Читать онлайн Приют любви, автора - Майклс Тереза, Раздел - Глава одиннадцатая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Приют любви - Майклс Тереза бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.75 (Голосов: 8)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Приют любви - Майклс Тереза - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Приют любви - Майклс Тереза - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Майклс Тереза

Приют любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава одиннадцатая

После короткого визита Колтера наступили тяжелые дни, казалось, что мир стремительно движется к катастрофе.
Угроза янки, обстреливавших Фредериксберг, пригнала в Ричмонд поезда, заполненные женщинами и детьми. Прошлой весной враг подошел почти к самым воротам города. Тогда генералу Ли удалось отбросить неприятеля и в свою очередь самому продвинуться в Мэриленд. Как бы лояльна Элизабет ни была, она все же недоумевала, почему, только когда янки, предводительствуемые Бернсайдом, дошли до самого сердца Виргинии, генерал Ли наконец решился дать сражение. Надежды женщин, с которыми она работала, на то, что выпадет снег, и войска получат передышку до весны, не оправдались.
Беженцы заполняли Ричмонд, и, глядя на них, Элизабет думала: что сильнее гонит их из дому – сам неприятель или страх перед ним? Она стыдилась этих жестоких мыслей, хотя и знала, что так думает не она одна. Многие женщины выражали опасения, что в городе начнется эпидемия оспы. Тильда Гэлоуэй даже клялась, будто бы некие доктора с Севера собираются заразить здоровых детей, сделать вакцину из струпьев и прививать ее взрослым.
И так весь рабочий день обсуждались разные слухи, способные выбить из колеи кого угодно, тем более ее, и без того охваченную тревогой.
Генерал Ли был уверен, что янки попытаются перерезать железную дорогу, оставив Ричмонд без единственной возможности пополнять запасы продовольствия.
Ежедневно женщины шептались о том, что кто-то закупает корабли для прорыва блокады. Если подобные новости уже не могли потрясти впечатлительных южанок, то слух о том, что президент Дэвис будто бы намерен продавать северянам хлопок за соль, совершенно выбил всех из колеи.
Об этом поведала Дженни, клянясь, что вычитала новости из весьма солидной газеты. Север, говорила она, будет рад-радешенек торговать одеждой, мясом, обувью, одеялами и всем, что так нужно южанам, в обмен на хлопок. Ведь без хлопка их фабрики стоят. Они согласны торговать чем угодно, кроме ружей и боеприпасов.
– Но, – добавила она, обведя хитрым взглядом комнату, – думаю, что кое-кто сумеет обойти и эти ограничения. Заметив, что Элизабет не хочет поддерживать провокационный разговор, Дженни продолжила: – Дэвис...
– Президент Дэвис, – поправила Элизабет не без раздражения.
– Да, конечно, президент Дэвис надеется получить от пятнадцати до двадцати мешков соли за один тюк хлопка, хотя на самом деле в лучшем случае получит десять. Посредники положат разницу себе в карман.
– И вы узнали все это из газеты?
– О, вы забываете, я живу в гостинице, где полно военных.
– Скорее, спекулянтов, наживающихся на войне.
– Так всегда было, Элизабет. Что-то, я смотрю, в последнее время вы в дурном настроении.
– Мне отвратительна сама мысль об этих стервятниках, равнодушных к голодающим женщинам и детям.
– Но, благодарение Богу, вы не из их числа, – выпалила Дженни и уткнулась в работу.
Элизабет прикусила язык. Последнее время она чувствовала себя неуютно с Дженни. Это началось, вспомнила она, на следующий день после визита Колтера.
Она пришла на работу, наполненная радостью от своего секрета, жалея, что не может поделиться им с другими. Когда Дженни вскользь упомянула, что провела прелестный вечер в гостях у другой солдатской жены, работающей в департаменте квартирмейстера, и из-за этого пропустила свидание с мужем, Элизабет была потрясена. Она, безусловно, не ожидала, что та будет ломать руки или рыдать, так как уже поняла, что Дженни не склонна к таким проявлениям эмоций, но отсутствие хотя бы простого огорчения безмерно ее удивило. Она, конечно, была не вправе судить об отношениях мужа и жены, но все же тут что-то было не так.
Теперь Дженни почти не ошибалась в нумерации, и миссис Марстенд сказала, что им обеим придется заменить двух возвращающихся домой женщин, ответственных за подписи документов. Такое выражение доверия приободрило Элизабет.
Теперь, когда часовой, приставленный Колтером к дому Эмили, бдительно охранял их, Элизабет стала чувствовать себя спокойнее и увереннее.
Ей также льстило, что она стала специалистом по нумерации. За день она успевала пронумеровать такое множество бумаг, что у нее начало сводить судорогой руки. Но от этой беды ее избавила миссис Марстенд, которая ради приработка изготовляла мазь, снимавшую боль в руках. Рут не позволила Элизабет пользоваться снадобьем, пока не узнала, из чего оно изготовлено, и вдова была настолько любезна, что сообщила рецепт. Кипятились кора дуба и яблони до полного размягчения, затем добавлялся гусиный жир или масло, затем все перемешивалось и остужалось. Эмили тоже испробовала мазь, и это принесло старой женщине облегчение.
Завтра она получит свою первую зарплату. Так как теперь отпала нужда в покупке револьвера, Элизабет планировала купить чего-нибудь вкусного к праздничному столу в День Благодарения. Ей есть за что благодарить Господа в этом году, думала она, и эта мысль долго не давала ей уснуть.
Но она не знала, что ее ждет еще одна радость – ночью, за час до рассвета, снова появился Колтер.
Только Доби заметил, как полковник пробрался в дом. Но в отличие от вора Колтер не скрывал следов своего пребывания: в кухне остались его сапоги и оружие, шляпа и перчатки – в столовой, шинель брошена на кресло в маленькой гостиной, где он даже зажег свечу. Чтобы немного согреться, отпил два больших глотка бренди прямо из графина, пошевелил угли, подложил растопку и, когда она занялась, сунул в камин полено. Дверь спальни была открыта, и Колтер вошел, поставив подсвечник в форме цветка на комод. Слабый огонек свечи осветил комнату и спящую Элизабет.
Она лежала на спине, подложив руку под голову. Ее волосы, мерцающие от неровного света, разметались по обшитой кружевами подушке, обрамляя тонкие черты. На порозовевших от сна щеках лежали тени ресниц; темные круги под глазами, встревожившие его две недели назад, исчезли. Его взгляд надолго остановился на приоткрытых губах.
Стеганое одеяло было немного откинуто, и свет падал на мерно дышащую грудь. Обнаженная шея казалась такой нежной...
Колтер замер. На губах появилась самоуверенная мужская улыбка: Элизабет спала в его пропавшей сорочке.
На него нахлынули воспоминания – ее веселый смех, удивительная свежесть кожи, сладкий горячий вкус губ. От напряжения даже свело мускулы.
Колтер расстегнул мундир. Он мог бы разбудить в ней страсть, но этой ночью, чтобы отогнать призрак смерти, ему нужен был ее смех. Сбросив мундир, полковник вернулся в гостиную и поднял свой ранец. Вынул оттуда несколько вещей и оставил их в гостиной, а ранец с яблоками принес в спальню. Яблоки были взяты в амбаре у янки, где ему пришлось прятаться. Глядя на Элизабет, Колтер достал одно из них и, рассеянно потерев о штаны, надкусил сочную мякоть. Он наклонился над спящей Элизабет, и капелька с его усов упала ей на губы. Борясь с искушением поцеловать ее, Колтер наблюдал, как она слизывает сок вялым от сна языком. Она повернула голову, губы раскрылись, как будто прося еще. Колтер не мог не отозваться и склонился над ней.
Прикосновение было совсем легким, но он был вознагражден за свою сдержанность, наблюдая, как она, потревоженная запахом яблока, что-то забормотала.
Полковник тихо встал на колени рядом с кроватью, в одной руке держа надкушенное яблоко, а другой, отводя растрепавшиеся локоны с ее лба. Молодая женщина нахмурилась и попыталась отвернуться, но его губы заставили ее опять повернуться лицом к нему.
Элизабет снился сон. Это не могло не быть сном. Но никогда еще сновидение не было таким реальным. Она чувствовала вкус яблока у себя на губах, к сладкому вкусу примешивался вкус бренди, она пошевелила рукой и коснулась губ.
Колтер очень нежно подул ей на кончики пальцев.
Ресницы Элизабет задрожали.
– Яблоки, – пробормотала она, сдвинув брови, и слегка пошевелилась, снова принюхиваясь. Ее ноздри затрепетали, слабая улыбка появилась в уголках рта. Да, яблоки. Яблоки и бренди и... Ее глаза открылись. – Колтер?
– Такой тихий маленький лисенок, – прошептал он, гладя ее по щеке и покрывая поцелуями сонное лицо.
Дрожь пробежала по телу женщины. Сон был так хорош, так реален, просто невозможно было расстаться с ним.
– Нет, – простонала она, отмахнувшись, как будто пыталась прогнать наваждение, мешавшее грезам.
– Скажи «да», любимая, – прошептал Колтер, целуя ее в губы. Он взял ее руки, соединив тонкие пальцы со своими, и по тому, как напряглось тело женщины, почувствовал, что настало пробуждение. Вздрогнув, она потянулась к нему, отвечая на поцелуй.
Когда он поднял голову, ее глаза молча просили о продолжении. Тонкое полотно ночной сорочки не могло скрыть напрягшуюся грудь, пьяняще набухшие соски. Колтер слегка дотронулся до одного из них и почувствовал, как призывно задрожало ее тело в ответ.
– Такая голодная? – спросил он и повторил движение. Легкий вскрик и прервавшееся на миг дыхание были лучшим ответом на его вопрос.
– Колтер! – Элизабет пристально поглядела ему в глаза – глаза темно-зеленого цвета, как глубокая лесная лощина, в которую проник солнечный луч желания.
Вкус ее губ смешивался со сладким вкусом яблока, и он с трудом оторвался от них.
– Что ты хочешь, любимая, мои руки или мои губы?
Элизабет еще не совсем проснулась и потому не ответила. Она придвинулась к нему, молча касаясь его грудью. Колтер нежно ласкал ее сквозь тонкую ткань, не решаясь на более сильные проявления чувств. Обняв его за плечи, Элизабет наслаждалась мощью и жаром, идущим от него.
– Я пришел, – проговорил он, касаясь губами ее щеки, – украсть капельку твоего смеха. Но, как всякий хороший вор, я возьму все, что смогу. – Его губы переместились к изящному ушку и прихватили теплую бархатистую мочку. Ее стон и дрожь возбуждения отдались глубоко внутри его.
Элизабет закрыла глаза, молча гладя широкие плечи возлюбленного. Его руки, губы, язык разожгли в ней такой нестерпимый огонь страсти, что она стала бессознательно освобождаться от сковывающей ее ткани. Колтер нежно ласкал ее грудь. Его губы были так близко, что он чувствовал напрягшийся сосок.
– Как я соскучилась по твоим рукам, твоим губам! – Элизабет была готова на все, лишь бы он утолил разбушевавшееся мучительное желание.
Его ласки становились все жарче, все интимнее.
– Скажи мне, любимая, что ты хочешь...
– Колтер! Колтер! – Слова и жесты звали его в кровать.
Но он не воспользовался этим сразу.
– Любовь моя, – прошептал он, – ты вся горишь. Я хочу тебя, маленький лисенок. Но если ты снова откажешь мне, скажи об этом сейчас. – Его глаза впились в нее. Он понимал, что это форменное безумие – предоставлять ей право выбора.
– Колтер, я...
– Только одно слово, любимая, это все, что ты должна сказать.
– Почему? Почему мы...
– Это совсем не те слова.
Встретившись с пристальным взглядом возлюбленного, молодая женщина поняла, что попала в безвыходное положение.
– Зачем ты упрямишься? – с отчаянием, мысленно проклиная себя, спросил Колтер. – Я так хочу тебя, что кажется, желание съедает меня всего. Но я не возьму тебя, чтобы не ты считала потом, что я тебя соблазнил. Я сказал, что пришел украсть капельку твоего смеха, но страсть просыпается, едва мы дотрагиваемся друг до друга.
Она закрыла глаза, а он продолжал говорить с уже просыпающимся гневом:
– Посмотри на меня, Элизабет. Я не позволю тебе больше делать вид, что это не так. – Она молчала, и полковник добавил с сарказмом: – Если ты не хочешь посмотреть на меня, тогда посмотри на себя. Погляди, сможет ли твое тело солгать тебе. Мое не может.
Резким движением он схватил ее руку и притянул к себе. Держа тонкое запястье, он разжал сжатые в кулак пальцы и заставил ее дотронуться до своей возбужденной, до предела напряженной плоти.
– Хватит лжи, – шептал он, – ты тоже мучаешься от желания, ведь так? Разве я не прав? – повторил он, требуя ответа.
– Да. Будь ты проклят, да!
– Я мучительно хочу тебя. – В его голосе была соблазнительная томность, которая должна была бы насторожить ее. Но Элизабет была именно в том состоянии, в котором он заставил ее признаться, – мучительно возбуждена. После того как ее рука неожиданно коснулась горячей мужской плоти, она уже не могла унять крупную дрожь.
Не в силах больше выносить ее прикосновение, Колтер отпустил ее руку и почувствовал, что напряжение почему-то спадает.
– Я больше не дотронусь до тебя, пока ты сама не попросишь.
Элизабет смотрела, как возлюбленный встает, готовая накинуться на него за то, что он сначала распалил ее страсть, а потом заставил признаться в этом вслух. Но, вглядываясь в его лицо, она увидела, как напряжение изменило знакомые черты, какое измученное и усталое у него лицо, и смолчала.
Колтер отвернулся, и она поняла, что не может отпустить его, не помирившись.
– Не уходи. Я не могу вслух произнести то, что ты хочешь услышать. Но, пожалуйста, не надо сердиться. Я ничего не могу поделать со своими чувствами, так же как и ты. – Молодая женщина встала и накинула капот.
Колтер пнул ногой рюкзак, и оттуда выкатилось несколько красных яблок.
– Я хотел, чтобы это был сюрприз для тебя и Николь. На День Благодарения.
Сквозь кружевные занавески начинал пробиваться рассвет.
– Милый, отдохни здесь. Я уйду. У тебя так мало времени...
– Нет, останься со мной. – Мрачные глаза впились в нее. – Я сделал ошибку, загнав тебя в угол, маленький лисенок. Черт побери эту проклятую войну. Она делает человека бездушным.
– Расскажи мне. Поговори со мной, Колтер.
В голосе и взгляде Элизабет была мольба, которая его тронула. Но разве можно рассказать, что происходит с душой человека, когда необходимо убивать, защищая свою жизнь?
Элизабет протянула руку, он продел свои пальцы между ее и, взглянув в окно, сказал:
– Час, не больше. Я должен быть в Ричмонде к восьми.
Молодая женщина не стала спрашивать, зачем ему надо там быть, зная, что не получит ответа. Кивнув, она быстро взбила подушки и расправила простыни.
– Отдохни. Я никому не позволю тревожить тебя. А если тебе захочется поговорить, я буду рядом.
Он последовал ее совету и растянулся на кровати, закрыв глаза. Немного помедлив, она легла рядом с ним. Почувствовав, что его тело расслабилось, она взяла его руку.
– Ты приносишь покой в это страшное время, любимая, – прошептал Колтер еле слышно. – А я... я прихожу к тебе, преследуемый кошмарами.
– Тогда расскажи, какие кошмары преследуют тебя, и мы постараемся вместе прогнать призраки, – ответила женщина, гладя его руку и радуясь, что напряжение постепенно уходит.
– Какой хитрый маленький лисенок, – пробормотал он усталым голосом. – Ты хочешь узнать мои секреты и не открыть своих. – Почувствовав, что она повернулась к нему, он откинул руку, чтобы она положила голову ему на плечо, и, рассеянно гладя ее руку, продолжал: – Раньше говорить о войне было легко. Кузены пересказывали истории своих отцов о том, как те сражались с Веллингтоном. Но это не имело ничего общего с реальными ужасами бойни. – Рука стала двигаться медленнее, ему все труднее было бороться со сном.
– Колтер... – позвала она, думая, что он уснул.
– Я вернулся, чтобы служить родине, но я хочу заставить замолчать высоколобых идеалистов, утверждающих, что защищать безнадежную позицию прекрасно и благородно. Они никогда не вступали в бой с превосходящими силами противника. Меня тошнит от мысли о людях, которые за собственные идеалы заставляют расплачиваться других.
Колтер бессознательно сжал ей руку, погрузившись мыслями в страшные воспоминания, и ей оставалось только догадываться, что мучает его.
– Никто не знает точно, сколько человек уже дезертировали. Закон о воинской повинности позволяет богатым уклоняться от призыва, обрекая на смерть лишь бедняков. Дезертиров расстреливают, и никому нет до этого дела. О Господи, – процедил полковник сквозь стиснутые зубы. – Как можем мы убивать своих за то, что они бегут с войны, в которой не могут победить? Как можно мириться со своей совестью, если ты вылавливаешь людей, которые днем прячутся в лесу, а ночью работают на фермах, чтобы их семьи не умерли с голоду?
Неужели он говорит о себе? Но сомнения тут же покинули ее: Колтер никогда не смог бы выдать такого человека. Подняв голову, она прислушалась к его дыханию и отвела волосы с его лба.
– Спи, любимый, – прошептала она, страстно желая утешить и успокоить его, как могла бы утешить свою малышку.
– Янки грозят вытоптать каждый метр нашей земли, и у нас чертовски мало шансов остановить их.
Рука ее замерла, столько муки было в его слабом голосе.
– Я хочу, мне просто необходимо верить, что, несмотря на все беды, у нас остается надежда. Но генерал Ли, да и большинство из нас знают, что шансов нет. И пока все это, так или иначе, не закончится, мы будем вынуждены смотреть, как умирают...
Его голос замер, и сквозь набежавшие на глаза слезы она увидела, что он, наконец, уснул. Элизабет охватило жгучее желание уберечь и защитить человека, которого она любит.
Она никак не могла отвлечься от его последних слов: смотреть, как умирают...
Но не ты, мой любимый, только не ты! – молилась про себя молодая женщина, с горечью сознавая, что он не смог и, наверно, никогда не сможет до конца поведать о кошмарах, преследующих его. Так же как и она, никогда до конца не сможет раскрыть секреты своего прошлого, в котором уже ничего нельзя исправить.
Положив голову ему на грудь, она ощутила тепло его тела. Пальцы снова и снова гладили обнаженный торс, наслаждаясь каждым мускулом, а в голове все вертелись его последние слова.
Смотреть, как умирают. С острым чувством вины Элизабет спросила себя, не такая ли участь постигла и Джеймса. Если бы только знать... если б только...
Наконец сон пришел и к ней. Когда Николь прибежала будить ее, Колтера уже не было, а на кровати лежали яблоки.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Приют любви - Майклс Тереза



неплохо, но как-то без концовки, война не окончилась, и как гг-и обоснуются...?8
Приют любви - Майклс ТерезаМери
17.11.2013, 23.01





Вообщем неплохо. Но в конце автор всё испортил. ГГ романа описана как умная, сильная, храбрая женщина, а в конце её действия не логичны, отправляется вместе с ребёнком выяснять отношения со свекровью, при этом знает, что та хочет её убить и забрать дочь.
Приют любви - Майклс ТерезаGala
6.04.2015, 11.23





Как то не очень,не захватил.
Приют любви - Майклс Терезас
6.04.2015, 12.38








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100