этого преподнесла свой подарок матери. Открыв корзинку, где он был спрятан, Элизабет обнаружила первую вышивку дочери. В центре не слишком ровно голубыми нитками было вышито слово «мама», а по бокам девочка честно попыталась изобразить красные сердца.
– Это мне Наоми помогала, – призналась Николь, стоя перед матерью. Она с нетерпением ждала ее реакции и расцвела, когда та заверила, что вышивка прелестна и что это лучший из подарков.
После того как все присутствующие подтвердили это, Эмили объявила, что есть еще для всех подарки от Колтера, и Рут внесла маленькие коробочки. Эмили получила камею. Для Николь был медальон на красной бархотке, удивительно подходящий к новому платью, а Рут и Джош получили, первый раз в своей жизни, по золотой монете. Для Элизабет были серьги из розового жемчуга, похожего на капли, и записка:


Вспоминай, что я шепчу «люблю тебя», каждый раз, как будешь надевать их. Я обожаю твои маленькие ушки и надеюсь, что в один прекрасный день смогу надеть тебе на палец и кольцо...
Колтер


Да, любимый, в один прекрасный день, когда война окончится, мысленно пообещала она, не позволяя теням прошлого омрачать радость сегодняшнего дня.
На праздничный ужин подали индейку и ветчину, запеченную в тесте, бисквиты, сладкий картофель в соусе, рис, приправленный травами, а на десерт – пироги, испеченные Наоми, и заварной крем с изюмом. Время промчалось незаметно, и наступил час укладывать вещи и возвращаться в Ричмонд. Надежды, что Колтер сможет присоединиться к ним, уже не осталось. Забирая подарки из своей комнаты, Элизабет бросила прощальный взгляд на постель, где он любил ее, и в который раз мысленно пожелала ему мира, где бы он сейчас ни был.
В домах, мимо которых они проезжали, зажигались свечи. Иногда долетали веселые звуки пения или игры на пианино и скрипках. Но дом, который Элизабет теперь называла своим, был погружен в темноту.
Сначала молодая женщина подумала, что Наоми просто рано легла. Но пока Доби вносил их вещи, у Элизабет появилось чувство, что в доме никого нет. Комната Наоми была пуста, на кровати явно не спали, а у себя она обнаружила записку:


Мне сообщили, что Андре ранен. Я уехала ухаживать за ним.


– Доби! Доби! – закричала Элизабет, кинувшись к нему через холл. – Наоми уехала. – Она стала, было показывать ему записку, но тут сообразила, что он не умеет читать. Не обращая внимания на его смущение, Элизабет пересказала содержание письма. – Она не должна путешествовать одна. Если б только знать, куда она отправилась! Ты должен найти ее.
– Я не могу оставить вас и...
– Доби! – разъяренный голос Элизабет будто пронзил его. – Наоми красива, молода, и она – цветная. Любой белый мужчина сможет обидеть ее. – Элизабет попыталась сосредоточиться и понять, что же надо делать. – Ну почему она не поехала с нами? Мы бы помогли ей.
– Нет никакого смысла так изводить себя. Если пообещаете оставаться дома, я попробую разузнать что-нибудь.
– Гостиница, Доби. Сходи в гостиницу. Там полно офицеров. Возможно, они знают, что случилось. И поспеши. Я... – Элизабет не смогла выразить свой страх словами, а Доби, к счастью, не стал дожидаться.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Приют любви - Майклс Тереза



неплохо, но как-то без концовки, война не окончилась, и как гг-и обоснуются...?8
Приют любви - Майклс ТерезаМери
17.11.2013, 23.01





Вообщем неплохо. Но в конце автор всё испортил. ГГ романа описана как умная, сильная, храбрая женщина, а в конце её действия не логичны, отправляется вместе с ребёнком выяснять отношения со свекровью, при этом знает, что та хочет её убить и забрать дочь.
Приют любви - Майклс ТерезаGala
6.04.2015, 11.23





Как то не очень,не захватил.
Приют любви - Майклс Терезас
6.04.2015, 12.38








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100