Читать онлайн Приют любви, автора - Майклс Тереза, Раздел - Глава двенадцатая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Приют любви - Майклс Тереза бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.75 (Голосов: 8)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Приют любви - Майклс Тереза - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Приют любви - Майклс Тереза - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Майклс Тереза

Приют любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава двенадцатая

Праздник Благодарения прошел тихо, все ждали, чтобы скорее наступила зима и сделала невозможным передвижение армий. В первый день декабря задул холодный ветер, и появилась надежда, что молитвы услышаны.
Однако несколько дней спустя ночи опять стали теплее, и Фредериксберг оказался под вражеским огнем. Янки переправились через реку. В душах людей поселился страх, город наполнился слухами: одни говорили, что сражение выиграно, другие – что проиграно, кто-то праздновал победу, кто-то оплакивал поражение.
Колтер больше не появлялся. Иногда по утрам они находили посылки: деревянный волчок со шнурком – для Николь, томик стихотворений Теннисона в кожаном переплете – для Эмили. Она так проникновенно прочитала «Никто не умрет», что их сердца наполнились надеждой.
Элизабет с радостью замечала улыбку Рут, находившей то пакетик корицы, то отрез ситца. В другой раз появился настоящий кофе, и даже подарок для Джоша – искусно сделанный нож. В одно прекрасное утро Элизабет получила коричневый бархатный бант для волос и так необходимые ей черные лайковые перчатки с вышитыми шелком коричневыми и желтыми цветами.
Конечно, ее радовало, что он помнит и заботится о них, но как же ей хотелось просто увидеть его! Да и страх за жизнь любимого становился тем сильнее, чем теплее становилась погода.
Придя на работу в понедельник утром, Элизабет узнала, что в бою погибли генерал Кобб и бесчисленное множество солдат. Генерал Худ тяжело ранен, но янки отброшены.
В городе появились раненые, и женщин попросили оказать помощь в госпитале. Элизабет хотела вызваться, но Эмили категорически возражала.
– А если тебя узнают? Неужели ты готова так рисковать?
Понимая, что она права, Элизабет выдумала какую-то причину и отказалась, но у нее осталось ощущение, что она потеряла уважение работавших вместе с нею женщин.
Пришло известие от генерала Ли, что Бернсайд отброшен в горы за Раппаханнок. Наступившая, наконец, зима принесла желанную передышку.
Элизабет с нетерпением ждала, что теперь Колтер вернется. Ее чувства по отношению к Дженни начали граничить с недоверием. Уже дважды жена Хьюго сообщала новости, которые она явно не могла почерпнуть из газет или разговоров офицеров-южан. Но интуиция подсказывала ей, что нельзя выдавать своих подозрений.
Все разговоры вертелись вокруг выборов в конгресс, которые прошли в октябре и ноябре; представительство демократов увеличилось с сорока четырех депутатов до семидесяти пяти, но республиканское большинство все равно сохранилось за счет Новой Англии и запада Миссисипи. Через несколько дней после сражения под Фредериксбергом Дженни упомянула, что сенатор Самнер на заседании республиканской партии в конгрессе предложил создать комитет из семи радикалов, которые потребуют у президента Линкольна отставки государственного секретаря Вильяма Севарда, близкого друга Макклеллана.
Если бы Дженни повторяла только слухи, это не насторожило бы Элизабет. Но та продолжала со знанием дела обсуждать соперничество между Севардом и Салмоном Чейзом, министром финансов. Когда Дженни заявила о намерениях Чейза баллотироваться на пост президента и вскользь упомянула, что сенатор Браунинг, близкий друг президента Линкольна, предложил ему возглавить кабинет радикалов, Элизабет не смогла сдержаться.
– Вы хорошо знаете этих людей? Дружите семьями? – спросила Элизабет, внимательно наблюдая за соседкой. Улыбка Дженни была холодной, так же как и взгляд, брошенный в ответ.
– Нет. Я просто повторяю сплетни.
– Служба безопасности, должно быть, очень плохо работает в правительстве янки, раз позволяет распространение таких слухов. Мне всегда казалось, что в каждой сплетне есть доля правды.
Метнув на нее быстрый взгляд, Дженни пробормотала:
– Возможно, вы и правы.
Это был первый случай. Второй – бессовестная ложь личного плана. Элизабет знала, что Линкольн, используя президентские полномочия и не дожидаясь одобрения конгресса, объявил блокаду и приостановил действие закона о суде в Мэриленде. Во время краткого перерыва миссис Гэлоуэй, как это часто бывало, читала вслух. Заметка о таком нарушении гражданских прав вызвала бурю негодования. Судья, осмелившийся оспорить незаконные действия правительства, был атакован солдатами прямо во время заседания суда, избит и посажен в тюрьму. Это известие возмутило всех женщин.
– Боже, помоги нам, если янки возьмут Ричмонд! – воскликнула одна из них.
– Ждать милосердия от Линкольна, этого рвущегося к власти разжигателя войны, не приходится, – подхватила другая.
– Глупости, – тихо заметила Дженни. – Таким образом он сможет арестовать и посадить в тюрьму тех, кто симпатизирует южанам.
– Дженни! Неужели вы поддерживаете его действия?! – Элизабет была просто вне себя.
– Вы неправильно меня поняли. Это же война. Каждая сторона по-своему права. Глупо осуждать то, что мы не в силах изменить.
Элизабет уронила промокашку как раз в тот момент, когда Дженни нагнулась, чтобы поднять свой ридикюль. Их руки столкнулись, и содержимое сумочки Дженни выпало на пол. Пока она наклонялась, чтобы собрать вещи, Элизабет увидела кусок записки, написанной размашистым мужским почерком и датированной прошлым воскресеньем: «Моя дорогая Дженни, встречай меня...»
Ей так хотелось узнать хоть что-нибудь о Колтере, что она спросила, не подумав:
– Вы получили известие от Хьюго?
– Нет, – быстро проговорила Дженни, засовывая записку в сумку. – У меня нет от него известий уже несколько недель.
Совершенно ошарашенная Элизабет уставилась в спину уходящей Дженни. Записка, без сомнения, была от мужчины. Несмотря на то, что голова у нее плохо работала от постоянного недосыпа, она не могла не верить собственным глазам. Какие причины побудили Дженни солгать? Может быть, женщины, всегда подозревавшие ее, были правы? Повод ли это, чтобы сомневаться в лояльности жены Хьюго? От подобных мыслей стало неуютно. Она не могла обвинять без доказательств, но не потому, что хотела защитить Дженни, она хотела оградить от неприятностей Колтера, по протекции которого ту взяли на работу.
Джош по дороге домой рассказал, что Николь сегодня просто не находила себе места, и сравнил ее с горошиной, прыгающей на раскаленной сковородке. Из-за постоянных изменений погоды девочка слегка простудилась, но теперь, когда ей явно стало лучше, ради спокойствия всех домочадцев необходимо вывести ее погулять.
Стало уже традицией, что Доби помогал распрягать мулов, когда они возвращались домой. Он коротко кивнул в ответ на приветствие и тут же отправился на сеновал, где, как знала Элизабет, собирался проспать до ужина. Он отклонял все попытки вытащить его оттуда, хотя она не могла не беспокоиться о человеке, который спит днем, а ночью сторожит их.
– Не беспокойтесь о нем, мисс Элизабет, – посоветовал Джош, видя, что она все еще вглядывается в темноту сарая, где скрылся Доби.
– Ничего не могу с собой поделать, он вызывает у меня любопытство. Интересно, где полковник нашел его.
– Он не рассказывает, а я не спрашиваю. Николь налетела на нее прямо в дверях:
– Мама! Мама, ты поиграешь со мной?
– Тише, – одернула ее Рут, – дай матери перевести дыхание. Вертишься весь день, точно тебя муравьи кусают.
Элизабет попыталась представить, что творилось в доме днем. Было видно, у Рут вот-вот лопнет терпение.
– Николь, дай мне переодеться, и мы пойдем погуляем.
– Не хочу ждать!
Она внимательно посмотрела на дочь. Рот Николь был упрямо сжат, в глазах почти вызов. Элизабет укорила себя за то, что проводит с девочкой мало времени и у той портится характер.
– Я потороплюсь, солнышко. У нас еще целых два часа. Пока не стемнеет, мы с тобой успеем нагуляться вдоволь.
– Ой, мамочка, ты самая лучшая на свете! Элизабет с трудом удержалась на ногах, когда Николь бросилась ей в объятия. На секунду она встретилась глазами с Рут, в которых прочла то же, что чувствовала и сама, – бессилие. Из-за угроз Элмы девочка была лишена возможности играть с другими детьми, и вынуждена прятаться.
Какое-то время они поиграли во дворе в салки, поддразниваемые Джошем, пилившим дрова. День был довольно теплым, и к ним присоединилась Эмили, которой вынесли кресло. Рут тихонько напевала на кухне, и Элизабет чувствовала, как улучшается ее настроение с каждым новым взрывом смеха Николь.
Когда девочка стала просить погулять с ней в лесу, Элизабет, сама не зная почему, засомневалась. Оглянувшись и увидев, что Джош тут, совсем рядом, достает воду из колодца, молодая женщина отмахнулась от своих страхов, решив, что бояться глупо.
Крикнув ему, что немного пройдутся по лесу, они побежали вниз по холму, держась за руки, и вскоре дом скрылся из виду. Элизабет улыбалась, глядя, как сверкают глаза у дочери, как раскраснелись у нее щеки, как радостно она прыгает.
– Поймай меня, мама, поймай! – закричала Николь, как только мать выпустила ее руку.
– Солнышко, дай мне немного передохнуть, а потом уж я погоняюсь за тобой. – Элизабет присела, обхватив руками, колени и не замечая, что уже наступают сумерки.
Николь неожиданно притихла и тоже поглядела вверх. Две белые-белые птицы с огромными крыльями пролетали над ними. Они были удивительно красивы в своем плавном, грациозном полете. Слышался тихий свистящий звук – то ли от взмахов крыльев, то ли это был голос лебедей.
– Они улетают! – закричала девочка и побежала, чтобы не потерять птиц из виду.
– Подожди, Николь! – Элизабет попыталась встать, но наступила каблуком на юбку. Она с досадой рванула ее и обернулась, чтобы увидеть дочь. Та уже скрылась среди высоких сосен и все равно не смогла бы увидеть лебедей.
Подходя к лесу, Элизабет уловила дивный аромат лаврового дерева и пообещала себе, что сорвет немного плодов на обратном пути для ароматизации свечей.
– Николь! – закричала она, оглядываясь по сторонам. Низкие раскидистые дубы перемежались с соснами и кустарником. Земля была покрыта мягким ковром из сосновых иголок. Неожиданно она почувствовала, какая вокруг тишина. – Солнышко, ответь маме! Так не играют! – Элизабет остановилась в надежде увидеть бледно-голубое платье Николь или услышать ее хихиканье – верный знак того, что она спряталась и ждет, чтобы ее нашли.
В лесу было абсолютно тихо. Страх пронзил ее до костей.
Сделав несколько шагов, она позвала дочь громче, требовательнее, но, сколько ни вслушивалась, ничто не нарушало тишину. Она пошатнулась, ноги дрожали, неведомый доселе ужас охватил ее. Элизабет снова и снова звала дочь, продираясь сквозь кустарник.
Наверно, она упала и не может ответить, думала Элизабет, пытаясь унять панику. Казалось, сердце то останавливается, то снова начинает отчаянно биться. Ей стало трудно дышать.
– Малышка моя, где ты? Выходи, мама не будет сердиться. Пожалуйста, отзовись. Скажи мне, где ты. Отзовись! – кричала она в ужасе.
Возле дома Джош замер с поднятым топором, вслушиваясь в крики Элизабет. Он сообразил – что-то случилось. Трясущимися от ужаса руками старый слуга отбросил топор и кинулся звать Доби.
Тот выскочил из сарая с ружьем в одной руке и пистолетом в другой, тряся головой, чтобы окончательно проснуться. В его белокурых волосах запутались соломинки, узкие глаза впились в Джоша.
– Где?
– В лесу за холмом, – ответил тот, наклоняясь, чтобы поднять топор и бежать следом. Его совсем не удивило, что Доби не задает больше вопросов, прекрасно понимая, что его разбудили только из-за крайней необходимости. От ощущения собственной вины кожа на лице у старого слуги посерела. Он не должен был отпускать их одних.
Испуганные крики Элизабет слышались все яснее. Доби жестом велел Джошу бежать по краю леса. Мельком взглянув на уже совсем темнеющее небо, он вслушался в женские крики, которые, казалось, неслись отовсюду. Менее опытный человек не смог бы определить, где их источник.
Элизабет чувствовала, что ноги у нее подгибаются. Она схватилась за деревце, чтобы не упасть, судорожно ловя ртом воздух. Слезы застилали глаза, пришлось утереть их оторвавшимся куском рукава. У нее так пересохло в горле, что она не могла больше кричать.
Оттолкнувшись от деревца и оглянувшись вокруг, молодая женщина поняла, что, мечась в ужасе по лесу, заблудилась. Темнота опускалась стремительно, как огромное стеганое одеяло, грозя задушить ее.
– Николь, – дрожащим голосом позвала она, пытаясь проникнуть взглядом в сгустившиеся тени.
Слабый звук заставил ее встрепенуться. Показалось, что она слышит приглушенный крик, но ничего толком нельзя было разобрать. Слезы полились по ее лицу. Кошмары прошлого возвратились.
– Нет! Это не может повториться! – закричала она.
С суровой ясностью, победившей панику и ужас, Элизабет поняла, что Элма нашла их. Элма, чье безумие чуть не свело с ума и ее.
Сзади затрещали кусты, но Элизабет уже бросилась бежать туда, где, как ей показалось, она слышала приглушенный вскрик и среди деревьев мелькнула светлая одежда.
Сильная мужская рука остановила ее, обхватив за талию и приподняв над землей, другая заглушила рвущийся крик.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Приют любви - Майклс Тереза



неплохо, но как-то без концовки, война не окончилась, и как гг-и обоснуются...?8
Приют любви - Майклс ТерезаМери
17.11.2013, 23.01





Вообщем неплохо. Но в конце автор всё испортил. ГГ романа описана как умная, сильная, храбрая женщина, а в конце её действия не логичны, отправляется вместе с ребёнком выяснять отношения со свекровью, при этом знает, что та хочет её убить и забрать дочь.
Приют любви - Майклс ТерезаGala
6.04.2015, 11.23





Как то не очень,не захватил.
Приют любви - Майклс Терезас
6.04.2015, 12.38








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100