Читать онлайн Искушение, автора - Майерс Джойс, Раздел - ГЛАВА 37 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Искушение - Майерс Джойс бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.4 (Голосов: 5)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Искушение - Майерс Джойс - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Искушение - Майерс Джойс - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Майерс Джойс

Искушение

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 37

– Все это время София и Саверно хранили от тебя мою тайну. Остальные ничего не знали.
Почти у самой вершины Дженни и Габриель наткнулись на семейство енотов, возвращавшихся с ночной охоты. Они с интересом наблюдали за забавными пушистыми зверьками. Вдали над лесом поднимался столб густого дыма. Рассеиваясь в вышине, он превращался в голубую туманную дымку.
– Похоже, что угольщик разжег свой костер, – сказал Габриель. – В этой части страны осталось мало твердой древесины для обжига. В больших поместьях, где сохранились девственные леса, можно еще найти подходящие деревья.
– Поговорим о твоей тайне, Габриель. Ты сам расскажешь мне о ней, или мне придется отгадывать? – Дженни села на ствол упавшего дерева. Габриелю показалось, что он видит золотоволосую лесную нимфу. Он наклонился к девушке и высыпал лепестки маргаритки на ее колени.
Дженни выжидательно смотрела на него:
– Помни, я люблю тебя. Никакая скандальная тайна не изменит моих чувств к тебе. Надеюсь, ты не сообщишь мне, что женат и собираешься стать сегодня двоеженцем. Хотя после всех твоих треволнений из-за Фиаммы, это маловероятно. Нет, я не могу и представить себе, что… ты случайно не женат, Габриель? – легкая тень набежала на ее лицо.
– Я никогда не был женат до сегодняшнего вечера, – на его губах промелькнула улыбка. – Ты помнишь, cara, что ты сказала мне на борту «Принца Вильгельма»? – его взгляд стал тревожным, отвердел подбородок.
– Обычно я сдержанна и осторожна с незнакомыми людьми, но тебе при первой встрече я рассказала слишком много. О чем ты вспомнил?
– Ты была очаровательна, cara. Я вспомнил, что ты сказала о мужчине, за которого хотела бы выйти замуж.
– О мужчине? – Дженни была озадачена.
– Ты сказала, что тебя… обидел испорченный, развращенный богач. Теперь ты не веришь тем, кто получает наследство, а не добивается в жизни всего своими трудом, кто для своего удовольствия старается купить все, что пожелает, включая тебя. В будущем ты собиралась жить среди людей своего класса, а не…
– Да, да, говорила, – весело сказала Дженни, – что полюблю только того мужчину, который работает руками, а не головой, и создает полезные, красивые вещи. Я так и поступила… именно такого человека я полюбила… Разве ты не похож на него, Габриель?
– И да, и нет. Черт побери, как трудно все объяснить, – он потер лоб рукой.
– Попытайся, пожалуйста.
– Я… богат. – У него было такое выражение лица, словно он признался в том, что он Джек Потрошитель.
– Конечно, дорогой, ты богат… как Вандербильт, а я – английская королева, – Дженни хохотала до слез. – Ну хватит, Габриель, кончай шутки. Больше не могу выносить эту неопределенность.
– Но это так, cara. Мои братья и я получим свою долю наследства. Когда мы родились, дед сделал нам подарок, завешал свое богатство. Я не сказал тебе, потому что не хотел, чтобы ты считала меня одним из тех богачей, которых ты ненавидишь.
– Я имела в виду Торндайка. Его отец купил для него дипломатический пост, а Чарльз хотел купить меня. М-м… Габриель, ты очень богат?
– Признаюсь тебе, cara, очень. Мой дедушка – граф Альба. Мы с ним заключили пари. Или я наживу собственное состояние в течение года, или теряю наследство. И я выиграл пари. Скажи мне, Дженни, ты не разлюбишь меня из-за этого?.. Если хочешь, я откажусь от всего, кроме замка и фамильных портретов, и начну все сначала, но только с тобой.
– Мне бы в голову не пришло просить тебя об этом. Даже слышать не хочу, что ты пойдешь на такую жертву ради меня. Я очень люблю тебя, Габриель Агнелли, таким, какой ты есть. Но скажи мне, ты шутил, когда рассказывал об уборке урожая в Аргентине, итальянском винограде в Калифорнии, о лесоповале и добыче мрамора?
– Все правда до последнего слова, cara. Пойми, моя мама и дед – двое удивительных романтиков, которые живут в придуманной ими самими сказке. Вот почему дочь графа вышла замуж за моего отца, трудолюбивого мастерового, благородного рабочего из своей мечты. Таким он остался до сих пор. Ее представление – и твое тоже – о том, что настоящая работа создает настоящих людей, иногда вызывает тревогу и смятение у моего приземленного отца. Он хорошо знает настоящую цену деньгам. Чтобы сберечь ее любовь, отец решил сохранить свою независимость и продолжать работать.
– Он научил тебя своей профессии?
– Да. Хотя мои братья и я росли и учились, утопая в роскоши, мы тоже работали в каменоломнях. Там мы познакомились с Эррико Малатеста, анархистом. Мы увлеклись идеями политической борьбы рабочего класса.
– Вы жертвовали деньги на дело Малатеста?
– Нет, прежде чем нам будет дано право полностью распоряжаться своими деньгами, по настоянию мамы мы отправились, как в старых рыцарских романах, пройти испытание жизнью.
– Мне кажется, мы с твоей мамой нашли бы общий язык.
– Вы удивительно похожи, – заметил Габриель.
– Так вот почему ты ехал в Нью-Йорк с тридцатью пятью долларами в кармане и в третьем классе? – Дженни все еще не очень верила его словам и немного дулась на Габриеля! Надо же, как он ловко провел ее.
– Ну… – Габриель дернул плечом. – Мое пари начиналось с той минуты, как я ступлю на американскую землю. Я вовсе не собирался плыть третьим классом, пока не увидел тебя.
– И ради меня ты отказался от каюты первого класса? – она кокетливо взмахнула длинными ресницами. Широко улыбаясь, он кивнул головой. – Жертва, принесенная на алтарь любви, – добавила Дженни.
– Я заметил тебя в толпе на пирсе в Бремене. Я влюбился в тебя с первого взгляда, но прошло немало времени, прежде чем я понял это. Мои друзья поспорили, что я не смогу пересечь океан в ужасных условиях нижней палубы, даже ради такой скандинавской богини. Я выиграл приличную сумму денег и удачно вложил их. Спасибо тебе, cara, все сложилось как нельзя лучше, потому что я не мог отойти от тебя ни на шаг. Когда мы прибыли в Нью-Йорк, я сказал себе, что должен вернуться на остров Эллис за тобой. Тогда-то я и увидел Джоко с Ингри на руках…
–.. и вернул мне мою девочку. Габриель Агнелли, мой милый лжец, ты не пробовал играть на сцене? Из тебя бы вышел прекрасный актер. Ты красив, и не только я, а все до одной леди сходили бы по тебе с ума, – Дженни обняла его и поцеловала в улыбающиеся губы, – нам пора возвращаться. Но скажи мне, пожалуйста…
– Я скажу тебе… дам тебе все, что захочешь. Так чего ты хочешь?
– Ты говорил, что наша София нема как рыба. Чушь. Она рассказала тебе, где меня искать. А это была настоящая тайна.
– Должен разочаровать вас, мисс Ланган. София ничего не сказала мне.
Дженни схватила Габриеля за руку:
– Кто это был? Кроме Софии никто не знал, где мы. Как ты нашел меня, любимый? – Холодный ужас сковал ее сердце.
– Мне сказала Фиамма.
– О, господи! Значит, она поняла все, что я сказала Софии. Она могла рассказать об этом Торндайку. Если он заберет Ингри… – Дженни судорожно вздохнула и закрыла рот рукой.
– Дженни, ты не все рассказала мне о Торндайке. Ты что-то скрываешь, Дженни! Сейчас же рассказывай! – Он положил руки ей на плечи. Выражение лица было и гневным, и беспокойным одновременно. – Почему ты так боишься его?
– Мне кажется, он очень опасен. Ему доставляет удовольствие чужая боль. Габриель, не спрашивай больше ни о чем. У нас нет на это времени, идем быстрее.
Габриель мог представить себе, что творилось в душе Дженни. В его сердце бушевала неудержимая ярость. Ублюдок Торндайк разбил ее сердце, растоптал душу. Как бы ей не пришлось заплатить за его злодейства своим прекрасным телом. Габриель взял Дженни за руку, и они бросились в лагерь.
* * *
Палатка была пуста, скамейка перевернута. Холодная зола в очаге. В листве щебетали птицы. В соседних палатках пели гимны.
– Рокко! – позвала Дженни дрожавшим от страха голосом. – Медея, где ты? – встревоженно спросила она. На ее голос из кустов осторожно вышли лишь два молодых кота.
– Тор, куда все подевались? – спросила Дженни черного с белыми пятнами кота. – Уверена, ты знаешь, куда они ушли.
Кот прыгнул на дощатый стол и уселся посередине, сердито размахивая хвостом.
– Дженни, здесь никого нет. Они исчезли… их украли! – в руках Габриель держал белый кожаный башмачок с перламутровыми пуговицами. Он нашел его в грязи неподалеку от палатки.
– Почему ты решил, что их украли? – с отчаянием прошептала Дженни.
– Там примяты цветы и трава. Оставайся здесь, а я пойду посмотрю поблизости. Я пришлю кого-нибудь, чтобы посидели с тобой. Держи, – он положил ей на ладонь маленький складной нож с деревянной ручкой.
– Не представляю, что я буду делать, если с малышами случится беда! – Дженни тяжело опустилась на скамейку. Она сжала кулаки с такой силой, что ногти врезались в ладони.
– Сынок, – позвал Габриель маленького мальчика, который бегал у соседней палатки и ловил сачком бабочек. – Сходи, пожалуйста, за мисс Райт. – Он разжал ее пальцы и сидел, обняв, пока не пришла Глэдис.
– Я пошел на телеграф. Оставайся здесь, cara, чтобы я знал, где тебя искать.
Дженни покорно кивнула. Глэдис знала историю жизни девушки, поэтому ей не надо было ничего объяснять. Она села рядом с обезумевшей от горя Дженни.
– Пожалуй, я приготовлю завтрак, – голос Дженни звучал поразительно спокойно. – Вдруг они захотят есть, когда… когда вернутся. Мне легче, когда я занята делом.
Они с Глэдис принесли дрова и разожгли огонь, когда в лесу затрещали сухие ветки. Дженни выпрямилась и вся превратилась в слух. Из-за деревьев показалась Медея в разорванном на плече платье. В руках она держала корзину с зелеными ягодами и ветку болиголова. Увидев женщин, она стала нести какую-то тарабарщину, из которой Дженни и Глэдис поняли, что здесь была «путана – шлюха – Фиамма», от негодования мисс Райт побагровела и вытаращила глаза. Старушка налила в котелок неприятную на вид зеленоватую воду из пруда, всыпала грибы и мелкие зеленые ягоды. Потом добавила клочок красного атласа, старательно перемешала месиво и повесила котелок над огнем.
– Как только я допустила в нашу среду эту языческую колдунью? В лесной дом Господа нашего? – бормотала растерянно Глэдис. Несмотря на тревогу и беспокойство о детях, Дженни улыбнулась, глядя на ощетинившихся женщин, – худенькую Медею с лукавым маленьким личиком и круглолицую, полную, благочестивую Глэдис.
Дженни беспокоила судьба Рокко. Парнишка только начал приходить в себя после ужасного кошмара. Вряд ли он вынесет новые издевательства Торндайка.
Не было сил сидеть в палатке, и женщины решили осмотреть окрестности. Ярдах в двухстах от лагеря они нашли Рокко. Мальчик был привязан к дереву. Во рту у него торчал кляп. Дженни все еще сжимала в руке нож Габриеля. Она быстро разрезала веревки. Когда она увидела Рокко, ее охватил безумный гнев. До сих пор она чувствовала отвращение к Чарльзу Торндайку, теперь она ненавидела его. Лицо Рокко было в синяках и ссадинах. Глаза отекли. Разбитые губы кровоточили. На спине – сплошная рана, так сильно он был исполосован тяжелым кнутом.
– Боже правый, – прошептала Дженни. Да, никто, кроме Чарльза Торндайка, не способен на такую жестокость. Рокко едва не потерял рассудок после первого несчастья. Что будет с ним сейчас?
Он был очень слаб… Медея и Глэдис подхватили его, чтобы он не упал.
– Джен… Джен, – Рокко закашлялся. – Со мной все в порядке. Я больше не боюсь. Это был тот же человек, который напал на меня на крыше. Но на этот раз… я дрался с ним. Я видел его лицо. Я все вспомнил… Он оставил тебе записку.
Дженни сунула записку в карман.
– Пить. Очень хочется пить…
– Не пей. Прополощи рот и сплюнь, – сказала Глэдис. У нее был богатый опыт по оказанию первой помощи драчунам с Бауэри Стрит.
– Мне нужно… догнать его и его дрессированных медведей, Дейка и Зорна, которые делают за него эту грязную работу.
– Что с детьми? Куда он увел их? – ей с трудом удавался спокойный тон.
Мистер Эсберн прислал на помощь двух молодых людей. Осторожно поддерживая Рокко, они отвели его в палатку.
– Я должна спасти Эллиса. Этот человек сказал, что отправит Ингри в Англию… с Фиаммой и ты никогда не увидишь ее. Медея подралась с Фиаммой и порвала ее Красное платье. Дженни… он хочет заманить Гейба в западню, используя мальчика как приманку… Он убьет их обоих.
– Рок, вспомни, пожалуйста, хоть что-нибудь, что поможет мне найти Торндайка, пока он не натворил еще больших бед.
– Он все время повторял как сумасшедший, что Габриель испытает муки ада на земле. Он будет поджаривать Гейба на медленном огне, а ты будешь смотреть на это. Этот подонок где-то подстерегает кузена, как подстерегал его на крыше, когда я пришел кормить голубей. Но больше других ему нужна ты. Он велел передать тебе, что будет ждать на проселочной дороге в… Боже мой, забыл, как он назвал это место…
В отчаянии Рок сжал кулаки. Он злился на себя за забывчивость. Медея подала ему питье – не варево из своего булькающего котелка, а холодный чай из красного клевера и шиповника. Она что-то тихонько говорила ему по-итальянски. Ее добрый голос успокаивал. Старушка участливо похлопала паренька по руке, помассировала шею. Она ласково улыбалась ему беззубым ртом, вытягивая губы трубочкой, хмурила седые брови. Ее непостижимая мудрость казалась древней, как море, самозабвенная любовь – безграничной. Добрая утешительница для всех – Дженни, детей, семьи Агнелли. Дженни искренне любила умную отзывчивую старушку.
– Рок, дорогой, тебе немного легче? Может быть, слова Торндайка всплывут в твоей памяти, если ты не будешь сильно напрягаться, – умоляюще сказала Дженни. – Массел-Кав? Клэм-Харбор?
Нет, не то, не то…
– Может быть, Ойстер-Бей? – спросила Глэдис.
Его глаза вспыхнули, и он потерял сознание. Кровь отлила от его лица, пульс почти не прощупывался. Дженни спросила:
– В лагере есть врач? Пошлите за ним, пожалуйста. Дайте мне коня и револьвер, пожалуйста, побыстрее.
У ее палатки собралась толпа отдыхающих. Дженни умоляюще смотрела на них, Роберт и Реймонд, которых прислал пастор Эсберн, бросились выполнять ее просьбу.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Искушение - Майерс Джойс



Слабо.
Искушение - Майерс ДжойсАННА
14.07.2013, 19.10








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100