Читать онлайн В День святого Валентина, автора - Майклс Ли, Раздел - Глава ДЕСЯТАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - В День святого Валентина - Майклс Ли бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.56 (Голосов: 36)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

В День святого Валентина - Майклс Ли - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
В День святого Валентина - Майклс Ли - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Майклс Ли

В День святого Валентина

Читать онлайн


Предыдущая страница

Глава ДЕСЯТАЯ

Сандра постучалась в дверь, но за ней стояла тишина. Она уже собиралась постучать еще раз, когда дверь распахнулась.
— Ну, — сказал Коннор, складывая руки на груди, — чем обязан подобной чести?
В ее глазах стояли слезы. Она не могла смотреть на него.
— Я просто хотела сказать… — голос изменил ей, ком стоял в горле, — просто хотела попросить прощенья, за все…
Наступило томительное молчание. Казалось, оно длится вечность… или даже дольше… Когда он наконец ответит, ей придется уйти, а Сандре этого совсем не хотелось.
Слезы душили ее. Коннор все молчал.
Так, не произнося ни слова, он протянул к ней руки.
Вот сейчас он повернется и сбежит, но… она больше не принадлежала себе. Всхлипнув, Сандра робко приняла его объятия.
— Сандра, — произнес он наконец. Казалось, что и ему произнести что-либо непросто.
Ей хотелось подольше оставаться вот так, ощущая его тепло, чтобы было что вспомнить, чтобы в ее душе остался его образ, а потом… потом она отпустит его к Николь и благословит их.
Она медленно подняла голову и посмотрела Коннору в глаза, ее пальцы ласкали его шею. Когда-то он попросил ее дать ему знать, если она передумает. И сейчас она давала ему понять, что хочет его любви. Ощущение близости наполняло ее блаженством.
«Любить в последний раз, — твердила она себе, — чтобы потом всю жизнь помнить…»
Он ее обнял, погладил по голове, вытер ей слезы и, помолчав, произнес:
— Думаю, нам есть что обсудить.
Сандра отрицательно помотала головой и помрачнела.
— Не сегодня! Потом! Завтра! — прошептала она и поцеловала его еще раз.
Он продолжал обнимать ее, даже когда уснул, а она все лежала, ощущая рядом его тело, прислушиваясь к ровному дыханию. Старалась сохранить в памяти каждую черточку его лица, изгиб ресниц, ритм сердца.
Она лежала так до полуночи, а потом выскользнула из его объятий. Он только тихо пробормотал что-то и снова погрузился в сон, а она уже была в своей спальне — укладывала вещи, пыталась написать прощальную записку, но ограничилась лишь тремя лаконичными фразами:
«Так будет лучше для всех нас. Думаю, тебе надо еще раз поговорить с Николь. Свяжусь с тобой, как только смогу».
Она не знала, как подписаться, и не стала подписываться. Сложила листок, набросала его имя на оборотной стороне и прислонила листок к кофейнику, где Коннор сможет его обнаружить следующим утром.
А потом бесшумно закрыла за собой дверь. Консьерж вызвал такси, и Сандра велела везти ее в аэропорт.
В то утро она ничем не отличалась от рано вставших бедолаг, спешивших по делам в Финикс.
Графиня называла этот город колыбелью новых идей. Сандра надеялась, что и с ней произойдет что-то новое, но дни незаметно проходили, а она уже начинала сомневаться, что из пепла, в котором едва тлела жизнь, сможет когда-нибудь возродиться надежда. Возможно, думала она, когда подойдет время родов, она станет более энергичной и будет оптимистичнее смотреть в будущее. А пока что всего ее мужества хватило лишь на то, чтобы позвонить Мореа и попросить возобновить бракоразводный процесс.
Хартфорды волновались за нее. Миссис Хартфорд пичкала ее всевозможными блюдами, которые та имела несчастье когда-либо похвалить. Она бы, наверное, приходила по ночам к ней подтыкать одеяло, если бы получила на то разрешение.
После первой бессонной ночи Сандра переехала в комнату графини. И все же каждую ночь лежала без сна, ужасаясь тому, во что превратила свою жизнь. Теперь она понимала, что побудило ее просить развода. Ею руководило оскорбительное чувство неразделенной любви. Она не могла так жить: любить и не быть любимой. Она просто боялась, что однажды он бросит ее, как это сделал отец с ее матерью, и решилась сама спровоцировать разрыв. Это лучше, чем продолжать жить в неопределенности. Она понимала, почему была так щедра, когда делили имущество. Отдав Коннору контрольный пакет акций компании, Сандра тем самым давала ему свободу. Она отделила себя от компании, надеясь, что он скажет ей: «Дорогая, компания не имеет для меня значения, ты для меня так же важна, как и „Шервуд“. Даже больше…»
Но этого не случилось. Она отошла от дел, говоря всем знакомым, что хочет избежать стрессов на работе, обслуживая клиентов. Да, она хотела убежать! Но не от стресса, а от Коннора и от сознания, что никогда не будет так же необходима ему, как он ей.
До чего же глупо, подумала она, я имела все, чего только можно пожелать, но потеряла, потому что хотела большего.
У нее был Коннор, его имя, его клятва в верности. Но она хотела его любви — и отшвырнула все остальное, как будто это не имело значения.
А теперь у нее не осталось ничего.
День Святого Валентина неумолимо приближался. Это уже не день, отметила Сандра с отвращением, а целый праздничный сезон. Задолго до четырнадцатого февраля радио обрушивает на людей шквал праздничной рекламы — расхваливают цветы, конфеты и тому подобную чепуху. Целую неделю газеты пестреют объявлениями о лучших ресторанах и магазинах Финикса, и одна из телевизионных компаний каждый день передает интервью с десятью парами-долгожителями. Повсюду красные сердца и любовные песни. И дождь. Целыми днями.
— Не смей жаловаться на дождь, — раздраженно сказала Мореа, когда Сандра позвонила ей, — у нас в Денвере вообще метель. И я в гневе. Говорю тебе как друг: я на тебя сердита. Как ты смеешь оставлять такие сообщения на моем автоответчике и не перезванивать?
— Прости, Мореа, я просто устала.
— Ты согласилась помогать мне. Но даже не оставила номера телефона, не представилась моей секретарше…
— А как же ты меня нашла? Этого номера нет в телефонной книге.
— Да уж, поверь мне, это было нелегко. Пришлось звонить Коннору.
Сердце Сандры сжалось.
— Ты сказала ему, что я здесь?
— Как я могла? Я и сама не знала. Просто хотела попробовать. В любом случае, если Финикс первое, что мне пришло в голову, значит, и ему тоже именно Финикс придет в голову.
— Глупый вопрос, — призналась Сандра.
Разумеется, Коннору не составило труда догадаться, где она скрывается. А то, что он не последовал за ней, только доказывает, что ему это совсем не важно. Без нее они с Николь помирятся.
— А при чем тут развод? — Мореа вернула ее на землю своим вопросом. — Ты на этот раз действительно надумала разводиться? Если же это опять проделки влюбленных, то я…
— Совсем наоборот.
— Мне надо бы отказать тебе и не возвращаться к твоему делу больше никогда.
— Ну, Мореа, пожалуйста, мне нужен друг!
— Тебе известны все мои слабости, да? — вздохнула Мореа. — Мне кажется, что вопрос раздела имущества надо поставить первым. И также насчет алиментов.
— Нет, мне ничего не надо. Предложи Коннору тот же договор, что и раньше, и скажи, что я ничего не прошу.
— Ты что, Сандра, свихнулась от любви?
— Наоборот, думаю, что только начинаю приходить в себя.
Мореа издала невнятный стон.
— Сандра, твое имя сохранится в истории правосудия как имя одного из самых сложных клиентов, но не пытайся установить мировой рекорд. Ладно, я все организую, а ты сможешь подписать бумаги в пятницу вечером, на балу в День Святого Валентина.
— А теперь у кого крыша поехала? Если ты воображаешь, что я вернусь в Денвер на бал…
— Конечно, вернешься. Комитет постановил наградить тебя за распространение пригласительных билетов, а ты не явишься — хорошенькое дело!
Сандра бросила трубку и вышла на террасу. Дождь мельтешил перед глазами, а воздух был свежий и чистый и, пожалуй, теплый. Она с удовольствием вытянулась на шезлонге и наблюдала, как капли дождя скатываются по крыше террасы и падают в бассейн.
Хорошо, решила она наконец, я пойду на бал, раз Мореа настаивает, осчастливлю комитет, подпишу все бумаги и вернусь в Финикс. Я устрою свою жизнь. Пора перестать жалеть себя, пора подумать о ребенке.
Она не знала, с чего начать. Наверное, с приятного пустяка: прогулка, поход по магазинам, звонок подруге. Теперь в ее жизни начнется самая важная глава. И если она станет вести себя правильно, однажды к ней вновь вернется ощущение полноты жизни.
* * *
Огромный танцевальный зал отеля «Кендрик Денвер» был залит светом прожекторов и люстр. Сандра вошла через главный вход и спряталась в затемненном уголке. Отсюда, почти незаметная за драпировками, листьями плюща и букетами роз, она могла видеть весь зал.
В рассеянном свете трех огромных хрустальных люстр танцующие пары казались такими романтичными! По краям танцевальной площадки стояли длинные столы, застланные розовыми скатертями, на каждом — хрустальная ваза с одинокой розой на длинном стебле. Под потолком плавали розовые и красные воздушные шары, а со сцены доносилась чарующая мелодия любовной баллады. Отлично, решила Сандра, как она и предполагала, бал был в полном разгаре. Ее нежно-розовое платье не привлекало внимания в море белого и розового кружева и шелка. Сандра могла бы затеряться в толпе, и никто бы не подумал, что она только что пришла, а сыграв свою роль, так же незаметно исчезнуть. Она остановилась в этом же отеле, и невозможно проследить, когда она уйдет. Просто поднимется на другой этаж, будто ищет туалет, зайдет в лифт и… через пару минут окажется в своем номере.
По иронии судьбы она остановилась в том же отеле, где жил Коннор во время бракоразводного процесса. Интересно, в какой комнате он останавливался? Нравилось ли ему там жить?
А как ему живется сейчас? Может быть, сейчас он веселится с Николь в этом зале? Может быть, он, так же как и она, считает, что они могли быть уже в разводе и тогда им не пришлось бы начинать весь процесс сначала?
Перестань думать об этом, приказала она себе, и начинай искать Мореа.
Вдруг за ее спиной раздался голос:
— Поздравляю с годовщиной.
Она слишком резко повернулась. Рука Коннора поддержала ее, пока она не восстановила равновесие. Он отошел от Сандры на некоторое расстояние и оглядел ее с ног до головы.
И как на это ответить? Сказать спасибо за поздравление? Идиотская ситуация — стоять здесь с грустной и нелепой улыбкой и не знать, что делать. Но и его глаза были невеселы, а губы плотно сжаты.
И все-таки, подумала Сандра, он красив, как никогда. В этой облегающей жилетке и белоснежной сорочке Коннор выглядел до неприличия загорелым и сексуальным. Он и в самом деле вполне мог слетать на какой-нибудь пляж денька на два. Тут же явилась мысль о том, что он провел это время на курорте с Николь…
— Ты сказала, что не придешь на праздник. — Его голос был хриплым.
Сандра пожала плечами.
— Мореа настояла. Ты же знаешь, если ей надо, она кого угодно уговорит. Я тоже не думала, что ты придешь.
— Иначе ты бы предупредила меня, чтоб держался от тебя подальше? Ты просто сэкономила мне деньги на поездку в Финикс.
Она в изумлении широко открыла глаза.
— Удивлена? Мы же не закончили наш последний разговор.
Взгляд ее рассеянно бродил по залу.
— Нам вряд ли удастся поговорить здесь о личном.
— А почему бы и нет?
— Перестань, Коннор! Если ты собирался поговорить со мной, мог бы позвонить. Я ни от кого не прячусь.
— Когда Мореа сообщила мне, что возобновила бракоразводный процесс, ты уже была на пути сюда.
Она тяжело вздохнула.
— Я не собираюсь обсуждать это, Коннор.
— Никто не обращает на нас никакого внимания.
Это похоже на правду. В огромном зале они были одни с Коннором, хотя их окружала сотня-другая людей. Танцующие подчинялись музыке, зрители наблюдали за танцующими, никто не смотрел в их сторону.
— Ладно, — сдалась она, — давай выясним все раз и навсегда. А ты знаешь, почему я уехала?
— Тебе нужно было время, чтобы все обдумать. Или это просто предлог? Это была ложь, так ведь?
Обвинение было так похоже на правду, что против ее воли на щеках вспыхнул румянец.
— В любом случае, — продолжал Коннор, — поэтому я и не прыгнул за тобой в самолет. Я думал, тебе нужно время, расстояние… Если ты собираешься уйти, почему пришла ко мне той ночью? Или это просто прощальная вечеринка?
— Нет! — выкрикнула она, не в силах больше сдерживаться.
— Ну что ж! Хоть это утешает. А может, ты поняла, что я не так уж плох в постели, и решила побаловаться напоследок?
Слезы обиды хлынули из ее глаз. Он опошлил все воспоминания, что так дороги ей.
— Ради Бога, Коннор, не начинай все сначала! — Она обхватила себя руками. — Ты говорил с Николь?
— Николь? Да она меня подставила. О чем мне с ней говорить?
Его тон был резким, что так непохоже на Коннора, он говорил с такой обидой и горечью, так ядовито.
— Не будь жестоким, — попыталась образумить его Сандра. — Что ты решил на ее счет?
— А разве у меня есть выбор? Придется на это место искать кого-то другого.
Она была так ошеломлена, что слова вырвались у нее прежде, чем она успела вновь взять себя в руки.
— Разве она не сказала тебе, что ждет ребенка?
— Конечно, сказала. Поэтому она возвращается на старую работу. Но там зарплата меньше, вот почему она так долго не решалась. Зато теперь она сможет уделять больше времени ребенку.
— Разве это для тебя ничего не значит?.. — прошептала Сандра.
— А с какой стати это должно… — Его взгляд вдруг стал пронзительным. — Ты ведь не думаешь, что я имею какое-то отношение к ее ребенку?
— Разве нет? — У нее от волнения пропал голос.
— Конечно, нет! Возлюбленный Николь — никчемный тип, он даже работать не желает. Вот почему она так долго разрывалась между двумя работами.
— А как же Фарго?
— Ну и что? Она пришла мне на помощь, успокаивала меня. А сама плакала на моем плече, жалуясь на своего дружка. А я… — он запнулся.
— А ты жаловался на меня, да? — подхватила Сандра, нежно глядя на Коннора.
— Я тоже поплакал на чужом плече. Но дальше этого дело не зашло. Клянусь тебе! Бог мой, Сандра, ты меня что, за Дон Жуана принимаешь?
Она покачала головой.
— Все в порядке, Коннор. Я понимаю. Наш брак был чисто формальным, ты вправе встречаться с другой. И Николь мне сама сказала…
Но ведь Николь никогда не говорила, что у них что-то с Коннором, мелькнула вдруг у нее мысль.
«Я придумала, будто она любит его, потому что сама была влюблена в Коннора. Я решила, что ни одна женщина не может пройти мимо него, что ни одна не может предпочесть другого, если рядом Коннор. Вот почему я решила, что у Николь ребенок от него!»
Но она не могла ошибаться: Николь смотрела на Коннора, и взгляд ее был полон любви и нежности. А может быть, ее дружок не более чем просто замена тому, кого ей не суждено заполучить? А может, она любит его по-своему, как любят дорогого друга, а Сандра, чей разум затуманен ревностью, не смогла увидеть разницы?
— Я думала, что она любит тебя, потому что сама тебя любила, — призналась она.
Коннор оцепенел, услышав ее признание. Ни один мускул не дрогнул на его лице.
Музыка опять сменилась, но Сандра ее не слышала.
Коннор занял защитную позицию, словно боксер на ринге, и тихо переспросил:
— Любила?..
Ей пришлось мысленно вернуться к началу своих рассуждений. Ее просто трясло от напряжения. Хуже уже не будет, подумалось ей, так почему бы не признать;правду?
— Нет, — ответила Сандра, — не любила, а люблю.
Коннор глубоко вздохнул и не нашелся с ответом.
— Значит, вот почему ты убежала? — спросил он. — Потому что… потому что любишь меня?
Она не смотрела на него.
— Я не хочу, чтобы ты был несчастлив. Если ты любишь Николь… — Она остановилась, а затем спокойно продолжила: — Если ты любишь Николь, будьте счастливы вместе.
— Но мы всего лишь друзья, и ничего больше!
— В любом случае это теперь не важно. — Она отвернулась от Коннора и уставилась взглядом в противоположный угол зала.
Сандра не могла смотреть ему в глаза. Один взгляд на него — и она не сможет сказать то, что намеревается. Надо, чтобы он понял.
— Кроме того, Коннор, — решилась она наконец, — я не смогу жить так, как хочешь ты. Не смогу жить с тобой, любить и знать, что нужна тебе лишь как мать твоего наследника. А вдруг это не сын, которого ты так хочешь? Я не смогу видеть свою маленькую девочку отвергнутой, как мой отец отвергал меня.
Он не пошевелился, но она чувствовала, как в нем закипает гнев.
— К черту все, Сандра! Я не твой отец. Если бы Сайлас был все еще жив, я бы прикончил его за то, что он сделал с тобой.
По ее спине от холодной ярости, что звучала в его голосе, побежали мурашки.
— Прости, — выдавила она, — но мне всегда было ясно, что тебя интересует только «Шервуд».
— «Шервуд», — ответил он после паузы, — был действительно важен для меня.
— Тоже мне новость, — произнесла она с горечью.
— Но и ты манила меня. Ты так привлекательна, Сандра. В тебе есть нечто большее, чем красота, — в тебе какая-то тайна… твои манеры… — Он помолчал. — Но ты была так холодна, так равнодушна, твой отец хотел, чтобы…
— Ради Бога, Коннор, — умоляла она, — я не хочу знать, как вы делили меня.
Он будто не слышал ее обвинения.
— Тем вечером, когда увидел, как ты разговариваешь с рабочими на линии, упаковщиками в погрузочном цехе, я захотел узнать, что за человек скрывается за этой ледяной оболочкой.
Сандра повернулась к нему с широко раскрытыми глазами.
— Тогда я начал наблюдать за тобой и влюбился, сам не признаваясь себе в этом. Слишком больно сознавать, что влюблен в женщину, которой все равно, жив я или нет.
Влюблен? Она задержала дыхание.
— Которая вышла за меня для того, чтобы убежать от отцовской твердой руки.
— Неправда, — только и смогла прошептать она.
— Ты это тогда хорошо скрывала. Тебе было все равно, с кем спать: со мной или с плюшевой игрушкой, с той лишь разницей, что с игрушкой меньше хлопот.
Сандра почувствовала, как кровь прилила к ее щекам.
— Неправда, — повторила она, — я никогда не отвергала тебя.
— Не отвергала? Ах, ну да, тебе ведь просто было все равно! В постели ты была такой светской дамой, что каждый раз, когда хотел тебя, я считал себя преступником. — Он с трудом перевел дыхание. — Единственный раз, когда я почувствовал, что ты действительно хочешь меня, был тот вечер, когда умирала графиня.
— Я была так одинока, — призналась Сандра.
— Но уже на следующее утро маска великосветской дамы вновь была на тебе. Ты ведь сказала мне «спасибо» — Бог мой, Сандра, и представить невозможно, как ты меня оскорбила! И отдала мне назад мои кольца…
— Мне противно было думать, что ты просто жалеешь меня. Чувствуешь себя обязанным за то, что мы занимались любовью. — Она приложила руку к виску. У нее кружилась голова. — Так вот почему ты переехал в гостевую комнату, когда мы еще были вместе?
— Ты называешь это «быть вместе»? Я так хотел тебя! Спать одному в таких условиях проще.
— А я думала, что не устраиваю тебя в постели, что ты от меня устал. — Ее тело сотрясалось от рыданий.
Но Коннор уже был рядом, он обнял ее и прижал к себе. Она обхватила его руками, ища утешения и ласки.
— Отец всегда учил меня, — произнесла она с горечью, — что любят только за то, что могут от тебя получить.
— А так как ты оказалась не долгожданным сыном, то не могла ему ничего дать. — Он посмотрел на нее долгим взглядом и нежно сказал: — Ну сколько можно убеждать тебя, что я не Сайлас? Мне все равно, девочка у нас будет или мальчик. Я люблю тебя, Сандра, тебя и нашего ребенка. Я буквально с ума сходил, когда видел, что моя любовь не может пробить эту стену между нами и ты остаешься такой же недосягаемой, как и раньше.
— Не надо, Коннор. — Она положила голову ему на плечо.
— Может быть, мне станет легче, если я расскажу тебе все, дорогая.
Она подумала и кивнула. Он привлек ее еще ближе к себе и прижался щекой к ее волосам. Его мягкий низкий голос ласкал слух.
— Я стал холодным и невнимательным. А в тот день, когда ты попросила развода, даже почувствовал облегчение. Все было кончено, и я мог признаться, что не сдал самый важный в моей жизни экзамен.
Она крепко обнимала его, словно стараясь убедить, что не он из них двоих в проигрыше. Но слова были ни к чему. Близость их тел, тепло объятий — вот что успокаивало и придавало им силы. Она почувствовала, как его мускулы расслабляются и уходит напряжение. Так они и стояли молча, прижимаясь друг к другу.
— Ты снова наденешь мои кольца, Сандра? — спросил он наконец.
Она вздрогнула, когда он слегка отстранился, чтобы дотянуться до внутреннего кармана пиджака.
— Я всегда носил их с собой, — признался Коннор, — иногда они просто напоминали о тебе, иногда давали надежду, что у нас еще есть шанс. Но я всегда думал о тебе.
— Знаю, — ответила она, — ты еще сказал, что бриллиант такой же холодный и твердый, как мое сердце.
— Но в нем всегда есть искра огня, — мягко парировал он, — и обещание тепла.
Глядя на кольца, она внезапно осознала всю нелепость их ошибки и еле слышно простонала:
— Если бы не ребенок, мы бы расстались, правда?
— Сам не знаю, — признался Коннор. — Думаю, я бы попробовал снова, потому что никогда не мог выбросить тебя из своей души. Не мог жить без тебя.
Он снова обнял ее. И Сандра вновь почувствовала тепло его тела. Ее тоска, боль, переживания медленно, но верно уходили в прошлое, растворяясь в силе и нежности мужа.
Хорошо, что в больших бальных залах такие вот закоулки, подумала она. Сторонний наблюдатель не сможет определить, танцуют они или обнимаются.
Прошло много времени, прежде чем их мысли вновь вернулись в привычную колею.
—А что ты предпримешь с исследовательским отделом? — спросила Сандра. — Будешь искать кого-то еще?
— Мне не хочется, — признался Коннор. — Ник слишком долго раздумывала, и теперь в отделе полный разброд.
— Так вот почему ты все время ворчал?
— И потому, что не знал, чем кончится наша с тобой история. — Он лукаво улыбнулся. — Может, я и сам выбирал, чем бы мне заняться?
— Выбирал, чем заняться?
— На самом-то деле, — решился признаться Коннор, — я бы себя самого не прочь взять на эту работу. Мне нравится исследовательская деятельность, и я скучаю по нашей лаборатории.
Сандра поморщилась.
— Разве ты сможешь справиться? Теперь, когда, если так можно выразиться, я вернула себе мужа, мне бы хотелось иногда его видеть.
— Но ты ведь не равнодушна к судьбе «Шервуда»?
— Разумеется, нет.
Он улыбнулся.
— Не обижайся, дорогая, это был комплимент. Я просто думал, что и тебе не помешают перемены. Вот если бы ты вернулась в качестве генерального директора…
— Я?! — Ее голос от неожиданности поднялся до крика.
— Ну, конечно, ты. Ты просто создана для этого! Сайлас мог не заметить, но он, сам того не желая, подготовил тебя для этой работы, что ты и доказала много раз. Ты сразу определила, что Ник для нее не годится.
— Ну, — пришлось признаться Сандре, — потому, что я ревновала.
— И все же ты поняла это раньше меня. И ты мне подсказала, как уговорить Луиджи.
— Видимо, я прекрасно разбираюсь во всем, кроме своей личной жизни.
Коннор хмыкнул.
— Ведь всем управляла ты, пока я был в Азии. Кэрол мне докладывала.
— И тогда ты решил предложить мне вернуться?
— Да, но когда я приехал и ты оказала мне ледяной прием…
Сандра прикусила губу.
— И подарила самую прекрасную ночь… Это-то и обидело меня больше всего. Думать, что ты могла меня так ласкать, любить так нежно, а потом оставить деловую записку и уйти…
В ее глазах стояли слезы.
— Я и сама считала, что не переживу нашей разлуки.
— Ну и хорошо. — Он нежно поцеловал ее и улыбнулся. — Помни об этом и никогда не пытайся снова бросить меня.
Сандра больше не могла сдерживать слезы, а он все целовал и целовал ее соленые щеки. Вдруг она рассмеялась и попыталась его оттолкнуть. Но его сильные руки сомкнулись вокруг нее неразрывным кольцом.
— В чем дело? Тебе что, щекотно?
— Нет, просто ты весь перемазался в моей туши. — Она провела пальцем по его лицу.
Коннор нахмурился.
— Это случайно не наша водоотталкивающая тушь?
— Она самая, на которую ты дал гарантию на случай грозы, купания, прыжков в воду и прочих водных забав — только не на случай слез. Ну, поскольку я теперь начальник…
Он не стал дожидаться конца фразы.
— Не можем же мы появиться на балу перепачканные твоей тушью!
— В чем проблема? Я остановилась тут в номере…
— Гениально! И знаешь, — тут губы Коннора приблизились к ее шее, — в моем кабинете в диване действительно оказался спальный матрац. Думаю, он нам пригодится…
— Мореа мне этого никогда не простит, — произнесла Сандра, погружаясь в самый сладостный поцелуй в ее жизни.
— Разумеется, простит. Кто же иначе будет продавать ее билеты на благотворительные балы?
Она рассмеялась.
— А как же наш идеальный развод? Мы сами все испортили!
— Тут ты не права, — решительно сказал Коннор, — наш развод будет самым идеальным разводом в мире!
Она отпрянула от него, широко раскрыв глаза от изумления.
Он притянул ее к себе, взял из вазы алую розу на длинном стебле, вложил в ее сплетенные руки и, поцеловав их, произнес:
— Идеальный развод, дорогая, это когда вообще не разводятся.
И разомлевшей в его объятиях Сандре пришлось согласиться.


Предыдущая страница

Читать онлайн любовный роман - В День святого Валентина - Майклс Ли

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10

Ваши комментарии
к роману В День святого Валентина - Майклс Ли



не очень,мозг выносит
В День святого Валентина - Майклс ЛиМарго
7.04.2012, 19.35





Скучный,нужный и неинтересный!
В День святого Валентина - Майклс ЛиДина
12.08.2012, 11.29





прочитала с удовольствием
В День святого Валентина - Майклс Лииришка
20.02.2013, 12.24





Великолепно!!!
В День святого Валентина - Майклс ЛиЕлена
28.02.2013, 20.23





Мне понравился. Может у меня настроение такое волнительное, но я переживала от начала до конца. Концовка смазана, я рассчитывала на эпилог
В День святого Валентина - Майклс ЛиЕлена
20.08.2013, 15.36





нудно, скучно, не интересно. на троечку с большой натяжкой... читала лиш по тому что начала читать.
В День святого Валентина - Майклс Лиийлина
16.09.2013, 22.44








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100